Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

10.3.2. Вклад ученых Киевского университета в становление и развитие историко-экономических наук


Одна из отличительных черт политико-экономических исследований и преподавания экономических наук в Киевском университете - первоочередное внимание, которое уделяли университетская профессура историко-экономическим дисциплинам (истории политической экономии, экономической истории, истории статистики и др.) как особым самостоятельным отраслям научного знания и учебным курсам.
Процесс формирования истории политической экономии начался в западноевропейских, украинских и российских университетах с 20-х гг. XIX ст. Подготовкой к нему стал весь предыдущий развитие политической экономии (экономической теории). В начале XIX в. она уже состоялась в разных вариантах меркантилизма во всех странах Западной и Восточной Европы, и фізіократії, развивалась как классическая теория. В Киевском университете формирование истории политэкономии основал в 40-е гг. XIX ст. И.В. Вернадский, а во второй половине XIX в. интенсивно продолжили все другие ведущие университетские ученые, прежде всего М.Х. Бунге, Г.М. Цехановецький, М.И. Зибер, А.Я. Антонович, Д.И. Пихно.
Они придерживались схемы, предложенной А по сути. Смитом, а потом обогащенной известным украинским ученым, почетным доктором Киевского университета с 1835 г. М.А. Балудянським (1769-1847).
Известно, что конспекты лекций и публикации ученого в "Статистическом журнале" (1806-1808 pp.) получили название "Экономическая система М. Бала-дянського" и были обстоятельным изложением ученым истории экономических учений и экономических теорий того времени (табл. 10.5).

Первые три очерки М. Балудянського имеют общее название "Национальное богатство. Изображение различных хозяйственных систем", а четвертый - "О разделении и обороте богатства". В Г. Балудянського хозяйственные системы - это не экономические системы в современном их понимании, а фактические системы экономической мысли (ученик) - экономические учения меркантилизма, экономистов (такое же название физиократов) и Адама Смита. Как критерий различения хозяйственных систем М. Балудянський обоснованно выделял центральное понятие - толкование создателями и сторонниками сути и источников национального богатства.
Михаил Андреевич Балудянський (1769-1847). Среднее образование получил в Уйгелі и Кошицах, а высшее - на юридическом факультете Венского университета. В 1789-1796 гг. был профессором Великоварадинської академии, а в 1796-1803 гг. преподавал государственное право в Пештской университете. В 1803 г. M.A. Балудянского был приглашен в Россию. Он поселился в Санкт-Петербурге, где получил назначение на должность преподавателя Педагогического Института и одновременно работал редактором (во второй экспедиции комиссии по составлению "Свода Законов") по вопросам государственного хозяйства и финансов. С 1813 до 1817 г. - преподавал экономические и политические науки великим князьям Николаю и Михаилу Павловичам. Со временем, в 1819 г. M. Балудянского был избран деканом философско-юридического факультета Санкт-Петербурзь-ского университета, где он преподавал основы юридических и политических наук и политическую экономию. 27 октября того же года был избран ректором университета. В 1839 г. M. Балудянский был назначен сенатором. Труд М.А. Балудянского "Изображение различных хозяйственных систем" заложила основы российской политико-экономической терминологии. Умер М. Балудянський С апреля 1847 г.
Украинские ученые первой половины XIX ст. (Т.Ф. Степанов и др.) знали труд М. Балудянського и благосклонно высказывались о ней. В свое время такого же мнения придерживался и И.В. Вернадский. Он, как и другие, разделял подход М. Балудянського относительно развития экономической науки, его трехступенчатую схему изложения экономических учений и конкретные оценки упомянутых выше "хозяйственных систем".
Согласно принятому порядку изложения, последовательно рассматривалось развитие экономической мысли Древнего Мира и Средневековья, давалась оценка меркантилизма, освещались учения французского фізіократії и английской классической политэкономии. Значительно позже, в конце XIX ст., известный ученый, профессор Миланского и Павійського университетов Луиджи Косса предложил деление истории экономических учений на историю внешнюю и внутреннюю историю (рис. 10.2)

В Киевском университете, как и в других, формирование и развитие истории! экономической теории охватывали одновременно и внешнюю, и внутреннюю историю. В фундаментальном труде Й.А. Шумпетера "История экономического анализа" перечисляются (а многие из них и анализируются труда ученых Англии, Франции, Испании, Италии, Германии и других западноевропейских стран по истории политической экономии.
Роберта фон Моля (1799-1875) включать в третий том своей книги "История и литература государственных наук" (1855-1858) разделы, посвященные труда по истории политической экономии. Далее Й.А. Шумпетер упоминает ряд исследований: 1) труд Г. МакКуллоха "Литература политической экономии" (1845); 2) предисловия Ф. Феррары до "Библиотеки экономиста" (1850-1868); 3) труда В. Ромера в период 1857-1874, pp. большая часть которых посвящена истории экономических доктрин; 4) книгу М. Кольмейро из истории политической экономии в Испании (1863) 3.
Среди них - 50-томное собрание сочинений итальянских экономистов, совершенное П. Кустоді, собрания сочинений и комментарии к ним Э. Д'ера, труды по истории экономической мысли 20-40-х гг. XIX ст. Же. Пеккіо (Италия), А. Бланки, А. Вільнева-Баржемонта (Франция), Дж.Р. Мак-Куллоха (Англия) и многих др. И. Шумпетер пытается установить первенство тех или иных представителей из истории экономической мысли.
Эти ссылки важные, по нашему мнению, с точки зрения отображения процесса становления истории экономической мысли как особой науки в 20-х гг. XIX в. одновременно во многих европейских странах.
Очевидно, незнание славянских языков помешало выдающемуся австро-американскому экономисту исследовать вклад российских и украинских ученых в становление и развитие историко-экономических наук.
Между тем Украина XIX в. в составе Российской империи не только не отставала в этом процессе, но и занимала авангардные позиции благодаря историко-экономическим исследованиям выдающихся отечественных ученых Г. Балудянського,
Т. Степанова, И. Вернадского, Г. Бунге, Г. Цехановецького и многих других.
Особый вид историко-экономической литературе представляют, на наш взгляд, рецензии ученых Киевского университета и историко-экономические исследования их коллег. Значительное количество этих рецензий принадлежит, например, перу М.Х. Бунге, который давал отзывы на магистерские и докторские публикации Г.Д. Сидоренко, Г.М. Цехановецького, Д.И. Пихно и многих других университетских ученых. Анализ содержания рецензий может дополнительно осветить изучение вопроса формирования и развития историко-экономических наук в Киевском университете в XIX - начале XX cm. Сами же рецензии в зависимости от того, на какие из монографий они написаны, принадлежат к упомянутых выше разрядов внешней, общей и специальной истории или внутренней истории. Рецензии отличаются доброжелательностью и, одновременно, высокой требовательностью; впервые критерием оценки рецензируемых трудов стала их соответствие тогдашнему состоянию и перспективам развития экономической теории и истории экономических учений.
Определенный интерес представляет тематика работ университетских ученых в области истории экономической мысли (табл. 10.6).

Указанные выше произведения И.В. Вернадского, Н.Х. Бунге, К.Г. Воблого охватывают, по сути, все известные на то время истории экономической мысли концепции, школы и направления экономической теории. Труда других киевских авторов не так полно охватывают историко-экономический материал. Так, в работах А. Гейсмана и Г. Сидоренко рассмотрены лишь взгляды отдельных представителей французской фізіократії, Г. Цехановецького - экономическое учение А. Смита, Г. Зибера - теории представителя английской классической политэкономии Д. Рикардо и основоположника пролетарской политэкономии К. Маркса. Другие ученые Киевского университета - А.Я. Антонович, Д.И. Пихно, М.М. Цитович, В.Я. Желєзнов - рассматривали отдельные важные теории политической экономии в их историческом развитии.
Владимир Яковлевич Желєзнов (1869-1933) родился в с Одоєвському ныне Шар'їнського района Костромской области.
После окончания гимназии поступил на юридический факультет Киевского университета.
В 1892 г., успешно окончив университет, начал заниматься преподавательской деятельностью. Он читал лекции по политической экономии и статистики в Киевском университете, позже - в Московском сельскохозяйственном институте, Московском коммерческом институте и Московском городском народном университете им. А.Л. Шанявского.
После Октябрьской революции В. Желєзнов продолжал работать преподавателем и, кроме того, некоторое время работал в Наркомфине СРСР1.
Основные труды:
Главные направления в разработке теории заработной платы. - К., 1904.
Заработная плата. Теория. Политика. Статистика. - М., 1918.
К теории денег и учета. - М., 1922.
К реформе современной теоретической экономии. - К., 1905.
Очерки политической экономии и историко-критическое исследование теории заработной платы. - 8 изданий, 1902-1919.
Уже в первой половине XIX в. в мировой и отечественной экономической литературе висловлюва лись разные взгляды на эту проблему. Известные французские историки-экономисты (Л. Рейньє, А. Бланки, А. Вільнев-Баржемон и др.) считали политическую экономию древней наукой. Этот взгляд отразилось даже в названиях их историко-экономических трудов.
В работах по теории экономической мысли ученые Киевского университета не только преподавали взгляды представителей экономической науки прошлого, но и творчески решали ряд дискуссионных теоретико-методологических вопросов в области теории и истории этой науки. Первая среди них - проблема определения времени и стран, где политическая экономия появилась как самостоятельная отрасль знаний, а также история политической экономии, как самостоятельная наука.
Предмет политической экономии и предмет ее истории в этих работах истолковывались достаточно широко и расплывчато. Так, А. Бланк считал, что "она не может быть ничем иным, как сведением попыток, сделанных цивилизованными народами для улучшения судьбы человеческого рода. Древние совсем не уступают в этом отношении такой степени новейшим народам, как это многими допускается, и было бы ошибочно относить начало экономической науки к такой недавней эпохи, как вторая половина XVIII ст."
Обращение университетских ученых к вопросу об истоках политической экономии как самостоятельной науки открывало им путь к выяснению и других сложных вопросов становления и развития экономической теории и историко-экономических наук. Вместе с тем с позиций сегодняшнего дня необходимо специально остановиться на двух вопросах. Во-первых, следует отметить поразительное сходство размышлений И. Вернадского, Г. Бунге и других ученых Киевского университета о позднее появление политической экономии как науки и взглядов ученых XX ст. В частности, И Й.А. Шумпетер в результате своего анализа пришел к таким выводам.
Знания на уровне здравого смысла (в противовес научным знанием) в области экономики значительно более обширные, чем практически в любой другой и сфере. Тогда вполне понятно, что для того, чтобы экономические вопросы, какими бы важными они не были, повлекли собственно научный интерес, должно пройти гораздо больше времени, чем в случае с явлениями природы. Природа полна тайн, проникновение в которые захватывает; экономическая жизнь - это совокупность! наиболее обычных и скучных явлений. Общественные проблемы интересуют ученых в первую очередь с философской и политической точки зрения; с научной точки зрения j они сначала не представляются особенно интересными и даже не считаются "проблемами" вообще.
К времен физиократов методы, которые применялись учеными, оставались настолько простыми, что большинство их была доступна обычному здравому! смысла и с ними легко могли соперничать необученные практики.
Во-вторых, несмотря на значительное количество ответов, вопрос о причинах более позднего, по сравнению с многими другими общественными науками, внедрение политической экономии фактически еще и до этого времени остается открыл тем, дискуссионным. "Экономическая теория как самостоятельная отрасль исследования нее возникает в XVII ст., - констатирует известный современный экономист-историк М. Бламуг. Возможно, потому, что экономические соглашения в предыдущие века не интегрировались на национальном и даже региональном уровне, возможно, потому, что экономическое системы жестко ограничивались военными или политическими соображениями безопасности возможно, потому, что экономическим мотивам было разрешено оказывать влияние лишь на некоторые аспекты общественного поведения. Неясно, почему до XVII в. все экономические размышления были несистематическими и не признавали экономическую деятельность независимой сферой; но что это было так, опровергнуть трудно".
Важным вопросом, хотя это и может показаться парадоксальным на первый взгляд, стал вопрос о праве истории экономической мысли на существование как новой особой науки в системе экономических наук. С момента ее формирования в Украине (40-е гг. XIX ст.) ее создателям пришлось в полемике отстаивать права существования этой новой отрасли экономической науки. Дело в том, что появились очерки по истории экономических учений и вместе с тем негативное мнение об этой истории очень авторитетного французского экономиста Ж.Б. Сэя (1767 - 1832). Он выступил против необходимости и полезности исследования и преподавания истории экономической мысли, считал, что история имеет право на существование лишь как предмет интереса.
Противоречия во взглядах известного французского экономиста заключается вот в чем: если не осознать ошибок современности, то возможно повторение их в будущем. Уже с этой точки зрения они очень поучительны и их не стоит забывать.
Под этим углом зрения рассматривали вопрос много украинских историков-экономистов. Исходя из фактов, которые указывают на несовершенство науки политической экономии и многих ее ошибок "в умах народа", И. Вернадский обращал особое внимание на важность преподавания и критического разбора таких ошибок в истории экономической мысли, чтобы предостеречь исследователей от их повторения. В многочисленных нерешенных, спорных вопросах, подчеркивал ученый, "единственный путь к решению - собственное мышление, единственный критерий - история; но чтобы не упасть в старые ошибки, мы должны знать и обсудить их, мы должны заглянуть в старую литературу, где иногда уже касались некоторых вопросов и теперь еще волнующих ум мыслителей".
Становление ряда историко-экономических наук (истории политической экономии, экономической истории, истории статистики и др.) как особых самостоятельных отраслей научного знания и университетских учебных дисциплин в западноевропейских университетах интенсивно началось с 20-х гг. XIX ст. Подготовкой к нему стал весь предыдущий развитие политической экономии (экономической теории), история которой составляет ядро истории экономической мысли.
В Киевском университете формирования историко-экономических наук основал в 40-х гг. И.В. Вернадский (труд "Критико-исторические исследование об итальянской политико-экономической литературе до начала XIX века", 1849). Его продолжили во второй половине XIX в. другие ведущие университетские ученые, прежде всего М.Х. Бунге, Г.М. Цехановецький, М.И. Зибер, А.Я. Антонович, Д.И. Пихно. Каждый из них имел весомый вклад в области историко-экономических наук.
Ученые Киевского университета своими научными исследованиями по истории экономической мысли сыграли важную роль в преодолении ошибочного взгляда французского классика Же. Б. Сэя о нецелесообразности (или "звуженість") новой экономической науки. Тем самым сделан важный шаг на пути становления системы экономических наук, которая в своем первоначальном виде появилась не ранее второй половины XIX в.
Критический анализ взглядов известных представителей различных направлений экономической мысли университетские ученые осуществляли как в контексте истории экономических учений, так и собственно в курсе политической экономии, тем самым пронизывали его критико-историческим духом и смыслом ("внешняя" и "внутренняя" история).
В работах по истории экономической мысли ученые Киевского университета исследовали и преподавали развитие политической экономии (экономической теории) в такой хронологически-пространственной и сущностному последовательности: экономическая мысль Древнего Мира, экономические учения Средневековья, меркантилизм, физиократия, классическая политическая экономия. В работах последней трети XIX - начала XX в. до этого приобщался еще рассмотрение немецкой исторической школы ("старой" и "молодой"), марксизма (или более широко - разных социалистических учений). Концепции ведущих представителей основных школ и направлений экономической мысли исследовались и излагались в мировом и национальном (итальянском, английском, французском, немецком, американском и др.) разрезах.
При исследовании истории экономической мысли ученые Киевского университета избежали двух крайностей: с одной стороны, в отличие от ряда тогдашних западноевропейских ученых (Т. Твисс, Есть. Дюринг, Г. Ейзенгарт и др.), не игнорировали донауковий (доисторический) этап в формировании экономической теории, искали ее истинные истоки и не упрощали сложный процесс поиска истины. С другой - правильно решали вопрос временных и пространственных координат, где политическая экономия возникла как самостоятельная отрасль знаний, связывая это с наиболее развитыми западноевропейскими странами второй половины XVIII ст.
Вместе с тем подхода киевских университетских ученых XIX - начала XX в. до анализа и преподавания истории экономической мысли присущ ряд существенных недостатков. Среди них - отсутствие рассмотрения раскола марксизма на два течения и взглядов так называемых критических марксистов ("ревизионистов"); фактическое игнорирование проблемы становления отечественной экономической науки и необходимости исследования ее истории; некоторая односторонность (кроме исследований М.И. Зибера) в характеристике марксистских и социалистических теорий.
В своих работах ученые Киевского университета выступали преимущественно как представители общероссийского либерально-буржуазного движения. Они придерживались в основном позиций классической научной школы, а в своих университетских курсах особое внимание уделялось рассмотрению вопросов о политэкономии как особую науку и ее значение в развитии хозяйства страны. Экономическое образование и наука в университете, как и в Украине в целом, продолжали развиваться преимущественно в русле общероссийского их течения с присущими ему чертами. Различия были связаны со сравнительно большим политическим влиянием западноевропейской экономической науки, углубленным исследованием социально-экономического развития областей Украины, отдельных отраслей промышленности, особенностей в развитии ее сельского хозяйства, кооперации, деятельности местных хозяйственных учреждений и т.д.
Сложные социально-экономические и политические условия развития Украины, изменения условий экономической жизни в течение XIX - начала XX в. в значительной степени влияли на формирование и развитие основных направлений тогдашней экономической мысли, характер ее эволюции, исследования и преподавания этих проблем учеными Киевского университета. Подготовка и осуществление крупных экономических реформ способствовали оживлению научных исследований и преподаванию экономических наук в университете.
Такие тенденции в развитии экономической науки утвердились и отразились в работах университетских ученых. После реформ 1861 г. резко возросло количество оригинальных экономических исследований, изменилась их тематика, характер научных дискуссий.
Исследования и преподавания экономических наук, прежде всего, политической экономии в Киевском университете осуществлялись с учетом неразрывной связи позитивной и нормативной экономической теории, ее макро - и микроуровней.
В Киевском университете политическая экономия была представлена различными ее направлениям, в основном классическим, в меньшей степени - историческим, неокласичним. Университетским ученым, за исключением М.И. Зибера, были присущи откровенное неприятие экономической теории марксизма и социализма, антиобщинна позиция, защита свободного развития капитализма в сельском хозяйстве.
Университетские ученые внесли значительный вклад в формирование и развитие новых для XIX в. историко-экономических наук - истории экономических учений, экономической истории, истории финансов и т.д. В этом контексте выделяются, прежде всего, труда И.В. Вернадского, Н.Х. Бунге, Г.М. Цехановецького, И.В. Лучицкого, М.Ф. Довнар-Запольского и др.
Ученые Киевского университета рассматривали историко-экономические науки как органическую составляющую экономической науки в целом в неразрывной связи с политической экономией, статистикой и другими конкретными экономическими дисциплинами, исследовали их взаимосвязь и взаимовлияние.
Одной из значительных заслуг ученых Киевского университета второй половины XIX - начала XX в. является создание усилиями М.Х. Бунге и Д.И. Пихно украинской школы маржиналізму и дальнейшее ее развитие О.Д. Білімовичем, Є.Є. Слуцким и др.
Выдающуюся роль в организации, становлении и развитии экономической теории в Киевском университете отыграл его выпускник, профессор М.Х. Бунге (1823 - 1895), который в своих трудах исследовал важные проблемы политической экономии, истории экономической мысли, а о практической деятельности как высокий государственный служащий является известным реформатором, демократом и либералом. Он подготовил плеяду известных ученых-экономистов и финансистов, которые впоследствии работали в Киевском и других университетах Украины.



Назад