Электронная онлайн библиотека

 
 Этнология Украины: Философско-теоретический и етнорелігієзнавчий аспект

2. Речь как этнический признак


Связь этноса с его языком разрабатывали американские ученые Уорф и Сэпир еще в начале ХХ ст. Их исследования получили название "теории Сепіра-Уорфа". Ученые установили такие особенности:

1 Языки отличаются не только тем, как они строят предложения, но и тем, как они делят мир на элементы, которые являются материалом для построения предложения.

2 Существует взаимосвязь языка и психической, умственной и практической деятельности людей.

3 Существует зависимость мышления, мировоззрения и поведения людей от принятых форм словоупотребление, от природы и характера языка, на котором они выражают свои мысли и чувства.

Таким образом, логика хоть и не отражает действительности, но она видоизменяется с переходом от одного языка к другому. Подобные утверждения в СССР были запрещены.

"Крамольными", как на то время, выглядели и научные исследования советских языковедов С. Джапаридзе и Ю. Стрельникова "О различиях в плачет новорожденных разной национальности и пола" (Экспериментально-фонетический анализ речи. - Л., 1984, вып. 1). Эти ученые с помощью электронно-вычислительной техники доказали, что языковые особенности ребенка могут быть наследственными, то есть является генетической признаку. Эксперименты проводили в двух роддомах Москвы и Тбилиси. Результаты исследований показали, что лучше сохраняют языковые особенности своей нации девочки, чем мальчики; грузины - лучше, чем русские (что свидетельствует об их высший уровень моноетнічності). Ребенок при рождении плачет на родном языке!

Язык является своеобразным барьером, который сдерживает смешение этносов. Язык обеспечивает нормальное функционирование этнической культуры. М. Бердяев писал об этом: "Большой самообман является стремиться творить что угодно вне национальности".

Однако, человечество, увлекшись цивилизационными процессами, не заметило коварную идею, подброшенную ему "глобалистами", - "один пастор - одно стадо", которая пронизывает большинство современных религий и идеологий.

Отсюда происходят всевозможные догмы о "мессианизм" той или иной религии (напр., христианства), "богоизбранность" одного народа (напр., еврейского), "мессианские языка" (напр., российская для Советской империи, или английский для всего мира). Поэтому и создавались нелепые теории и религиозные учения о низкопробность той или иной этнической религии, языка, культуры, или неперспективности целого народа. Причем господствующие этносы, классы и религии всегда находили оправдание своим теориям и навязывали их всему человечеству. Такова природа глобализма. Он всегда впитывается в привлекательные одежды, прикрываясь ложными лозунгами всемирного братства и равенства, любви к ближнему, демократии и т.д.

Языковые проблемы нации являются актуальными на любом этапе развития народа, особенно в полиэтнических государствах. С языковыми проблемами, как правило, связаны проблемы свободы, независимости, суверенитета, прав человека. Так к примеру, в Российской империи за время ее существования в результате политики этноцида количество народов со 180 уменьшилась до 100. Советские же империалисты любили сравнивать себя с Соединенными Штатами Америки, что тоже является полиэтнической государством. Однако, эти типы государств нельзя сравнивать хотя бы потому, что в США проживают еміґранти со всего мира, для которых внедрялась английский язык, а в СССР - проживало коренное население со своими собственными языками и культурами на своих автохтонных землях, которым навязывался имперская язык общения. Такое явление насильственного внедрения единой официальной (государственной) языка получило название - лінґвократія, то есть мововладдя.

Там, где есть лінґвократія, как правило, имеется лінґвоцид (от lingua - язык, caedo - убиваю), то есть мововбивство. Лінґвоцид направляется преимущественно против письменной формы речи: государственная документация, средства массовой информации, наука, литература, культура. В Союзе даже диссертации с украинской фольклористики заставляли защищать на русском языке.

Засилье одной языка в среде других народов еще принято называть лінґвістичним империализмом. Господство империалистической языка достигается большим уровнем ее информативности (напр., сегодня 70% научной информации в мире подается на английском языке). Часто этому способствует национальное наглость как ментальная черта народа (ср. засилье русского языка в советской империи или в современном постсоветском пространстве).

И лінґвоцид - не первая стадия уничтожение народа. Ему чаще всего предшествует деіцид (от лат. Deus - Бог, и caedo - уничтожаю), то есть боговбивство, или уничтожения этнической религии. Этот термин впервые ввел в науку украинский теософ профессор Владимир Шаян в середине ХХ ст., обозначив им жестокое уничтожение святынь и священнослужителей этнических культов при насильственном насаждении христианства европейским народам (ВПН. - Гамильтон, 1987). Как правило, за деіцидом и лінґвоцидом следует геноцид (физическое уничтожение определенного народа) и этноцид - ликвидация народа как особого культурно-исторического сообщества.

По этой схеме действуют все поработители других народов. Сначала убеждают руководящую верхушку народа, что их вера устаревшая, принимается чужая вера с чужой богослужебною языке, а следовательно - чужая идеология; все, кто выступает против - становятся "неугодными" и уничтожаются физически. Далее чужая речь, что была богослужебною, становится государственной, со временем превратившись в имперскую. Известный нам и советский геноцид - голодомора 1933, 1947 года.

Этноцид, отличается от геноцида тем, что при физическом уничтожении целого народа иногда могут остаться памятники культуры, письменности и т. под., что может хранить память о народ с высокой культурой, который некогда существовал, а в результате ликвидации этно-культурных памятников не остается даже памяти о некоторое этнос.

Проанализируем статистические данные. За последнее столетие численность россиян выросло втрое (за счет ассимиляции): 1897 г. - 55 млн., 1959 г. - 114 млн., 1989 г. - 145 млн.

В то же время, украинцев в СССР стало вдвое меньше. Для сравнения напомним, что во времена Переяславского "присоединения" (1654 г.) украинцев было значительно больше, чем россиян: украинцев - 11 млн., а россиян, как и поляков - по 9 млн. человек.

Как бы не пытались "глобалисты" создать единую земную породу - своеобразного биоробота без национального лица, которым легко управлять, однако срабатывают законы самосохранения этносов. В настоящее время угрозу этническим общностям понимает все больше народов и правительств. Для сравнения скажем, что во Франции разрешенный максимум видео - и кинопродукции иностранными языками - 40%; а в Украине сейчас иностранными языками (больше всего русском) подается 99% всей информационной продукции.

Как писал выдающийся украинский ученый-языковед Александр Потебня, "утрата языка, денационализация народа, сводится на дезорганизацию общества, безнравственность, спідлення". Авторы сборника "Язык и нация" (Дрогобыч, 1995, с. 118) пишут: "Интересно было бы провести соціолінґвістичне исследования: установить процент украиноязычных и неукраиноязычных преступников в Украине! Думаем, что эта статистика дала бы немалую арґументацію на пользу украинизации Украины".

В противовес лінґвістичному империализма выступает новое направление - языковая экология. Во многих странах мира принимаются законы о защите своих языков. Например, в 1975 г. такой закон принят во Франции. В Ирландии каждый артист обязан ежемесячно выступать на ирландском языке, который уже объявлен государственным (хотя подавляющее большинство ирландцев разговаривает на английском). В Швеции налог от гонорара за исполнение эстрадных произведений нешведською языком выше на 25%, а полученные от этого средства идут на развитие шведской культуры. В Китае существует Министерство церемониала, которое управляет делами образования и экзаменами лиц, которые принимаются на государственные должности, следит за правильным произношением иероглифов.

Этнокультурная эволюция тесно связана с этногенезом. Диалектика этнокультурного развития заключается в достижении исторического прогресса благодаря поступательному развитию и на основе культурных достижений в прошлом. В этом процессе происходит постоянное отчуждение несовершенных форм и замена их развитыми.

Усвоение своей этнокультуры в раннем возрасте дает возможность представителю того или иного этноса свободно понимать язык, "коды и шифры" (образы) родной культуры и на этой почве свободно творить (развивать свою культуру. Во взрослом возрасте такой человек хорошо распознает и понимает не только отдельные знаки культуры, но и представляет всю их систему и общие принципы их организации. Это также дает возможность чувствовать и пределы своей этнокультуры и отличать ее от чужой, соседней.

Типичные для этноса черты характера обеспечиваются міжпоколінною передачей опыта, информации о происхождении и истории рода в системе "родители - дети". Украинский педагог Григорий Ващенко писал: "надо Представлять украинский народ - как единое сообщество, объединяющее в себе прошлые поколения, современные и будущие, и чувствовать свое единство с этим сообществом".

Этнокультура является естественным (ибо творится естественным путем в среде своего этноса) и в то же время творческим явлением, когда творец находится в современной и родной ему культуре. Такое етнокультуротворення считается естественным, нормальным, потому что сформирована в этой этнокультуре лицо воспринимает все знаки своей культуры и свободно пользуется ими. Благодаря этому у людей одной культуры существует взаимопонимание, тождество средств художественной интерпретации мира, а также осознание того, что составляет сущность различения "мы - они".

Представители другой (чужой) культуры, как правило, не всегда могут адекватно передать дух этноса, даже если они живут в его среде, слышат его язык, но сами не являются его органичной частью. В звўязку с этим постоянно существует проблема художника и его этнического среды, потому что не только в искусстве, но даже в науке не существует безнационального подхода к явлениям, будь то хоть гуманитарная, хотя техническая отрасль.

Следует помнить пословицу: "Сколько ты знаешь языков, столько раз ты человек". Через знание языка можем легко установить контакт и завоевать симпатии любого народа. Так делали древние правители в отношении своих подчиненных. Например, Понтийский царь Митридат VI Евпатор (132-63 гг. до н. ч.) знал 22 языка подданных ему в Малой Азии народов. Времена изменились, и сегодня российские империалисты не могут преодолеть языковой барьер даже в отношениях со славянскими народами, мол "нам нет надобности читать информацию на иностранном языке".



Назад