Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

5.2.1. Политическая экономия Же. Б. Сэя


Эволюция классической политической экономии во Франции связана с именем выдающегося последователя и популяризатора учения А. Смита, авторитетного экономиста, лектора и публициста первой половины XIX ст. Жана Батиста Сэя (1767-1832), который воспринял, систематизировал и творчески развил идеи своих предшественников, обосновав ряд фундаментальных экономических принципов.
Теоретико-методологические особенности экономических исследований Ж.Б. Сэя нашли отражение в его основных трудах: "Трактат политической экономии, или Простой изложение способа, которым формируются, распределяются и потребляются богатства" (1803), "Англия и англичане" (1814), "Катехизис политической экономии" (1817), "Полный курс политической экономии" (1828-1829).
Пропагандируя концепцию экономического либерализма и гармонии экономических интересов субъектов рыночной экономики, Ж.Б. Сей:
Четко изложил свое видение предмета и методологии экономической науки. "Знание истинной природы богатства... всех трудностей, которые приходится преодолевать для его приобретения, знание того, как оно распределяется в обществе, как можно пользоваться им, а также всех последствий этих разнообразных факторов, - писал ученый, - составляет науку, которую теперь принято называть политической экономией"1. Заслугой автора стало определение политической экономии как науки об производство, распределение и потребление богатства, которое в дальнейшем получило широкое признание.

Выдающийся французский экономист первой трети XIX в. Жан Батист Сэй (1767-1832) родился в семье лионского купца. Получил в детстве хорошее домашнее образование.
Преданность протестантской церкви заставила семью Ж.Б. Сэя эмигрировать в Швейцарию. Он оставил на некоторое время обучения и работал в торговой конторібатька. Затем вместе с братом посетил Англию, где ему удалось продолжить образование. Промышленный переворот и расцвет предпринимательства оказали значительное влияние на мировоззрение Ж.Б. Сэя. Он с восторгом встретил буржуазную революцию во Франции 1789 г., Жан Батист Сейа в 1792 г. присоединился к якобинцев, поступил волонтером в революционную армию и принял участие в ряде походов. После возвращения из армии Ж.Б. Он работал секретарем администратора Клав'єра - будущего министра финансов Франции. Именно в этот период произошло знакомство Ж.Б. Сэя с гениальной работой А. Смита. В 1794 г. Ж.Б. Он стал редактором солидного журнала, лидером кружка республиканцев, на заседаниях которого обсуждались произведения экономического содержания. Находясь на острие социально-политической жизни Франции, он прославился благодаря независимости и неординарность суждений, критической оценке действий правительства и предложениям в области финансовой политики.
Приверженность концепции экономического либерализма, практический опыт и глубокие теоретические знания нашли отражение в работе ученого "Трактат по политической экономии, или Простой изложение способа, которым формируются, распределяются и потребляются богатства", которая была опубликована в 1803 г. Книга Ж.Б. Сэя привлекла внимание общественности и была замечена Наполеоном, который проводил политику жесткого протекционизма и всестороннего регулирования экономики. Первый консул пригласил ученого к себе и предложил автору доработать произведение в духе правительственной политики. Но Ж.Б. Он отказался пропагандировать политику, которую он считал губительной для Франции. Результатом этого стала многолетняя опала ученого и запрет на переиздание трактата. Оставив на некоторое время экономические исследования, Ж.Б. Он открыл текстильную мануфактуру на которой наладил работу передовой английского техники. Он одновременно исполнял обязанности механика и управляющего. Это способствовало улучшению материального положения ученого и обогатило его экономические представления о природе и сущности предпринимательства. В 1812 г. он вернулся в Париж и осуществил второе издание "Трактата по политической экономии", которое увидело свет в 1814 г. - после падения Наполеона и реставрации Бурбонов. Книга принесла Ж.Б. Сею не только реабилитацию, но и славу. Она была переведена на многие языки и осталась основной научной работой, французского исследователя.
В этот период по поручению правительства Ж.Б. Он посетил Англию с целью изучения опыта бурного экономического развития. Полученные ученым впечатления от поездки и встреч с британскими экономистами, в частности с Д. Рикардо, нашли отражение в работе "Англия и англичане" (1814), в которой Ж.Б. Он с гордостью писал о предложенную ему должность заведующего кафедрой, которую ранее возглавлял А. Смит.
При Бурбонах Ж.Б. Он был избран академиком. Он продолжал активную научную деятельность, читал в Париже курс лекций по политической экономии. В 1817 г. вышел в свет концентрированный вклад его лекционного курса "Катехизис политической экономии", который положил начало традиции короткого (тезисного) изложения теоретического материала с указаниями на его углубленное изучение. В 1817, 1819 и 1826 годах увидели свет еще три доработаны автором издание "Трактата по политической экономии". В 1821 г. книга была издана на английском языке и она на долгие годы стала стандартным учебником по политэкономии в Англии и Америке. В 1819 г. Ж.Б. Он основал кафедру промышленной экономики при французской консерватории искусств и ремесел, где читал Курс индустриальной экономики". Опыт, практика, искусство систематизации и изложения материала в доступной форме способствовали чрезвычайной популярности его лекций.
С 1830 г. и до последних лет своей жизни ученый возглавлял специально созданную для него кафедру политической экономии в Коллеж де Франс. Он вел активную переписку с Т. Мальтусом, Д. Рикардо, С. Сісмонді, стал основателем собственной школы экономической мысли, которую позже представляли Ф. Бастіа, Г. Шевалье, Ш. Дюнауайте и другие. За несколько лет до смерти (1828-1829) Ж.Б. Он издал "Полный курс практической политической экономии" в 6 томах.
Характерные черты методологии ученого нашли отражение в признании: - универсальности и первоочередности фундаментальных экономических законов, которые вытекают из сущности вещей и руководят "экономией человеческих обществ". "Чтобы предсказать результаты мер, которые применяются, - писал французский исследователь, - необходимо считаться с принципами экономической науки так же, как приходится руководствоваться законами динамики или гидравлики тому, кто хочет крепко построить мост или дамбу";
Как справедливо заметил Сей, наиболее полезно уделить внимание разъяснению самих основ нашей науки, поскольку причины существующих в ней грубейших ошибок кроется в недостатке глубоких знаний ее элементарных идей. И это не удивительно: ветка может быть поражена болезнью, а все дерево будет оставаться здоровым, но заражение корни распространяет болезнь на все дерево.
теоретического, абстрактного характера экономической науки, призванной формулировать принципы, а не рекомендации для государственных чиновников. Упрекая А. Смиту за уступки нормативизма, Ж.Б. Он считал, что задача ученого-экономиста заключается в том, чтобы "сказать обществу, как и почему такой-то факт является следствием другого. Согласится он с этим следствием или отвергнет его, этого будет для него достаточно, оно знает, что ему делать, но никаких поучений";
необходимости сочетания индуктивного и дедуктивного методов исследования и отрицании противопоставление теории и практики. "Что же тогда теория, как не знание законов, которые связывают последствия с причинами, другими словами, факты с фактами? - писал исследователь. - Кто лучше теоретика знает факты, ведь он знает все их стороны и взаимосвязи. И что такое практика без теории, которая использует тепличные средства без знаний: почему и как они действуют? Это всего-на-всего опасный эмпиризм, с помощью которого одни и те же методы применяют к противоположных случаев, которые считаются подобными...".
Начал субъективную концепцию ценности. Трактуя производство как процесс воздействия человека на природу, результатом которого является создание богатства, Ж.Б. Он отождествлял товарную форму последнего с суммой полезных вещей. В отличие от предшественников, французский исследователь не считал труд ценной основой товаров, отмечая, что А. Смит сделал ошибочный вывод относительно того, что все стоимости является уречевленою человеческим трудом. Настаивая на том, что полезность "составляет первооснову ценности" товаров, Ж.Б. Он писал: "люди признают за предметом определенную ценность... только относительно его применения: что ни на что не годится, поэтому не дают никакой цены".
Трактуя полезность как "способность известных предметов удовлетворять различные потребности человека", ученый был убежден в том, что "производство не создает материи, но создает полезность", которая "предоставляет предметам ценность". Исходя из того, что "Ценность каждого предмета, пока она не установлена, абсолютно произвольная и неопределенная"5, французский исследователь считал мерилом последней цену. Он отстаивал мнение о том, что "цена предмета служит... правильным указанием полезности, которую люди признают в предмете, если только обмен предметами, что между ними происходит, не нарушается никаким для их полезности посторонним влиянием, подобно тому, как барометр показывает атмосферное давление лишь постольку, поскольку никакой посторонний влияние не нарушает влияния атмосферы на него".
Анализируя пропорции обмена, Ж.Б. Он определил цену как результат взаимодействия спроса и предложения, отмечая, что рост цены прямо пропорциональное спроса и обратно пропорциональное предложения. По мнению французского исследователя, под влиянием конкуренции покупателей и продавцов цены тяготеют к уровню издержек производства, которые состоят из оплаты производственных услуг (заработной платы, прибыли, ренты).
Утверждал, что любая работа, направленная на создание полезностей с помощью сил природы, капитала и труда является продуктивной. Ученый не только завершил критику взглядов физиократов на продуктивную и непродуктивную работу, но и пересмотрел подходы А. Смита к решению этой проблемы. Определив критерием производительности полезность, французский исследователь подчеркивал, что последняя может воплощаться как в материальной, так и нематериальной формах.
Исходя из того, что производство означает выработки полезных услуг, ученый признавал любую полезную работу (в том числе труд учителей, врачей, торговцев) продуктивной.
Обосновал теорию трех факторов производства, основанную на идее о определяющую роль полезности в формировании ценности. Отмечая, что все виды промышленного производства "состоят из трех различных операций", ученый утверждал, что в процессе производства участвуют три фактора: труд, земля и капитал, каждый из которых предоставляет полезную услугу при создании ценности. Как "производительные услуги" эти факторы являются равноправными источниками ценности и основными факторами роста общественного богатства. В то же время каждый фактор вносит свой вклад в производство, создавая свою часть ценности. Этот взнос (в той мере, в какой его признано полезным) отражают соответствующие факторные доходы.
По мнению ученого:
труд порождает заработную плату как вознаграждение за услуги рабочих;
капитал порождает прибыль предпринимателей как плату за их производительные услуги;
земля порождает ренту как соответствующее вознаграждение землевладельцев. Развивая идею Смита о том, что стоимость (а значит и цена) состоит

с доходов, Ж.Б. Он отвергал возможность эксплуатации в условиях свободного предпринимательства, Он настаивал на том, что предприниматели, рабочие и землевладельцы взаимодействуют и дополняют друг друга в процессе производства. "Хозяин и работник, - писал Ж.Б. Сей, - одинаково нуждаются друг друга; поскольку первый не может получить никакой прибыли без помощи второго".

Отмечал на ведущей роли машинного производства и технического прогресса в промышленности как важнейшего источника богатства нации. Рассматривая производство сквозь призму индустриализации, Ж.Б. Он подчеркивал важную роль машин в сокращении затрат труда и увеличении объемов производства полезных вещей. "Если человек с помощью машин завоевывает природу и заставляет работать на себя природные силы, - писал ученый, - то выгоды очевидны: здесь всегда наблюдается увеличение или продукта, или уменьшение издержек производства".
В то же время Ж.Б. Он понимал, что использование машин может оставить часть работников без работы, провоцируя рост безработицы. Однако, по мнению ученого:
внедрение и распространение новых машин осуществляется очень медленно, так что рабочие, которые могут пострадать, всегда имеют достаточно времени, чтобы принять предупредительные меры;
внедрение новых машин требует дополнительной работы, которая способствует росту занятости;
положение потребителей, а значит и рабочего класса, улучшается вследствие удешевления продукции, которая производится с применением новой техники.
Поэтому ученый сделал парадоксальный, на первый взгляд, вывод о том, что "рабочий класс больше других заинтересован в техническом совершенствовании производства, ...поскольку именно этот класс получает наибольшую пользу от дешевизны товаров и больше всего страдает от дороговизны. Если бы к этому времени не могли превратить зерно в муку иначе как ручным трудом, то рабочему было бы гораздо труднее купить хлеб по доступной цене.
Трактовал предпринимателей как ключевую фигуру экономического развития, способную взять на себя ответственность за все шансы успеха или неудачи производства". Носителями технического прогресса ученый считал инициативных деловых людей, способных к новаторству. Он писал о том, что предприниматель должен быть "человеком состоятельным, известной своим умом, рассудительностью, любовью к порядку, честностью".
По мнению Ж.Б. Сэя, предпринимательская деятельность требует таких качеств, которые не часто сочетаются в одном лице: здесь необходим здравый смысл, настойчивость, знание людей и понимание окружающих обстоятельств, умение правильно оценивать важность продукта, потребность, которую он должен будет удовлетворить, средства производства; часто здесь существует потребность привлечь к делу значительное количество людей, приобрести ...сырье, материалы, собрать рабочих, привлечь потребителей, выявить стремление к порядку и справедливости, - одним словом, обладать талантом управления. Кроме того, предприниматель должен правильно... подсчитывать издержки производства по сравнению с ценностью, которую будет иметь продукт, который продается. Во время производства необходимо будет преодолевать много препятствий, переживать много волнений, исправлять неудачи, изобретать новые способы производства и т.д. Именно эти обстоятельства, по мнению ученого, "ограничивают количество лиц, которые предлагают свой труд как предприниматели".
В связи с этим французский исследователь отделял владельцев капитала от предпринимателей, отмечая, что прибыль предпринимателя состоит, как правило, из двух частей:
промышленного прибыли, или процента на капитал, аккумулированный с помощью времени, производства и бережливости;
предпринимательского дохода или прибыли от использования капитала, как вознаграждения за "промышленные способности, талант, дух порядка и управления".
Важно отметить, что характеризуя предпринимателей как посредников между "продуктивными услугами" и потребителями, которые берутся за свой счет, на свой риск и в свою пользу выработать определенный продукт", Ж.Б. Он трактовал предпринимательский доход как вознаграждение за важную общественную функцию рационального сочетания всех факторов производства.
Утверждал, что рабочие не могут претендовать на весь продукт труда, поскольку вознаграждение за их вклад ограничивается заработной платой. Определяя последнюю естественной ценой труда, ученый писал о том, что она "обычно нигде не поднимается выше того, что является необходимым для поддержания жизни".
Как и Т. Мальтус, Ж.Б. Он объяснял бедность избытком населения по сравнению со средствами его существования. Он утверждал, что неоправданный рост заработной платы тяготит другой класс дополнительным содержанием рабочих, заставляя платить за несотворенный продукт, отказывая в любой уважении к частной собственности. В то же время ученый обосновал мнение, согласно которому низкая заработная плата выгодна и рабочим, и обществу в целом, поскольку она в результате конкуренции снижает цену продуктов.
Начал анализ категории "человеческого капитала". Французский исследователь подчеркивал, что "Человек не рождается с теми способностями и силами, которые были бы достаточными для выполнения даже самой легкой работы. Эти способности и силы можно рассматривать как капитал, который образовался ежегодным накоплением и последовательным увеличением затрат на его воспитание". Рассматривая профессионализм и творческие способности индивида как факторы его производительной силы, которая способствует увеличению объемов производства, ученый утверждал, что средства, потраченные на воспитание рабочего, были потрачены продуктивно, потому что создали человека, что составляет накопленный капитал".
Обосновал закон "рынков", который вошел в сокровищницу мировой экономической мысли под названием "закон Сэя" и был неоспоримым для представителей классической школы вплоть до начала XX cm. Дискуссия вокруг этого закона на сегодняшний день не завершена, поскольку отношение к нему и по сей день разграничивает ведущие направления современного макроэкономического анализа.
Исследуя проблемы реализации общественного продукта, французский ученый сделал вывод о том, что продукты обмениваются на продукты: "Человек в промышленности пытается придать ценность своим продуктам, создавая для них какое-нибудь полезное применение, и может надеяться, что ее товар будет оценен и продан лишь там, где есть люди, имеющие средства приобрести его. Из чего состоят эти средства? Из других ценностей, из других продуктов, плодов промышленности, с капиталов, земель. А из этого следует... что продажи для продуктов создается самим производством.
Утверждая, что любое производство не только увеличивает предложение товаров, но и порождает доходы, на которые покупаются все товары, ученый был убежден в том, что "каждый продукт с момента его производства открывает собой сбыт для других продуктов на полную сумму своей ценности... Как только последний производитель закончил свой продукт, ничего он так сильно не желает, как продать его, чтобы ценность этого продукта не оставалась пустой в его руках. Но не менее он спешит избавиться и денег, полученных от продажи этого продукта, чтобы не оставалась у него на руках и ценность полученных денег. Но избавиться от денег можно только покупкой какого-ни-будь продукта. Из этого видно, что один лишь факт производства товара в момент его осуществления открывает продажи для других продуктов".
Таким образом, Ж.Б. Он был "экономистом предложения", который основное внимание уделял производству, исходя из того, что полезная продукция всегда найдет своих покупателей. В то же время чрезмерное потребление ученый трактовал как процесс, который подрывает основы накопления и приводит к сокращению производства и доходов.
Видя главный интерес всех производителей в обмене одних товаров на другие, Ж.Б. Он отводил деньгам роль пассивного орудия обмена, временного посредника в товарообменных операциях, подчеркивая, что они "никакого другого применения иметь не могут". Метафорически сравнивая деньги с тележками, которые перевозят ценность продуктов, ученый определил их как "товар, который каждый желает приобрести не в силу той пользы, которую он мог бы доставлять сам собой, а в силу той легкости, с которой он мог бы обмениваться на предметы, необходимые для потребления"2. Отсюда ученый делал вывод о том, что деньги выполняют лишь временную роль в процессе обмена и как только прошли сделки, "всегда оказывается, что за продукты заплачено только продуктами".
Утверждал, что реализация общественного продукта в рыночной экономике осуществляется полностью и без помех, обеспечивая без кризисное экономический рост. По мнению французского исследователя, в условиях, когда предложение порождает спрос, экономика становится самозбалансованою, что делает невозможным общие кризиса перепроизводства.
В то же время Ж.Б. Он допускал возможность возникновения частичных диспропорций между спросом и предложением на отдельных товарных рынках, отмечая, что равенство спроса и предложения достигается в среднем как тенденция. По мнению ученого, если товары не продаются, "значит они превышают сумму потребностей в них или потому, что их было произведено слишком много, или скорее потому, что другие производства дали товаров меньше, чем нужно. Одних товаров слишком много потому, что не хватает других".
Таким образом, любой перепроизводство Ж.Б. Он трактовал как временное явление, утверждая, что на втором полюсе всегда возникает дефицит. "Нельзя таким образом говорить: невозможно продать потому что мало денег, - отмечал исследователь, - нужно говорить: невозможно продать том, что мало других продуктов". Следовательно, ученый пришел к выводу, что задачей правительства является стимулирование производства с целью наращивания объемов продукции в одних отраслях для преодоления трудностей сбыта в других.
Доказывал, что гибкое и свободное ценообразование в условиях "естественного порядка", взаимовыгодный (по пассивной роли денег) обмен и невмешательства в рыночный механизм гарантируют саморегулирования экономики. Выступая активным сторонником политики экономического либерализма и свободы внешней торговли, ученый был убежден, что "протекционистская и запретительная система очень препятствует промышленности и увеличению народного богатства". В связи с этим Ж.Б. Он сформулировал следующие выводы:
"Чем больше в каждом государстве производителей, чем более многочисленное производство, тем легче, разнообразнее и шире сбыт продуктов".
"...Каждый заинтересован в благосостоянии всех и ...процветания одной отрасли промышленности всегда способствует процветанию всех других".
"...Ввоз иностранных продуктов благоприятное для продажи внутренних продуктов, потому что мы не можем купить иностранные товары иначе как за продукты нашей промышленности, наших земель и наших капиталов, которым, таким образом, торговля предоставляет сбыт".
"Чтобы потребление было благоприятным, необходимо лишь, чтобы оно выполняло свое существенное задача - удовлетворяло потребности".
В стране, которая пользуется представительным управлением, каждый гражданин должен изучать политическую экономию уже потому, что там каждый призван участвовать в обсуждении государственных дел.
Для того, чтобы народ мог воспользоваться преимуществами хорошей экономической системы, еще недостаточно, чтобы его правители были способны усвоить самые лучшие планы, необходимо еще, чтобы народ был в состоянии воспринять их.
Идеи Ж.Б. Сэя легли в основу дальнейшего исследования проблем взаимодействия спроса и предложения, экономического равновесия, теории предельной полезности, предпринимательства, цикличности экономического развития и нашли отражение в неоклассическом направлении экономической мысли. К теоретических достижений выдающегося французского ученого, которые в дальнейшем получили развитие и признание, следует отнести:
определение политической экономии как науки о законах, которые управляют производством, распределением и потреблением общественного богатства;
теории трех факторов производства, которая легла в основу факторного анализа и метода производственной функции, которые широко используются в современных экономических исследованиях;
субъективную концепцию ценности, основанную на анализе полезности и мотивов рыночного поведения производителей и потребителей;
концепцию предпринимательства, определение предпринимателя в качестве организатора, новатора и носителя технического прогресса;
теорию рынков, основанную на анализе общего экономического равновесия и взаимоотношений покупателей и продавцов.
В дальнейшем отношение к "закону рынков" Ж.Б. Сэя разделило экономистов на приверженцев классических либеральных традиций и альтернативных (прежде всего кейнсіанських) подходов. В XX в. идеи ученого нашли продолжение в теории "Supply-Side" (подход "со стороны предложения"), согласно которой трудности сбыта и неравномерность ценовой динамики автоматически преодолеваются стихийным рыночным механизмом без вмешательства государства и несостоятельного
правительства.
Он был первым или одним из первых писателей на континенте, который правильно преподавал учение Адама Смита и более чем кто-либо из иностранных писателей вместе взятых, способствовал разъяснению европейским народам общих основ этой прекрасной и благотворительной системы и особенно успел расположить отдельные части этой науки в логическом и поучительном порядке, обогатив ее многими оригинальными точными и глубокими исследованиями.



Назад