Электронная онлайн библиотека

 
 Политология

Основные теории политической модернизации


Одной из центральных проблем современной политологии является исследование переходов от авторитарных и тоталитарных режимов к демократическим. Современные переходы, по выражению американского политолога С.хантингтона, получили название "третьей волны демократизации". Сравнение с волной подчеркивает нелинейность процессов демократизации, возможность "обратных" движений. С.Хантінгтон определил и хронологические границы двух предыдущих волн: медленная волна, которая тянулась с 1828 г. до 1926, p. и волна 1943-1964 pp. Обе волны сопровождались отказом от демократии в некоторых странах и установлением с 1974, p. по мнению ученого, начинает отсчет "третья волна глобальной экспансии демократии". Она начинается с падения диктатуры и восстановление демократических свобод в Португалии. В этом же году упала диктатура "черных полковников" в Греции, а в 1975 г. со смертью диктатора Ф.Франко заканчивается тридцятидев'ятилітній период диктатуры в Испании и начинается история демократических реформ, проводившихся "сверху" по инициативе короля Хуана Карлоса.

Демократические процессы охватывают практически все регионы современного мира. Процессы разрушения тоталитарных режимов в СССР и других странах Восточной Европы рассматриваются в рамках теории "третьей волны".

На сегодняшний день в політологічній науке нет единой теории, объясняющей закономерности становления и развития демократии. И это не удивительно. Под единую схему невозможно подвести всю многогранность демократических преобразований, которые развернулись во второй половине XX в., а тем более всю историю развития демократии, которая уходит своими корнями в предыдущие эпохи. Современные страны, ставшие на путь демократического развития, обладая разным потенциалом и готовностью к изменениям, демонстрируют различные модели перехода.

Интерес к проблемам перехода к демократии возникает после окончания Второй мировой войны. Она была продиктована определением перспективы послевоенного развития мира. Критерии развития трактовались в рамках теории модернизации, то есть модернизации общества на принципах Европейского либерализма, рационализма и рыночной экономики. Первые однолинейные теории модернизации связывали достижения демократии с экономическим ростом и развитием рыночной экономики. Поскольку в качестве эталона для подражания выступали западные страны, модернизация рассматривалась как "вестернизация". Перспективы развития демократии связывались с утверждением в других странах и на других континентах западноевропейских и американских ценностей, моделей политических институтов и отношений. Ученые считали, что на основе экономической помощи развитых стран и инвестиций в экономику развития рынка, можно будет обеспечить экономический рост, а соответственно, повысить уровень жизни и грамотности населения и тем самым создать социальную базу демократии - средний класс, который принимает участие в политических процессах. Отличительными чертами этого подхода были оптимизм в оценке перспектив демократии и уверенность, что эти изменения могут быть осуществлены в принципе в любой стране, независимо от степени их готовности к этим изменениям. Американский политолог С.липсет четко сформулировал идею взаимосвязи экономического роста с демократией: "Чем больше нация достигает экономического роста,- писал он, - тем больше шансов для того, чтобы нация стала демократической".

В конце 70-х годов XX в. позиции однолінійної теории модернизации были серьезно сдвинуты. Некоторые страны, демонстрируя экономический рост на базе развития рыночных отношений и новых технологий, выбрали не демократию, а авторитаризм. Типичной стала фрагментарная модернизация, которая проявляется в несогласованности развития экономической и политической сфер. Это связано с тем, что модернизация порождает целый комплекс социальных и политических проблем. Надежды на внешнюю финансовую помощь не всегда бывают оправданными. Ресурсы для модернизации ищутся внутри общества, что предполагает появление групп населения, которые "проиграли" и не сумели адаптироваться к новым отношениям. Резкое имущественное расслоение, крах ожиданий приводят к росту политической активности масс, митинговой стихии, что способствует взрыва общественной нестабильности. По мнению С.Ханінгтона, выбирая стабильность политические элиты делают ставку на авторитаризм.

Наконец, в первых теориях модернизации игнорировался культурный фактор. Но именно он часто выступает самостоятельным фактором развития, сводя на нет все попытки реформ или предоставляя им других рис. Примером краха модернизации-вестернизации неудача "белой революции" в Иране (1963-1979 pp.) - попытка проведения реформ шахом Мохамедом Реза Пехлеви. Религиозная традиция оказалась сильнее светской инновации и привела в 1979 г. до исламской революции и установлению теократического режима во главе с религиозным лидером Хомейни. События в Иране - свидетельство неудачной попытки быстрой модернизации и механического копирования западного опыта, а в результате-сопротивление со стороны традиционного фактора. Не будь-какое общество может быстро дорасти до того, что в западных странах создавалось в ходе долгой эволюции. Позже в теорию модернизации были внесены определенные коррективы.

В частности, было признано, что:

  • на развитие стран существенное влияние осуществляет культурный фактор, фон исторических традиций, что приводит к различному восприятию ценностей модернизации;
  • страны отличаются разным объемом ресурсов, необходимых для модернизации, что делает возможным многовариантность перехода к демократии.

Соответственно в исследованиях перспектив развития демократии проявились два направления. Первый акцентирует внимание на своеобразия каждой страны и ставит вопрос о возможности типологической разнообразия моделей демократии. Например, рассматривается вопрос о самобытности "восточной"" демократии (индийской, японской), обсуждается вопрос о склонность Украины до восточного или западного типа. Есть призывы со стороны обществоведов разработать новую демократическую теорию, исходя из опыта незападных регионов. Если в западных теориях в качестве культурных предпосылок демократии выступает распространения ценностей индивидуализма, заменяя коллективистские и патриархальные типы мышления, то в восточных демократиях, как признают исследователи, западные ценности могут граничить с коллективизмом.

Второе направление анализирует модели перехода к демократии. Среди политологов стали популярны теории "транзитології" (от лат. глагола - transire - переходить). Ученые пытаются смоделировать процессы переходного (транзитивного периода от недемократических режимов к демократическим и выявить набор факторов, способствующих или осложняют эти переходы. В рамках этого направления выделяются несколько подходов.

Процедурный подход трактует переход к демократии в большей степени зависимым от выбора тактики применения конкретных процедур и технологий в начатых преобразованиях, чем от социально-экономических и культурных факторов. Например, есть мнение, что расширение политического пространства демократии определяется желанием и волей правящих элит. В рамках этого направления можно выделить теорию рационального выбора, согласно которой все политические процессы детерминированные деятельностью людей, принимающих решения для получения ожидаемой выгоды. В соответствии переходный период рассматривается как борьба между сторонниками и противниками перемен, исход которой зависит от того, сумеют ли эти группы договориться между собой и заключить соглашение о наборе новых демократических правил и процедур.

Структурный подход анализирует целый набор экономических, социальных, политических и культурных предпосылок. В отличие от ранних теорий модернизации, значение этих факторов не абсолютизируется. Как утверждает С.Ханінгтон, демократизация в разных странах содержит в своей основе различную комбинацию факторов, что ведет к установлению демократических ладов, которые отличаются друг от друга.



Назад