Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

9.2.1. Взгляды украинских ученых на сущность и формы проявления кризиса политэкономии


Как свидетельствует опыт, развитие мировой и национальной экономической науки время от времени прерывается кризисными явлениями. Подобно экономических кризисов, которые являются переломными моментами в развитии рыночной экономики, кризиса в помошной науке так же является важным фактором ее развития. В XIX в. имела место кризис классической политической экономии, в связи с которой произошла коренная перестройка экономической науки. Поэтому вопрос о кризисе в политической экономии находилось в центре внимания представителей мировой и отечественной экономической мысли. С ним были связаны многочисленные проблемы дальнейшего развития экономической теории, вокруг которых среди ученых велись оживленные дискуссии.
Во второй половине XX в. методологи и историки экономической науки постоянно возвращались к вопросам кризисного развития политэкономии с целью получить определенные уроки из прошлого и лучше осмыслить современное в области экономической теории. Именно в связи с этим появились известные в современной экономической и науке модели ее развития Й.А. Шумпетера, Т. Куна, И. Лакатоша, П. Фейерабенда, Д. Макклоски и др.
Общим для отечественных и зарубежных ученых последней трети XIX в. была констатация очевидного факта кризисного состояния политической экономии. Однако само явление кризиса, его причины, хронологические границы, а также особенно пути выхода из кризисного состояния науки получили различного толкования. Оно зависело от того, к какой школы или направления экономической мысли принадлежал тот ч для другой ученый. В самом широком плане все толкования сводились к двум диаметрально противоположных по своей сути - марксистских и немарксистських.
По мнению ортодоксальных марксистов, это был кризис классической буржуазной политэкономии, охватившей ее еще в 30-е гг. XIX ст. Как следствие, путем кристаллизации из отдельных ненаучных элементов во взглядах классиков и новых этажных исследований рыночной экономики возникла вульгарная буржуазная политэкономия. Она стала самостоятельной, хотя и ненаучной, ветвью экономической мысли пострікардовського периода. Крах классической политической экономии, по мнению марксистов, не решил проблемы выхода из кризиса экономической науки. По их представлениям, после 30-х гг. XIX в. самая вульгарная буржуазная политэкономия находится в перманентном кризисе. Следовательно, для надлежащего решения проблемы необходимо устранение вульгарной политэкономии и установление безраздельного господства марксистской политэкономии (или, по выражению К. Маркса, политэкономии труда). Разумеется, это возможно лишь в результате революционной ликвидации капиталистического способа производства - материальной основы и реального объекта изучения политической экономии в узком смысле слова.
Представители всех других школ и направлений экономической мысли - вне марксизмом - не приняли ни одного из ключевых понятий изложенного Марксового трактовка кризиса: сути ее, круга представителей и хронологических границ классической и вульгарной политэкономии, предлагаемых путей выхода и т.д. Само понятие "вульгарная буржуазная политэкономия" было отвергнуто, как партийное, ненаучное. Между тем существовала реальная проблема объяснения существенных различий во взглядах представителей раннего и позднего классической политэкономии. Абсолютизация их как раз и натолкнула марксистов на поиск особой, "вульгарной" (то есть ненаучной, этажной) политэкономии.
Но при общем неприятии Марксової модели развития экономической науки между представителями немарксистських школ на Западе и в Украине не было единства в толкованиях кризисных явлений и процессов в развитии экономической науки, механизмов выхода из кризиса. Так, Г. Рождественский, абсолютизируя эти процессы, считал их всезагальними, распространял на все тогдашние направления экономической мысли, а выход из такой плачевной ситуации усматривал в замене политической экономии социологией, то есть, по сути, в ликвидации политической экономии как науки. На Западе подобные взгляды развивали основоположник философского позитивизма В. Конт, английский экономист Дж.К. Ингрэм и др.
Подавляющее большинство отечественных и зарубежных ученых-экономистов правильно констатировали факт банкротства классической политэкономии, предлагали отказаться от ее основных постулатов и заменить их другими. Однако бросаются в глаза по меньшей мере три обстоятельства. Во-первых, большая растянутость во времени таких констатаций. Они начались еще с 40-х гг. XIX ст. (И.О. Mi-лютин) и продолжались еще и в первое десятилетие XX века. (М.И. Туган-Барановский, П.Б. Струве, СМ. Булгаков и др.). При этом речь шла о констатации кризиса классической политэкономии не в ретроспективе, а как все еще реально существующего явления. Во-вторых, выход из кризиса многими отечественными учеными-экономистами виделось на путях преимущественно исторической школы. В-третьих, толкования причин и сути кризиса были скорее эмоциональными, чем строго научными, довольно поверхностными и односторонними.
В "синтетической форме" все эти особенности отражены в толкованиях научной кризиса известными учеными, профессорами К.Г. Воблим, В.Ф. Левитським, А.Н. Миклашевським, Г.Ф. Симоненко и др. Так, по мнению Г.Ф. Симоненко, кризис оказалась в том, что в последнюю четверть XIX в. в экономической науке возбуждено и подвергнута сомнению все, что ранее прочно и непоколебимо установлено классиками со времен А. Смита и Д. Рикардо. Подорван авторитет экономической науки, отбрасывается все то, что выставлялось многими за образец для развития других общественных наук. Однако это сделано не предварительным противниками политической экономии или марксистами, а представителями новой исторической школы. Подобные мнения относительно кризиса в экономической науке высказывал и профессор А.М. Миклашевский (1864-1911), который писал: "Конец XIX - начало XX в. застает политическую экономию в состоянии невероятного хаоса; вся стройность и логичность предыдущих теоретических побудувань разрушена; иногда представляется, что именно существование политической экономии, как теоретической науки, более недопустимо". Несколько иное, более широкое значение кризиса отстаивал заведующий кафедрой политической экономии Киевского политехнического института профессор СМ. Булгаков (1871 -1944). В своей работе "Философия хозяйства" (1912) он писал о кризисе теоретической политэкономии как о жестокой философскую кризис. "Отказываясь от сознательного экономического материализма, - утверждал ученый, - она (политэкономия) остается лишенной каких-либо философских основ, без которых она превращается в сумму эмпирических знаний и размышлений, что вряд ли заслуживает название науки"3.
Специфика подхода СМ. Булгакова, А.Д. Білімовича и ряда других ученых к вопросам о кризисе политической экономии заключалась в критике так называемого экономического материализма. Он рассматривался как один из решающих факторов, который привел к кризисного состояния экономической науки. Известно, что экономический материализм - это концепция, согласно которой общественно-экономическое развитие целиком определяется действием экономического фактора (или экономической среды). Политическая, идеологическая, моральная и другие сферы социальной жизни возникают лишь как следствие экономического фактора, лишенные своей самостоятельности и способности активно влиять на ход истории. Принципы социального детерминизма доводятся сторонниками экономического материализма к экономического фатализма. Однако справедливая критика экономического материализма, как правило, отождествляла последний с материалистическим пониманием истории и, таким образом, критика распространялась на экономическую теорию марксизму4.
Признание ошибочности экономического материализма не сопровождалось отрицанием самого тесного связи всех сторон исторического процесса с хозяйственной жизнью народных масс. "В свете этого, - писал профессор О.Д. Білімович, - экономический материализм со всеми своими недостатками как социологическая теория имел все же осуществить плодотворное влияние на историческую науку, заставив ее обратить больше внимания на хозяйственный сторону человеческого суспільства1. Поэтому сознательный отказ от экономического материализма и воспринималась С.М. Булгаковым и рядом других отечественных ученых как философская кризис экономической науки.



Назад