Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая стратегия государства: теория, методология, практика

Глава 4. Особенности стратегических исследований в экономической сфере


Требования по обеспечению эффективности экономической стратегии государства подтверждают важность взвешенного, комплексного и обоснованного подхода к ее формированию. Построение экономической стратегии лишь как долгосрочного плана, который опирается на экстраполяцию уже полученного опыта, было бы ошибкой и вела бы к неэффективности сложившейся таким образом стратегии. Как отмечает Г. Минцберг, стратегию “люди строят для одного времени, а пользуются ею, не осознавая подмены, - совсем в другом”.

К сожалению, на практике стратегический анализ довольно часто осуществляется специалистами в сфере управления или специалистами конкретной области экономических знаний. Вследствие этого, например, монетарная стратегия формируется специалистами с денежной политики Национального банка, фискальная стратегия - служащими Налоговой администрации, бюджетная стратегия - специалистами Министерства финансов и т.д. Это приводит к дезинтеграции стратегии как целостной системы, выпадения из поля зрения системной роли ее отдельных задач. Соответственно, даже достигая успехов в отдельных экономических сферах, такая стратегия не отличается эффективностью. Отсутствие целостной стратегической теории ведет к неуверенности общественного развития, теряется самое главное - единая система стратегических направлений, которая обеспечивает эффективную гибкость экономической политики государства. Между тем, еще в первой половине прошлого века военный теоретик А. Свечін отмечал: “Стратегические решения по природе своей радикальные; стратегические оценки должны охватывать вопросы по существу; нигде так не нужны независимость, целостность, свобода мышления, как в стратегии, и мелочная (“крохоборческая”) мнение нигде не может дать более плачевным результатам, чем в стратегии.

Поэтому построение стратегии должна быть поставлена на научную основу - основу стратегических исследований, которые обеспечивали бы генерирования интегративного системного подхода к анализу происходящих процессов и построенных на этом методологическом основе практических рекомендаций. Стратегические исследования в экономической сфере является своеобразным системным обобщением достижений различных областей экономической науки, которое позволяет выделить и акцентировать системную роль основных составляющих социально-экономической системы, установить ее основные системообразующие параметры и составить научную основу для обеспечения ее безопасного воспроизведения. В этом контексте уместной представляется мнение выдающегося философа и аналитика науки К. Поппера, который отмечал: “Уступать любой прихоти любопытства и позволять стремлению познания быть ограничен только пределами наших способностей - вот усердие ума, которое принадлежит учености. Но выбирать из бесчисленных проблем, возникающих, те, решение которых важно для человечества - эта заслуга принадлежит мудрости”.

В. Ойкен, анализируя роль, которую играет и должна играть социальная наука в анализе хозяйственного порядка, подчеркивал, что эта наука имеет весьма ограниченную дееспособность и часто не в состоянии оказать практическую помощь в развитии и трансформации хозяйственного порядка. Это происходит через то, что она находится под влиянием трех серьезных предубеждений: позитивизма (ограниченность внутрисистемными исследованиями, неучет взаимосвязи хозяйственных порядков), историзма (пренебрежение фактором преобразующей силы - возможностью влияния науки и руководимой ею политики на хозяйственный порядок) и пунктуалізму (чрезмерной специализации, в результате которой за деталями теряется целостность картины хозяйственного порядка).

Реальная потребность в усилении действенной силы науки и ее влияния на формирование эффективной стратегии обуславливает активизацию поиска учеными адекватной парадигмы стратегических исследований, соответствующих инструментария и методологии. В этом контексте Я. Корнаї предлагает свою версию стратегического подхода в экономической науке, которую он называет “системной парадигме”. За Я. Корнаї, свойствами системной парадигмы являются:

изучение системы в целом и взаимосвязей внутри самой системы и между ее частями;


междисциплинарный характер - интегративный подход с позиций общественной науки (экономики, социологии, политологии, права и т.д.);

сосредоточение внимания не на процессах как таковых, а на институтах, в рамках которых эти процессы осуществляются, вычленение отдельного (субъективного) - и системного (при этом, замечает Корнаї, важно определиться с существенными элементами, от которых нельзя абстрагироваться);


установление связи между существующей общественной организацией и исторического процесса, во время которого она возникла, вывод из этого процесса ее исторических особенностей;

осторожное отношение к модельного подхода и использования статистики вместо математических моделей, внимание к “экстремальных” общественных явлений: значительных изменений и глубоких трансформаций, угроз, процесса перехода от одной системы к другой;


учет наличия системных проблем, объяснения трудностей и недостатков, которые возникают, через дисфункции самой системы;

использование метода сравнения с другими системами.


Системная парадигма, отмечает Я. Корнаї, не всегда соответствует критериям сугубо научного метода. В частности в стратегическом исследовании могут оказаться бессильны любые математические модели, которые построены тем или иным образом на экстраполяции прошлого опыта. Так, даже экономисты с лучшей математическим образованием не смогли построить моделей, которые позволяли бы дойти убедительных выводов относительно сути проблем постсоциалистической трансформации. Поэтому убедительнее, по мнению ученого, выглядит использование законов логики и аналогии (сравнения).

Между тем, стоит отметить, что системная парадигма рассматривается Корнаї преимущественно как средство апостериорного объяснения общественных явлений, в то время как эффективность ее прогностической и нормативной функций относится ним под сомнение. С нашей точки зрения, стратегические исследования, основываясь на положениях системной парадигмы, должны быть ориентированы именно на формирование экономической стратегии. Поэтому системный анализ процессов, произошедших должен дополняться экономико-политическим анализом самой экономической стратегии и результуватися в сочетание этих двух составляющих. Так, российский исследователь В. Курбатов среди элементов стратегического анализа указывает умение моделировать ситуацию, способность выявить необходимость изменений, разработать общую стратегию изменений, использовать во время перемен наиболее надежные, оптимальные методы и решения, рационально выбирать альтернативы, воплощать стратегию в практику.

По мнению украинских специалистов, принципами системного анализа политики являются:

включение внешней среды реализации политики как равнозначного аспекта анализа (рассмотрение конкретного стратегического задачи в контексте общих задач);


развертывание цели от момента ее постановки до достижения конечного результата;

анализ взаимосвязей между целями политики;


структурирование управленческой ситуации по степеням имеющейся в ней неопределенности;

принятие решения как результат выбора после рассмотрения альтернатив;


количественная оценка потерь ресурсов и эффективности результатов;

многокритериальный подход к оценке оптимального варианта.


Принятие стратегического решения осуществляется как следствие сбора и обобщения информации о текущее положение, анализа риска, неопределенности и противоречий, определение альтернатив и постановки целей, установление эффективности, полезности мероприятий и поиска компромиссов.

Поэтому стратегические исследования должны концентрироваться вокруг трех главных характеристик, присущих экономической системе.

1. Возможностей системы - определение реалистичности задач и соответствия наявим ресурсам. Как фундаментальный принцип экономической политики. Ойкен указывал, что каждый хозяйственный акт должен быть рассмотрен с точки зрения прямого влияния его на экономический порядок и экономический процесс, с точки зрения тех тенденций к изменению экономического порядка, которые он может породить, и, наконец, с точки зрения влияния его на другие порядки”. Сущность стратегических исследований заключается именно в "функциональной диагностике" составляющих экономической системы на предмет их способности к функционированию в общественном відтворювальному процессе.

2. Учет и установление особенностей связей между элементами системы, определение действительных причинно-следственных связей, отбрасывание видимой причинности, поиск скрытых связей. Как отмечает автор книги “Экономический образ мышления” Пол Хейне, “экономист знает реальный мир... в большинстве случаев хуже менеджеров, инженеров, механиков,.. однако экономисты знают, как разные вещи связаны между собой”.

3. Установление существующих угроз и объективных ограничений осуществлению экономической стратегии. В. Ойкен, в частности, указывал, что “человек может быть свободным, если она, опираясь на свой разум, определит, какие последствия вытекают из созданных ею самой совокупности условий”.

Иначе говоря, стратегическое решение должно исходить из того, что можно сделать с объектом стратегии, что способны сделать субъекты стратегии, что они проявляют желание и политическую волю сделать и что они должны сделать под влиянием комплекса внешних факторов. Создавая реалистичную картину долгосрочных тенденций развития событий, стратегические исследования позволяют рационализировать ожидания субъектов хозяйствования, следовательно, способствуют институциональной модернизации общества.

Важной для стратегических исследований является проблема дефицита корректной информации для стратегического анализа. Несмотря на общую избыточность информационной предложения, системный анализ довольно часто оказывается объективно ограниченным через информационную необеспеченность вследствие отсутствия информации в принципе, неструктурированности информации, непрогнозируемости процессов, отсутствия системы получения необходимых данных. Необходима также мощная методология обработки информационных массивов для установления оснований принятия стратегических решений.

Проблема заключается и в том, что необходимая информация, которая фиксирует не только состояние элементов экономической системы, а, главным образом, тенденции их изменений и пути развития. Это требует выхода за пределы анализа правовой среды. Министерства и ведомства, на которые довольно часто возлагаются обязанности проведения стратегического анализа и планирования, в принципе должны действовать строго в рамках существующего законодательного поля, что существенно ограничивает их возможности. В то же время и возведение препятствий реализации экономической стратегии только в несовершенстве законодательной базы является типичной вульгаризацією стратегического анализа.

Некоторые из специалистов отстаивают мнение о необходимости реализации сценарных подходов в стратегическом исследовании и установке нескольких вариантов возможного развития событий. По нашему мнению, такая идея не всегда может доказать свою эффективность. Ведь альтернативная подача стратегических решений требует субъекта, достаточно компетентного для выбора единого стратегического решения из предложенных альтернатив. В сферах, которые требуют принятия однотипных решений и допускают формализации критериев выбора (руководство предприятием, функциональным подразделением в системе исполнительной власти и т.п.) руководитель, который является потребителем результата стратегического исследования, в состоянии сделать квалифицированный выбор. За принятие более сложных решений задействовано слишком большой объем критериев, которые должны быть учтены. Поэтому в стратегическом исследовании следует, на наш взгляд, максимально ограничивать возможен набор альтернатив на предыдущих этапах исследования, отдав его специалистам по предельно корректной постановки задачи и рамочных условий его выполнения на политико-правовом уровне.

Крайне важно учитывать особенности стратегических исследований в переходных экономиках, что, как отмечалось выше, характеризуются долгосрочной нестабильностью, структурной неуравновешенностью, “нестандартными” экономическими закономерностями и институциональными отношениями, трудностями и препятствиями в создании и внедрении мер экономической стратегии. Некоторыми исследователями даже предлагается употреблять термин "патоэкономика" (патологическая экономика) для определения науки “о кризисных, переходных социально-экономические процессы и состояния, виды и формы производственных патологий, общественные диспропорции”. В сферу исследования патоекономіки эти ученые относят: анализ и классификацию факторов кризиса, типологизацию форм и видов кризисных состояний, выявления путей и методов выхода из кризиса, анализ типов и разновидностей реформ, изучение общих закономерностей и специфических особенностей кризисных состояний. По мнению авторов термина, патоекономічні исследования могут вести даже до корректировки ряда фундаментальных экономических законов, в частности - закона стоимости. С нашей точки зрения, последнее является некоторым преувеличением. Речь идет, скорее, о существенную деформацию среды реализации законов и выпадения ряда факторов этой среды из поля зрения традиционной экономической науки. Между тем именно системные подходы, свойственные стратегическим исследованиям в сфере экономики, выдаются наиболее корректными и адекватными для правильного формирования экономической стратегии государства в переходной экономике.



Назад