Электронная онлайн библиотека

 
 История экономических учений

13.2.1. Этапы эволюции, методологические особенности и структура институционального направления во второй половине XX в.


С 50-60-х гг. XX в. в рамках неоклассической течения формируется новое научное направление, представители которого работают на грани экономической теории и других общественных наук - философии, социологии, политологии, криминологии и т.д. Если институционально-социологическое направление, возникшее в начале XX в. считается "старым" інституціоналізмом, то это новое научное направление называют неоінституціоналізмом. Неоінституціоналізм как особая экономическая теория получила признание в 80-90-х гг. XX ст.

Основные представители неоінституціоналізму: Рональд Коуз (1910 г.р.), Дуглас Норт (1920 г.р.) - Нобелевские лауреаты, Оливер Уильямсон (1932 г.р.) и др. Основные труды: Г. Коуз "Природа фирмы" (1937); В. Вильямсон "Экономические институты капитализма. Фирмы, маркетинг, заключение контрактов" (1985); Д. Норт "Институции, институциональное изменение и функционирования экономики" (1990).

Таким образом, теоретические основы традиционного американского институционализма приобрели своего дальнейшего развития, и именно с середины XX в. институционализм превратился в один из ведущих направлений мировой экономической мысли. Усиление интереса к институциональной теории вообще и к ее неоінституціонального направлении непосредственно связано с попытками преодолеть ограниченность ряда положений, характерных для мейнстрим экономикс (аксиомы полной рациональности, абсолютной информированности, совершенной конкуренции, установление равновесия лишь посредством ценового механизма и т.п.), и рассмотреть современные общественные и особенно экономические процессы комплексно и всесторонне, особенно - с необходимостью исследования новых явлений современной эпохи научно-технической и технологически-информационной революций, когда использование традиционных методов не дает желаемых результатов.

Современный институционализм возник не на пустом месте. В неоінсти-туціоналістів, как мы это уже видели, были предшественники - представители "старого", традиционного, институционализма, которые также пытались наладить связи между экономической теорией и правом, социологией, психологией, политологией и др. Но между взглядами "старых" институционалистов и неоінституціо-стресса можно выделить ряд существенных отличий (табл. 13.4).


Если "старые" институционалисты остались аутсайдерами мировой общности ученых-экономистов, то неоінституціоналісти смогли стать фаворитами. У! список Нобелевских лауреатов по экономике восемь лауреатов так или иначе принадлежат именно к неоінституціонального направления.

Согласно авторитетным экономическим энциклопедией "The New Palgrawe: A| Dictionary of Economics", в состав "новой политической экономии" (new political economy) включают шесть основных направлений неоінституціональних исследований:

теория общественного выбора (public choice economics);

теорию прав собственности (economics of property right);

теорию права и преступности (economics of law, economics of crime);

политическую экономию регулирования (political economy of regulation);

новую институциональную экономику (new institutional economics) и новую экономическую историю (new economic history).

В этом списке можно выделить сферы неоінституціонального анализа, что находятся на грани между "экономикс" и другими общественными науками, а именно:

а) экономико-полито логические исследования (теория общественного выбора, политическая экономия регулирования);

б) экономико правовые исследования (теория прав собственности, права и преступности);

в) экономико-социологические исследования (новая институциональная экономика);

г) экономико-исторические исследования (новая экономическая история).

Ствол современного институционализма образуют два направления - нео-институциональная экономика (neoinstitutional economics) и новая институциональная экономика (new institutional economics). Несмотря на то, что названия кажутся идентичными, эти два направления имеют принципиально разные подходы к анализу институтов. Оба направления сформировались или на основе неоклассической теории, или же под ее заметным влиянием. Так, первое направление - неоінституціоналізм - оставляет неизменным жесткое ядро неоклассики. Привлечение нового элемента к предмету анализа институтов происходит за счет корректировки положений с "защитной оболочки" неоклассической теории. Именно поэтому неоінституціональну экономику, которая развивалась, расширяя и дополняя "экономикс", часто приводят как пример "экономического империализма". Вторгнувшись в сферу других наук об обществе - права, социологии, психологии, идеологии, политики, нормы поведения, семьи и т.д . - эта школа использовала традиционные микроэкономические методы анализа, пытаясь исследовать разнообразные общественные отношения с точки зрения рационально мыслящего "экономического человека". Поэтому отношения между людьми здесь рассматриваются прежде всего через призму взаимовыгодного обмена и контрактов.

Второе направление - новая институциональная экономика - наоборот, отражает попытку создать новую теорию институтов, не связанную с бывшими постулатами неоклассики.

Структура как старого, так и современного институционализма и пути его эволюции во второй половине XX в. весьма сложные. Так, до сих пор сохраняется дуализм "старого" институционализма и неоінституціональних теорий. Наряду с указанными выше схемами классификации условно его можно разделить еще на три основные школы или "рукава":

индустриально-социологическая школа,

школа общественного выбора,

конъюнктурная школа.

Индустриально-социологическая школа продолжает технологические традиции, заложенные еще Т. Вебленом и представлена Г. Мюрдалем, А. Льюисом, Дж. Ґел-брейтом, Е. Тоффлеру, Д. Беллом и частично Ф. Перру и А. Сеном. В центре внимания этого направления - проблемы перехода к постиндустриальной стадии развития, а также проблемы слаборазвитых государств, связанные с незавершенной индустриальной модернизации.

Школа общественного выбора продолжает юридическую традицию, заложенную Дж. Коммонсом, и представлена Дж. Бьюкененом и Г. Таллоком, а также Г. Коузом. В центре внимания - проблемы политического выбора и его влияния на экономику, исследование трансакционных издержек и внешних эффектов - экстерналий.

Конъюнктурная школа берет свое начало от В. Митчелла и представлена Нобелевскими лауреатами С. Кузнецом, Дж. Мидом, Т. Шульцем, Дж. Тебе-ном, Ф. Модильяни и Г. Солоу, а также Б. Оліним. В центре внимания стоят проблемы международной торговли и конкурентных преимуществ, движения капиталов, циклов экономической конъюнктуры, обеспечения устойчивого экономического роста.

Наряду с этим, целый ряд ученых, которые не вписываются в рамки конкретно определенного направления - Г. Беккер и Я. Корнаї, можно считать близкими к институционализма.

В большинстве направлений неоінституціоналізму основное внимание обращается на правовые аспекты экономической жизни. Согласно контрактной (договорной) парадигмы неоінституціоналізму, любые отношения между людьми рассматриваются как взаимовыгодный обмен, что закрепляется определенными обязательствами сторон. Именно способы регламентации договорных отношений признаются важнейшим экономическим институтом.

Но единой классификации институциональных теорий до этого времени так и не сложилось, и поэтому попытки учесть наличие различных подходов и взаимосвязей между ними вызывает определенную сложность при освещении проблем институциональной экономической теории. Сегодня неоінституціоналізм составляет целую совокупность подходов, объединенных несколькими общими базовыми идеями.

О. Уильямсон как один из ведущих теоретиков неоінституціоналізму предложил такую классификацию. Если неоклассической доктрине свойственна преимущественно технологическая ориентация, которая предусматривает, что обмен осуществляется мгновенно и без затрат, что заключенные контракты четко выполняются, а границы экономических организаций (фирм) оговариваются характером используемой технологии, то неоінституціональна теория исходит из организационно-контрактной перспективы, где на первый план выдвигаются расходы, сопровождающих взаимодействие экономических агентов.

В некоторых концепциях, которые принадлежат к этому теоретического направления, предметом изучения является институциональная среда, то есть фундаментальные политические, социальные и юридические правила, в пределах которых происходят процессы производства и обмена (конституционное, избирательное, имущественное, контрактное право и др.). Они представлены:

теорией общественного выбора (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок, Г. Олсон и др.) (публичная сфера), в которой акцент делается на потерях, порождаемые деятельностью политических институтов;

и теорией прав собственности (Г. Коуз, А. Алчіан, Г. Демсетц, Г. Познер и др.) (частная сфера), которая акцентирует внимание на выигрыше в благосостоянии, который обеспечивают правовые институты (судебная система и др.). Организационные структуры, которые, с учетом действующих правил, создаются экономическими агентами на контрактной основе, изучает теория агентских отношений, которая существует в двух основных версиях:

теория механизмов стимулирования, которая исследует организационные схемы, которые могут обеспечивать оптимальное распределение риска между принципалом (владельцем) и агентом (менеджером);

"положительная" теория агентских отношений, что обращается к проблеме разделения собственности и контроля и сформулирована еще в 30-х гг. XX ст. А. Берли и Г. Мінзом. Ведущими представителями также В. Меклінг, Г. Дженсен, Ю. Фама, а центральным является вопрос относительно контрактов, необходимых для обеспечения поведения агентов, которая бы наименьшей степени отклонялась от интересов принципалов.

Неоінституціоналізм имеет свои методологические особенности, которые оговариваются исходными теоретическими источниками: традиционным інституціоналізмом и неоклассикой. В отличие от старого американского институционализма, неоінституціоналізм не только не противостоит неокласиці, но сам является результатом объединения институциональных и неоклассических методологических подходов. В частности, активно используются такие ведущие элементы неоклассической модели рыночного поведения:

рациональный выбор и прагматизм;

методологический индивидуализм;

концепция "экономического человека";

максимизация полезности и т.д.

Неоклассическая парадигма в структуре неоінституціоналізму подверглась существенной теоретической модификации с учетом современных экономических реалий. Согласно епістеміологічним анализом теории, предложенным Имре Лакатошем, базовыми для неоінституціоналізму является утверждение, что образуют "жесткое ядро" неоклассики, и без которых не может существовать ни одна неоклассическая модель:

равновесие на рынке существует всегда, она единственная и совпадает с оптимумом по Парето (модель Вальраса - Эрроу - Дебре);

индивиды осуществляют выбор рационально (модель рационального выбора);

преимущества индивидов стабильны и имеют эндогенный характер, т.е. на них не влияют внешние факторы.

Основателем неоінституціоналізму по праву считается Рональд Коуз. В его статьях "Природа фирмы" (1937) и "Проблема социальных издержек" (1960) была впервые сформулирована исследовательская программа неоінституціоналізму, с которой связаны дальнейшие изменения в защитной оболочке неоклассической теории.

Во-первых, рассматривается шире, чем в неокласиці, спектр форм собственности и контрактных форм, на основе которых осуществляется обмен. Так, наряду с частной, анализируются коллективная, государственная акционерная формы собственности и сравнивается их эффективность в обеспечении сделок на рынке. Такой является исследовательская программа теории прав собственности (ее наиболее яркими представителями являются Г. Коуз, Г. Познер, С. Пейович) и теории оптимального контракта (Дж. Стиглиц, И. Макнил). Также здесь нужно упомянуть и теорию государства, ответственного за установку и эффективную защиту прав собственности, теория общественного выбора (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок), несколько на отдельной позиции находится конституционная экономика (В. Ванберг), которая "отпочковавшаяся" от теории общественного выбора (ее специфика заключается в комбинировании элементов как неоклассической теории общественного выбора, так и "теории порядке", что является частью "старого" институционализма.

Во-вторых, в неоклассическую модель вводится понятие информационных расходов, т.е. расходов, связанных с поиском и получением информации о сделке и о ситуации на рынке в целом. Хотя теория информации (Дж. Стіглер) и не непосредственно относятся к неоінституціоналізму, она значительно повлияла на его дальнейшее развитие.

В-третьих, наряду с производственными, или трансформационными, расходами нео-институционалисты предполагают существование трансакционных издержек. Под этим термином, центральным для теории транзакционных издержек (Г. Коуз, О. Уильям-сон), понимаются все расходы, возникающие при осуществлении сделок. Именно новая экономическая история (Д. Норт, Г. Фогель) возникла в результате использования теории транзакционных издержек и теории прав собственности для исторического анализа.

Учение о транзакционные издержки имеет основополагающее, фундаментальное значение в неоінституціоналізмі. Представители этой школы считают, что неоклассическая теория сужает возможности своего экономического анализа через то, что учитывает только расходы взаимодействия людей с природой (трансформационные издержки). Необходимо также принимать во внимание и глубоко изучать расходы взаимодействия между людьми - транзакционные издержки. Подробнее их можно определить как затраты ресурсов (денег, времени, труда и т.п.) для планирования, адаптации и контроля за выполнением взятых индивидами обязательств в процессе отчуждения и присвоения прав собственности и свобод, принятых в обществе.

Неоінституціоналізм основывается на двух фундаментальных предпосылках:

социальные институты имеют значение (принцип інститутоцентризму);

они поддаются анализу с помощью стандартных инструментов экономической теории.

Следовательно, принцип інститутоцентризму утверждает, что ни одна отрасль социальной науки не в состоянии ни выделить свой предмет как упорядоченную единство, ни изучать его, отвлекаясь от конкретной институциональной формы социальной жизни, т.е. не принимая непосредственно во внимание систему рефлексивных норм. Без участия этих норм не может существовать ни один механизм, регулирующий совместную деятельность людей. Какой бы не был фактор, который влияет на процесс совместной деятельности людей и его результаты, он действует через институты и благодаря институтам. Любое явление, которое имеет социальное значение, то есть такое, что так или иначе соотносится с содержанием совместной деятельности, с намерениями и ожиданиями людей, принимающих в ней участие, есть явление институционально упорядоченного, определенным образом оформленного жизни. Его нельзя описать и объяснить причинно, минуя институты.

Наиболее прочно институционализм связан с неоклассической теорией, от которой он берет свое начало. На рубеже 50-60-х гг. XX в. экономисты-неоклассики поняли, что микроэкономические понятия и методы имеют значительно более широкую сферу применения, чем предполагалось ранее. Они начали использовать аппарат экономической теории для изучения таких внерыночных явлений, как расовая дискриминация, образование, здравоохранение, брак, преступность, парламентские выборы, лоббизм и т.д. Это проникновение в смежные социальные дисциплины получило название экономического империализма, ведущим теоретиком которого является Г. Беккер. Такие привычные понятия, как "экран", "равновесие", "эффективность", начали использоваться в более широком кругу явлений, которые прежде всего входили в компетенцию других общественных наук.

Неоінституціоналізм - один из наиболее ярких проявлений этой общей тенденции. Его "вторжение" в сферу правоведения, истории и организационной теории оказалось в переносе техники микроэкономического анализа на различные социальные институты. Но вне привычных пределами стандартные неоклассические схемы сами начали подвергаться изменениям и приобретать новый вид.

Так, модель рационального выбора в условиях заданного набора ограничений составляет ядро неоклассической теории. Неоінституціоналізм использует эту модель как базовую, но освобождает ее от ряда вспомогательных предпосылок, которыми она всегда сопровождалась, и обогащает ее новым содержанием. Неоінституціоналісти прежде всего критикуют традиционную неоклассическую теорию за отступление от принципа методологического индивидуализма, согласно которым реально действующими "актерами" социального процесса признаются не группы или организации, а индивиды. Ни фирма, ни государство как коллективные общности не существуют самостоятельно, отдельно от своих членов, и поэтому они должны объясняться с точки зрения целенаправленного поведения индивидуальных агентов. Но, в то же время, это не означает, что социальные институты всегда возникали в соответствии с ранее разработанным планом. Важнейшие из них не создавались, а возникали стихийно, в процессе взаимодействия многих индивидов, которые имели целью личные цели.

Благодаря последовательно осуществляемой принципа "методологического индивидуализма" в центре внимания институциональной теории находятся отношения, возникающие внутри экономических организаций, тогда как в неоклассической традиции организация, фирма рассматривались как "черный ящик", к которому исследователи не заглядывали. В связи с этим подход неоінституційної теории можно охарактеризовать как микроэкономический.

Если неоклассическая теория предполагала лишь два вида ограничений (табл. 13.5), неоінституційна теория вводит еще один класс ограничений, обусловленных институционной структурой общества и выполняют свою роль после экономического выбора, неоклассика показа человека как существо гіперраціональну, а опортуністичну поведение не рассматривает, то неоінституціональна теория характеризует человека реалистичнее, что находит свое выражение в двух важнейших поведенческих предпосылок этой теории - в ограниченной рациональности и опортуністичній поведении.

Значительная часть социальных институтов, как формальных, так и неформальных - традиций, обычаев, правовых норм, - призвана минимизировать негативные последствия ограниченной рациональности и оппортунистической поведения. Как отмечает В. Уильямсон, в социальных институтах нуждаются ограниченно разумные морально небезупречны существа. При отсутствии проблем ограниченной рациональности и оппортунистической поведения потребность во многих институтах просто отпала.

Новая институциональная экономика, как уже было отмечено, отражает попытку создать новую теорию институтов, такую, которая не связана с предыдущими постулатами неоклассики и представлена следующими основными теориями:

теорией игр (Дж. фон Нейман, О. Моргенштерн, Дж. Нэш);

теорией неполной рациональности Г. Саймона;

экономикой сделок (Л. Тевено, О. Фавро, А. Орлеан, Г. Буайє).

В связи с развитием новой институциональной экономики произошли изменения в "жестком ядре" неоклассики (табл. 13.6).


ак, теория игр нанесла удар по модели общего равновесия Вальраса - Эрроу - Дебре. Теория игр основывается на предположении, что:

может быть несколько точек равновесия;

точки равновесия совершенно не совпадают с точками оптимума В. Парето;

равновесия может не быть вообще.

Модель рационального выбора было подвергнуто жесткой критике теории неполной рациональности Г. Саймона. Наряду с этим, новой институциональной экономикой подвергается сомнению эндогенный характер предпочтений и их стабильность. В наиболее развернутом виде программу новой институций-ной экономики представлено в работах представителей экономики сделок - Л. Тевено, О. Фавро, А. Орлеан, Г. Буайє, самого молодого, кому удалось пережить бурное развитие направления институционального анализа. Экономика соглашений сформировалась в отдельное направление в середине 80-х гг. XX в. во Франции из представителей неоклассики, социологии, философии и т.д. В центре ее внимания находятся соглашения как общие грани взаимодействия между индивидами.



Назад