Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая стратегия государства: теория, методология, практика

3. Экономическая безопасность как критерий эффективности экономической стратегии


Считая объектом стратегии социально-экономическую систему в целом, а субъектом - государство как выразитель интересов общества, фундаментальным критерием эффективности государственной стратегии можно признать национальную безопасность, которая сегодня рассматривается как "состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз", то есть как уменьшение опасности разрушения общественной системы под влиянием экзогенных и эндогенных факторов. Поскольку материальной основой функционирования общества являются производительные силы, национальная безопасность любого государства в стратегическом плане опирается прежде всего на ее экономический потенциал и приобретает вид экономической безопасности.

Угрозы, которые являются ключевыми в системе категорий экономической безопасности, могут рассматриваться как факторы, препятствующие реализации экономической стратегии и побуждают обеспечить ее адаптивность к изменяющимся условиям. Эффективность экономической стратегии определяется способностью к противостояния таким угрозам. М.Єрмошенко уместно предлагает в рамках понятия “экономическая безопасность” рассматривать способность государства самостоятельно производить и осуществлять собственную экономическую политику, а также определять и реализовать собственные национальные интересы и т.д.

Бесспорно, эффективность экономической стратегии не может быть сведена исключительно к обеспечению экономической безопасности. Круг стратегических задач является значительно более широким. Экономическая безопасность не характеризует отсутствие угроз как таких, что практически невозможно. “Состояние защищенности” означает отсутствие системоруйнуючих угроз, то есть тех из них, которые не могут быть органично устранены в рамках экономической стратегии, имманентной данной социально-экономической системе. Следовательно, экономическую безопасность следует рассматривать как предельный, обязательный, но не достаточный критерий. Снижение экономической безопасности означает неэффективность экономической стратегии даже за достижения последней локальной эффективности, однако повышение - эффективность стратегии обеспечения экономической безопасности, но не обязательно экономической стратегии государства в целом.

За последнее десятилетие экономическая мысль и практика экономической политики в переходных экономиках прошли через широкий спектр вариаций отношение к роли государства в экономике: от практически абсолютного отрицания такой и надежду на принципы рыночного либерализма как главный регулятор экономических отношений к осознанию необходимости выработки форм и методов воздействия государства на экономические процессы, значительно более сложных и действенные, чем механизмы, традиционно присущие административно-командной системе. Формирование политики обеспечения экономической безопасности также подверглось существенной эволюции. Ранее политика защиты национальных интересов осуществлялась главным образом с помощью непосредственных методов административного воздействия (протекционистские действия во внешнеэкономической деятельности, административное регулирование кредитного и валютного рынков, активное вмешательство в процессы ценообразования и т.д.). В последние десятилетия по мере распространения рыночных методов хозяйствования, такие меры или все больше проявляют свою неэффективность, или вынуждены остановиться учитывая явные или неявные обязательства, принятые странами перед международными организациями. Соответственно возникает необходимость как расширение трактовки понятия экономической безопасности, так и модификации перечня объектов политики, направленной на ее обеспечение.

На развитие общепринятого мнения о том, что экономическая безопасность трактуется как состояние защищенности экономических интересов, а главным жизненно важным интересом в экономической сфере (как для физического лица и предприятия, так и для государства) является воспроизведение своего существования, в центр определение экономической безопасности следует, по нашему мнению, поставить именно категорию экономического воспроизводства. Это делает толкование экономической безопасности созвучным определению экономической стратегии и ее целей.

Сторонниками данного подхода в Украине есть специалисты Украинского центра экономических и политических исследований им. О. Разумкова, которые трактуют экономическую безопасность как “наличие в государстве достаточных возможностей для обеспечения репродукции производственного потенциала в промышленности, сельском хозяйстве и во всех сферах приложения социально полезного труда..., а также для обеспечения стабильности общественного строя, суверенитета государства”. Б. Губский, в свою очередь, отмечает, что “экономическая безопасность... определяет способность государства обеспечивать защиту национальных экономических интересов от внешних и внутренних угроз, совершать поступательное развитие экономики с целью поддержания стабильности общества и достаточного военного потенциала за будь-яких умов и вариантов развития событий”.

Такой подход был своего времени предложен и российскими учеными. В частности в одном из источников экономическая безопасность определяется как "способность экономики обеспечивать эффективное удовлетворение общественных потребностей на национальном и международном уровнях". Академик Л. Абалкин также определяет экономическую безопасность как "совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимость национальной экономики, ее стабильность и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию".

На взгляд автора, экономическая безопасность может быть определена как сложная многофакторная категория, характеризующая способность национальной экономики к расширенного самовоспроизводству с целью удовлетворения на определенном уровне потребностей собственного населения и государства, противостояние дестабілізуючій действия факторов, создающих угрозу нормальному развитию страны, обеспечения конкурентоспособности национальной экономики в мировой системе хозяйствования.

Довольно часто случается использование термина „экономическая безопасность” как положительной черты уже имеющегося „состояния защищенности” интересов субъекта. С таких позиций уместнее было бы вести речь об уровне экономической безопасности как степень эффективности экономической стратегии. Однако, с нашей точки зрения, семантически понятие „экономическая безопасность” является оценочно - нейтральным безопасность, так же как и эффективность, может быть низкой или высокой. Поэтому применение этого термина как характеристики воспроизводительной способности экономики безотносительно к состояния этой способности представляется корректным.

Принципиальное преимущество "воспроизводственного" трактовка экономической безопасности заключается в том, что позволяет перейти от понятия безопасности как обеспечение реализации национальных интересов (т.е. процесса, управляемого извне) к понятию безопасности как способности к воспроизведению как основного национального интереса (наличии имманентных внутренних механизмов производства, распределения, обмена и потребления, что является стадиям общественного воспроизводства). Благодаря такому пониманию анализируемого понятия можно также перейти от противостояния угрозам, которые имеют в определенной степени внешний относительно субъекта обеспечения безопасности - государства - характер, к обеспечению устойчивости развития, что признает наличие органических системе внутренних угроз. В таком ракурсе экономическая безопасность характеризует дееспособность системы - самую главную системную признак, которая как раз и находится в центре внимания экономической стратегии государства.

Соответственно меняется и объект обеспечения экономической безопасности. Теперь это - не только дееспособность самого государства, то есть ее способность реализовывать собственные властные решения, но и возможность для экономических субъектов разных уровней действовать согласно своих базовых интересов, однако в общем русле укрепления экономической безопасности страны. Указанный подход применяется к экономического воспроизведения индивидуума (воспроизводство рабочей силы), субъектов хозяйственной деятельности (СХД) разного рода воспроизведения (капитала) и государства (экономическая сторона воспроизведения государства как института - обеспечение экономической основы для стабильного выполнения возложенных на нее функций). Это касается и общественного воспроизводства как такого, что является интегральным показателем и основой экономической безопасности страны, "заключает" понятие экономической безопасности индивидуума, СХД и государства. Бесспорно, координирующая и руководящая роль в процессе обеспечения экономической безопасности страны должна принадлежать государству, которое в определенной мере отрицает интересы собственной экономической безопасности, что объективно обусловлено функцией государства как гаранта национальных интересов.

В стратегическом плане уровне экономической безопасности индивидуума, СХД и государства неразделимы, поскольку как осуществление индивидуальных воспроизводственных процессов, так и их превращение в процесс общественного воспроизводства возможны лишь при условии органического объединения рабочей силы (индивидуума), средств производства (СХД) и экономико-правовой среды (государства).

Действительно, собственно воспроизведения непременно требует от индивидуума для получения средств, необходимых для существования, участия в определенном хозяйственном процессе (включая индивидуальное предпринимательство) или поступления в специальные институциональные отношения с государством (получение средств для существования от бюджетных организаций, систем пенсионного и других видов страхования). В результате интересы населения попадают в прямую зависимость от экономической безопасности как СХД, так и государства. Косвенно индивидуальная экономическая безопасность зависит от всего комплекса условий, обеспечиваются государством как в экономической, так и в других сферах существования; а также от способности СХД обеспечить удовлетворение потребностей населения в товарах и услугах.

В свою очередь, процесс воспроизводства на предприятии невозможно без привлечения к нему рабочей силы, воспроизведение которой, таким образом, становится необходимым условием воспроизведения капитала. Учитывая значительную неоднородность СХД, взаимодействие во время воспроизводственных процессов между предприятиями, которые олицетворяют промышленный, торговый и финансовый капитал, важнейшим фактором экономической безопасности на уровне СХД есть действенность отношений между предприятиями по поводу обеспечения финансовыми ресурсами, сырьем, материалами и комплектующими, производственными и другими услугами, а также сбыту готовой продукции. Это способствует финансовой, технологической и другой устойчивости этих СХД. Следовательно, в долгосрочной перспективе субъекты хозяйствования объективно заинтересованы в укреплении экономической безопасности своих деловых партнеров. Предприятия, обеспечивающих сбыт конечной продукции, соответственно, способны завершить свой воспроизводственный процесс и всю производственную цепочку лишь при наличии платежеспособного спроса со стороны населения, и их экономическая безопасность (а, если следовать по производственной цепочке, и экономическая безопасность остальных СХД) напрямую зависит от экономической безопасности населения. Реализация продукции на экспорт, так же как и другие проявления открытости экономики, может частично уменьшить взаимозависимость экономической безопасности субъектов разных уровней, но одновременно вводит внешний фактор экономической безопасности субъекта хозяйствования, который практически не поддается регулированию на национальном уровне.

Взаимоотношения с государством влияют на воспроизводство капитала СХД через необходимость следования определенным, определенным государством, рамочным требованиям: уплаты налогов и сборов, подчинения мерам регуляторной политики и т.д. Представ в роли покупателя на внутреннем рынке, государство формирует часть платежеспособного спроса, в связи с чем ее платежеспособность становится предметом заинтересованности производителей соответствующего конечного продукта (в этом же контексте речь может идти и о закупке государством финансовых ресурсов на ссудном или фондовом рынках). Следует признать, что другие каналы зависимости СХД от экономической безопасности государства, которые порой играют решающую роль, слишком тяжелые для восприятия "рядового" предпринимателя, поскольку косвенные сложными макроэкономическими закономерностями взаимосвязи между государственным бюджетом, денежным предложением, динамикой ссудного процента, валютного курса и т.д.

Воссоздание государства как института имеет за основу прежде всего поступления от налогов и сборов, оформленных в государственном бюджете. Становится вполне очевидной заинтересованности государства в долгосрочной экономической безопасности хозяйствующих субъектов и населения как налогоплательщика. Недостаток указанных поступлений (например, вследствие снижения уровня экономической безопасности налогоплательщиков) приводит к привлечению заемных ресурсов из внутренних и внешних источников, что, в свою очередь, в долгосрочной перспективе становится фактором усиления давления на налогоплательщиков, снижая их экономическую безопасность. Итак, заемное финансирование не соответствует интересам экономической безопасности государства. Влияние эмиссионного финансирования может быть весьма противоречивым и требует отдельного рассмотрения.

Поскольку государство, по определению, несет ответственность за поддержку основных макроэкономических параметров экономической системы в состоянии, что обеспечивает расширенное общественное воспроизводство, эта поддержка также входит в воспроизводственных интересов государства. Вместе с тем, как будет рассмотрено ниже, реальная величина и соотношение этих параметров должны определяться с помощью специального анализа с учетом интересов экономической безопасности всех уровней.

Главное противоречие интересов экономической безопасности различных уровней заключается в содержании воспроизводственных процессов. Основополагающий содержание воспроизведения на уровне индивидуума заключается в потреблении, на уровне СХД - это обеспечение процесса производства, а на уровне государства - перераспределение ресурсов. Объединение разнообразных по содержанию индивидуальных воспроизводственных процессов происходит на стадии обмена. На этой стадии:

индивидуум предъявляет государству и СХД свою работу, получает взамен заработную плату, платит СХД средства, получает взамен товары и услуги, платит государству налоги и сборы, получает взамен социальные выплаты и услуги;


субъект хозяйствования предоставляет другим СХД, населению и государству свой продукт, получая взамен его стоимость; уплачивает индивидууму заработную плату, используя вместо этого его рабочую силу; платит другим СХД средства, взамен получая сырье, материалы и комплектующие; платит государству налоги и сборы, взамен получая поддержку рамочных условий ведения бизнеса и другие регуляторные услуги;

государство предоставляет населению и СХД общественные услуги и социальное обеспечение, получая взамен налоги и сборы; уплачивает населению заработную плату, используя вместо этого его рабочую силу; уплачивает СХД средства, получая взамен необходимые для реализации его прямых функций товары и услуги.


Успешность процесса распределения, который обеспечивает согласованность интересов экономической безопасности всех трех уровней и, собственно, процесс общественного воспроизводства зависит от эквивалентности этого обмена. Если симметричный обмен в рамках названных пар не происходит, одна из сторон начинает страдать от невозобновляемой потери доли своего производительного ресурса и вынуждена принимать односторонние меры по защите собственной экономической безопасности. Причем специфика взаимоотношений государства с населением и СХД предполагает существование опосредованной эквивалентности обмена. Например, расходы государства на развитие человеческого капитала уменьшают для предприятий стоимость рабочей силы. То же самое можно сказать и об государственное финансирование науки, отраслей инфраструктуры. И наоборот, политика государства в отношении заработной платы, поощрения роста занятости, децентрализации социальных расходов может компенсировать часть непосредственных расходов бюджета на социальные нужды.

Возмущения в эквивалентность обмена, в конечном итоге, вносят три основных фактора.

Проблема оценки. Корректная оценка предлагаемого каждой из сторон товара (в широком смысле этого понятия) определяется существованием рыночных механизмов такой оценки, согласования спроса и предложения, перетока капиталов и выравнивания нормы прибыли. Практика переходных экономик, особенно - постсоветских стран, богата примерами межотраслевых ценовых диспропорций (пресловутые "ножницы цен" на промышленную и сельхозпродукцию), монопольного установления цен, завишення (занижение) стоимости национальной денежной единицы и заемных ресурсов, занижение стоимости труда. Оценка такого специфического вида "услуги", как государственная политика, в конечном итоге должна осуществляться рынком, поскольку именно его реакция на государственный влияние определяет, насколько адекватно (т.е. какую потребительскую ценность имеет) то или иное мероприятие или комплекс мероприятий. Очевидно, именно в данном контексте было бы наиболее корректным оценивать их эффективность с помощью инструмента “трансакционных издержек”. Дж.Б'юкенен в своей "Конституции экономической политики" вообще выводит любую активность государства в экономических рыночных терминах доходов, расходов, производительности и т.д.


Готовность платить. Этот показатель определяется прежде всего экономическим положением контрагентов, то есть их способностью выставить для обмена соответствующий эквивалент. Массовое явление неплатежей, включая задолженность бюджета перед СХД и населением, непропорционально низкие по мировым стандартам заработная плата или социальные расходы государства, низкий платежеспособный спрос на кредитные ресурсы со стороны реального сектора экономики, узость внутреннего рынка являются последствиями структурных диспропорций в экономике, которые становятся помехой выравниванию распределения ресурсов во время эквивалентного обмена. Фактически даже невыплата заработной платы, другим предприятиям или же в бюджет, основой которой является вывод средств в "тень", также в значительной мере объясняется неготовностью СГД или население платить в полном объеме товары и услуги, предоставляемые государством или другими СХД.

Трансакционные издержки. Дефицит рыночной среды, которое позволило бы компенсировать неготовность контрагентов платить (например, решить долю платежных проблем применением ссудных ресурсов), приводит к тому, что расходы собственно на осуществление акта обмена поглощают значительную долю средств контрагентов, причем, как правило, несимметрично. Так, трудности мобилизации ликвидных ресурсов для уплаты налога в условиях денежного голода приводят к неадекватно высокого налогового бремени для СХД; чрезмерно высокая процентная ставка по долгосрочным кредитом вызывает завышенные ожидания инвесторов по поводу отдачи от инвестиций; зарегулированность предпринимательской деятельности создает условия для развития коррупции и отвлечения на эти цели доли средств предприятий. Безусловно, данный перечень может быть продлен.


Все приведенное выше дает основания для важного методологического выводу относительно зоны общих экономических интересов государства, хозяйствующих субъектов и населения. Эта зона воплощается в стабильном экономико-правовой среде, что призвано обеспечить эквивалентность обмена в национальной экономике и должно стать основой экономической стратегии государства. Как органы государственной власти, так и предприятия и граждане заинтересованы в сохранении стабильной правовой системы, защите декларируемых законом прав; своей физической безопасности; обеспечении стабильности денежной единицы, других макроэкономических условий, которые диктуют форму индивидуального воспроизведения.

Такое экономико-правовая среда состоит из:

основных структурных составляющих экономической системы: денежной единицы, валютного режима, фискальной системы, финансовой системы, рынков товаров, капиталов, труда;


нормативно-правовой базы, регулирующей экономические процессы в стране;

системы дееспособных государственных институтов, обеспечивающих соблюдение положений этой нормативно-правовой базы;


системы институтов, обеспечивающих функционирование рынков, которые обслуживают потоки капитала, товара, денег и информации (финансовые институты, биржи, системы оптовой и розничной торговли, сфера деловых услуг и т.п.);

системы общественных институтов, которые составляют основу рыночной системы хозяйствования; уважения к закону, уважения к правам собственности, деловой этики и т.п.


Представляется очевидным, что формирование такого экономико-правовой среды осуществляется в течение весьма длительного времени. В то же время в условиях недостаточной сформированности, деформации, образующиеся непременно приводят к существенным нарушениям эквивалентности обмена. Это, в свою очередь, ведет к несогласованности интересов и процессов обеспечения экономической безопасности индивидуумов, СХД и государства. Поскольку реализация рыночных преобразований определяет постепенное усиление индивидуальных мотивов в деятельности контрагентов экономических процессов, происходит фрагментизация экономической системы, что самым негативным образом отражается на общественном воспроизводстве и экономической безопасности страны и эффективности экономической стратегии государства.

В случае, когда стратегия государства, которое осуществляет рыночные преобразования, начинает восприниматься как угроза экономической безопасности субъектов микроуровня - предприятий и населения, - последние теряют заинтересованность в обеспечении стабильного экономико-правовой среды. Поэтому взаимоотношения между государством, предприятиями и населением теряют общий базис, их стратегии входят в антагонистическое противоречие, что приводит к тенизации и криминализации, распространение коррупции. Это создает угрозу для последовательности и прогресса рыночных трансформаций.

Фактически возникает парадоксальная ситуация, когда углубления рыночных преобразований ведет к уменьшению объективной заинтересованности экономических субъектов в этом углублении. Так, чрезмерно ускоренное развитие принципов эквивалентного обмена в странах, не относящихся к "передовиков" рыночной трансформации (Украина, Россия, Беларусь и т.д.), способен вызвать ощутимые сдвиги в распределении собственности, рынков и капиталов. В частности, введение в полном объеме принципов имущественной ответственности в условиях накопления астрономической величины взаимной задолженности может привести к полному разрушению системы государственной собственности. Первым примером является серия попыток "теневой” приватизации ряда украинских предприятий весной и летом 2001 года, стоимость которых, с вычетом долгов, было доведено до символических величин. Несмотря на своевременность "сопротивления" государства, количество таких прецедентов со стороны как внутренних, так и внешних кредиторов, скорее всего, будет расти.

Таким образом, определяющим задачей государственной политики обеспечения экономической безопасности и формирование предпосылок эффективности экономической стратегии государства на долгосрочный период является последовательное создание экономико-правовой среды для обеспечения согласованности воспроизводственных процессов различных уровней на основе эквивалентного обмена результатами своей деятельности.

Исходя из сказанного выше, критериями состояния экономической безопасности будут выступать соблюдения воспроизводственных пропорций, развитость механизмов, ответственных за экономическое воспроизводство, и создание условий для эквивалентного обмена в экономической системе. Как отмечают специалисты по теории систем, экономическая безопасность системы - “совокупность свойств состояния ее производственной... подсистемы, которая обеспечивает возможность достижения целей всей системы”. Поэтому критериями надлежащего состояния экономической безопасности страны является:

а) в материально-сырьевой сфере:

народное хозяйство должно обеспечиваться достаточными для устойчивого развития объемам сырьевых ресурсов и инвестиционных товаров;


нужны достаточные объемы государственных резервов и запасов стратегически важных видов продукции и товаров, в том числе - товаров критического импорта;

нужен объем потребительских товаров, достаточный для поддержания социально приемлемых уровней потребления населения;


б) в сфере хозяйственного механизма:

финансово-бюджетная и денежно-кредитная системы должны быть способны к обеспечению устойчивого развития национальной экономики;


должны существовать условия для стабильного развития СХД, которые действуют в соответствии с действующим законодательством и в рамках общего воспроизводственного процесса;

необходимо опережающее развитие научно-технического и инновационного потенциалов для обеспечения устойчивого экономического роста;


нужна консолидированность экономических интересов граждан, хозяйствующих субъектов, регионов, государства в направлении устойчивого экономического развития;

институты государственной власти должны осуществлять действенную политику по реализации и защиты национальных экономических интересов;


уровень жизни населения и степень социального расслоения должны сделать возможным сочетание стимулов экономического роста с сохранением общественного согласия;

в) в сфере взаимодействия с мировой экономической системой:

должно обеспечиваться эффективное включение национальной экономики в світогосподарську систему, сочетающую в себе развитие экспортного потенциала, удовлетворение потребностей внутреннего рынка, защиту отечественных товаропроизводителей и развитие их международной конкурентоспособности;


включение в международные валютно-финансовые отношения должно способствовать обеспечению постоянства денежно-финансовой системы;

критический импорт стратегических ресурсов должен обеспечиваться достаточным объемом валютных ресурсов и происходить на диверсифікованій основе.


Неотъемлемой составляющей определения уровня экономической безопасности является установление определенного набора индикаторов и их пороговых значений. С нашей точки зрения, учитывая трактовка экономической безопасности как критерия эффективности экономической стратегии, признаком порогового значения индикатора является момент потери соответствующим экономическим процессом функций, отводимых ему в воспроизводительном системе. Например, диапазон изменения валютного курса должна обеспечивать выполнение им функций регулирования внешнеторгового сальдо; величина ссудного процента должна быть достаточной для насыщения трансакційного спроса на деньги и перехода на участок спроса на "длинные деньги", а размер денежной массы должен быть достаточным для обслуживания ней хозяйственных оборотов; величина и структура налоговой нагрузки должны обеспечивать выполнение налогами стимулирующей и регулирующей функций и т.д. Динамичность пороговых величин индикаторов экономической безопасности порождает значительные трудности для их априорного определения.

В нестабильных экономических системах национальная безопасность приобретает специфической формы, поскольку одним из направлений стратегии государства есть коренные изменения экономических и политических структур, граничащих с их разрушением. Это лишний раз подтверждает важность применения функциональных критериев состояния экономической безопасности.



Назад