Электронная онлайн библиотека

 
 История мировой и отечественной культуры

3. Післяосьові культуры Древнего Востока


Древняя Индия. Культура Индии проникнута глубоким содержанием и смыслом, которые свободно распознает индус в загадочных образах своих богов и причудливой архитектуре древних храмов. Особую роль в реконструкции культуры Древней Индии играют письменные источники, прежде всего наиболее ранние тексты - «Веды» (компетенции, знания). Среди них по своему значению выделяется «Ригведа» - совокупность религиозных гимнов. Человек и Бог, отношения между ними - вот что лежит в основе ведийской модели мира. Создатели гимнов - риши, священные поэты, - и осуществляли эту связь. Именно им открывалась тайна божественного, именно они, обладая особым вдохновением мудрости и интуиции, сумели рассмотреть мир богов, скрытый от простых индийцев. Отсюда гимны - это и священная повествование о небесную обитель, о могуществе небожителей, и просительная молитва, составленная и произнесена так, чтобы помочь стремящемся.


Главным принципом ведийского видение мира было обожествление природы как целого (сообщество богов-небожителей) и отдельных явлений природной и социальной жизни: Индра - бог грозы, могучий воин; Варуна - бог мирового порядка и справедливости; Агни - бог огня и домашнего очага; Сома - бог священного напитка. Всего в высших ведийских божеств принято относить 33 богов. Характерно, что богов не закреплялись атрибутивно определенные функции. Этой открытостью, незавершенностью ведийской мифологии объясняется ее дальнейшее развитие в направлении создания крупных спекулятивно-религиозных, теологических (включая и тяжіючих к монотеистических решений) и натурфилософских концепций).


Речь может идти в данном случае о «Брахманы» - заключительная (философское) часть Вед и «Упанишады» - религиозно-философские тексты, которые объясняют тайный смысл Вед. Именно здесь ставятся вопросы об Одном и созидания мира, о назначении человека, то есть выдвигаются и обсуждаются вопросы космологии (строения мира), теологии (учение о боге), сотериологии (учение о спасении души). В данном контексте принципиальной выступает то обстоятельство, что авторы ведийских гимнов, переходя от единства мира в его разнообразии, видят единственный закон развертывания этого многообразия (одновременно космический, социальный и моральный). Важность этого закона (именуется ритой или дхармой) заключается в том, что он, с одной стороны, открывает путь к микрокосмоса - где господствует закон воздаяния за добро и зло - карма, с другой стороны - включает природный порядок в космический порядок. Идея кармы, как и идея вечного круговорота жизни, перерождение души (сансара), направляли рассуждения о жизненный путь в русло самосовершенствования: твое перерождения определяется суммой хорошего и плохого в жизни предыдущем. С этим многие современные ученые связывают характерные для всей индийской культуры признание родства всего живого в природе, неутилітарне отношение к ней, стремление к изменению не внешнего мира, а внутреннего - самоограничения, самосовершенствования.


Однако единство древнеиндийской культуры, которая зачастую декларируется при противопоставлении ее европейской культуре, достаточно условна. Исследователи предпочитают говорить о гетерогенность (разнородность) культурной жизни Индии, относя данное обстоятельство, в частности, к индуизму. Индуизм как целостное явление может быть охарактеризован в противопоставлении другим религиям: исламу, христианству или даже родственному ему по духу и культурной направленности - буддизма. Источники индуизма прослеживаются в ведийских текстах. В то же время в индуизме устанавливается строгая иерархия богов, отсутствует в ведийской мифологии: триединство (тримурті) главных божеств - Брахмы, Вишну, Шивы. Брахма - создатель и управляющий мира, Вишну - хранитель, Шива - разрушитель (хотя их функции могли и совпадать).


Впрочем, если продолжить мысль о негативную единство индуизма, то есть о его отличные от других религиозных течений особенности, то можно заметить, что индуистские течения в той или иной степени признают авторитет Вед, а также существование Атмана - духовного первоисточника Вселенной, закон кармы и идеал «освобождение от перевоплощений» (мокша). Основных направлений индуизма два - вишнуизм и шиваизм. Для первого характерно учение о аватары (воплощение, восхождение в мир) Вишну. Канонических аватар - 10. Из них более значимые 8-а и 9-а: в восьмом восхождении Вишну принял вид Кришны; в девятом - Будды. Шива, представляющий функцию разрушения, в то же время олицетворяет плодородие и творческое начало вечно меняющегося мира, в котором разрушения предшествует созиданию.


Индуизм свидетельствует о важнейшие культурные направления в духовной жизни Индии: в нем на второй план отодвигается Брахман (абстрактный, безличный начало), и истинное почитание в повседневных обрядах и ритуалах отдается «личным богам» - Вишну и Шиве, что покровительствуют основным сферам человеческой жизни, поддерживают и помогают человеку, что обратилась к ним за помощью.


И все-таки наиболее четко личностный пафос религиозно-духовной культуры Древней Индии выразил буддизм (в борьбе с которым, в частности, и формировался индуизм), так же как и индуизм сохранив основные темы ведической культуры, но значительно трансформировав их, реформируя ведийскую религию, выделив особую роль в иерархии живых существ человеку и выдвинув в качестве основного вопроса о ее жизненный путь и спасение от страданий.


Основателем буддизма является принц Сиддхартха Гаутама (Шакьямуни - мудрец из рода Шакья), получивший впоследствии имя Будда («просветленный»). Проповеди Шакьямуни обосновывают пути достижения нирваны, то есть того, как избежать страданий вечного перерождения (сансары) и найти состояние покоя и блаженства. Прежде всего сообщается «святая истина о страдании», согласно которой рождение и смерть, владение желаемым и недостижения желаемого - все приносит страдания. Короче: все человеческая жизнь есть страдание. Источник этих страданий - жажда жизни: сластолюбие власти, овладение, а их прекращения - уничтожение этой жажды через освобождение от желаний.


Исследователи акцентируют внимание на том, что ранний буддизм обращается непосредственно к индивида, от него самого зависит «освобождение», человек поставлен в условия выбора, выбора пути, рефлексии, самоуглубления. Этот путь: а) праведная вера; б) праведное решение; в) праведное слово; г) праведное деяние; д) праведную жизнь; е) праведное стремление; ж) праведный воспоминание; с) праведную самоуглубления.


Этот путь формирует особый тип культуры психической деятельности, особенное отношение к миру, главным следствием которого выступает терпимость, ненанесение ущерба окружающей среде. Рефлексия, личностный выбор, характерные для после осевых культур, позволяют сформировать в буддизме особый тип культурных ориентаций личности, органично включенной в мировой порядок и своей психической деятельности его поддерживающей.


Древний Китай. Достаточно уверенно (более чем о какой-нибудь другую древнюю культуру) можно говорить о культурное единство, своеобразие и замкнутость культуры, сформировавшейся в Древнем Китае и почти без изменений просуществовала вплоть до XVII в. н.э. Правда, это оказалось не сразу. Хотя культурная история Китая восходит к рубежа III-II тыс. до н.э., межэтническая культурно-политическое единство складывалась постепенно. В эпоху Западного Чжоу ван (царь) был провозглашен сыном Неба и его единственным земным воплощением, тем самым сохранялась преемственность в сакрализации власти правителя, как это прослеживается в Шанський период, и создавались основы для этнического самосознания. К середине i тыс. до н.э. формируется устойчивый этнокультурный и политический комплекс средних царств и возникает представление об их преимущество над другой периферией «варваров четырех сторон света».


Собственно период формирования культурного типа (культурных основ) Древнего Китая охватывает эпоху городов-государств VI-III вв. до н.э. (когда в конгломерате государств, борющихся между собой, выделяются «семь самых могущественных»), эпоху Цинь (когда была создана огромная империя, во главе которой в 221 г. до н.э. стал Цинь ши хуанди - первый император Цинь), эпоху Хань (когда императоры старшей и младшей династий Хань смогли сохранить единство, мощь и целостность Китая вплоть до 220 г. н.э.). Эпоха Хань в полной мере реализовала культурные установки, проявившиеся уже в первую из этих эпох - Чжаньго. Культурная преемственность этих трех эпох позволила создать уникальный, неповторимый культурный тип древней цивилизации, который можно рассматривать как разновидность ирригационной культуры, с единой системой административно-хозяйственного управления (т.е. централизованной властью и бюрократической системой управления), сакралізацією власти императора - «Сына Неба».


Создание единой системы ирригационных сооружений требовало деспотической власти, которая обеспечивала бы необходимую для этого централизацию государственного и административного управления. Но состояла эта власть в другой период, чем это было в «гидравлических цивилизациях» Ближнего Востока. Существенные изменения в политической и культурной жизни Китая произошли до середины I тыс. до н.э., когда наступил век железа и наметились значительные сдвиги в развитии земледелия, ремесел, торговли. Это был прорыв в осевое время и, хотя его знаменует век железа (что и объясняет прогресс в создании гидротехнических сооружений), это было время рождения личностной, рефлексивной сознания, ее перехода от магического к рациональному, создание системы рационального управления, организации строительных работ, обоснование социально-политических систем и индивидуального образа жизни.


Культ Неба и сакрализация власти правителя шли от культурного архаики, но уже создание административной системы предполагало рациональный принцип ее формирования, а не сопротивления на существующие дворцовые и храмовые хозяйства, как это было в ближневосточных культурах. Поскольку в Древнем Китае культ верховного божества - Неба - вступил в основном формы почитания «Сына Неба», то есть священной лица чжоуського правителя, а важнейшие культы предков были сосредоточены внутри патриархальной семьи, здесь не сложилось сколько-нибудь значительных храмовых хозяйств, которые стали бы основой для создания общинно-храмовых обществ. Не выработалось здесь и городской автономии в тех масштабах, как в Средиземноморье и на Ближнем Востоке.


Китай не заложил основ замкнутой касты жрецов и сановников, хотя и создал тип городского рациональной культуры, но он рационализирует административное управление, сформировал рациональный тип чиновника-руководителя. Государственные чиновники не превратились в замкнутую касту. Уже Шань Ян (середина IV в. до н.э.) занятия административных должностей не связал с знатностью рождения, а с заслугами (в первую очередь военными) перед государством. В дальнейшем рангах, позволяющие занять административные должности, стали продаваться за деньги (что также нарушало сложившуюся аристократическую иерархию власти), и, наконец, состоялась знаменитая экзаменационная система занятия административных должностей (мандаринат). Рационализм как культура управления был неискореним в истории Китая, в некоторой степени с ним была связана ритуалізація общественного поведения («китайские церемонии»).


Синтез бывшей архаичной культуры, первобытных магических обрядов и новой рациональности состоялся. Он воплотился в системе управления и в ритуальных общественных нормах, но в то же время стал частью общего рационального мировоззрения, в основе которого лежало признание естественного порядка как единства социального и природного порядков, как полноты и самодостаточности бытия, как органического, самовідтворюваного порядке. Задачей ума была не его изменение и разрушение, а следование общем Пути (Дао), распознавание этого порядка как вычитка его в книге человеческой жизни, в природе, приобщение человека к нему, гармоническое единство человека и Неба.


Соответственно, император удерживал мировой порядок, «глядя на все четыре стороны света» и не втручаючи в события, где естественный порядок должен лишь поддерживаться. Относительно этого обязанностью каждого человека (а император подобный главе большой семьи) является следование надлежащем. Значимость этого культурного образца отражена в словах великого китайского мудреца Конфуция (чьи последователи сначала преследовались и чье учение потом стало государственной религией): «Правитель пусть будет правителем, подданный - подданным, отец - отцом, сын - сыном».


Достижения китайской культуры, что оформилась на основе цивилизационного переворота в эпоху осевого времени и получила выходные импульсы к следующему развития, поражают воображение: это шелк, бумага, компас, порох и т.д. Но Китай не только в области культуры добился успехов, без которых немыслим сегодняшний мир, ему принадлежит честь создания науки, которую известный английский наукознавець Дж. Нидам называет «організмічною» в отличие от европейской «механистической». Очевидно, следует подчеркнуть присущий китайской культуре традиционализм и гілозоїзм (видение природы как живого организма, «оживотворення» природы). Соединение их с рационализмом дает уникальный результат: удивительное ощущение природы, способность видеть в ее малейших проявлениях - целое. Человек в этой культурной системе стремится не к подчинения природы, а к жизни во всей его естественной полноте и рациональной влаштованості.



Назад