Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

12.3.4. Теория рациональных ожиданий и


Одним из вариантов современного экономического консерватизма является теория рациональных ожиданий, которая активно разрабатывалась в 70-80-х гг. XX ст. Американские экономисты Г. Лукас, Т. Сарджент, Н. Уоллес утверждают, что экономический индивид не только пассивно адаптируется к предыдущего опыта, но и активно использует большой объем текущей информации для более точного прогнозирования тенденций хозяйственного развития. Любые попытки повлиять на процесс воспроизведения с помощью систематической государственной макроэкономической политики представители рациональных ожиданий оценивают как бесплодные не только в долгосрочном, но и в краткосрочном аспектах. Главная ставка делается на возрождение веры в возможность рационального поведения экономических субъектов в условиях, когда государство играет роль только источники информации.

В экономической литературе для названия этого течения используют термины "теория рациональных ожиданий" (Ф. Модильяни), "новая классическая макроекономі-ка" (Дж. Тобин), "новая классика", школа Лукаса - Сарджента - Уоллеса. Все названия связаны с различными характеристиками школы - от персонального состава или абсолютизации гипотезы о рациональный характер ожиданий к подчеркиванию генетической связи с идеями классической экономической теории. Представители новых классиков считают, что использование монетаристами адаптивной схемы ожиданий еще не означало решительного отказа от представлений кейнсіансько-неокла-сичного синтеза. По мнению одного из представителей английского монетаризма Д. Лейдлера, рекомендации монетаристской политики доказывают, что монетаризм является явной альтернативой кейнсианской ортодоксии, но не радикальным теоретическим вызовом. Подобный вызов содержит именно "неоклассическая революция" (новая классика, теория рациональных ожиданий).

На протяжении последних 50 лет "кейнсианская революция" поглотила так называемую "классическую теорию". За ней произошла "монетаристська революция", которая, как тогда казалось, уничтожила кейнсіанську теорию. За последние 15 лет "монетаризм" уступил место "революции новых классиков", которые стремятся восстановить экономическую теорию на фундаменте, подобном течений докейнсіанського периода.

В дискуссии относительно того, является ли новая классическая школа самостоятельной течению экономической мысли, или она просто развивает идеи монетаризма и является одним из его разновидностей взгляды исследователей разделились. Д. Лейдлер, так же как и подавляющее большинство современных экономистов, усматривал в новой классике самостоятельную течение со специфическими целями и своеобразным методологическим аппаратом, и, безусловно, этот подход сегодня является доминирующим. Некоторые теоретики кейнсіан-ского направления, что неоднократно выражали свое критическое отношение к монетаризма, в частности Дж. Тобин и Н. Калдор, считают учение новых классиков особой версии монетаризма.

Дж. Тобин, например, предложил деление на монетаризм типа i И II, где тип II формируют взгляды новых классиков. Различие между ними заключается в условиях формирования ожиданий - переход от монетаризма И монетаризму II означает замену механизмов адаптивных ожиданий на рациональные. Другое отличие - монетаризм И (фрідменівський) предполагает, что деньги нейтральны исключительно в долгосрочном аспекте, а монетаризм II (новая классическая макроэкономика) признает нейтральность денег и в краткосрочном периоде, то есть влияние изменения объемов денежной массы вообще не отражается на условиях производства и занятости.

Так же, как и сепплай-сайд экономикс, теория рациональных ожиданий (новая классика) унаследовала отдельные положения монетаризма. Сами учредители школы подчеркивают, что формированию их идей поспособствовали труда М. Фридмена и Е. Фелпса конца 60-х гг., где было введено понятие естественной нормы безработицы и критиковалась кривая Филлипса за игнорирование ею инфляционных ожиданий. С гипотезой естественного уровня безработицы связаны ключевые для новых классиков понятие естественного уровня цен и естественного уровня производства. О наследственности и общность исходных предпосылок анализа свидетельствует статья основателя и идейного лидера теории рациональных ожиданий Г. Лукаса "Ожидания и нейтральность денег" (1972), где была представлена модель хозяйственной поведения, основанная на следующих предположениях:

преодоление "денежной иллюзии" - экономические субъекты ориентируются исключительно на реальные, а не номинальные значения экономических переменных;

передача всей информации экономическим субъектам осуществляется только через механизм рыночных цен;

поведение экономических субъектов является рациональной и оптимізуючою;

признание долгосрочной нейтральности денег (независимости реальных и номинальных величин), когда изменение количества денег изменяет уровень цен, но не влияет на физический объем производства и занятости;

источник нарушений в системе - случайные непредсказуемые колебания денежной массы, которые порождают колебания номинального уровня цен.

Роберт Лукас (г.р. 1937) родился в штате Вашингтон, США. Желание познать прошлое мировой цивилизации побудило Г. Лукаса поступить на исторический факультет Чикагского университета, который он окончил в 1959 г. Однако ознакомление с курсом экономической истории и природные математические способности направили интерес Г. Лукаса к вопросам экономики, поэтому он возвращается в родной университет на экономический факультет. В 1964 г. закончил аспирантуру и защитил диссертацию на получение ученой степени доктора экономических наук.

С 1962 г. работал лектором экономического факультета Чикагского университета, в 1963 г. перешел в университет Карнеги - Меллона, где работал в течение одиннадцати лет. Там сформуваласягрупа молодых ученых - Дж. Мут, Т. Сарджент, Е. Прескотт, к которой присоединился и Г. Лукас, которые основали первые исследования формирования и динамики ожиданий. В этом университете в 1967 г. получил звание доцента, а в 1970 г. - профессора экономики.

В 1975 г. Г. Лукас вернулся в Чикагский университет на должность профессора. На протяжении восьми лет был заместителем декана экономического факультета, а в 1986-1988 гг. возглавлял его. В этот период активно сотрудничал с авторитетными научными изданиями - "Журнал экономической теории", "Журналом монетарной экономики", Журналом "политической экономии", не прекращая активной научной деятельности. Теоретические исследования Г. Лукаса воплощены в трудах "Равновесная модель экономического цикла" (1975), "Ожидание и нейтральность денег" (1972), "Очерки по теории экономического цикла" (1981), "Новая классическая макроэкономика" (1984).

Г. Лукас своим высоким профессионализмом завоевал доверие, уважение и авторитет среди коллег-ученых: в 1987 г. был избран вице-президентом Американской экономической ассоциации. В 1995 г. за вклад в развитие и практическое применение гипотезы рациональных ожиданий Р.Лукасу была присуждена Нобелевская премия по экономике.

Описывая свою личную жизнь, Г. Лукас отмечал, что с Ритой Кеухен, студенткой Чикагского университета, он женился в августе 1959 г. В 1982 г. он развелся с женой, а через несколько лет они официально развелись. Эту страницу супружеской жизни мы вспоминаем том, что она имела специфическое продолжение. 10 октября 1995 г. было объявлено, что вместе с самой престижной премией ему вручат 7,2 млн шведских крон (почти 1 млн долларов США). Не успел лауреат подумать об использовании этих денег, как его бывшая жена заявила о своих правах на половину этой суммы. Основанием был контракт о брачное развод, один из пунктов которого определял, что в случае присуждения Г. Лукасу Нобелевской премии жена получит 50% денежного вознаграждения.

Интересными в этой истории есть два момента: во-первых, срок действия упомянутого пункта контракта истекал 31 октября 1995 г.; во-вторых, официальный развод супругов состоялось еще в 1988 г. Тогда Роберт Лукас даже не мечтал о Нобелевскую премию, а внесенный адвокатами жены пункт в контракте воспринял как шутку. Рита Кеухен оказалась дальновидной и мудрой женщиной, рассуждая довольно резонно: если восемь профессоров Чикагского университета уже есть Нобелевскими лауреатами, то почему же ее муж не может стать девятым?

Вместе с тем теория новых классиков содержит ряд специфических положений, в том числе три важные исходные предпосылки. Первая - гипотеза о рациональный характер ожиданий хозяйственных субъектов, в соответствии с которой фирмы и потребители (население) эффективно перерабатывают всю имеющуюся информацию для прогнозирования будущего движения конъюнктуры, прежде всего товарных цен, формируя свои хозяйственные решения на основе этих ожиданий. Вторая предпосылка: все цены, в частности цена рабочей силы, является абсолютно гибкими и мгновенно реагируют на возникновение рыночной неравновесия. Третья: все индивидуальные рынки, включая рынок рабочей силы, быстро и полностью "очищаются" от лишних товаров, вследствие чего для системы характерно состояние следования к равновесию.

Гипотеза рациональных ожиданий впервые была сформулирована в статье американского математика Дж. Мута "Рациональные ожидания и теория движения цен" (1961), которая сначала осталась незамеченной экономистами. Ученый пытался построить непротиворечивую модель цены в состоянии неопределенности, когда поведение субъектов зависит от ожиданий. Гипотеза рациональных ожиданий в жесткой форме (по Дж. Мутом) формулируется так: субъективные ожидания индивидов равны математическому ожиданию соответствующей переменной модели. Это значит, что экономические субъекты действуют так, как будто они знают модель, то есть ожидания индивидов соответствуют прогнозам, полученным на основе модели. Гипотеза рациональных ожиданий в мягкой форме утверждает, что рациональные субъекты оптимально используют имеющуюся в системе информацию, которая является прогнозируемой, а процесс формирования ожиданий в принципе не отличается от любой деятельности, направленной на оптимизацию целевой функции.

Через десятилетия Г. Лукас плодотворно использовал гипотеза рациональных ожиданий, исследуя поведение инвесторов и моделируя последствия монетарной политики, впоследствии применив ее к изучению многих макроэкономических проблем. Попутно отметим, что экономическая теория на микро - и макроуровнях выходила из разных предпосылок. На микроуровне доминировали принципы полной рациональности и определенности знаний, тогда как на макроуровне изучались формы нерационального поведения, обусловленного неопределенностью (упоминавшаяся "денежная иллюзия" и адаптивные ожидания). Внедрение традиционного мікропідходу в исследование нетрадиционных макропроблем устранила противоречия между двумя частями экономической науки.

"Новая классика" в методологическом аспекте является модифицированным вариантом модели общего рыночного равновесия Л. Вальраса. Вспомним, что модель Вальраса основывается на предпосылке о совершенное знание и отсутствие неопределенности, постоянство равновесного состояния и цен равновесия. Модель Лукаса основана на утверждении лишь о относительную устойчивость рыночного равновесия и рациональную поведение экономических субъектов в условиях неопределенности. Предположение о несовершенство информации является отходом от вальрасівської модели, однако положение о том, что относительные цены руководят экономикой, остается в силе. Это предположение признает неодинаковое знание экономических субъектов: по мнению Г. Лукаса, индивиды лучше информированы о ценах на товары, которые они производят или продают, о чем цены на товары, которые они покупают. Повышение цен на локальном рынке индивиды считают частично следствием общего роста цен, отчасти - результатом изменения относительной цены товара.

Основные постулаты "новой классической макроэкономики" представлены на рис. 12.18.


Рациональность экономических субъектов в теоретических построениях означает их стремление оптимизировать целевую функцию, ориентируясь при этом не только на текущий, но и возможен в будущем состояние рынка.

Последние строятся на основе всей доступной и существенной для субъектов информации, причем вопросы относительно того, как получается информация и сколько она стоит, не является предметом рассмотрения новых классиков. Считается, что субъекты не делают систематических ошибок в прогнозировании будущего, однако предполагается, что они могут ошибаться в условиях неполноты или н" достаточности информации. Все отклонения их оценок от истинного значения экономических переменных взаимно погашаются, и поэтому в среднем прогноз" оказываются достоверными. Рациональность ожиданий экономических субъектов обеспечивает тот факт, что они получены за оптимального (с взгляд,! критерия максимизации) использования информации. Рыночное равновесие трактуется не как одномоментный состояние, а как процесс выравнивания спроса и п| позиции.

Рост теорий, основанных на рациональных ожиданиях, можно рассматривать как новый раунд борьбы между активистами и сторонниками пассивной политики. Момент их возникновения объясняется... неспособностью предыдущих методов активістської политики покончить со стагфляцией.

Применение гипотезы рациональных ожиданий к анализу соотношения безработицы и инфляции, естественно, приводит к полному отрицанию кривой Филипса. Если рациональные ожидания, то индивиды не "путают" реальные и номинальные величины, не находятся в состоянии "денежной иллюзии". Монетаристы, как известно, допускают существование обратной связи инфляции и безработицы в краткосрочном периоде, тогда как новые классики категорически отрицают его существование. И в краткосрочном, и в долгосрочном периодах экономика тяготеет к естественного уровня безработицы, а потому кривая Филлипса - не "кривая", а вертикальная прямая, проведенная на уровне естественного уровня безработицы.

Представители теории рациональных ожиданий считают, что экономические субъекты способны правильно предсказывать будущие действия правительства и своевременно реагировать на них. Теория рациональных ожиданий изучает прежде всего инфляционные ожидания и потому в определенной степени опирается на теорию адаптивных ожиданий. Согласно последней, ожидание будущей инфляции формируются на основе предыдущих и текущих уровней инфляции и относительно постоянными. В отличие от монетаристской схемы адаптивных ожиданий, рациональные агенты не выводят механически свои решения с прошлых наблюдений, а стремятся заранее предугадать будущие тенденции развития экономики и зафиксировать их в хозяйственных контрактах. Это существенно ограничивает возможности государства по осуществлению политики перераспределения доходов и ослабляет или даже нейтрализует стимулирующий эффект экономической политики. Поэтому закономерным является вывод новых классиков - проведение любой формы государственной экономической политики, то ли политики краткосрочной стабилизации (кейнсианской), то ли денежной (монета-ристської) является необоснованным, так и в целом ненужным.

Теория рациональных ожиданий утверждает, что рациональные индивиды не только анализируют "вчера" и "сегодня", а могут предусмотреть и спрогнозировать "завтра", используя всю доступную информацию. Рациональные индивиды формируют ожидания не только на основе предыдущего опыта, но и используя собственные экономические знания, анализируя текущую и прогнозируя будущую экономическую политику правительства. Если адаптивные ожидания "выныривают из прошлого", то рациональные "направлены в будущее".

Главным и единственным видом информации в модели Г. Лукаса ценовые сигналы. Хозяйственные субъекты, которые преследуют собственные интересы, способные обрабатывать эти сигналы и эффективно их использовать. При условии стабильности общего уровня цен экономические субъекты реагируют только на изменения относительных цен, отражающих меновые пропорции между товарами. Случай, когда внезапно растет цена на товар определенного производителя, служит сигналом роста спроса на товаре приводит к увеличению товарного предложения. По стабильного общего уровня цен эти сдвиги имеют локальный характер и не могут стать источником циклических колебаний конъюнктуры. Другая ситуация возникает, когда общий уровень цен меняется. В этом случае экономические субъекты не смогут отличить изменения общего уровня цен от изменений относительных цен на отдельные товары. Они считают общий рост цен показателем повышенного спроса на "свой" товар и начинают увеличивать выпуск продукции независимо от реальной потребности в ней. "Результатом этого процесса - пишет Г. Лукас, - станут совместные колебания цен, продукта и инвестиций на агрегатном уровне, как это происходит в реальном экономическом цикле"1.

Инфляция является фактором, который влияет на скорость обработки информации и принятия решений. Если инфляционные процессы имеют устойчивый и стабильный характер, то рациональные агенты в состоянии приспособиться к ним и скорректировать свои расчеты. Внезапные и непредвиденные изменения цен, которые сводят на нет предвидения индивидов (по терминологии Г. Лукаса, "информационные разрывы"), могут влиять на объем производства и занятости и вызвать циклические колебания и кризисные явления в экономике. Уроки инфляции и стагфляции окончательно убедили научную общественность в том, что в условиях растущей ценовой нестабильности ожидания экономических субъектов приобретают первостепенное значение.

Г. Лукас отказался от традиции изучения цикла, которая связывала циклические колебания с неравновесием. Он считал, что циклические колебания конъюнктуры и вся теория делового цикла должны включаться в систему общего экономического равновесия, то есть доступный равновесный циклический процесс. Поэтому новая классическая школа предлагает равновесный подход к теории цикла, где соответствующие колебания являются следствием случайных и непрогнозируемых шоков, которые возникают вне системы, или ошибок экономических субъектов, связанных с неправильным толкованием рыночной информации. Относительно этого у Г. Лукаса есть предшественники, прежде всего украинский экономист Есть. Слуцкий.

Євген Слуцкий (1880-1948) - украинский статистик, математик, экономист. В 20-е гг. работал в Москве в возглавляемом Г. Кондратьевым Конъюнктурном институте, где разрабатывал теорию стационарных временных рядов. Уже в 30-х гг. XX в. занимался анализом связи волнообразных колебаний и случайных процессов и показал возможность того, что циклические колебания могут генерироваться случайными явлениями (аналогичное предположение высказывал представитель шведского школы К. Вікселль). Результаты исследований были представлены в статье "Составление случайных величин как источник циклических процессов" (1927), которая через 10 лет была опубликована в журнале "Econometrica" и принесла автору мировую известность.

Источниками реакции экономических субъектов, которые заставляют людей формировать ожидания, а значит, и источниками циклических колебаний, является влияние как денежных (изменение денежной массы, уровня цен), так и реальных (вкусов и предпочтений, технологий) факторов. Ошибки в оценках масштабов изменений в реальном и денежном секторах, а также неопределенность относительно будущей устойчивости тенденций, наблюдающихся "сегодня", создает основу для циклического процесса.

Тезис Г. Лукаса заключается в том, что колебания занятости является результатом неотвратимого влияния денежных и реальных "шоков" на экономических субъектов. Это означает примирение гипотезы рациональных ожиданий с признанием эмпирически доведенного влияния денег на реальные величины. Вместе с тем полностью отрицается эффективность целенаправленной денежной политики. Особенно ярко это отрицание проявилось в работах преемников Г. Лукаса - Т. Сарджента и Н. Уоллесу. Они считают, что если рациональные индивиды знают правило денежной политики центрального банка, то изменение этого правила приведет к изменению способа формирования ценовых ожиданий. Экономические субъекты своими предсказаниями будут нейтрализовать государственный влияние, а потому вмешательства в экономику путем проведения любой денежной политики является абсолютно неэффективным. Денежная теория циклических колебаний благодаря разработкам монетаристов и теоретиков рациональных ожиданий доминировала в американской макроэкономике до начала 80-х гг. XX ст., однако в дальнейшем уступила место теории реальных циклов, которая рассматривает единственной причиной циклических колебаний технический прогресс и технологические "шоки".

Новые классики ли не впервые в экономической науке аргументированно доказали, что ожидания людей влияют на реальный ход экономических и политических процессов, а потому наука не является нейтральным инструментом наблюдения, а в определенной степени влияет на формирование своего объекта. В отличие от природных процессов, на которые человек совершает опосредованный, часто неосознанный влияние, события, которые происходят или будут происходить в обществе, могут определяться ожиданиями людей относительно наступления ли течении этих событий (например, результаты опросов, которые публикуются накануне выборов по их результата, могут влиять и влияют на результаты выборов). В экономической жизни можно констатировать, что и ученые, и политики, и рядовые граждане способны предположить, например, что неурожай зерновых повлечет дальнейшее повышение цен на хлеб, и убеждены, что очередное повышение уровня заработной платы в бюджетной сфере будет сведено на нет инфляционными процессами. С другой стороны, не следует переоценивать рационализм и прогностические способности индивидов, ведь теория рациональных ожиданий предполагает, что рядовому гражданину не составляет труда разбираться в сложных механизмах экономической политики, правильно предсказывать движение конъюнктуры на многих рынках, достоверно прогнозировать будущие действия правительства, однако в реальной экономической жизни подобное не под силу многим экономическим субъектам.

Подытоживая, можно сказать, что теория "новых классиков" не привела к полному отказу экономической науки от использования кейнсианской парадигмы, однако благодаря представителям теории рациональных ожиданий заметно возрос интерес к проблемам неопределенности, ожиданий, неполноты информации. Формирование школы рациональных ожиданий и новой классической макроэкономики усилило идейную борьбу между активистами (кейнсіанцями) и сторонниками консервативной государственной политики (неоклассиками, неолібералами, новыми классиками). Появлением на протяжении двадцати лет теорий монетаризма, сепплай-сайд экономикс и теории рациональных ожиданий было сформировано совокупность неоконсервативних экономических доктрин, которые, если абстрагироваться от рассмотренных специфических позиций из отдельных теоретических практических проблем, объединяло опровержение основной угрозы для свободного функционирования рыночного хозяйства - активной макроекономічн политики государства. Неоконсервативні и неолиберальные экономические концеп второй половины XX в. в целом отражают тенденцию современных экономических систем к стихийно-рыночных начал, их целью было создание адекватных и эффективных методов государственного регулирования, отказ от политики интервенционизма.



Назад