Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

9.1.4. Отечественные классификации экономических теорий и экономической мысли


В конце XIX - начале XX в. в отечественной литературе появился ряд работ, авторы которых (В.Ф. Левитский, Г.Ф. Симоненко, А.Н. Миклашевский, К.Г. Воблый и др.) по сути своеобразные итоги подвели в тогдашних теоретико-методологических дискуссиях. Важно отметить, что эти ученые принадлежали к различным направлениям экономической теории. Так, В.Ф. Левитский тяготел к классической и неоклассической политэкономии, Г.Ф. Симоненко считал себя ревностным сторонником староісторичної школы, А.Н. Миклашевский - историко-этического направления, М.И. Туган-Барановский - к синтеза теорий ценности классики и маржиналізму, для взглядов К.Г. Воблого была характерна определенная эклектика. Все они не приняли экономическую теорию марксизма, постоянно полемизировали с ее конвенционными принципами, решительно отвергали революционный переход от капитализма к социализму. Одновременно все они выступали за вмешательство государства в экономическую жизнь и искали оптимальных границ сочетание саморегулирования и государственного регулирования экономики.
Важное место в работах украинских ученых занимали вопросы классификации экономических теорий и классификации экономических наук. В.Ф. Левитский раскрыл, что политическая экономия в тогдашнем своем состоянии составляла неоднородную за своими задачами и методами науку. По мнению ученого, она состояла из трех категорий экономических знаний: теоретических, исторических и прикладных. Поэтому основным принципом осуществления классификации экономических школ ученый считал строгое разграничение начал теории, политики и истории в составе экономических учений.
В.Ф. Левитский подверг критике взгляды тогдашних представителей исторической школы за смешивания ими различных задач политической экономии. Следствием этого стали важные недоразумения в экономической науке. Ученый дифференцировал состав представителей исторической школы, выделив три основные группы. Сторонники первой рассматривали политическую экономию как науку исключительно историческую (В. Рошер, К. Кніс). Сторонники второй имели взгляды на политэкономию как на науку исключительно прикладную (Г. Шмоллер, Ю. Каутц, Г. Кон). Наконец, представители третьей группы ошибочно отождествляли политическую экономию с социологией (Дж.К. Ингрэм, В. Шеєль). В дальнейшем группировка представителей исторической школы несколько изменилось, особенно В отношении. Рошер и К. Кніса, теоретико-методологические взгляды которых на самом деле тяготели к классической политической экономии.
До определенного времени разделение политической экономии на учение об производство, распределение, обмен и потребление вполне удовлетворял представителей экономической науки. Другими словами, речь шла об изучении экономических законов, которые управляют этими сферами общественного воспроизводства. Не было особой нужды выделять ту часть политэкономии, в которой бы специально рассматривались меры государственной власти по обеспечению роста рыночной экономики и народного благосостояния. Считалось, что это целиком зависит от природных экономических законов, которые управляют народным хозяйством. Изложение этих законов и составило, по сути, содержание политической экономии. Но уже в 30-40 pp. XIX в. много немецких экономистов (Л. фон Якоб, Ф. фон Соден, К.Г. Pay и др.) поставили под сомнение такое понимание объекта и предмета политической экономии. Они показали, что в развитии национальной экономики нельзя целиком полагаться только на стихийную действие экономических законов и ограничивать содержание политической экономии лишь их изучением.
Влияние государственной власти на экономические отношения и достижения общего благосостояния также имеет большое значение для развития народного хозяйства. Он распространяется на все вопросы каждого из четырех разделов политической экономии, выделенных по фазам общественного производства. Чтобы избежать отождествления двух разных ученик - о естественные экономические законы и позитивное экономическое законодательство и другие различные мероприятия для подъема уровня народного благосостояния, ученые выделили в особую часть политической экономии материал, связанный с влиянием государства на экономику. Поэтому к принятого французскими, английскими и другими учеными разделения политической экономии, по тогдашней терминологии, за предметами содержания (производство, распределение, обмен, потребление), немецкие экономисты добавили подол ее по характеру принципов.
Для представителей мировой и национальной экономической науки второй половины XIX ст., независимо от их приверженности к тем или других школ и направлений, типичным стал разделение политической экономии на две части: чистую (теоретическую) и практическую (прикладную) или экономическую политику. Каждая из них хранила предыдущий общепринятое деление по содержанию, т.е. изучение фаз общественного производства - собственно производства, распределения, обмена и потребления, но занималась изучением экономических законов по-разному. В основе выделения двух указанных частей политэкономии лежал разделение явлений и процессов экономической жизни на две сферы - сферу сущего и сферу должного.
В соответствии с таким делением, теоретическое познание ограничивается только описанием и объяснением явлений, а практическое имеет своей целью выяснения влияния на познанные явления в желаемом направлении. В соответствии чистая или теоретическая часть науки представляла собой учение о основные элементы и функции народного хозяйства, главным образом о те объективные (по тогдашней терминологии, природные) экономические законы, которые управляют всеми этими явлениями. Здесь же з'ясовувалось, в какой мере исполнения таких законов обеспечивает общее благосостояние и социальную справедливость. Прикладная или практическая часть (экономическая политика) содержала изложение учения о мерах, которые должен предпринимать правительство в тех случаях, когда действие одних только естественных законов народного хозяйства не обеспечивает в достаточной степени общее благосостояние.
Теоретическую политическую экономию ученые, например М.И. Туган-Барановский в своем труде "Основы политической экономии", делили, в свою очередь, также на две части: абстрактную и конкретную. По их мнению, абстрактная политэкономия устанавливает общие причинно-функциональные зависимости народного хозяйства и использует дедуктивный метод. Это подразделение экономической науки, пользуясь абстрактной теорией хозяйства, исследует как существующие типы явлений хозяйствования, так и, в частности, историческое развитие их. Установление направлений экономического развития хозяйства - одна из важнейших задач этого подразделения науки. Конкретная политэкономия ставит своей целью описание, классификация и объяснения конкретных типов народнохозяйственных явлений и использует индуктивный метод. Она имеет дело с "реальным народным хозяйством", которое представляет собой не только стихийный комплекс единичных частных хозяйств: в нем действует и регулирующая сила органов общественной власти - прежде всего государства. Государство в большей или меньшей степени ограничивает свободу действий единичных хозяйств, подчиняя их деятельность определенному плану, что привносится самим государством. Объектом регулирования со стороны государства и профсоюзов является, прежде всего, отношения распределения, которые, по мнению М.И. Тугана-Барановского, по своей природе являются социальными, а не рыночно-хозяйственными.
Итак, выдающийся украинский ученый подчинил разделение политической экономии на подразделения всестороннему раскрытию народнохозяйственных явлений и процессов с учетом взаимодействия всех субъектов экономической жизни общества. Он развивал многофакторный эволюционный подход к предмета и метода экономической теории. Характерные его черты: народное хозяйство как объект исследования; понимание хозяйства как системы взаимодействия стихийных и сознательных начал; синтез дедуктивного и индуктивного методов исследования; выяснение направлений исторического развития; влияние на него государства, профсоюзов, кооперации.
Необходимо четко различать два аспекта поднятых вопросов. Первый - отношение ученых к самому разделения политической экономии на две части, неоднозначность (а иногда и противоречивость) их оценок. Второй - отношение ученых к содержания каждой из выделенных частей, которое обуславливалось принадлежностью ученого до того или иного конкретного направления экономической мысли.
Отношение украинских ученых до разделения политической экономии на две части не было однозначным. Прежде всего они отмечали положительные стороны этого разделения. Благодаря ему экономистам удалось лучше выяснить двойственный характер начал, положенных в основу экономической науки, и соответствующим образом субординировать их. Согласно канонам классической политической экономии на первое место ученые поставили те начала, которые имеют естественный, стихийный, независимый от государственной власти характер. Он обусловлен законами, которые управляют внешней природой, с которой человек во всех своих экономических отношениях должна постоянно иметь дело. На втором месте находятся начала, лежащие в основе положительного государственного законодательства, направленного на улучшение существующего экономического положения страны. Они относительно самостоятельные, но в значительной мере зависят также от первых начал, должны согласовываться с ними. В противном случае любое положительное законодательство рискует быть нецелесообразным и вместо пользы может принести даже вред. Достоинством указанного выше разделения ученые считали также создаваемую им благоприятную возможность для более целостного, более полного выяснения значение в народном хозяйстве, с одной стороны, общих всем живом мировые побуждений человеческой природы и, с другой стороны, - высших моральных мотивов человеческой деятельности.
Большинство ученых считали разделение политической экономии на две части исключительно с научной точки зрения вполне правильным, но не совсем удобным и полезным в педагогическом отношении. Во-первых, было невозможно избежать повторений в прикладной части материала, изложенного в теоретической части. Ведь трудно доказать необходимость принятия тех или иных мер экономической политики без ссылок на действие экономических законов, видоизменить результаты которой стремятся с помощью этих мер. Во-вторых, создавалось крайне ошибочное представление о значении экономических законов в народном хозяйстве. Ведь вопреки абстрактным предположением чистой части политэкономии на самом деле практически не существует такого народного хозяйства, которое бы не поддавалось каком влияния государственной власти. В свою очередь меры государства в области экономики, чтобы быть эффективными, должны опираться на действие естественных экономических законов. Поскольку изучения в университетах первой и второй частей политэкономии было разорвано во времени, то возникала опасность создание у студентов искаженного представления о якобы возможность функционирования народного хозяйства вне системы экономических законов.
Под углом зрения существование специфического соотношение двух частей политической экономии отечественные ученые подвергали критике взгляды сторонников новой исторической школы. "Учение об экономической политике, которое составляет, по сути, не больше, чем прикладную часть политэкономии, - писал Г.Ф. Симоненко, - в трудах представителей новой исторической школы затеняют собой, если не полностью вытесняют первую теоретическую часть ее, которая выясняет природу народного хозяйства и его законы".
Со временем при трактовке содержания двух частей политической экономии ученые (В.Ф. Левитский, М.И. Туган-Барановский, А.Д. Білімович и др.) все больше переносили акцент с выяснения соотношения сути экономических законов и их практического использования на соотношение теории и реализации в ходе экономической политики классовых и других экономических интересов. Разделение (разграничение) двух частей политэкономии все больше толковался как надежное средство избежать "заражения" экономической теории политическими, классовыми интересами и таким образом избавиться от тенденциозности в теоретических взглядах. Отсюда делался прогноз в отношении дальнейшего развития экономической науки: все большее сближение различных школ и направлений экономической науки в чистой (теоретической) части при неизбежности дальнейшего существования и даже возможного усиления) разногласий в прикладной (практической) части или оценках тенденций развития современной экономической теории относительно двух ее составляющих - положительной и нормативной теории.
Признание противоположности интересов различных групп общества привело М.И. Тугана-Барановского к констатации связи каждой экономической теории с интересами определенных социальных групп. В свою очередь это привело ученого к постановке остро дискуссионного в то время вопрос, не исчезает в таком случае будь-яка единство в науке, если каждая общественная группа будет требовать построения науки с точки зрения ее интересов? М.И. Туган-Барановский предложил оригинальное решение этой проблемы.
По его мнению, общая теоретическая наука - политическая экономия возможна лишь на основе единой реальной силы, что объединяет людей, - общечеловеческой нравственности. Она должна лежать в основе всех составных частей науки. Основной принцип этой нравственности - равноценность каждой человеческой личности. М.И. Туган-Барановский утверждал: "Будь-яка человеческое лицо является верховная цель в себе, почему все люди равны как носители святыни человеческой личности.
Критерии классификации экономических систем
1. Необходимость строгого разграничения начал теории, политики и истории в составе экономических учений.
"Для того, чтобы ориентироваться в массе экономических систем, - подчеркивал В.Ф. Левитский, - мы должны прежде всего определить, какую категорию задач экономического знания решает ли имеет в виду решить каждая данная экономическая система, то есть касается ли она вопросам теории, хозяйственной политики, или истории хозяйства"'.
2. Противоположность критериев относительно различных частей экономических учений.
"Более разработаны экономические системы (например, школы классическая, историческая и социалистическая) состоят из двух параллельных систем, то есть одной частью своих ученик касаются хозяйственной политики, а другой - теории, а поэтому при оценке экономических систем в этих двух разных отношениях нужно применять радикально противоположные критерии".
3. Историчность предмета каждой из экономических систем.
"Каждая система теоретических взглядов имеет своим предметом объяснения явлений определенной исторической формации хозяйственной жизни. Большинство экономических систем рассчитаны на объяснения хозяйственного быта современных нам культурных народов, но существуют системы теоретических взглядов, которые имеют своим предметом объяснения явлений хозяйственного состояния народов прошлого времени"3.
4. Особенности методов научного исследования.
"Системы экономических теорий разных школ, относящихся к одних и тех же исторических эпох, серии хозяйственных явлений и задач - теоретического объяснения явлений - показывают коренные отличия ...Основа их основывается на особенностях метода и приемов научного исследования"4.
В теории стоимости этот подход получил свое выражение в попытке синтеза теории трудовой стоимости и теории предельной полезности, в теории распределения - сочетание идей теории предельной производительности и социальной теории распределения.
Учета морального, этического начала - характерная черта украинской экономической мысли еще со времен Киевской Руси. ее выделяли много отечественных и зарубежных историков. Она находит свое проявление в экономических взглядах и теориях по-разному.
Украинские экономисты, в частности В.Ф. Левитськнй, совершали попытки классификации экономических теорий и школ (по тогдашней терминологии, экономических систем), применяя, по сути, комплекс специфических критериев классификации.
Однако используя указанные выше критерии, В.Ф. Левитский и другие ученые одни и те же школы часто относили к совершенно разных групп в хозяйственной политике и экономической теории.
Украинские ученые (В.Ф. Левитский, М.М. Соболев, К.Г. Воблый и др.) предложили примерно одинаковые классификации экономической науки. Так, В.Ф. Левитский выделил среди научных дисциплин политическую экономию и статистику, считая, что каждая из них, со своей точки зрения, исследует фактически существующие явления народного хозяйства современного исторического периода. При этом теоретическая политэкономия изучает экономические явления в общих чертах со стороны их типовых форм, а статистика - со стороны их индивидуальных особенностей, которые зависят от условий места и времени. Прикладная политическая экономия, или экономическая политика, также исследует фактические хозяйственные отношения, но в связи с теми изменениями в народном хозяйстве, которые желательны с точки зрения достижения общего благосостояния. Наряду с деятельностью людей мощным органом преобразований является государство. Исследование современного государственного, земского и городского хозяйств осуществляет также наука о финансах, которая в одних своих частях является теоретической, а в других - прикладной дисциплиной.
Отдельными научными дисциплинами в классификации В. Левитского есть история народного хозяйства и история экономических учений. Для их выделения из других экономических наук ученый применил двойной критерий: изучение исследователями не современного, а на прошлой хозяйственной жизни народов в тех формах, в которых оно выразилось в разные исторические эпохи, и специфику этого вивчення2.
Классификация экономических наук, предложенная М.М. Соболевым, несколько | отличалась от других. В соответствии с разных задач, которые решаются экономической наукой, ученый разделил ее на три части:
конкретная экономическая наука, которая изучает историю хозяйственного быта разных народов и описывает их экономическое положение (экономическая история и статистика как изучение конкретных явлений);
теория социальной экономики, которая исследует типы хозяйственных явлений и законы их причинной связи (теоретическая наука);
экономическая политика, которая изучает меры, которые лучше всего способствуют достижению хозяйственной деятельности, то есть главным образом развитию народного благосостояния (практическая наука).
Отметим, что в этом случае термин "теория социальной экономии" был эквивалентен понятию "теоретическая политическая экономия". Наряду с общепринятым в отечественной и зарубежной литературе разделением политической экономии на теоретическую и прикладную М.М. Соболев добавил в состав экономической науки еще и конкретную экономическую науку.
Однако ни в одной из составных не упоминается история экономических учений. И это несмотря на то, что во второй половине XIX в. завершилось ее становления как самостоятельной экономической науки и в университетах (например, Харьковском) она изучалась как самостоятельная учебная дисциплина. В структуре теории социальной экономики М.М. Соболев выделил общую часть, в которой раскрывались общие экономические понятия и методология экономической науки, и четыре части в соответствии с разделами общественного воспроизводства (учение об производство, обмен, распределение и потребление).
В А. Смита прикладные части экономической науки поставлены в прямую зависимость от законов ее чистой части. Раскрывая эту зависимость, отечественные экономисты обращались к архитектоники, по их выражению, бессмертного трактата А. Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов". При изложении законов финансового хозяйства и учение об управлении справедливо обращалось внимание на то, что А. Смит не только постоянно проверяет их законами политической экономии, но даже непосредственно обосновывает прикладные части науки этими законами. В результате такого подхода смітівське учение о государственных доходах и расходах представляет вместе с общей частью экономической теории гармоничное целое, которое содержит ряд научных положений. В пятой книге своего исследования. Смит использовал для разъяснения своего учения лишь то, что было уже развита им в первых четырех книгах.
Понимание такого органического связи политической экономии с другими науками было характерно и для известных украинских экономистов. Интересный вариант определения места науки, которая занимается государственной деятельностью, предложил профессор Харьковского университета М.М. Алексєснко. Он рассматривал государственное хозяйство как лишь одну из форм народного хозяйства. Поэтому наука о государственном хозяйстве должен находиться в тесной связи с общим учением о народное хозяйство, то есть политической экономией, использовать ее основные положения и принципы. Рассмотрение науки о государственной деятельность с точки зрения предложения и спроса приводит к разделению ее соответственно на управленческую и финансовую деятельность. В круг вопросов первой принадлежит процесс производства государством разнообразных благ и удовлетворение потребностей всего общества и отдельных его членов. Вторая же рассматривает вопросы оплаты благ, которые предоставляет государство (налоги, пошлины, государственный долг и т.п.). В налогу, по мнению М. Алексеенко, чувствуется тесную связь экономических и политических явлений. С одной стороны, налог - один из элементов распределения, составляющая цены. С другой стороны, установка, распределение, изъятия и использования налога - одна из функций государства.



Назад