Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

10.2.2. Земельное и сельскохозяйственное вопрос в научном багаже экономистов


В своем научном творчестве практически все ученые Киевского университета обращались к теме аграрных (земельных) отношений (хотя в разной степени и в разных аспектах). Это обусловлено как актуальностью темы, так и специфическим положением Украины, что изначально считалась сельскохозяйственной страной.
Конкретная аграрная тематика работ киевских университетских ученых менялась в зависимости от социально-экономических и исторических периодов, которые переживала страна. В целом же достаточно четко выделялись периоды до 1861 г. (то есть к ликвидации крепостничества) и после реформы, особенно после промышленного переворота последней трети XIX ст., когда в стране было сформировано аграрно-промышленное хозяйство и созданы экономические предпосылки индустриальной цивилизации.
Ученые Киевского университета не ограничивались лишь теоретическими разработками. Значительную роль в подготовке крестьянской реформы сыграл Николай Бунге. В главном крестьянском комитете, созданном при Государственном совете в 1859, p. были утверждены редакционные комиссии. Особое место среди них занимала финансовая комиссия, на которую возлагалась разработка оснований и способов выкупа крестьянских наделов при содействии правительства, что, по сути, было основным вопросом в осуществлении крестьянской реформы. К этой комиссии правительство решило пригласить лучших специалистов в сфере финансов, которые бы не принадлежали к административных кругов. Одним из них был профессор М.Х. Бунге. За деятельность в составе этой комиссии ученого наградили золотой медалью "За участие в трудах Редакционной комиссии по крестьянского вопроса". Позже крестьянский поземельный банк, созданный по инициативе М.Х. Бунге, в то время министра финансов, с целью облегчить условия ипотечного кредита для крестьян, предназначенного для покупки земли, был главным инструментом государственного регулирования купли-продажи. Проект основания этого банка был подписан в декабре 1881 г.1 и запрещал акционерным или земским банкам предоставлять крестьянам займа для покупки земли.
Действенным средством решения проблем обеспечения социальных прав, защиты собственных хозяйственных интересов и создания экономических условий для деятельности производителей сельскохозяйственной продукции стала крестьянская кооперация, которая берет свое начало в 60-х гг. XIX ст.
Первое в Украине (и в России) общество, которое положило начало потребительскую кооперацию, появилось в Харькове. Его устав зарегистрирован в октябре 1866 г. Инициаторами его создания стали члены харьковской общины - так называли одну из форм сельскохозяйственной кооперации, которая была одновременно (особенно в период становления кооперативной системы) и культурно-просветительским и опытно-пропагандистским объединением ученых, агрономов, общественных деятелей.
У истоков кооперативного движения в Украине стоял М.И. Зибер. Во второй половине 60-х гг. XIX в. он принимал активное участие в деятельности организованного киевской общиной кооперативного потребительского общества и был членом его правления. Кроме практического интереса, Г. Зибер один из первых активно изучал опыт деятельности потребительских обществ как в Украине, так и за рубежом и пытался теоретически обосновать экономическую целесообразность удешевление товаров для всех покупателей путем замены розничного продавца потребительскими кооперативами. Эти усилия нашли отражение в отдельной труда "Потребительские общества".
М. Зибер был ярым сторонником крупного землевладения. Он считал: "...Мелкое хозяйство, подобно мелкому ремесла, нужно считать достоянием прошлого. ...Полностью допускаем технические преимущества большого хозяйства над мелким и даже историческую необходимость замены мелкой собственности большим. Не стоит только забывать, что сладкие плоды процесса обобществления труда в европейском обществе достанутся одним лишь будущим поколениям, на долю же настоящего выпадают одни лишь муки родов болезни детского возраста"1.
Отсутствие удовлетворительных сводных данных по этому вопросу усложняло разностороннее изучение этого вопроса. Поэтому вклад, который сделал М.И. Зибер в разъяснение значение крупного сельскохозяйственного производства на примере статистических данных передовых сельскохозяйственных стран Западной Европы (Бельгия, Англии, Франции, Голландии, Австрии), представляется нам тем ценнее. В Европе в то время уже ясно понимали необходимость розверстання, округление мелких участков земли, что в свою очередь позволило бы использовать машины, отменить трипільну систему хозяйствования, отменить многочисленные борозды, которые могли бы превратиться в эффективно используемые земли, а главное - значительно экономило бы время, одним словом, это было бы большим прогрессивным шагом в возделывания земли и повышении эффективности ее использования. На одном из австрийских земледельческих собрания 1879 г. его члены даже настаивали на праве государства принудительно округлять мелкие участки земли ради перехода к высшей формы хозяйствования. Приводя пример бельгийских ферм, Г. Зибер пишет: "В округах крупных ферм, как уже было показано, рента относительно ниже, а заработная плата выше. Крупные фермеры приносят наибольшее количество избыточной пищи, отчасти потому, что их валовой продукт больший, чем на мелкой ферме, но особенно потому, что они дают занятия пропорционально значительно меньшем количестве людей, благодаря более интенсивному использованию машин. Какая же система ведет более к национального благосостояния Бельгии? Ответ, очевидно, что система крупных ферм, потому что она освобождает большое количество людей для применения в других отраслях промышленности, расширение которых, как видно, полностью зависит от предложения труда".
Еще одним важным вопросом, который поставил перед собой М. Зибер в связи с этой проблемой, стал вопрос о капитал, который применяется в фермерских хозяйствах.
По мнению М. Зибера, сельскохозяйственный капитал - это то, что можно назвать инвентарем, и что отличается от действительного капитала. Нет никаких различий между количеством того, что является собственностью фермера bona fide и того, что представляют собой одолженные им деньги"1. Важным в этой связи (относительно затрат в крупном и мелком хозяйствах) есть выбор культуры. Важно брать именно ту культуру, которая принесет максимальную выручку от продажи продукта на определенное количество капитала. На основе фактических данных, которые связаны с бельгийскими фермерами, Г. Зибер доказывает, что некоторые расходы, которые несут мелкие фермеры "вообще не встречаются в так называемом "капитале" большого фермера"2. Таким образом, Г. Зибер соглашается с тем, что мелкие фермы требуют большего капитала, чем большие; но насколько это заслуга или убыток "petite culture" зависит от того, насколько удовлетворительной может быть ответ на такие вопросы: "может Ли быть этот избыточный капитал вознагражденным?"; "Приносит ли капитал мелкого фермера одинаково высокий уровень прибыли с капиталом большого фермера?". Ведь значительную часть добавочной стоимости инвентаря мелкого фермера составляют невинагороджувані, но необходимые расходы на орудия и вознаграждение своему предшественнику.
М. Зибер считал, что в наиболее примитивном состоянии находится страна тогда, когда население распределено равномерно, если нет ни городов, ни сел, и каждая семья должна сама удовлетворять свои потребности. И наоборот, наиболее передовым считается состояние страны, когда распределение его населения является таким: в селах количество населения является не более чем достаточной для обработки земли, а остальная часть населения сконцентрирована в центрах торговли и мануфактур.
Г.М. Цехановецький также считал, что крестьянин должен владеть землей: "Свобода на труд не может быть полной, если она не будет иметь опоры в поземельной собственности"3. В своей магистерской диссертации И. Цехановецький сделал также несколько критических замечаний по поводу учения А. Смита о производительном и непродуктивную работу, считая его мнение о непродуктивности услуг ошибочной.
В 1876 г. А.Я. Антонович тоже обращается в своем творчестве к земельному вопросу и печатает в "Трудах Императорского свободного экономического общества" статью под названием "Сельскохозяйственные сервитуты в Привіслянському крае", в которой, критикуя существования сервитутов, предлагает пути выхода из кризиса, в котором находилось сельское хозяйство Привіслянського края. Надо сказать, что после реформы 1861 г. большинство проблем, затронутых автором в этой статье, были характерны для многих других регионов России, в том числе и для Украины, поэтому статья представляет не только локальный интерес. Чтобы читатель глубже проникся этой проблемой, автор делает краткий исторический экскурс относительно того, каким образом возникли сервитуты и в чем их проблема. Сервитут - это крепостной состояние земельного участка. Как иронично пишет сам автор: "существующие в настоящее время в Привіслянському крае сельскохозяйственные сервитуты представляют собой исторический продукт этого экономического положения, созданного добродієм Польши Наполеоном И саксонским королем герцогом варшавским". Именно по их приказу землевладельцы, освободив крестьян в 1807 г., присоединили все лучшие земли, которые были ранее в наследственном в пользовании крестьян, к своим обрабатываемых земель, оставив в последнее тощие, изможденные и низкопроизводительные наделы и право пользования с разрешения землевладельца угодьями, лугами, лесами - сервитутами. Поэтому, фактически, речь идет о малоземелья, что было актуальным в то время и для Российской империи.
Земельный надел был настолько мизерный, что существование крестьянского хозяйства без сервитутов было невозможным, в связи с чем крестьянин попадал еще в большую зависимость от землевладельца. Крестьянин видел в сервитуте дополнение к своему скудному надела, тот минимум, опуститься ниже которого означало полностью разориться. Сначала сервитуты действительно приносили пользу крестьянскому хозяйству и были не только полезны, но и необходимы для крестьяне на качестве дополнения к его поземельной участка. Но со временем даже те мизерные преимущества исчезли. "...Земли, обремененные сервитутами, крайне истощены, сервитуты становятся лишь номинальным дополнением к крестьянского поземельного на делу, нанося в то же время во многих местах реальные убытки самом же крестьянину. Необходимость отмены сервитутов становится вопросом дня, жизненным вопросом, от удовлетворительного решения которого зависит дальнейшая судьба всей сельскохозяйственной промышленности края".
Согласно закону от 19 февраля 1864, p. сервитуты могли быть отменены только на добровольной основе двустороннего соглашения между землевладельцем и крестьянином или же только при односторонней требованию землевладельца при условии вы платы крестьянину соответствующего вознаграждения, договориться о которой было почти нереально. А. Антонович считает, что все это - обязательная отмена сервитутов на требованию землевладельца, как и порядок определения вознаграждения за него - должен регулироваться законом. Но поскольку такого закона пока нет, то отмена сервитутов возможно лишь при двустороннего соглашения.
В чем же заключаются негативные аспекты такой системы, при которой, как утверждает автор, невозможен рациональный развитие сельскохозяйственного производства?
Прежде всего автор указывает на невозможность перехода к "плодозмінної системы" за существование сервитутов: "В той местности, в которой нет достаточного количества природных лугов и земля от долгосрочного господства трипольской системы значительно истощен, дальнейшее применение такой системы не только не может приносить сельскому хозяину выгоды, а наоборот, приносит одни убытки... Выход из этого экономического круга возможен только один - принятие плодозмінної системы. Эта система уничтожает значение природных лугов, предоставляет возможность удерживать большее количество скота, что в свою очередь оказывает влияние на улучшение принятой системы".
А. Антонович считает невозможным по трипольской системы, которая не соответствует местным условиям, развитие скотоводства. Он видит прямой взаимовлияние между этими двумя отраслями сельского хозяйства. "Вследствие господства этой системы, скотоводство находится в неудовлетворительном состоянии, через что, в свою очередь, и сама трехпольная система находится в крайне неудовлетворительном состоянии".
Он также указывает на отсутствие у крестьян элементарных сельскохозяйственных и экономических знаний, и это отсутствие он также связывает с наличием сервитутов: "...Не принято правильных плодосмен. Крестьяне не имеют необходимых для этого сведений и сведений таких им неоткуда взять, поскольку мы видим, что в помещичьих хозяйствах плодозмінну систему не может быть принято при существовании сервитутов".
А кроме того. Антонович поднимает проблему окультуривание земель, преобразования так называемых "неудобных земель", которые не приносят никакой пользы землевладельцу и дают мизерную пользу крестьянину. В таких земель можно отнести низменные леса, болота и др. "Сервитуты противодействуют превращению таких бесприбыльных и малокорисних земель на прибыльные и ценные, противодействуя таким образом и механическому увеличению производственных сил края".
Крайне негативно, по мнению А. Антоновича, сервитуты влияют на лесное хозяйство, усиливающейся конкуренцией между крестьянами и землевладельцем. Каждый из них пытается воспользоваться максимальным количеством благ, которые приносят лес, часто нанося большой ущерб лесам.
Следующим недостатком, А. Антоновичем, является то, что сервитуты, создавая препоны в развитии коренных сельскохозяйственных отраслей, тормозят одновременно и развитие сопутствующих отраслей, успех которых напрямую зависит от успеха первых. Примером может быть молочное хозяйство, базой для которого может стать уничтожение сервитутов и трипольской системы. Ввод травосіяння обеспечит кормовую базу для содержания большого количества скота, что сделает молочное хозяйство прибыльным. А доходность, по мнению автора, это такая организующее сила, с появлением которого соответствующее хозяйство возникает само собой.
Слишком высокие цены на землю в некоторых местах объясняются несоответствием между предложением и спросом. Причиной такого несоответствия, когда предложение земли на продажу значительно ниже имеющегося спроса, также является сервитуты. "При существовании сервитутов землевладельцы не имеют возможности продавать принадлежащей им земли наделами, поскольку при таком продажи нарушились бы сервітутні права крестьян".
Все эти доказательства однозначно свидетельствуют о том, что подобную систему следует изменить и подкрепить эти изменения прежде всего законодательно, максимально учитывая при этом интересы крестьянства. Что должно лечь в основу этого закона, какими принципами должны руководствоваться законодатели? Отвечая на этот вопрос, А. Антонович считает необходимым ввести общее для всего края правило, за которым вознаграждение крестьянам за их сервитуты выдается не деньгами, а землей. Установить основы для оценки данного вознаграждения. Такая задача является не таким уж и простым, поскольку нужно учитывать различные факторы и быть при этом достаточно объективным. А. Антонович предлагает: "Крестьянин за свой сервитут должен получить такое количество земли, доходность от которой была бы равна годовой ценности его сервитута". Следовательно, для А. Антоновича доходность является определяющим фактором ценности земли.
На рубеже XIX и XX в. ученые все больше уделяли внимание рассмотрения экономических вопросов, исходя из позиций политических реалий. Двумя главными причинами отсталости российского дворянского землевладения Л. Яс-нопольський2 считает прежде всего потрясения, которое вызвала крестьянская реформа и невыгодную конъюнктуру мирового рынка, что сложилась как раз в 70 - 80-х гг.
Конечно, здесь следует вспомнить и крестьянское малоземелье, и слабое накопления капиталов, и сельскохозяйственную безграмотность, и сложность климатических условий (имелось в виду российское "нечерноземья"), и неустроенность кредитных отношений и недостаточное развитие путей сообщения - все это также снижало активность земледельческого класса. Говоря о дробления крупных дворянских наделов и о преобладании крестьянского землевладения над дворянским, автор отмечает, что этого как раз нельзя сказать о украинские земли, поскольку "...в западном крае, где социальная сила дворянства издавна сложилась значительно крепче, чем в коренной России, именно здесь мы можем видеть центр в значительной мере устойчивого дворянского землевладения". Работа Л. Ясно-польского представляет значительный интерес еще и со статистической точки зрения.
В ней мы можем найти большой статистический материал в отношении сельского хозяйства за период с 1859 по 1896 г. На основе этих самых данных Л. Яснопольський делает вывод о концентрации землевладения, причем максимум ее приходится на Украину.
Леонид Николаевич Яснопольський (1873 - 1957) родился в Киеве. После окончания гимназии в 1891 г. поступил на юридический факультет Киевского университета св. Владимира.
В 1894 г. перевелся в Петербургский университет, где и закончил обучение в 1895 г. и был оставлен при университете на кафедре политической экономии и статистики.
Леонид Яснопольський
Осенью 1902 г. работал приват-доцентом Киевского университета. Именно в этот период он печатает статью "Развитие дворянского землевладения в современной России" ("Мир божий" за 1902 г.). 3 февраля 1903 г. в течение года преподавал статистику в Харьковском университете. Там в 1904 г. он прочитал лекцию, в которой осуждал политику российского правительства на Дальнем Востоке, которая привела страну к новой войны; за это и был уволен из университета. За время своей работы в Киевском университете им был прочитан курс "Движение землевладения в России в пореформенну эпоху".
После 1917 г. работал в Киевском университете и Институте народного хозяйства. С 1926 по 1930 г. он возглавлял постоянную комиссию АН УССР по изучению производственных сил Украины, а в 1931-1936 гг. работал в научно-исследовательских учреждениях Москвы. В 1936 г. возвращается в Украину, где работает в Институте экономики АН УССР. Его основные труды посвящены вопросам развития экономики промышленности и использования производственных сил Украины. В 1925 г. Л.М. Яснопольського был избран академиком Академии наук УССР.
В условиях нестабильности и малоземелья, от которого страдало крестьянство, автор решил исследовать, каким образом различные партии, среди которых трудовики (народные социалисты), социалисты-революционеры, социал-демократы, партия народной свободы и союз частных земельных собственников, предлагают выйти из этой ситуации, учитывая то, что все политические силы ставили решения этого вопроса на одно из первых мест. "Рассмотрение программ отдельных партий показывает, как по-разному смотрят они на земельный вопрос и как по-разному его решают. Больше всех в земельном вопросе заинтересованы крестьяне - земледельцы, им как раз и нужно хорошо осознать, что говорят о землю разные партии.
Суть земельного вопроса сводилась к тому, как решить проблему малоземелья (рис. 10.1).

Предложения этого решения сводились к трем основным программ, которые предлагали различные партии и которые базировались на соответствующей идеологии:
Развитие экономической мысли в Киевском университете (XIX - начало XX вв.)
народницькій;
марксистской (социал-демократической);
конституционно-демократической (народной свободы).
К. Воблый основными пунктами земельного программы считает: статус и размер отчуждаемых земель; размер трудовой нормы; возможность частного землевладения; в чьей собственности останутся леса?; размер выкупа и по какой норме будет передаваться земля: трудовой или потребительской?
Народники выступают за мелкое трудовое хозяйство, где орудия и средства производства принадлежат трудящимся, которым следует передать всю землю. При этом они считают общинне землепользования наилучшей формой трудового крестьянского хозяйства, которое в условиях, которые сложились в государстве, облегчит переход к социалистического хозяйства. Хоть единства среди народников не наблюдалось, поскольку одно крыло - народно-социалистическое - требовало национализации земли, то есть отчуждение ее в государственную собственность с тем, чтобы ею пользовались только те, кто ее обработки; а второе крыло - социал-революционное - выступало за социализацию земли (особый вид национализации), то есть за пользование государственными землями свободными общинами земледельцев, которые не применяют наемного труда, а величина наделов корректируется с течением времени в зависимости от изменения состава семьи.
Константин Григорьевич Воблый (1876-1947) - экономико-географ, экономист, Заслуженный деятель науки УССР, доктор политэкономии и статистики, профессор, академик АН УССР.
Родился в с. Царичанка (ныне Днепропетровской области).
Окончил Киевскую духовную академию (1900 г.), и поступил в Юрьевского университета, но через год перевелся на юридический факультет Варшавского университета (1904), p. где занимался вопросами экономики и статистики.
Константин Воблый
За разработку "Заатлантична эмиграция, ее причины и последствия" ему присудили золотую медаль. После окончания, остался для подготовки к профессорскому званию, но магистерские экзамены он сдавал в Киевском университете.
В 1906-1910 гг. K. Воблый работал приват-доцентом Киевского университета. В 1909, p. защитив магистерскую диссертацию, он получил назначение экстраординарного профессора Киевского университета, а с 1911, p. после защиты докторской диссертации - ординарного профессора.
Начиная с 1907 г., К. Воблый преподавал политическую экономию и в Киевском коммерческом институте, где с 1910 по 1917 гг. он был назначен деканом экономического отделения, в 1917 г. стал ректором Киевского коммерческого института (сейчас - Институт народного хозяйства).
В бурные 1918-1921 гг. К. Воблый работал профессором Таврического университета, а после открытия АН Украины в мае 1919 г. был избран действительным членом (академиком) по кафедре прикладной экономики. В 1921 г. был арестован большевиками.
С 1921 г. в АН УССР, одновременно продолжал работу в Киевском институте народного хозяйства.
В 1928-1930 гг. - вице-президент АН УССР, в 1942-1947 гг. - директор Института экономики АН УССР.
В 1933 г. организовал и возглавил кафедру экономической географии в Киевском университете.
До Великой Отечественной войны в 1934-1938 гг. работал в Комиссии по изучению производительных сил Украины, а с начала войны и до 1943 г. находился в г. Уфа, где продолжали работу учреждения АН УССР. В 1943 г. был избран директором восстановленного Института экономики.
Организатор украинской экономико-географической школы. Разработал научную схему экономического районирования территории Украины. Исследовал проблемы развития производственных сил Украины, в частности свеклосахарную промышленность, комплексное освоение Большого Днепра, внутреннюю и внешнюю торговлю, организацию труда научного работника.
Основные труды:
Заатлантическая эмиграция, ее причины и следствие. Опыт статисты-ко-экономического исследования. - Варшава, 1904.
Земельный вопрос. - К., 1917.
Статистика. Пособие к лекциям. - К., 1909.
Третья профессионально-промысловая перепись в Германии. Опрос аналитико-методического исследования. - К., 1911. - Т. 1.
Народники считали, что все расходы на проведение реформы должна была взять на себя государство; управление землями, за исключением земель общегосударственного значения, должно осуществляться органами местного самоуправления. Они также всячески пропагандировали в земледелии кооперативное и общинне хозяйство. Таким образом, единственным отличием в программах народников (социал-революционеров и народных социалистов) является различие в том, кто фактически должен владеть и распоряжаться землей; в том, каким образом ее отобрать - применив социализацию или национализации. К. Воблый по этому поводу говорит: "Предпосылки, которые легли в основу аграрной программы этих двух родственных партий, вызывают ряд сомнений. Сопоставление земли с воздухом, светом, вообще свободными благами, противоречит тому положению, что воздух и свет есть в неограниченном количестве.
К. Воблого также беспокоит запрет наемного труда: вопрос, что будут делать так называемые батраки - наемные рабочие в сельском хозяйстве, которые, на бумаге наделены правом землепользования, но, не имея соответствующих орудий труда и скота, не смогут ими воспользоваться, поэтому вынуждены будут отдавать свои наделы богатым членам общины.
Отсутствие в программах вышеуказанных партий ответов на вопрос, что такое зрівняльно-трудовое пользования, которые оно будет иметь сроки и формы, тоже не добавляет автору оптимизма. "Нельзя исключать того, что передача распоряжения и владения землей в руки общин вызовет борьбу отдельных общин. Вряд ли можно рассчитывать на то, что багатоземельні общины будут принимать избыточное население малоземельных".
Таким образом, все вышеуказанные замечания к программе народников является безусловно справедливыми и разумными. Они свидетельствуют не только о не восприятие автором положений программы этой партии, но и указывают на откровенно негативное отношение.
Социал-демократическая рабочая партия изначально стояла на принципах марксизма, согласно которым капитализм развивается не только в перерабатывающей промышленности, айв сельском хозяйстве, в котором мелкое крестьянское хозяйство обречено на вымирание. Большое капиталистическое хозяйство поглотит мелкое, что приведет к расслоению общества на селе; до появления земледельцев-пролетариев, что ускорит приход социализма. Исходя из всего сказанного выше, ортодоксальные социал-демократы были далеки от того, чтобы расширять и охранять крестьянское землевладение. Понятно, что подобная программа не могла вызвать поддержку в крестьян. Поэтому в социал-демократии возникают новые течения, среди которых и ревизионисты, которые решили пересмотреть свою программу в соответствии с новыми требованиями, которые выдвигало жизни.
В России социал-демократы ставили на первое место свободное развитие классовой борьбы. Для достижения поставленной цели эта партия требовала "отмены всех сословных притеснений личности и собственности крестьян", что должно облегчить процесс обезземеливанию крестьян. Они считали: "Право на самоопределение, которое признается за каждой национальности, должен включать в себя и распоряжения национальной территорией. ...Кстати, украинские партии настаивают на том, что земельный вопрос для Украины должна решаться не на Учредительном собрании, а на местном сейме".
Сопоставляя рассмотренные выше три формы землевладения: национализацию, социализацию и муніципалізацію, К. Воблый пишет: "В основе эти три определения содержат одно - уничтожение частной собственности на землю; несовпадение здесь лежит в определении того, кто является распорядителем отчуждаемой земли. При социализации таким распорядителем является община, при муниципализации - сельские и городские округа (области), при национализации - государство".
Далее он рассматривает положения программы социал-демократов, где не находит ответа на такие существенные вопросы, как: на каких принципах будет проводиться распределение отчуждаемой земли; кому, кем, в каких размерах и на какой срок будет передаваться земля. Выражая свое отношение к социал-демократии, К. Воблый писал: "Социал-демократия возникла в городах вместе с развитием промышленности. Это партия городского промышленного рабочего класса, интересы которого она прежде всего и обслуживает. Большевистская течение социал-демократии высказывается за срочное отчуждения земель в пользу крестьянства без выкупа, не дожидаясь Учредительного собрания. ...Попытки решить земельную реформу самовольно и насильственно приведут к междоусобных столкновений, следствием чего будет голод".
Аграрная программа партии народной свободы и кадетской партии базировалась на конституционно-демократических позициях и отвергала бесплатное отчуждения, считая его несправедливым и трудновыполнимо в связи с большой задолженностью частного землевладения. Эти партии предлагали установить трудовую норму, более которую земли в частных владениях имели отчуждаться. Отчуждение должно проводиться путем выкупа государством этих земель на основе оценки нормальной доходности, которую осуществляют местные земельные комитеты. Выкупная сумма выплачивается владельцам выкупными свидетельствами - ценными бумагами, которые приносят определенный доход. "Существенные пункты разногласий между аграрной программе кадетов и аграрными программами партий, стоящих левее, заключаются в следующем: кадеты не исключают права частной собственности на землю, они только ограничивают его рамками трудовой нормы, во-вторых, кадеты защищают выкуп; в-третьих, они признают право на наделение землей лишь за населением, которое занимается земледельческим трудом.
Кадеты, по сути, стоят за частичную национализацию земли с широким допуском областного распоряжения ею (отображение основ муниципализации)"3.
В М.М. Цитовича мы находим продолжение мысли, которую развил Л. Ясно-польский о географических различий ведения сельского хозяйства, которые сложились исторически.
Фактически это была одна из последних работ М. Цитовича, в которой он рассмотрел вопрос права на землю с экономической точки зрения и другие вопросы земельной политики, которые возникли в связи с отменой частной собственности на землю в 1917, p. а потом с ее восстановлением в 1918 г. в период становления украинской государственности с отменой "социалистического режима". Автор проводит свое исследование на фоне опыта иностранных ученых и стран, пытаясь понять, почему именно в нашей среде взгляды противников частной собственности нашли такую поддержку и понимание в обществе и влиятельных партийных кругах. Несомненным авторитетом для М. Цитовича в этом вопросе является А. Вагнер, который беспристрастно пытается выяснить, что ценного есть в социалистической критике и в практических предложениях социалистов, одним из первых взялся пересмотреть принципы того частного общественного устройства и в первую очередь - права частной собственности.
По мнению М. Цитовича, возможность свободно распоряжаться землей, как своей собственностью, повышу является кредитоспособность обладателя и способствует тому, что земля постепенно переходит к тому, кто может использовать ее максимально эффективно и правильно. Примером может служить тот факт, что со времени проведения крестьянской реформы дворянство потеряло около 40% своей земли, и произошло это, как утверждает автор, в основном по причине неумелого хозяйствования. К таким же выводам приходит и Л.М. Яснопольський. Проанализировав статистические данные относительно мобилизации дворянской собственности в своей работе под названием "Развитие дворянского землевладения в современной России", он писал: "Часть дворянства распахивается и никакой искусственной поддержкой ее нельзя спасти. Но остается другая часть земельного дворянства, которая скупает земли в своих же розорюваних собратьев, раціоналізуючи хозяйство, відмежовуючись от барских традиций, постоянно теряя черты так называемого дворянского типа - напіврантьє, напівчиновника...".
"Неземлеробський заработок ...повышение заработной платы и улучшение положения рабочих оказываются полностью возможными за существование частной собственности на землю". Все это Г. Цитович подтверждает фактами из новейшей, на тот момент, истории.
Чрезвычайно актуально и поучительно звучат слова М. Цитовича и в наше время о том, что "...все планы земельного устройства, что обещают осуществления требований зрівняльної справедливости, но в то же время грозит снижением производительности земли, должны быть признаны вредными для интересов общества".



Назад