Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Политическая идеология и ее разновидности


Со времен введения французским ученым Где Трессі (1754-1836) термина "идеология" в научный оборот в политической теории сложились разные взгляды на это духовное явление. Например, марксизм исходит из обусловленности идеологических доктрин материальными условиями жизнедеятельности общественных групп, в силу чего они характеризуются как теоретические представления, что защищают загальноколективні интересы. Формирование идеологии связывается здесь с деятельностью специализированного коллективного субъекта. В зависимости от места, которое занимает группа в общественных отношениях (если, например, класса присущи интересы, которые совпадают с ведущими тенденциями общественного прогресса), марксизм признает возможность выполнения идеологией функций научного знания.

В отличие от канонических позиций марксизма в западной политологии не прекращаются дискуссии о источники и статус идеологических течений. Так, для сторонников неоанархізму идеология выступает как порождение массового сознания. Либерально-позитивистская традиция, гиперболизируя идеологию, интерпретирует ее как надісторичне явление, существующее не зависит от социальных и политических условий; неомакіавеллісти (Г.Моска, Р.михельс, В.Парето) склонны даже эстетические или религиозные формы сознания трактовать как специфические формы проявления политической идеологии, которые порождены потребностями легитимизации власти. В то же время широко распространенными являются взгляды, характеризующие идеологию как "прислугу власти", которая не имеет в политике серьезного веса и значения.

Вместе с тем, несмотря на известный релятивизм, в западной идеологии все же сложился ряд устойчивых позиций в отношении идеологии.

Так, принципиальной позицией является бескомпромиссное разведения идеологии и науки, возражения по идеологии познавательных функций. Еще М.Вебер относил идеологию, как и другие мировоззренческие и религиозные образования, в сферу веры, отрицая этим даже постановку вопроса о ее научность. Признанный авторитет в данной области К.Мангейм вслед за Вебером рассматривал любую идеологию как неадекватное отражение действительности, как совокупность идей, что сознательно скрывают истинное положение вещей. Довольно распространенным является также и функциональное толкование идеологии как института интеграции сообщества (О.Лемберг, Г.Парсонс), за которыми ее социально-исторические источники и детерминанты остаются в тени. Нередко понятие идеологии сводится к определению психологии отдельных групп и индивидов (Р.Пайпс, В.Старк, Л.Браун). Если суммировать рациональные оценки и подходы к пониманию данной формы политического сознания, то можно сказать, что политическая идеология представляет собой систематизированную совокупность идейных взглядов, выражающих и защищающих интересы той или иной общественной группы и требуют подчинения индивидуальных взглядов и поступков наибольшего количества человечества соответствующей целям и задачам использования власти. Коротко говоря, политическая идеология - это доктрина, которая обосновывает домогательства какой-нибудь группы на власть или ее использования, предвидя том ту или иную стратегию политических действий.

В отличие от науки (чьей задачей является поиск истины), функции идеологии, прежде всего, сводятся к овладению массовой политической сознанием населения, до воплощения в нее своих критериев оценки настоящего и будущего развития общества, определение цели и задач, по которым люди должны ориентироваться в пространстве. Обладая ярко выраженным характером, идеология должна создавать положительный образ политической линии, проводимой ее соответствия интересам того или иного класса, нации, государства. При этом идеология должна не столько заниматься рекламой, распространением тех или иных идеалов и ценностей, сколько стимулировать целенаправленные действия и поступки граждан, партий и других политических ассоциаций.

Выполняя свои политические функции, идеология пытается сплотить, интегрировать общество или на базе интересов какой-либо социальной или национальной группы (например, среднего класса, граждан коренной национальности и т.п.), или на почве сознательно сформулированной цели, что не опирается на определенные социально-экономические казни или группы населения (например, идеология анархизма, нацизма). Способность реально интегрировать население общества будет напрямую зависеть от того, насколько идеи и положения идеологии отвечают обыденным взглядам и представлениям людей о лучший стиль жизни, а также от того, найдет ли данная доктрина адекватные уровню общественного сознания формы интеграции своих теоретических выводов.

Кроме рациональных, теоретически обоснованных положений, будь-какая идеология предусматривает некоторый отрыв от действительности, провозглашает цели и идеалы, которые населению предлагаются воспринимать на веру. Меньшей мере таким налетом коллективных верований обладают официальные идеологии. Направляя реальный курс государственной политики, они только украшают действительность и инициируют апологетические настроения. Большая склонность к утопических предположений присуща идеологии оппозиционных сил, что, как правило, ожидают от власти гораздо больше, чем она может дать, и пытаются с помощью красивого идеала привлечь к себе как можно больше сторонников.

Рассматривая идеологию как форму мотивации политического поведения групповых субъектов, надо отметить, что в демократических системах она используется преимущественно только на этапах, связанных с концептуализацию групповых интересов и их введением в политическую жизнь. Попытки же абсолютизировать ее роль, то есть подчинить ей моральные, правовые, культурные и другие духовные регуляторы политических отношений на постоянной основе, по сути порождает так называемое "ідеократичне" (тоталитарное общество), что пытается насильственно создать идеалы господствующей идеологии в сознании граждан и в практической жизни.

Поскольку политическая идеология представляет собой духовное образование, специально предназначенное для целевой и идейной ориентации политического поведения, необходимо различать такие уровне ее функционирования: теоретико-концептуальный, на котором формулируются основные положения, раскрывающие интересы и идеалы того или иного класса, слоя, нации, государства; программно-политический, где социально-философские принципы и идеалы переводятся в программы, лозунги и требования политической элиты и представляют собой идейную основу для принятия управленческих решений и стимулирования политического поведения масс. Данный уровень функционирования идеологии непосредственно связан с деятельностью партий, союзов, объединений, созданных для трансляции политических требований сторонников данной идеологии. Учитывая политический вес связанных с идеологией институтов власти, и саму ее трактуют как "констатирующий элемент политики"; актуализированный, который характеризует степень усвоения гражданами цели и принципов данной идеологии и характер их воплощения в тех или иных формах политического участия. Этот уровень может характеризовать достаточно широкий спектр вариантов інтеріоризації этой идеологии: от легкой смены идеологических позиций к восприятию людьми своих политических склонностей как глубинных мировоззренческих ориентиров. Идеологии, имеющих большое мировоззренческое значение и способны упорядочить в сознании людей ход истории, определить принципы их социального мышления, является "тотальными" (К.Мангейм) или "парадигматичес кими" (Н.Пуланзас).

Субъекты и носители политических отношений, которые взаимодействуют и руководствуются идеологическими ценностями и целями, создают так называемый коммуникативное пространство политики. Непрерывный обмен теми или иными подходами, оценками и суждениями о одни и те же или разные политические события политическими субъектами, дебаты с политической "повестки дня" и другие аспекты взаимодействия государства и граждан способствуют рождению и распада идеологий, новом синтеза идейных течений, постоянному усложнению мотивационной сферы политического поведения.

В современных условиях безусловный прогресс западных индустриальных обществ, новая роль средних классов, социокультурный прогресс мирового сообщества радикальным образом повлияли на содержание коммуникативного процесса и его характер. Так, падение тоталитарных режимов в бывшем СССР и ряде стран Восточной Европы послужило мощным толчком падение авторитета и роли "левых идеологий". Прежде всего это коснулось идеологии марксизма-ленинизма.

Возникнув в середине XIX в. и будучи обусловлено начальным, наиболее острым этапом борьбы рабочего класса и буржуазии, это учение особое внимание уделяло революционным методам перехода от капитализма к социализму, обоснованию диктатуры пролетариата, разработке стратегии и тактики революционного рабочего движения. Не говоря даже о внутренние противоречия теоретического метода Маркса, что в значительной мере обусловили малореалістичне и весьма поверхностное видение исторического процесса, надо отметить, что по сути в течение этой идейной эволюции данной доктрины ее сторонникам - и особенно "марксистам-ленинцам" как наиболее односторонним інтерпретаторам и догматическим последователям этих идей - так и не удалось выйти за пределы философии насилия, ориентации на силовые методы укрепления социализма и коммунизма. Как одна из найконфронтаційніших идеологий, марксизм-ленинизм отгородил себя от интеллектуального и культурного общения с другими системами политических взглядов, обрек себя на неизбежное духовное умирание и вытеснение с политической арены. В отличие от марксизма, социал-демократическая идеология исходила и исходит из приоритета постепенности исторической эволюции общества в направлении строя социальной справедливости и равенства граждан независимо от их общественного положения, сохранение при этом социальной и межгосударственного мира. Представление о постепенное реформирование буржуазного общества, о необходимости отказа от классовой борьбы неразрывно связано в этой доктрине с пониманием первоочередного значения народной власти в политической и экономической жизни, с усилением социальной защиты трудящихся и поощрением рабочего самоуправления. Социал-демократии присуща также сильная акцентуация этических побуждений политического развития, возражения социальных преимуществ граждан при толковании их прав и свобод. Главную теоретическую платформу этой идеологии составляют категории справедливости, свободы и солидарности.

Концепция "социального партнерства", что проповедуется социал-демократами, которая заменила, а частично и усовершенствовала идею классового противоречия, показала себя в условиях стабильного развития западных стран как более действенна, чем марксизм, программа политического движения. В то же время неосуществимость идей, которые выдвигались социал-демократией (концепции "демократического социализма", "государства всеобщего благоденствия"), неубедительность политических интерпретаций современной роли средних слоев, решение проблемы наемного труда и ряд других теоретических просчетов, в значительной мере порожденных традиционным отношением к пониманию и содержания общественного прогресса, серьезно подорвали влияние данной идеологического течения. Серьезную роль в ослаблении авторитета социал-демократии сыграл и крушение тоталитарных режимов в конце 80-х годов, который рассматривался общественным мнением как поражение родной ей идеологии.

На фоне ослабления политической роли "левых" идеологий заметно усилили свое идейное влияние либеральная (неолиберальная) и консервативная (неоконсервативна) идеологии. Прежде всего, это связано с поддержкой этими доктринами тех ценностей и понятий, которые в современных условиях лежат в основе демократической организации власти в обществе и взаимоотношений государства и гражданина.

Так, либерализм еще на начальных этапах своего формирования, унаследовав идейное богатство Д.Локка, А.смита, Т.Гоббса, которые связывали свободу личности с уважением к основным правам человека, а также с системой частной собственности, положил в основу своей концепции идеалы свободной конкуренции, рынка, предпринимательства. В соответствии ведущими политическими идеалами либерализма выступали правовое равенство граждан, договорная природа государства, а затем и равноправие соперничества в политике. Хотя до середины XX в. либералы не употребляли термина "демократия" (предохраняя таким образом главную для них ценность - частную собственность), то потом, отдавая должное социальным функциям государства, стали уделять демократическим ценностям значительно больше внимания. Важнейшим преимуществом политической системы провозглашалась справедливость, а правительства-ориентация на моральные качества гражданина. В основу политической программы неолибералов положены идеи консенсуса управляющих и управляемых, необходимости участия масс в политическом процессе, демократизации процедуры принятия политических решений. В отличие от предыдущих ориентаций на механические принципы определения демократичности (учитывая большинство) ведущего значение приобрели плюралистические формы организации политической жизни. Причем Р.Даль, Ч.Линдблюм и другие неоплюралісти считают, что чем слабее правления большинства, тем оно более соответствует принципам либерализма. Хотя, представители праволиберальных течений (Ф.Хайєк, Д.Ешер) считают, что при плюрализме способны формироваться механизмы экспроприации большинством богатого меньшинства, что может поставить под угрозу главные принципы либерализма.

На либеральной идейной основе получили развитие многочисленные теории политического участия, партисипаторної демократии, а также элитарные концепции, что подкрепило популярность либерализма среди сторонников различных моделей политического устройства общества на основе частной собственности, акцентировало на обеспечении стабильности капиталистических отношений. Фундаментальная идея консерватизма, сформулированная еще Е.Берком в "Размышлениях о французскую революцию" (1790), была в признании протиприродності сознательной перестройки общества. В русле такого подхода ценности свободы, равенства и прогресса теряли свою первопричину по сравнению с идеями традиционализма, преемственности, иерархичности, аристократизма. Политическими последствиями таких установок были взгляды, что понимали свободу как послушание государстве, утверждая незыблемость институтов власти капиталистического общества, которые защищали "природные" привилегии власть имущих. Со временем на базе этих идей даже сформировалась особая течение - либерализм, которая создавалась на ценностях крайнего индивидуализма и отрицании политического вмешательства в предпринимательскую деятельность.

Во второй половине XX в. социально-экономические и политические изменения в мире заставили консерваторов перейти к более сложной аргументации в апологетике западного образа жизни и демократии. Неоконсервативна текущий (Д.Белл, З.бжезинский, Н.Подгорец) сделала упор на требование изменения законности и правопорядка, противостояние любым начинаниям, способным подорвать стабильность политической системы Запада и уменьшить власть крупного капитала. В русле этих требований звучали призывы усилить элитарный характер политического руководства, ввести механизмы сознательного распределения прав и властных полномочий граждан в соответствии с их индивидуальными достоинствами. Но даже такая переформулировка демократической идеи консерваторы пытались обосновать нормами индивидуальной морали и ответственности. Так, выступая против "социального государства благосостояния", теоретики неоконсерватизма указывали на его связь с развитием эгоцентризма и утриманництва, ослаблением традиционных интеграторов общества (например, внутрисемейных связей), что в конечном итоге может привести к перекладыванию человеком своей индивидуальной ответственности на государство и к уничтожению ее гражданской ответственности. Умение связать понятные каждому и распространены в обществе ценности с задачами политической эволюции западного общества в значительной мере обусловили авторитет консервативной (неоконсервативной) идеологии в общественном мнении.

Чувствительность граждан к индивидуально-этических, ценностно-культурных аргументов и доказательств очень повлияла и на популярность христианско-демократической идеологии, что связывает политическое развитие с деятельностью свободных и равноправных граждан, которые руководствуются в своем поведении нормам религиозной морали. Взаимодействуя с либерально-консервативным идеологиями, эти взгляды решительно влияют на массовые умонастроения в странах Запада. Под их влиянием в развитых индустриальных странах формируется новый политический менталитет, который сочетает взгляды и ценности, нормы и суждения людей о свободу, власть, средства руководства и управления, которые ранее относились к отдельным идеологических доктрин. Радикалістські же, конфронтационные и догматические идеологии пользуются популярностью в весьма ограниченного круга людей и находятся, по сути, на периферии политической жизни. Причем, по мере демократизации этих обществ сам статус идеологии, как формы ценностно-групповой ориентации в политике, с тем уступает своим местом индивидуальным позициям граждан.

В то же время в переходных общественных системах, а также в странах с высоким социально-классовой поляризацией населения, где высок удельный вес и влияние маргинальных слоев, споры идеологий является ведущей линией в эволюции политических режимов. Здесь значительное место занимают радикалістські идеологии (марксизм-ленинизм, неотроцкізм, различные направления фашистской идеологии, идейные модификации "новых левых" и реакционных, фундаменталистских учений и т.д.), которые предлагают "хирургические" методы для решения общественных и политических противоречий.



Назад