Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая стратегия государства: теория, методология, практика

9. Проблемы ограничения дееспособности субъектов хозяйствования


Положение, которое сложилось в Украине, проблемы, возникающие при разработке программ стратегического развития украинской экономики способствуют все большему осознанию взаимосвязи между динамикой макропоказателей народнохозяйственной системы и экономическим положением предприятий, а следовательно - и необходимости активного влияния последних на выработку государством решений в сфере экономической стратегии. Причем к такому выводу пришли как высшие правительственные чиновники, так и субъекты хозяйственной деятельности и их политические объединения.

Однако как усиление общественной активности предпринимателей, так и спроса на эту активность на политическом рынке “состоялось на фоне падения экономического потенциала большинства украинских предприятий, что существенно ограничило их способность к активной стратегической деятельности. В то же время дефицитности ресурсов обострил конфликт между интересами различных экономических группировок.

Низкая эффективность экономической стратегии государства, структурные деформации среды рыночной координации, значительные дисбалансы развития национальной экономики очень негативно повлияли на стратегии субъектов хозяйственной деятельности. Отсутствие экономических предпосылок реальной экономической свободы на рынках капиталов, денег, товаров и услуг, рабочей силы и т.д., полноценной частной собственности привела к кризису финансов предприятий, существенного сужения внутреннего рынка, значительного напряжения в бюджетно-налоговой системе, что крайне затруднили для большинства предприятий ведения самостоятельных воспроизводственных процессов. Это привело к ухудшению положения предприятий, прежде всего реального сектора экономики, и стало помехой созданию новых эффективных частных собственников.

Между тем адекватное функционирование системы рыночных регуляторов возможно лишь при условии способности частных экономических субъектов разрабатывать и осуществлять собственные эффективные экономические стратегии. Для этого определяющими являются наличие прозрачного прогнозируемого макросреды, собственных финансовых ресурсов предприятий или возможности их заимствования без потери независимости, способности свободно выходить на рынки, добросовестно платить налоги и платежи, выполнять другие требования законодательства без угрозы для собственных воспроизводственных процессов.

Фактическое устранение государства от стратегического управления экономикой на первых этапах экономической трансформации создал организационный вакуум, который привел к накоплению трансакционных препятствий деятельности субъектов хозяйствования. Между тем через неразвитость институциональной среды ликвидация этих барьеров за счет автономной действия рыночных механизмов, как это ожидалось, не произошло. Вследствие этого представители украинского бизнеса, стремясь сохранить собственные капиталы, вынуждены были взять на себя задачи стратегического управления и регулирования, в том числе - общегосударственного уровня, делая это, разумеется, на базе собственных корпоративных интересов.

В связи с тем, что рыночные регуляторы находились в стадии становления, выполнение данных функций требовало вмешательства бизнеса в сугубо политическую плоскость непосредственном или опосредованном участии в принятии решений в сфере экономической политики. Часть предприятий такое положение побудило обратиться к"сращивание"с властными структурами и получения "ренты" в виде льгот, преференций или послаблений в соблюдении нормативно-правовых требований. Это привело к давлению групповых интересов на государственную политику, что существенно уменьшило ее действенность и сбалансированность, усилило фрагментарность задач экономической стратегии. Как констатировал главный экономист Всемирного банка Николас Стерн, реформаторы “были убеждены, что появление частного сектора обусловит рост спроса на качественные институциональные реформы. Но они ошибались. В условиях разрушенной социально-экономической системы, чтобы выжить, частный сектор пристосовуватиметься к окружающей среде. Нет никакой уверенности в том, что появится стимул развивать эффективное корпоративное управление ли продвигать конкуренцию”.

Постепенное уменьшение источников получения ренты с конца 90-х годов вело к видоизменению рентно-ориентированной экономики. Часть политико-экономических группировок переориентируется на создание “цивилизованных” экономических отношений и переход на преимущественно экономические источники доходов, другая - стремится закрепить условия распределения и получить ренту уже с помощью государственных механизмов, усиливая свой лоббистский влияние на государственную политику.

Среди примеров такого поведения, в частности - давление относительно продолжения налогового эксперимента в горно-металлургическом комплексе, деятельность сельскохозяйственного, угольного и энергетического лобби и т.д. Отметим, что такие требования далеко не всегда являются безосновательными. Ведь структурная перестройка и модернизация этих отраслей не может быть осуществлена только их усилиями, в то время как значимость таких шагов далеко выходит за сугубо отраслевые рамки. Не следует также забывать о том, что приведенные отрасли де-факто выступали “донорами” в 90-х годах. Стоит вспомнить накопления неплатежей за потребленную энергию, “ножницы цен” на сельхозпродукцию и т.д. Следовательно, по нашему мнению, следует серьезно отнестись к возможности урегулирования “рентной” активности системообразующих отраслей и предприятий, направляя ее в русле общей экономической стратегии государства и вводя механизм финансовой компенсации части затрат отраслей, деятельность которых имеет стратегическое или социальное значение. В то же время следует помнить, что в стратегическом плане такая практика ведет к перераспределению ресурсов вместо обеспечения условий для ресурсотворення и политизации экономики - формирования элитных экономических групп, которые приобретают конкурентные преимущества в результате сращивания с государственной властью и заинтересованы в сохранении ситуации дефицитности ресурсов и неопределенности экономической политики. Самым опасным является то, что политизация препятствует созданию благоприятной среды для развития национального предпринимательства, становлению механизмов рыночной оценки эффективности, а значит - повышению международной конкурентоспособности национальной экономики.

Значительная часть предприятий под давлением неблагоприятных условий деловой среды и обременительности официальных регуляторных процедур переместилась в "теневой" экономики, превратившись, по сути, на политических антагонистов государства. Следовательно развитие коррупции и “теневой” экономики может рассматриваться как объективное следствие низкой эффективности экономической стратегии украинского государства, а одновременно - и фактор ее дальнейшего снижения. Значительное распространение этих явлений на территории Украины является одним из наиболее очевидных свидетельств низкой дееспособности государства, поскольку доказывает ее неспособность реализовать свою власть должным образом.

Следует учитывать заинтересованность четырех групп субъектов в существовании “теневой” экономики.

1. Субъекты, которые активно влияют на процесс формирования политики. Субъекты “теневой” экономики, накопив значительные капиталы, заинтересованные в дальнейшем развитии собственного бизнеса, который возможен только вне требований действующего законодательства. Поэтому они концентрируются вокруг властных структур в поисках возможностей реализовывать собственные цели в способ принятия или корректировки соответствующих государственных решений. Противодействие интересам этой группы представляется весьма сложной, поскольку через значительную политизацию капитала и сращивания государственных и предпринимательских структур меры по борьбе с “теневыми” операциями довольно часто, прямо или косвенно, служат "конкуренции" между разными “теневыми” экономическими группировками.

2. Предприниматели разного уровня, которые считают целесообразным частично или в полном объеме осуществлять операции вне рамок действующего законодательства. Их влияние на формирование экономической политики является значительно ниже, поэтому они либо попадают в сферу влияния и полной зависимости от представителей первой группы (как правило, это касается торгово-посреднических и финансовых структур и т.п.), или используют пробелы в законодательстве “децентрализовано” на базе связей с коррумпированными государственными чиновниками низшего уровня и представителями криминальной сферы.

3. Рядовые граждане, которые вынуждены пополнять собственные доходы за счет “теневой” сферы. Это самая большая по численности группа, возможности влияния которой даже на местную власть является наименьшей. Однако фактически совокупность ее интересов тесно переплетена с интересами второй группы, хотя это часто ней даже не осознается. Так, осуществляя собственный “теневой бизнес”, граждане переходят в разряд предпринимателей, сталкиваясь со специфическими для этой группы проблемами, а также сотрудничают по разным направлениям с предприятиями, действующими в “теневом” секторе. Получая же "теневую зарплату", такие граждане непосредственно заинтересованы в дальнейшем продолжении “теневых” операций их предприятия, которое вряд ли было бы в состоянии обеспечить на таком уровне занятости и зарплату, работая официально. Противодействие интереса рядовых граждан к деятельности в сфере “теневой” за счет силовых методов вполне возможна, однако создает угрозу существенного падения реальных доходов населения и значительного повышения социальной напряженности в обществе.

4. Потребители, которые имеют возможность за счет использования товаров и услуг, произведенных в “теневом” секторе, сократить свои расходы. К такой потребительского поведения их побуждает низкий уровень собственных доходов, который обуславливает примат соображений цены (дешевизны) продукции над ее качеством или обслуживанием.

С другой стороны, нельзя пренебрегать и наличием весомых факторов сохранения значительного регуляторного и фискального давления на предприятия. Проблема заключается в наличии корпоративного интереса к самовоспроизводству собственное административно-управленческой системы, которая существует за счет наполнения центрального и местных бюджетов (речь идет не только сугубо о финансирование административных расходов - недовыполнение общего плана бюджетных поступлений также угрожает персональной ответственностью чиновников низшего и высшего уровней). Потребность в обеспечении поступлений в бюджет побуждает к сохранению и совершенствованию сети регуляторных органов различного типа, действие которых в дозвільно-лицензионной, противопожарной, фитосанитарной или иных сферах сориентирована на выполнение фискальных целей.

К сожалению, приходится констатировать, что система соответствующих институтов, которые могли бы выполнять функции защиты интересов предпринимателей и стать противовесом фискальным мощностям государства, в Украине практически не развита. Несмотря на значительное количество общественных объединений предпринимателей (только на общеукраинском уровне их количество, по разным подсчетам, составляет от 60 до 100), они так и не заняли должного места в структуре гражданского общества.

Значительное количество общественных объединений предпринимателей фактически элитарными группами, которые решают вузькорпоративні цели, часто - чисто политического характера, и не создают надлежащего общего среды защиты интересов предпринимательства, или просто не работают, ограничиваясь в лучшем случае политическими декларациями.

Предприятия, которые не вошли в политико-экономических “холдингов”, оказываются перед необходимостью противостояния политике государства, и именно этой задаче подчинено деятельность их объединений. Поэтому последние выступают в роли антагонистов государства, ставя на первое место в отчетах о своей деятельности количество решений государственной власти, которые удалось отменить по их инициативе и поддержке.

Через дефицит ресурсов сферы влияния объединений предпринимателей, которые предоставляют конкретную деловую поддержку бизнеса, весьма ограничены, существует информационный вакуум относительно рынка деловых услуг, возможностей общественных организаций по защите и поддержке предпринимательства. Значительное количество предприятий еще не осознала потенциала общественных объединений и пытается преодолеть собственные проблемы самостоятельно. Крайне низким уровнем характеризуется развитие профессиональных объединений, которые в развитых странах успешно выполняют функции регуляторов рынков, средств корпоративного контроля за качеством, объемами производства, антимонопольного регулирования, инструментами внедрения ответственности производителя за продукт и т.д.

Таким образом, все приведенное выше позволяет утверждать, что в Украине до сих пор не сложилось целостной системы дееспособных субъектов хозяйствования, способных разрабатывать и осуществлять последовательные экономические стратегии, которые могли бы стать основой эффективности экономической стратегии государства.



Назад