Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Основные элементы теории социальных групп



Наряду с понятиями "власть", "политическая система" одним из главных понятий в политологии есть понятие общественной группы. Латинское слово socialis - значит общественный, поэтому в дальнейшем будем употреблять слова социальный и общественный как тождественные. Понятие "группа" взято из математики и в политологии употребляется в двух значениях: широкомпри определении любого собрания людей, между которыми возникают хотя бы какие общественные отношения; узкомпри определении объединение людей, что соединенные общественными связями, члены такой группы должны быть сознательны своих связей в рамках группы или в отношениях с представителями других групп. Данное понятие было введено в науку в XX ст. Американский социолог Ч.Г.Коолей поделил группы на первичные і вторичные. К первичных принадлежат группы, состоящие из небольшого числа людей, которые непосредственно контактируют, имеют личные связи, определенное постоянство бытия. К вторичных принадлежат большие группы людей, которые не имеют никаких личных связей, контактов. Итак, в первичных может принадлежать семья, соседские общности, временные группы отдыха и т.д. К вторичным - сотрудники на фабрике, политические партии и т.д. Вторичные группы возникли в период распада первобытного общества, с началом формирования следующих, более сложных и многочисленных обществ. Со временем происходит дальнейшая дифференциация общества, кроме первичных и вторичных, отличаются формальные и неформальные группы. К формальных групп относятся те, кто объединенный любыми формальными связями при выполнении общественной роли. К неформальных зачисляются те, кто не является формальной группой, а также те, кого объединяют личные связи. Далее происходит разделение на добровольные и недобровольные группы, внешние, внутренние, группы натиска, референтные и т.п.

Человеческое общество состоит из огромного количества разнообразных групп. В политологии господствует точка зрения, что эту групповую общественную мозаику можно упорядочить с точки зрения определения субъектов политики. При поэтому можно воспользоваться наследством Ч.Г.Коолея и сказать, что существуют первичные и вторичные субъекты политики. Но, считается, что первичными субъектами политики являются крупные общественные группы как организованы целости, объединенные общностью интересов и стремлений. Вторичными субъектами политики есть разные силы - политические институты, их органы, малые группы, определенные объединения, которые реализуют в конечном итоге интересы и волю больших общественных групп, играя существенную роль в политике в зависимости от своих возможностей служить интересам и политике групп.

Первичные субъекты политики являются решающими. Среди них различаются субъекты главные: нации, классы, слои, и младшие: маргинальные группы, малые группы. Все вместе создает своеобразную общественную политическую иерархию, которая не является статичной, а находится в постоянном движении. Среди вторичных субъектов можно выделить посреднические субъекты (организации и институты, которые выражают интересы больших общественных групп) и непосредственные субъекты - малые группы, объединения и даже лица, которые действуют как представители вышеназванных организаций, или действуют самостоятельно.

В основе деления общества на группы лежит тот факт, что общественные группы является движущей силой общественного прогресса, ведь без них, их активности, действий общество прекратит свое развитие. Кроме этого, от характера самих общественных групп зависят не только динамика общества, но и его статика, то есть качество функционирования всех общественных институтов в тот или иной момент исторического развития. В зависимости от того, из каких групп состоит общество, кто из них царит, а кто подчиняется, от реальной их деятельности зависит и тип общества, его общественно-политический и государственный строй. Итак, исходя из сложного строения общества, его системной построения, мы приходим к выводу, что кроме разделения общества на политические, экономические и др. системы, его можно изучать под углом зрения деятельности различных общественных больших и малых (макро - и микро-групп). Для этого нам нужно установить, из каких социальных групп состоит общество, то есть установить саму строение, структуру данного общества. Можно утверждать, что социальная структура - это совокупность социальных групп, различающихся по своим положением в обществе.

Для структурного анализа, как и вообще для любого анализа, нам нужно придерживаться определенных общих принципов, которые являются обязательными. Общепризнанными императивами каждого структурного анализа является: а) предметом изучения является все, без исключения, общественные группы; б) до их анализа, сравнения следует подходить с одними и теми же критериями; в) количество критериев должна быть достаточной для охвата объекта, анализа как количественно, так и качественно.

Современная идеология и политология пользуются универсальным средством для анализа общества, что включает вышеприведенные требования, им является теория социальной стратификации. Слово стратификация (от лат. stratum - слой и fasio - делаю) взято из геологии, в него добавлено определение "социальное", что вместе дало нам двойное понятие: это и процесс, который непрерывно проходит в обществе, и результат этого процесса. Впервые в социологии данное понятие применил американский социолог Эдвард А.Росс (1866-1951). Англоязычные социологические словари понимают под социальной стратификацией упорядочения элементов в группы, расположенных на различных горизонтальных уровнях, внедрение социальных состояний, которые отличаются между собой как выше - и нижележащие. Таким образом, это не только метод выявления и изучения общественных слоев, но и своеобразный мгновенный во времени портрет данного общества. Понятно, что можно получить такие "снимки" каждого человеческого общества, ибо общественные слои или группы существовали и будут существовать пока будут существовать какие-нибудь различия между людьми. Причем, социальная стратификация означает не просто разное положение в обществе отдельных лиц, семей или целых слоев (казней, групп), а собственно неравное положение.

Для науки принципиальное значение имеет разработана политологами К.Девісом, а особенно М.Тьюменом приблизительная шкала политических ценностей при оценке тех или иных казней. Критерием шкалы выступает принцип: кто выполняет важные функции для общества, требующих специальной подготовки, затрат, поэтому общество вынуждено компенсировать это более широким доступом к дефицитных благ. В свою очередь, такое положение вынуждает к конкуренции за право выполнения важных функций, а общество получает возможность выбора лучших. При оценке важности функциональных состояний надо учитывать два критерия: а) степень функциональной уникальности различных положений; б) степень зависимости данного положения от других в определенных вопросах. Опираясь на эти критерии, можно получить определенный порядок таких важных положений. Среди них можно выделить такие политические понятия, как "власть", "роль", "статус", "должность", "профессия", "ранг", "престиж". Среди них одно из важнейших - положение. Оно состоит из престижа, рангов, вознаграждения и т.д. Положение тесно связано с властью. Власть - это главный критерий престижа, положения. Таким образом, данная теория рассматривает человека как работника и потребителя, так как она учитывает все позиции в системе власти, которые она способна иметь в обществе. Здесь и количество, и качество средств производства, предметов потребления, которыми он в состоянии управлять, а также все виды и размеры благ, которые он в состоянии получить от общества.

Следовательно теория стратификации строит своеобразную пирамиду власти данного общества, которая опирается на размеры, объем власти и размеры прибылей тех или иных общественных групп, слоев, казней. Поскольку до последнего времени в СССР не проводились такие социологические исследования, то сегодня мы не в состоянии сделать научный стратификационный анализ одной из национально-государственных образований СССР (для этого нам нужно сделать сравнительный анализ, а отдельные социологические исследования такого рода проводились еще в 20-х годах). Лишь в последние два года были проведены отдельные исследования, дающие возможность представить лишь отдельные параметры пирамиды власти в СССР. Так, например, если Госкомстат страны уже почти три года сообщает данные о денежные доходы занятых в государственном секторе, то он не сообщает о том, как распределяются доходы среди господствующих казней государственно-административного, партийного аппарата, что делает фрагментарной картину и не дает возможности построить пирамиду власти. Еще труднее ее построить по причине незнания социальных условий происхождения господствующих слоев, уровня получения образования и т.д., хотя уже есть значительные подвижки в данном вопросе. Однако они охватывают лишь последние годы, то есть мы можем получить стратификационный портрет общества конца 80-х годов, который трудно сравнить с прошлым.

Руководствуясь императивами структурного анализа отдельные социологи строили свои схемы структуры общества. Одной из распространенных в Европе таких схем является концепция М. Вебера, который в ряде своих трудов, а главное в работе "Хозяйство и общество" предложил свое видение общества. Основой разделения общества, считал он, есть дифференциация его на три системы: систему, опирающуюся на иерархию экономическую, систему, опирающуюся на иерархию участия в реализации власти, и систему, опирающуюся на иерархию общественного престижа. Большие группы людей, которые имеют одинаковую экономическую базу, М.Вебер называл классами, однако в обществе главным элементом его структуры является сословные группы, различающиеся по уровню престижа или его отсутствии в обществе. Наиболее важной характеристикой, по Веберу, сословного уровня является постижение той или иной группой определенного стиля жизни. Классы, в его понимании, являются элементами экономической системы общества, а состояния - элементами общественной системы. Класс характеризуют прежде всего отношения обмена материальных богатств и уровень определенной квалификации, что проявляется на товарном рынке. Поэтому первоначальные формы классов появляются с становлением первобытных форм товарного рынка, и, соответственно, классовая борьба идет за потребительские кредиты, за средства потребления, за доступ к рынку и за цены. Таким образом, М.Вебер рассматривал классовое разделение общества как отношение определенных разрядов людей к способу производства и получения прибыли. Становой же разделение он выводил из отношений групп людей к способу потребления прибылей, добра, что проявляется прежде всего в стиле жизни. Становая ситуация человек является детерминированной общепризнанными критериями престижа в данном обществе. Правда, сами эти критерии в М.Вебера сформулированы очень обще.

Несколько близким к веберівського является марксистский подход к структуре общества. Марксисты рассматривают большие общественные группы прежде всего как классы, то есть как совокупность, группу как таковую, что имеет общие признаки. Наиболее обстоятельную характеристику класса дал В. І.Ленін в работе "Великий почин". Он определил класс как большую группу людей, которая отличается по месту в определенной исторической системе производства, что означало выделения их за властью, или участием в реализации власти в отношении к средствам производства, то есть кто владеет, распоряжается и использует эту собственность по размерам и по способам получения прибылей, т.е. и по тому, или они могут или не могут присваивать труд других. Таким образом, данные признаки синтетические, общие, но они характеризуются явным экономическим доминированием. В 30-70-е годы в СССР эти ленинские признаки использовались при анализе общества вульгарным сталинским подходом. Он заключался в том, что, пренебрегая императивами структурного анализа, было взято произвольно большие группы людей, занятых в промышленном производстве и в сельском хозяйстве, и в их характеристики применено лишь вторую признак, до всех остальных, которых названы прослойкой интеллигенции, применен признаки образования и содержания труда. Итак анализ структуры не был одинаковым для всех групп и осуществлялся по различным критериям, что делало его в научном отношении бессмысленным. Однако и сегодня этот подход является еще господствующим в нашей стране.

Нам остается лишь остановиться на вопросе формирования общественных групп как субъектов политического процесса. В целом выделяются такие фазы формирования группы как субъекта. Первая - это когда идет формирование самовольно, стихийно; вторая-когда члены групп осознают свою принадлежность к данной группе; третья - когда члены группы приходят к осознанию необходимости деятельности (борьбы) за власть или господство данной группы; четвертая - это когда члены группы осознают необходимость своей организации для завоевания и удержания власти.

Как уже отмечалось в предыдущих лекциях, суть политической власти заключается в том, что ее субъектом и носителем является господствующая общественная группа. Политическая борьба разворачивается в процессе столкновения интересов социальных групп и отдельных лиц, между различными етноконфесійними группами и между управляющими и теми, кем управляют. Французский политолог М.Дюверже сводит политическую борьбу в двух аспектах: с одной стороны - между группами, классами и людьми, которые борются за завоевание, распределение или влияние на власть; с другой - между властью, которая руководит, и гражданами, которые противодействуют ей.

Характеризуя политическую власть, имеем в виду такую ее важную признак, как наличие определенной специальной группы, социального слоя, который профессионально занимается управлением. Традиционно такие управленческие группы называют бюрократией (фр. слово buredu - бюро и неладен, kiatos - власть). В современной политологии существует не менее трех значений понятия бюрократической группы. Во-первых, это буквальное понимание бюрократа как управленца, что руководит, сидя за бюро (специальным конторским столом) и с помощью государственного аппарата, его чиновников, которые назначаются властью и зависят от нее. Такая власть соответствует закону, но реализует власть без участия граждан. Во-вторых, распространенным является понимание бюрократии, которое сформулировал М.Вебер. Он понимал бюрократию: а) как определенную иерархическую организацию чиновников, в которой обязательны принципы компетенции, определенного образовательного ценза; б) как определенный тип отношений между администрацией и остальной частью общества; то есть здесь бюрократия выступает как группа, которая имеет определенные привилегии, она выступает как состояние и, не підлягаючи действенному контролю, монополизирует функции управления; в) как определенный тип поведения и деятельности, который детерминируется через организационные структуры современной администрации. Таким образом, М.Вебер понимал бюрократию как рациональную деятельность определенных общественных групп и организаций, на основе определенных правил и функций, в соответствии с которыми осуществляется распределение компетенции и ответственности. Основным принципом деятельности бюрократии он считал иерархичность (довольно строго дотримувану), разграничение компетенции на разных регламентированных уровнях, рутинный характер принимаемых решений. В-третьих, существует и довольно распространенное понимание бюрократии, как отчужденного аппарата власти, что характеризуется прежде всего бездушністю, консерватизмом, прямолинейностью, формализмом и безответственностью.

Большинство политологов отмечают, что главной тенденцией современных политических процессов является рост государственного аппарата, рост численности чиновников. Этот рост происходит за растущей кривой. Такую тенденцию описал английский писатель, политолог Сирил Н.Паркінсон (1909 г.р.). В аксиоматической форме первый закон Паркинсона гласит: чиновник множит чиновников, но не соперников; чиновник работает один для другого. Математически это выглядит так: в любой административной учреждении в мирное время прирост чиновников можно рассчитать по следующей формуле:


x=(2sm+l)/n,

где s - количество чиновников, которые набирают себе подчиненных, чтобы продвинуться по службе; l - количество лет, проведенных на работе; m - количество человеко-часов, затраченных на обработку материала; n - количество нужных чиновников; х около нужна количество новых чиновников на год.

Математикам понятно, что для исчисления прироста в процентах нужно х умножить на 100 и разделить на число чиновников в прошлом году - в:


100 (2sm+l)/y%,

Полученное число будет неизменно, где между 5,17 и 6,56%, независимо от объема работы и даже при полном ее отсутствии. Считается, что число чиновников в целом растет непрерывно, что позволяет говорить некоторым политологам и социологам о "административную революцию". Здесь следует признать, что рост численности общественной группы управления в условиях современной научно-технической революции закономерное и само по себе еще не означает бюрократизации власти. Потому что, прежде всего, важное значение имеют направления этого роста. Дело также в том, что на сегодня главной отрицательной чертой бюрократии не стала ее растущая численность, а то, что она в своей деятельности обходит успешно парламентский контроль.

Сначала представительная власть была тесно связана с народом, что ее выдвигал, и тогда она действительно обладала определенной властью. Однако, как метко заметил в 1917 г. М.Вебер, в каждой массовой государстве демократия ведет к бюрократических правительств, бюрократизация является "неумолимой тенью прогрессирующей массовой демократии". Поэтому растущая всемогущество бюрократических верхов в конечном смысле дискредитирует саму законодательную власть.

В условиях господства административно-приказной системы, сращивания управленческой бюрократии с партийным аппаратом, с военно-промышленным комплексом в СССР в прошлые годы сформировался уникальный феномен - специфическая социальная группа - номенклатура. В чем ее особенности? Она как прибыль присваивало то, чем владела, и распределяла его так, как поступала сама в иерархии структур власти. За свою управленческую работу номенклатура получала государственную зарплату за участие в государственной собственности - места в сообществе владельцев. За труд платили номенклатуре самыми властными функциями с прибылью в виде служебной карьеры. К солидной должности добавлялись и солидные привилегии. Например, даже уже в годы перестройки, номенклатура, прежде всего партийная, а затем государственная, увеличила себе зарплату, еще до массового роста цен, которое началось с 1990 г. Солидные преимущества, которые за решениями законодательной власти нужно было ликвидировать, номенклатура оставила себе дальше только под другим видом, так было в распределении жилья, спецпитание, одежды, бытовых товаров и т.п. Таким образом, номенклатура, удалившись от народа, интересы которого она должна была представлять, начала существовать сама по себе, для собственных интересов, и в этом ее характерная черта. Кроме этого, каждый номенклатурник имел собственную, отведенный ему участок властвования (или не напрашивается сравнение с феодализмом?). Как правильно отмечает М.Восленський, "...вся номенклатура является своеобразной системой ленив, которые предоставляются соответствующим партийным комитетом - сюзереном его вассалам - членам номенклатуры этого комитета..., но - номенклатурный "лен" состоит из власти". Не собственность, а власть является главным для нее. "Буржуазия-класс імущий, а потому господствующий. Номенклатура - господствующий класс, и поэтому імущий". Поэтому на современном этапе перед нами стоит сложнейшая задача: сохраняя в целом аппарат управления (потому что еще никто в обществе не обходился без управления), преодолеть номенклатуру, то есть советскую бюрократию, которая владеет групповой монополией руководителей на функции управления и средства власти. Путь для решения этой проблемы один-широкая гласность в управлении, кадровых перемещениях, демократизация всего политического общественной жизни.

Сама по себе бюрократия не является злом. Она в состоянии сохранять социально-культурный образ различных групп населения, но это возможно лишь при условии, что она будет сохранять демократические принципы и передаст власть своему представителю, выбор которого обеспечит ему необходимые полномочия. Это возможно и тогда, когда выбран руководитель может быть переизбран или снят по требованию избирателей или высшей государственной власти, то есть когда в обществе будет отмирать етатизм, будет проходить децентрализация. Все это станет возможным при нормальной, регулярной циркуляции господствующих групп легитимной власти.

В заключение остановимся на анализе изменений, которые происходят в социальной структуре обществ в условиях автократического, тоталитарного режима. При таких условиях общество полностью подчиняется государством, она и политические партии (часто даже одна партия) - является центром решений, міжгрупова борьба не ведется вокруг собственности на средства производства, потому что она сводится к борьбе вокруг распределения и перераспределения благ, контроля над сетью распределения. При доминации принципа перераспределения (редістрібуції) распределение происходит по вертикали, это позатоварний, неэквивалентный продуктообмен, что осуществляется в виде волевых решений, принудительного изъятия доходов центральной властью. Как следствие - социальная структура резко деформируется, потому что общество перестает делиться на традиционные общественные группы и слои, а делится на две функциональные части, состоящие из низовых производителей и распорядителей, которые забирают прибыль и регулируют распределение. С целью сокрытия этого процесса в политическую сознательность утверждаются упрощенные социальные схемы - два класса, один слой и стереотипы всеобщего единства. Как уже отмечалось, распределительные функции выполняет группа, названная "номенклатурой", формируются официальные и неофициальные статусы общественных групп. Такая деформирована социальная структура консервировала, влекло застой, тормозила научно-технический прогресс. Сама же структура начинает напоминать желе, поскольку в обществе отсутствует реальная собственность, нет действительных экономических и правовых субъектов, разрушается сеть социальных групп, а составляющие ее элементы интегрировались в вертикально-корпоративные структуры - ведомственные, региональные и т.д. На уровне макрогруп происходит поляризация - производство и распределение, на уровне мікрогруп структура усложняется за счет господство вертикально-корпоративных связей над горизонтальными, административных - над экономическими. Кроме этого, внутри макрогруп тоже проходит дифференциация, они дробятся системой распределения, что в конечном итоге усиливает аппарат распределения.

Итак, в основе упорядочения общества как системы лежит определение субъекта политики. С этой целью используется структурный анализ, позволяющий определить социальную структуру общества. В результате получается образ общества, состоящего из многих социальных групп, которые расположены на разных горизонтальных уровнях по определенной иерархией. Социальная стратификация помогает вывести пирамиду власти данного общества. Существует ряд структурных схем общества, среди которых можно выделить схемы М.Вебера и марксистскую.



Назад