Электронная онлайн библиотека

 
 Экономическая стратегия государства: теория, методология, практика

Глава 2. Проблема построения консенсуса вокруг стратегии роста


Поиск и целенаправленная построение консенсуса главных политико-экономических сил общества вокруг задач долговременного устойчивого социально-экономического развития является одним из определяющих задач экономической стратегии государства. Как отмечалось выше, уповільненість и непоследовательность экономических реформ в Украине в значительной мере обусловливается именно отсутствием такого консенсуса и несогласованным влиянием различных политико-экономических групп относительно отстаивания собственных корпоративных интересов.

Во-первых, существуют влиятельные силы, которые до сих пор получают личный выгоду от сохранения ситуации неопределенности средств реализации стратегических целей государства. Значительный дефицит экономических ресурсов роста капитала создает условия, при которых наибольшие конкурентные преимущества имеют предприятия, владельцы которых пользуются дополнительными льготами в результате "неформальных" связей с властными структурами: преференции в получении кредитов, налоговых льгот, государственных заказов, различного рода разрешений, лицензий и т.д. Лишение государства официального права предоставить льготы, в частности - в налогообложении, не решает проблемы, поскольку упомянутый дефицит рыночных ресурсов сохраняется, а значит - существуют стимулы использования лозунги повышения дееспособности государства для лоббирования групповых интересов. Расширение доступности ресурсов для воспроизведения капитала (кредитов, спроса, прибыли и др.) лишает привилегированные предприятия конкурентных преимуществ. Следовательно, с их стороны можно ожидать сопротивление реализации политики роста и поддержку политики монетарных и фискальных ограничений.

Во-вторых, непосредственное распоряжение дефицитными відтворювальними ресурсами дает представителям структур государственной власти возможность существенно влиять на процессы приватизации, в частности - реформирование в аграрном секторе. Это способствует институциализации бюрократического контроля в отношения собственности. Политика роста, создавая децентрализованные источники поступления воспроизводственных ресурсов, нарушает розподільницьку монополию властных органов, уменьшая возможности контроля за приватизационными процессами со стороны их коррумпированной части.

В-третьих, поскольку отечественные владельцы капиталов не имеют достаточной мощности для ведения бизнеса по международным стандартам"", это дает основания ожидать на активное противодействие усилению репрессивных мер государства, которое будет осуществляться (и уже происходит) в контексте укрепления ее действенности. Приведение отечественной экономики в соответствие с принципами "цивилизованного рынка", несмотря на его безальтернативность в стратегической перспективе, может сыграть негативную роль в привлечении капитала вышеупомянутых группировок, а следовательно - нуждается этапности и постепенности в введении.

В четвертый раз, несмотря на появление определенного слоя населения с достаточно высоким уровнем жизни, который мог бы рассматриваться как социальная база государственной трансформационной политики, в действительности источниками доходов "среднего класса" сегодня в Украине есть, как правило, посреднический бизнес и напівтіньова деятельность. Следовательно, объективно этот слой не заинтересован в росте действенности государства по реализации политики рыночных реформ. Поддерживать экономическую политику государства имеют группы населения, задействованные в легальном секторе экономики. Между тем, если современная политика государства является неблагоприятной для деятельности законопослушных предприятий, они также не заинтересованы в повышении дееспособности государства в рамках существующей парадигмы экономической политики.

Сдвиги, которые произошли в экономической системе Украины в 2001-2002 гг., внесли определенные изменения в соотношение корпоративных интересов различных политико-экономических групп. Образовалось определенное поле интересов, в котором формируется и реализуется экономическая стратегия государства.

После ухудшения конъюнктуры на мировом рынке металлов и металлопродукции, которая позволила в 1999-2000 гг. восстановить на определенное время экспортно-сырьевую модель развития Украины, области горно-металлургического комплекса начали постепенно терять свои стратегически важные позиции в макроэкономической системе. Если в предыдущие годы экспорт продукции ГМК позволял пополнять валютные резервы НБУ, а через них - неінфляційно увеличивать денежное предложение, обеспечивать наполнение бюджета и социальные выплаты, уже в 2001 г. дальнейшее развитие этого комплекса начал приобретать отягчающих рис. Речь идет, в частности, об усилении с 2001 г. ужесточения налогообложения отрасли, которая работала в режиме налогового эксперимента, уменьшение темпов прироста поступлений в бюджет от отраслей ГМК и нарастания задолженности по возврату экспортерам НДС. Окончательным ударом по особому статусу ГМК стали отказ от продолжения налогового эксперимента на 2002 год в его прежнем виде и попытка (правда, несколько запоздалая) введение жесткого государственного контроля над распределением части прибыли, получаемой отраслью, через инструменты Государственного казначейства.

Между тем такое охлаждение отношение к ГМК со стороны государства не представляется вполне оправданным. Металлургия, как и раньше, играет одну из определяющих ролей в формировании бюджетных доходов и валютных поступлений, обеспечении доходов значительной части занятых в народном хозяйстве, а в определенных регионов имеет четкие градообразующие функции. Не имея надлежащей государственной поддержки, владельцы отраслевого капитала начинают отделяться и формировать в отношении “самодостаточные” региональные структуры, охватывающих весь производственный цикл - от добычи угля и руды до выпуска готовой продукции. Естественно, наиболее выраженной формы это приобрело в Донбассе, где сформировалась ли не единственная в Украине оформлена политико-экономическая группа, которая выстроила практически замкнутый производственный цикл в угольной и горно-металлургической отраслях. Со стороны представителей группы ГМК можно ожидать:

  • во-первых, давления в направлении улучшения экономических отношений с Российской Федерацией, которая остается одним из крупнейших потребителей продукции отрасли;
  • во-вторых, поддержки программ стимулирования инвестиционных процессов, развития строительства и т.д. в отраслях, которые будут выявлять спрос на металлоконструкции, машины и оборудование, для производства которых требуется украинский металл;
  • в-третьих, поддержки умеренной девальвации гривны и смягчения налогового пресса, в первую очередь - введением специальных стимулов инвестиционного направления прибылей предприятий.


Возможна угроза, которая вытекает из такой позиции, заключается в консервировании структуры национальной экономики на уровне экономики индустриального типа. Не исключен сопротивление мерам по постепенному уменьшению объемов производства металла, вывода из эксплуатации наиболее устаревших и екологонебезпечних производств, индифферентно или негативное отношение к программам развития высокотехнологичных и информационных отраслей экономики.

Наблюдается также усиление влияния региональных экономических группировок, ориентированных прежде всего на производство товаров народного потребления. Увеличение доходов населения способствовало повышению его платежеспособного спроса и подъема производств, ориентированных на потребительский рынок, прежде всего - пищевой и легкой промышленности. Специфика этих отраслей заключается в их достаточно четкой привязке к инфраструктуры отдельных регионов. Поэтому на региональном уровне сформировались собственные модели выживания и развития, которые базируются на использовании местного ресурсного потенциала и экономико-географических особенностей регионов. Региональные экономические уклады, сложившихся под административно-управленческой “зонтиком”, поддерживаются в значительной степени благодаря усилиям местной исполнительной власти. Неготовность самостоятельно разрабатывать и продвигать проекты развития, ограниченный доступ к источникам их финансирования, проблемы кадрового обеспечения не позволяют многим регионам Украины выйти за провинциальные рамки и стандарты.

Рост внутреннего спроса и применения схем льготного кредитования АПК привели к снижению потребности в “политизации” капиталов с целью выбивания тех или иных привилегий в борьбе за очень дефицитные финансовые ресурсы или государственные заказы. Сегодня предприятия отрасли товаров народного потребления (ТНП) склонны решать проблемы преимущественно экономическими методами, что способствовало “размывание” аграрного лобби и резкому снижению патерналистских настроений.

Таким образом, в сфере экономической политики представители указанной группы, по нашему мнению, должны выступать.

Во-первых, за целенаправленную (но контролируемую) девальвацию национальной валюты, учитывая то, что доля экспорта в продукции легкой, пищевой промышленности и машиностроения растет, а девальвация должна повышать их конкурентоспособность. Причем этот интерес является значительно более мощным, чем в отраслях ГМК, поскольку указанные отрасли в гораздо меньшей степени зависят от импорта сырья и комплектующих, следовательно, ограждены от “импорта инфляции”.

Во-вторых, за развитие социальных программ, реформу пенсионной системы, заработной платы, рост доходов населения, что, в конце концов, должно увеличить емкость потребительского рынка. Исходя из приведенного выше, можно предположить, что это увеличение вполне может происходить даже ценой некоторых инфляционных тенденций. Ведь эти отрасли в основном имеют быстрый оборот капитала, поэтому меньше теряют от “инфляционного налога”.

В-третьих, за дальнейшей регионализации бюджетных отношений и увеличение доли бюджетных поступлений, которые остаются в распоряжении регионов. Такой подход позволяет осуществлять активные социальные выплаты, несмотря на снижение бюджетных поступлений вследствие уменьшения налогового пресса во время налоговой реформы.

Потенциальной угрозой от политических действий группы может стать усиление оснований для регионализации экономики в результате децентрализации источников платежных средств. Центр до сих пор не удосужился представить достаточно дееспособной системы денежного обращения, налогообложения и бюджетного перераспределения общенационального уровня. Учитывая это, можно ожидать существенного различия в видении парадигмы дальнейшего экономического развития. ГМК, как отмечалось выше, ориентированная преимущественно на инвестиционную модель с опережающим ростом доходов предприятий, которая должна развиваться даже за счет некоторого ограничения уровней потребления, на базе центростремительной ориентации экономики. Региональные группировки рагнуть использовать центробежную социально-ориентированную модель с опережающим ростом доходов населения.

В результате длительной геополитической неопределенности в последние годы произошло снижение политического статуса предприятий оборонно-промышленного комплекса, что в подавляющем большинстве включены в производственных схем российских или западных компаний (в том числе ракетно-космическая отрасль). А в этих схемах они лишены возможности получения прибыли от конечной реализации продукции. Поэтому вряд ли можно сегодня говорить о возможности сколько-нибудь согласованных действий со стороны предприятий этой группы.

Вытеснен с внешних рынков вследствие диверсификации деятельности самих экспортеров (в ГМК) или не выдержав конкуренции с транснациональными корпорациями (в машиностроении и легкой промышленности), торговый капитал успешно переориентировался на внутренний рынок Украины, создав механизмы “откачки” части ресурсов, которые формируются в реальном секторе экономики благодаря экономическому росту. Снижение кредитного процента коммерческих банков было недостаточно для активного притока кредитных ресурсов в реальный сектор экономики, однако на фоне экономического оживления оно способствовало обеспечению оперативного кредитования торговых операций. Таким образом, дефицит финансовых ресурсов, что не позволяет предприятиям реального сектора развивать собственную сбытовую сеть, а также чрезмерный фискальное давление, что побуждает к вывода доходов из-под налогообложения, привели на фоне общего оживления внутреннего рынка до формирования специфического слоя, который занимается “приватизацией” прибыли, полученной отечественными предприятиями на национальном рынке.

Впрочем во время своей экспансии на внутреннем рынке торговый капитал все чаще чувствует достаточно активную конкуренцию со стороны иностранных инвесторов, среди отраслевых предпочтений которых вложения в оптовую и розничную торговлю занимают ведущее место. В итоге происходит постепенное поглощение мелких торговелльних предприятий большими, что, хотя и чаще всего оказывается выгодным для потребителей, вызывает законную тревогу у представителей малого бизнеса, представленного в основном именно рундуковою и “киосковой” торговлей.

Переориентация торгового капитала на продукцию отечественных производителей создает потенциальные возможности для изменения политических предпочтений его представителей, что отныне должны быть заинтересованы в укреплении конкурентоспособности украинских товаров. Однако значительная мобильность и гибкость торгового капитала делает его, в принципе, индифферентным к национального происхождения товара. Оптово-розничная сеть развивается, в случае слабой реакции предложения на спрос увеличивается, успешно может превратиться и на проводника импортных товаров.

Из конкурентных соображений торговый капитал может быть не заинтересован в удешевлении кредитных ресурсов, что могло бы привести к формированию промышленными предприятиями автономных альтернативных сбытовых сетей. В то же время, представители торгового капитала единодушны с производителями товаров народного потребления в поддержке увеличение доходов населения, а соответственно - и потребительского спроса. Сохраняя большую часть оборотных средств в товарной форме, торговые предприятия, в принципе, так же ограждены от инфляционных потерь. Поэтому можно ожидать их спокойное отношение к угрозы умеренной инфляции. Между тем девальвация гривни может нанести им достаточно болезненный удар.

2001-2002 гг. характеризовались существенным расширением присутствия в украинской экономике транснационального капитала российского происхождения. По мере углубления в Украине процесса разгосударствления собственности стали снижаться степень и эффективность влияния международных финансовых организаций на экономическую политику. Западная стратегия внешнего управления Украиной за помощью долговых инструментов начала проигрывать российским стратегиям корпоративной экспансии.

С приходом российского капитала на украинские нефтеперерабатывающие заводы, в цветную металлургию произошло загрузки индустриальных гигантов, которые ранее работали не на полную мощность. Иначе говоря, присутствие российского капитала во многих сегментах рынка выполнила функцию компенсатора на фоне неспособности отечественного менеджмента или украинской экономической политики наладить устойчивое производство и сбыт продукции.

Однако говорить о позитивные экономические результаты в среднесрочной и долгосрочной перспективе весьма проблематично. Чаще всего российские компании не выполняют даже взятых во время приватизации инвестиционных обязательств, не говоря уже о проекты системной модернизации предприятий, расположенных на территории Украины. Как отмечалось выше, довольно часто кооперация украинских и российских предприятий построена таким образом, что украинские партнеры лишены прибыли от конечной реализации изготовленной по их участия продукции. В свете договоренностей о создании ЄЕП следует ожидать дальнейшего усиления влиятельности политико-экономических групп, заинтересованных в дальнейшей либерализации экономических отношений с РФ, снятии барьеров во взаимной торговле, улучшении политических отношений.

Изменения реального веса отраслевых лобби в политической сфере, усиление разногласий экономических интересов обусловливают фактическое отсутствие последовательного и целенаправленного давления корпоративных групп на экономическую политику. В результате отрасли теряют политический эффект добытых экономических побед, а роль номенклатурно-бюрократических слоев в формировании экономической политики усиливается. На первый план закономерно выходит фискальный интерес, идеологически аргументированный необходимостью выполнения государством своих социальных обязательств. Он заключается в обеспечении бюджетной консолидации, стабильности гривни и ее валютного курса, а также платежеспособности государства как должника, в первую очередь - на внешнем ссудном рынке. В последнее время к нему добавилось усиление давления относительно продвижения к членству Украины в ВТО, НАТО, других международных политических и экономических организаций. Непосредственным выразителем такого интереса является довольно тонкий слой государственных чиновников, активно заохочуваних международными финансовыми организациями.

Указанная группа, очевидно, наиболее четко связывает собственное благосостояние с экономической стабильностью государства. Однако экономический рост как такое интересное данной группе прежде всего в контексте его фискального (как следствие - социального эффекта и влияния на платежеспособность страны. Необходимость оперативного решения этих вопросов, как показывает опыт, позволяет отложить необходимые стратегические структурные преобразования (достаточно вспомнить судьбу Налогового кодекса, принятие которого оттягивалось в течение нескольких лет, опыт отмены ряда законодательных актов с целью консолидации бюджета и т.д.). Перманентные проблемы с наполнением бюджета, а также небезосновательные опасения девальвации гривны и ускорения темпов инфляции будут побуждать эту группу до попыток повысить уровень реальных доходов населения не столько за счет активизации экономической активности, сколько за счет минимизации темпов инфляции. При таких условиях идеи “равновесного распределения власти”, разумеется, не встречают поддержки.

Значительно влияют и все больше будут влиять на динамику политических интересов в Украине внутренние проявления тенденций экономической глобализации и усиления открытости национальной экономики.

Либерализация внешней торговли будет вести к обострению конкурентной борьбы на внутреннем рынке, что неизбежно вызовет потерю рынков рядом национальных производителей и приведет к снижению доходов многих отечественных предприятий.
Уменьшение препятствий на пути движения капиталов через границы Украины усилит конкуренцию на национальном рынке капиталов. Следовательно, возможна потеря позиций финансовых институтов, прежде всего - банков.
Формирование сбалансированной экономической структуры, ориентированной на долгосрочное инвестиционно ориентированное роста, потребует осуществления реструктуризации в ряде отраслей (в частности - угольной и металлургической промышленности), что не отвечает интересам определенных политико-экономических группировок и региональных элит.
Реструктуризация отраслей и финансовое оздоровление предприятий будет вести к увеличению на определенное время объемов безработицы, что может привести к усилению социальной напряженности в стране и будет, наверное, использованное определенными политическими силами.
Движение к повышению “цивилизованности” экономических отношений в торговой сфере, сфере услуг окажет значительное влияние на структуру малого бизнеса и „серой” экономики в Украине, будет вести к потере им части доходов и вытеснение многих работников этой сферы.
Изменения макроэкономического и экономико-правовой среды, необходимость сотрудничества с зарубежными партнерами будет вести к необходимости изменения технологии принятия решений в бизнесе, что выдвигает новые требования к качеству менеджмента и требует новой модели поведения бизнеса. Довольно значительная часть украинских предпринимателей к этому пока не готова. Хотя на смену прослойки “красных директоров” все больше приходят рыночно настроенные предприниматели, довольно часто ориентированы в основном на действия в полулегальном и “теневом” секторе.
Активная “детенизация экономики” будет иметь комплексный влияние на достаточно широкий спектр групп интересов в украинском обществе: от крупного бизнеса - до наемных работников.


Вышеперечисленное дает основания ожидать достаточно мощное политическое влияние как на политическое и экономическое содержание и наполнение, так и на реализацию мер экономической политики со стороны ведущих политико-экономических группировок, политических партий и групп политического давления, в том числе - с привлечением иностранной поддержки как с Запада, так и Востока.

Однако важный политический следствие предыдущего развития заключается и в том, что, учитывая достижения необратимости экономических преобразований, в успешном продолжении или даже радикализации реформ заинтересованы все более широкие круги. Критически важной составляющей стратегии роста в Украине должен стать поиск целевых политико-экономических групп, на которые должны быть ориентированы стимулы экономического роста и структурной перестройки экономики. К сожалению, фрагментация общества по уровню и источниками доходов, регионализация экономики, “атомизация” малого бизнеса, общее настороженное отношение представителей бизнеса к государству на данный момент привели к автономизации индивидуальных или корпоративных стратегий. Довольно часто экономическое выживание на этих уровнях заключается в невыполнении обязательств перед партнерами по бизнесу или перед бюджетом, или и в осуществлении вполне “теневой” деятельности. При таких условиях реализация целостной стратегии роста является невозможной.

Новая стратегия для Украины должна быть ориентирована на максимально широкое распределение эффекта от экономического роста на все слои общества и экономические группы, что позволит объединить их интересы вокруг общенациональных целей. Она должна реализовать логическую цепь: “конкурентоспособная экономика - справедливая государство - состоятельные граждане”.

С целью построения политико-экономического консенсуса вокруг стратегии роста необходимо осуществлять широкую аналітико-консультативную и разъяснительную работу как в непосредственном контакте с субъектами хозяйствования и их общественными объединениями, так и через средства массовой информации:

  • предоставлять правдивое и беспристрастное прогноз развития экономической ситуации в Украине в случае промедление с реализацией стратегии роста;
  • разъяснять суть инструментов стратегии роста, ее задач и ориентиров;
  • раскрывать потенциальные угрозы сохранения status quo для отраслей и предприятий, которые не в состоянии по тем или иным причинам отвечать требованиям, которые будут изменяться;
  • раскрывать потенциальные преимущества функционирования в новых условиях для предприятий, которые потенциально или реально конкурентоспособными;
  • ориентировать и поощрять субъектов хозяйствования на деятельность в отраслях и сферах деятельности, которые будут рождаться в результате реализации стратегии роста.

Учитывая текущий баланс групповых интересов переход к новой модели социальной политики вполне может стать одной из точек достижения социального консенсуса между разнонаправленными политическими силами, группами политико-экономических интересов, работниками и работодателями, различными слоями населения Украины. Ведь обеспечения социальной стабильности и факторной производительности человеческого капитала как основные результаты эффективной социальной политики являются необходимыми условиями для получения надлежащего уровня доходов экономически активным населением, так и предоставление необходимого социального обеспечения.

Крайне важным является привлечение к стратегии роста значительного “теневого” сегмента украинской экономики. В ситуации, когда прибыльное функционирование большинства предприятий в легальной экономике весьма затруднено, существуют благоприятные условия для привлечения в "конкурентной борьбы" органов исполнительной власти - от налоговой администрации к пожарному надзору или санитарных служб, которые, выполняя свои прямые служебные обязанности или имея определенные материальные "стимулы", могут способствовать устранению нежелательных предприятий с рынка в способ форсирования выполнения ими требований действующего законодательства. Поэтому государственные силовые структуры местного уровня становятся фактически орудиями реализации клановых интересов. Такая своеобразная "легальная дискриминация" негативно влияет на авторитет государства, формирует антагонистические противоречия между органами власти, особенно - местными, и субъектами хозяйствования, также снижая эффективность государственной политики. Исходя из указанного выше, действенная борьба с “теневой” экономикой и коррупцией, обеспечения надлежащей эффективности экономической политики государства возможны только при создании условий, при которых действие субъектов хозяйствования в свободной рыночной среде, что обеспечивается государством, ведет к их укреплению, а следовательно - к укреплению государства. То есть задача государства заключается в содействии максимально быстрому становлению дееспособных субъектов хозяйствования и поощрении их легальной прозрачной рыночной самоорганизации.

Выведение на “свет” оборотов “теневых” капиталов будет способствовать существенному увеличению национального инвестиционного потенциала, будет иметь значительный положительный эффект для бюджетной сферы, послужит укреплению долгосрочной стабильности и направленности национальной экономики на развитие и рост. Для этого процесс “детенизации” экономики должно осуществляться на основе конверсии, то есть неразрушающего привлечения “теневых” капиталов и денежных средств в легальной сферы экономики на основе соответствующей заинтересованности субъектов, действующих в сфере “теневой”. Уже отмечалось, что формирование в Украине в течение последних лет крупномасштабного “теневого сектора” в значительной степени спровоцировано потерей государством рычагов эффективного управления экономическими процессами, существенными недостатками экономической и законодательной политики, неудовлетворительным общим состоянием хозяйственного законодательства. Поэтому создание благоприятных условий для “детенизации” экономики и конверсии “теневых” средств связано в первую очередь с формированием благоприятного инвестиционного климата в официальной экономике (то есть обеспечением эффективного и безопасного вложения капиталов) и мерами по расширению платежеспособного спроса на внутренних рынках Украины (для успешной реализации созданного продукта). Без такого сопровождения есть значительные основания ожидать, что соответствующей компенсации декапитализации “теневого” сектора ростом официального капитала не произойдет, а легализованные средства, пополнив ликвидные ресурсы коммерческих банков, будут способствовать росту спекулятивных операций последних, которые будут вести к дестабилизации валютно-финансовой ситуации.

Принципиально важно осознавать, что резкое прекращение финансирования некриминальных видов “теневой” деятельности может иметь существенные отрицательные последствия в социальной сфере. Попытки преодоления отдельных факторов развития “теневой” экономики и принудительной легализации в стратегическом плане будут означать разрушение капиталов, что работают в “тени”, а следовательно - уменьшение национального богатства и уничтожения инвестиционного потенциала для будущего экономического роста. Изъятие средств из “теневого” оборота фактически будет означать декапитализацию “теневой” экономики с соответствующим уменьшением “теневой” занятости, “теневых” доходов и объемов выпуска “теневого” продукта.

Следует законодательно урегулировать легализации “теневых” капиталов некриминального происхождения, предусмотрев правовые гарантии их владельцам. Целесообразным представляется ввести на определенный переходный период политику амнистии “теневого” капитала через открытие ему путей для легального инвестирования при одновременной противодействия его возвращению в “тень”, образованию новых “теневых” капиталов и оттока за пределы Украины. Необходимо признать право всех субъектов хозяйствования - резидентов Украины относительно их неоспоримой собственности на все капиталы некриминального происхождения, которые были получены ими до даты завершения амнистии. Важной составляющей такой политики является четкое разграничение капиталов криминальных элементов и “теневиков”-хозяйственников, а также учет этого разделения в соответствующих законодательных и нормативных актах. Речь идет о том, что, при наличии у правоохранительных органов конкретной информации о преступное происхождение средств, попытки их легализовать должны преследоваться уголовным законодательством. В случае, если денежные средства, полученные незаконным путем, не относятся к указанной категории преступлений, следует отказаться от любых попыток установить источники происхождения при условии их инвестирования в производственную сферу экономики государства. Требуется предоставление гарантий владельцам “теневых” капиталов относительно непереслідування их государством в любом порядке.

Исходя из понимания того, что вывод из "тени" капитала означает, по сути, стратегическое решение экономического субъекта отказаться от получения прибыли в “теневой” сфере и реинвестировать в официальном секторе экономики, амнистия “теневых” доходов должна продолжаться срок, достаточный для принятия владельцем потенциальных инвестиционных ресурсов такого квалифицированного стратегического решения и оценки ним последовательности и предсказуемости поведения правительства. В частности возможном выводе ним из "тени" денежных средств поэтапно, по мере повышения прибыльности их использования в официальной экономике и для проверки справедливости официально декларируемых намерений. В течение срока действия амнистии задачей правительства является устранение основных факторов, обусловивших “тонизирование” экономической деятельности: узость рынков, недоступность финансовых ресурсов, чрезмерное налоговое бремя, зарегулированность экономики, криминализация и т.д. Повысить прогнозируемость действий правительства могло бы принятие прозрачной Программы “детенизации экономики Украины.

Национальный капитал, который работает в реальном секторе украинской экономики, занятый производством как потребительской, так и инвестиционной продукции; банковский и финансовый капитал, ориентированный на долгосрочную деятельность на территории Украины, имеет предметную заинтересованность в развитии платежеспособности населения, осуществлении социальных расходов из Государственного бюджета, поддержании стабильных и безопасных условий предпринимательства и инвестиционного климата.

Бесспорно, приведенное выше не означает отказа от политики повышения уровня заработной платы в бюджетной сфере, пенсий и других выплат. Стимулируя увеличение доходов населения, необходимо одновременно, применяя средства налогового регулирования, способствовать укреплению прослойки граждан, которых может быть отнесена к среднему классу, защиты и упрочнению ценностей, которые присущи этой группе населения. Ведь без вступления этой категорией граждан преобладающей удельного веса в численности населения реализация задач европейской интеграции Украины вряд ли будет возможна.

Представители крупных политико-экономических групп, особенно тех, которые имеют торговое или исключительно экспортная направленность, значительно менее заинтересованы в развитии социальных направлений государственной политики, или сосредотачиваются на осуществлении социальной политики в рамках “своей” отрасли (пример - социальное обеспечение работников горно-металлургического комплекса и железнодорожного транспорта). Однако и эти группы интересов не могут пренебрегать потребностями сохранения социальной стабильности в масштабах всего общества.

Наиболее тесно с задачами социальной политики связаны интересы региональных бизнес-элит. Во-первых, их положение напрямую зависит от социальной ситуации в регионе (по меньшей мере, уровня потребительского спроса, но обычно и от электоральных настроений через сращивания деловой и политической элиты на местах). Во-вторых, региональные и местные элиты, как правило, развиваются на базе местного производства, ориентированного прежде всего на потребительский рынок, который, опять-таки, определяется уровнем доходов и социальным положением населения. Социальные функции местного уровня имеют достаточно конкретный и определенный характер.

Учитывая инновационную направленность ожидаемого роста непосредственно заинтересованными в стратегии роста могли бы стать области высоких технологий, в частности - авиационно-космического и оборонно-промышленного комплекса. Стратегия предлагать им улучшение условий налогообложения и кредитования, а к тому же - поддержку в инфраструктурном обеспечении, выходе на внешние рынки.

Привлечь внимание представителей отраслей традиционного уклада, подлежащих реструктуризации, могло бы поощрения диверсификации ли и постепенного вывода капитала из отрасли. В частности, в Послании Президента Украины к Верховной Рады Украины 2002 года рекомендовано поощрять участие металлургических компаний в акционерном капитале крупных предприятий - потребителей металла, создание интегрированных структур с целью вложения заработанных на экспорте металла средств в инвестиционные проекты, которые создают спрос на металл на внутреннем рынке.

Установление приоритетности развития внутреннего рынка - уже недостаточное условие, чтобы ее поддержали представители отраслей, ориентированных на конечного потребителя. Опыт 2002 года показал, что активизация внутреннего спроса может привести к дополнительному оттоку средств из реального сектора экономики в сферу торговли. Как было показано выше, дальнейшее увеличение объемов потребительского спроса может, наоборот, усилить тенденции вытеснения отечественных производителей из части внутренних рынков. Производственникам из этого сектора, чтобы определиться в своем отношении к стратегии роста, следует получить дополнительные гарантии осуществления инвестиционной деятельности: увеличение доступности кредитов, снижение налогового бремени, применение средств защиты рынка и т.д.

Важной политико-экономической группой, заинтересованной в реализации стратегии роста, могли бы стать украинские банки. Ведь продолжение “патовой” ситуации с ценой кредитных ресурсов грозит вытеснением украинских банков с кредитных рынков зарубежными финансовыми учреждениями. Правда, для согласования своих интересов с потребностями стратегии роста банкам, очевидно, придется пойти на значительную перестройку основ своей деятельности.

Если интересы групп, которые действуют в реальном секторе экономики, могут быть согласованы в рамках общей стратегии существенных изменений экономической политики, представители торгово-финансового капитала значительно меньше заинтересованы в каких-либо изменениях. Учитывая неустойчивость условий, которые способствовали образованию этого капитала в современном виде, они не видят своего корпоративного интереса в стратегической перспективе. Поэтому их непосредственная тактика заключается в максимально длительном содержании современного положения, которое приносит им ощутимые дивиденды. Поскольку логическим завершением такой тактики будет выступать разрушения торгово-финансового капитала в Украине как такового и переход данной сферы под контроль иностранных капиталов, представителям упомянутой группы, которые рассматривают свою деятельность в долгосрочной перспективе, необходимо определяться, к какой из групп реального сектора экономики присоединяться.

Уменьшение конкуренции капиталов за ресурсы существенно смягчает конфликт между политико-экономическими группами и создает почву для их согласованных действий. В частности, эти действия могут быть подчинены стратегической программе перестройки промышленной структуры, которая бы определяла этапы восстановления экономического роста, укрепления национальной конкурентоспособности и построения инновационной модели развития, на каждом таких этапов можно было бы создавать комплекс макроэкономических условий, наиболее благоприятных для развития определенных групп капиталов. Еднисть интересов политико-экономических групп может обеспечить реализация стратегии, которая имела бы предусмотреть механизм использования экономического успеха, достигнутого одними группами капитала, в развитии других. Прозрачная экономическая стратегия, уверенность в соблюдении которого должна быть обеспечена совершенной системой взаимосвязи власти и бизнеса, должна создать условия для построения успешных частных стратегий согласно данной схеме.



Назад