Электронная онлайн библиотека

 
 Основы экологии

4.7. Научная деятельность


Наука без совести калечит душу. (Ф. Рабле, французский писатель-гуманист (XVI ст.)).
Выражение «Мы живем в век науки» от частого употребления воспринимается уже как журналистский штамп. Нередко повторяется также высказывания о том, что в наше время наука стала непосредственной производительной силой. Действительно, под влиянием науки жизни человека радикально изменилось, особенно в течение нескольких последних веков. Но надежды наших предков на то, что наука станет для человечества панацеей от всех бед, не оправдались. В частности, если проанализировать, какой процент от общих расходов на нужды науки приходится на исследования жизненно важных для человека проблем, то становится жутко. Ведь львиная доля денег, выделенных на развитие науки, поглощается военно-промышленным комплексом. Лучшие ученые с самым современным научным оборудованием работают над изобретением новых и совершенствованием существующих видов вооружений, то есть над ускорением мировой экологической катастрофы! Вот именно лишь отвлечение сил и ресурсов от решения экологической проблемы неотвратимо приближает катастрофу для всей цивилизации.
Будь-яка научная деятельность основывается на естественном, генетически обусловленной человеческой любопытства, стремлении понять суть явлений, постичь добро и зло, докопаться до истины. По Библии, все бедствия людей начались тогда, когда наши предки Адам и Ева вкусили запретный плод с дерева познания добра и зла, за что и были изгнаны из рая. Следовательно, эту любознательность мы унаследовали от першолюдей. И должны быть пределы удовлетворения человеческого любопытства.
Прежде всего нужны ограничения морально-этического плана. В частности, никогда, ни при каких условиях, несмотря даже на високогуманну, на первый взгляд, цель, поставленную перед собой ученым, он не должен проводить исследований, связанных со смертью или скаліченням живых людей. Ужасные примеры опытов на живых людях - узниках концлагерей, которые осуществлялись нацистскими «учеными», убедительно свидетельствуют об этом. До недавнего времени медицинские и биологические эксперименты делались на высокоорганизованных животных, таких как обезьяны, собаки, кролики и т. д. Сегодня в мире все более широкий размах приобретает общественное движение за повсеместный запрет подобных исследований.
Сейчас, как никогда, мораль ученых должна быть высокой, безупречной. Это особая форма нравственности, когда человек осознает свою причастность к судьбе всего человечества. Ученый должен уметь предвидеть результаты своей работы, ее возможное влияние на дальнейшее развитие событий в мире. К сожалению, не у всех ученых есть такой «внутренний светофор», который включает красный свет перед явно неморальным, потенциально опасным научным исследованиям. История науки богата подобными фактами. Когда, например, одного из создателей атомной бомбы Е. Ферме спросили, как сочетается работа над ней с совестью, он ответил: «К чему тут совесть? Это просто хорошая физика!» Известно, к чему сегодня привела человечество эта «хорошая физика».
После Хиросимы, как пишет американский ученый А. Маклейш, стало очевидно, что наука служит не человечеству, а истине - своей собственной истине, и что закон науки - это не закон добра, то есть того, что люди понимают под словом «добро», - морали, порядочности, человечности, - а закон возможного: «То, что возможно познать, наука должна познать. То, что возможно для техники, техника сделает».
Прозрение к людям иногда приходит слишком поздно.
Американский летчик, сбросивший атомную бомбу на Хіросиму, осознав содеянное, увидев воочию адскую радиоактивную пустыню и обгоревших детей, которые умирали в страшных муках, пережил такой психологический шок, что вскоре бросил службу в авиации и ушел в монастырь.
Показательной в этом отношении является и судьба выдающегося физика, «отца водородной бомбы» А. Д. Сахарова. Недавно были опубликованы отрывки из его дневника пятидесятых годов, когда он увлеченно работал над созданием и испытанием водородной бомбы. В этих записях есть все, что угодно: бессонные ночи ученого, который бьется над решением очередной технической проблемы, раздражение через препятствия, постоянно возникали и мешали достичь желаемых результатов, радость, когда во время испытания бомбы все произошло так, как он ожидал («Даже лучше!»), и т. д. Нет только одного: угрызений совести, размышлений человека, которая выпускает из сосуда адского джина, моральной оценки содеянного. Прозрение пришло к А. Д. Сахарова позже, когда он, наконец, понял, в чьи руки он передал свой дьявольское изобретение. Только тогда академик, обласкан советской системой, стал на путь борьбы с ней и продолжал эту подвижническую деятельность до конца своих дней.
В возникновении наших сегодняшних проблем главным является человеческий фактор. Если раньше мы смотрели на технику безопасности как на способ защиты человека от возможных воздействий вредных факторов и машин, то сегодня надо технику защищать от человека, в руках которой сосредоточены потрясающие мощности. Защищать от человека в любом смысле: от ошибок конструктора, проектанта, строителя, оператора. Мы ни с чем не справимся, если не восстановим морального, воспитанного на виднейших гуманитарных идеях, на прекрасной литературе п высоком искусстве отношение к выполняемой работе, какой бы она ни была: медицинская, химическая, реакторная или биологическое. (В. О. Легасов, российский физик-атомщик).
О моральной ответственности ученого за потенциально опасное открытия разговор ведется издавна. Так, один китайский алхимик писал тысячу лет назад: «Было бы самым страшным грехом открыть воинам тайну твоего искусства! Берегись! Пусть даже муравей не проберется туда, где ты работаешь». А великий ученый Леонардо да Винчи (1452-1519) писал в одном из своих манускриптов: «Почему я не сообщаю о своем способ оставаться под водой столько времени, сколько можно оставаться без пищи? Этого я не обнародую через злых людей, которые этот способ использовали бы для убийства на дне моря, проломлюючи дно кораблей и затапливая их вместе с людьми, которые на них находятся».
Парадокс человеческого разума заключается в том, что почти все великие открытия науки, задуманные с лучшими намерениями, начинали использовать совсем не так, как того хотел автор. Говорят, что «благими намерениями вымощена дорога в ад». За примерами далеко ходить не надо.
Развитие химии дал в руки ученым средства добывания новых веществ: красок, пластмасс, синтетических тканей, удобрений и ядовитых газов для войны.
Микробиология помогла выявить возбудителей болезней, косили людей тысячами, разработать методы борьбы с этими возбудителями, а также методы создания новых, и еще опасных микробов для войны.
Проникновение в глубинные тайны строения материи, расщепление атомного ядра привели к изобретения атомной бомбы. Примеры можно продолжать: их множество. Каждый ученый должен помнить о такой возможности и найти мужество «закрыть» опасное изобретение, если время для его мирного использования еще не наступил и есть большая вероятность применения изобретения во вред людям.
Парадокс заключается в том, что хотя бы над какой проблемой работал ученый, он наконец-концов обязательно получает оружие. (К. Воннегут, немецкий писатель).
Второе большое ограничения для истинного ученого заключается в том, что все научные открытия, кроме того эффекта, на который он рассчитывал, могут иметь и другие, часто совершенно неожиданные и отдаленные последствия. Поэтому надо, чтобы внедрению каждого изобретения, каждого открытия предшествовали тщательный анализ, расчет всех, даже наименее вероятных посторонних эффектов.
Примером может быть разработка методов генетической инженерии, которая считается одним из величайших открытий биологической науки конца XX ст. Этот метод дает генетикам, селекционерам, мікробіологам почти фантастические возможности, скажем, получать такие сорта растений и породы животных, которые никакими другими методами получить было невозможно, создавать культурные растения с удивительными свойствами, даже встраиваться в геном растения гены животных, и наоборот. Но случайное попадание в биосфере (например, в результате аварии в лаборатории) новых, генетически модифицированных микроорганизмов может иметь совершенно непредсказуемые и даже катастрофические последствия (вспышки эпидемий, перед которыми организмы растений, животных или людей будут беззащитны).
Фантастические успехи биологии и генетики и развиты на их основе технологии могут иметь далеко идущие экологические, экономические, политические, социальные, правовые и этические последствия. «Зеленая революция», которая осуществляется с помощью биотехнологий, уже сегодня заставляет обращать пристальное внимание на совместимость их применения со стратегией экологически безопасного развития земной цивилизации. В то же время конфликтогенность, что нарастает в мире, выдвигает еще один тип угрозы со стороны современной биологии - использование биотехнологического потенциала в виде биологического оружия для достижения групповых, корпоративных или национальных интересов.
Наблюдается определенная эйфория и недостаток объективности в пылких сторонников биотехнологий, которые под впечатлением от чрезвычайных достижений не обращают внимание на потенциальную опасность биотехнологической продукции и длительный латентный (скрытый) период развития ее негативных последствий.
По прогнозу ученых Римского клуба, в случае сохранения существующих тенденций во взаимоотношениях общества и природы уже через 30-40 лет может начаться массовая деградация человечества.
Из различных видов антропогенных загрязнений окружающей среды, которыми занимается экология, сферу проблем биологической безопасности определяет биологическое загрязнение, что происходит через сознательное или случайное вселения новых видов, которые беспрепятственно размножаются при отсутствии в них естественных врагов и вытесняют местные виды живых организмов. Объектом биобезопасности является биота - живое вещество биосферы, а компонентами биологического загрязнения - живые организмы. Качественное отличие этого вида загрязнения от других заключается в способности его компонентов к размножению, адаптации и передачи наследственной информации в окружающей среде, что придает характеру его влияния таких черт, как мобильность и агрессивность и делает его особенно опасным. Достижения молекулярной биологии и генетической инженерии настолько расширили поле биологических рисков - и качественно, и количественно, что в целом биологическое (в том числе генетическое) загрязнения сегодня характеризуют как новый вид загрязнения, который выдвигает на повестку дня проблему выживания человека как биологического вида.
Развитие новых биотехнологий, которые позволяют расщеплять молекулы ДНК в определенных местах и сшивать фрагменты ДНК в единственную молекулу, вможливив сначала имплантированию в геном живого организма чужих генов бактерий, растений, животных и человека, а впоследствии и создание новых гибридных молекул ДНК. Итак, основные процедуры генетической инженерии сводятся к тому, что из набора полученных фрагментов ДНК, которые содержат нужные гены, состоит компактная генетическая структура - рекомбинантна (гибридная) ДНК, которая затем вводится в клетку чужого организма. После получения новой генетической информации в организме начинается синтез соответствующего продукта, закодированного в этой генетической структуре. В результате таких манипуляций, собственно, создается уже новый организм с новыми признаками. Такой организм называют трансгенными, или генетически модифицированным, или, по последней терминологией, живым измененным организмом (ЖЗО).
Генетическая инженерия как система экспериментальных методов и средств дает возможность конструировать в лабораторных условиях генетические структуры, которые представляют собой практически любые комбинации как природных, так и искусственно созданных генов. До главных задач генетической инженерии относятся: выявление генов и их ассоциаций, которые контролируют хозяйственно ценные признаки живых организмов; разработка методов проверки на наличие генетического материала возбудителей инфекционных болезней, методов диагностики скрытых генетических заболеваний и предотвращения их распространения; контроль генетических последствий применения биотехнологий и др. Основные направления развития биотехнологической индустрии, определяющие их микробиология и генетическая инженерия, это выращивания микроорганизмов, производства лекарств, пищевых добавок, вывод видов сельскохозяйственных растений и животных с ценными свойствами и разработка технологий очистки окружающей природной среды.
Широкомасштабное поступления ЖЗО в окружающую среду и их практическое применение начато в 1995 г. Более 95% ЖЗО составляли сельскохозяйственные трансгенные растения. Основные аргументы сторонников ЖЗО на пользу выращивания трансгенных культур и производства на их основе продуктов питания:
трансгенные растения имеют более высокие показатели производительности, большую устойчивость к вредителей, сорняков и болезней и поэтому могут давать высокие урожаи, чем традиционные культуры. Повышение урожайности с помощью трансгенов - путь к решению проблемы обеспечения продуктами питания в условиях быстрого роста населения Земли;
- благодаря устойчивости трансгенных растений к вредителей, сорняков и болезней требуется менее интенсивное использование гербицидов, инсектицидов и фунгицидов, что уменьшает загрязнение окружающей среды (например, встраивания гена земляной бактерии - природного пестицида - наделяет растение собственным защитой);
- генетическая модификация растений может осуществляться в направлении повышения содержания определенных питательных веществ и витаминов;
- биотехнологии позволяют выводить сорта растений, приспособленных в таких экстремальных условиях, как засуха или холод;
- генетическая модификация растений может осуществляться для создания новых биологических возобновляемых источников энергии;
- трансгенные растения и продукты питания могут стать полезными для здоровья человека и сельскохозяйственных животных, если в их составе будут ЖЗО-ингредиенты, в которые встроены вакцины против различных болезней;
- пища с ЖЗО-ингредиентами может быть вкуснее и дешевле.
В настоящее время наблюдается одностороннее и неадекватное отношение к внедрению трансгенной продукции, которая имеет не только плюсы, но и еще не до конца осознаны экологические риски. Соответственно перед системой экологического образования стоят задачи освещения негативных проявлений и потенциальных рисков использования ЖЗО и формирование объективного и взвешенного подхода в этом вопросе с позиций биологической безопасности. Негативы в формировании экологического сознания и экологической образовании в Украине, к сожалению, начинаются с первых учебников по биологии, где генетическая инженерия и біоіндустрія подаются как носители невиданного прогресса, что обещают человечеству сами только выгоды. С точки зрения объективности и прагматичности, ради национальной безопасности следует рассматривать и учитывать аргументы не только сторонников, но и противников распространение ЖЗО.
Критика распространение ЖЗО начинается с недостатков, присущих самым методам имплантации рекомбинантных ДНК в клетки реципиента. Через несовершенство современных методов нет стопроцентной гарантии, что специально сконструированные гены - носители желаемой признаки - попадают в предназначенное для них место в цепочке ДНК клетки-реципиента. По мнению многих ученых, такой перенос может иметь непредвиденные последствия. Ведь известно, что основная масса признаков проявляется как результат взаимодействия многих генов, и, кроме того, один и тот же ген может принимать участие в формировании нескольких признаков организма.
По своей целью генетическая инженерия напоминает селекцию, но в отличие от традиционной селекции она дает возможность переходить межвидовые границы и «смешивать» даже растительные и животные гены. В природе такие процессы не происходят. Возникают законные вопросы: насколько безопасны такие манипуляции и каких последствий можно ожидать в случае нарушения сбалансированных природных процессов? На сегодня известны такие основные свойства ЖЗО, которые ответственны за потенциальные риски для окружающей среды и человека: аллергенность, устойчивость к антибиотикам, токсичность, мутагенность и др.
Пока человечество не осознало, к которой опасной черте оно подошло, частично раскрыв генетические секреты. Сегодня еще не исследовано, как повлияет засажена территорий трансгенными растениями на процессы общего круговорота вещества, энергии и информации в пределах агроландшафтов. Общепризнанно, что трансгенные растения и продукты питания, произведенные из них, по сути являются носителями генетического загрязнения окружающей среды. Некоторые из рисков уже определено, но современных знаний в области экологии и биологии недостаточно, чтобы полностью понять последствия взаимодействия трансгенных растений с тем окружающей природной средой, в которую они попадают. Несомненно одно: использование ЖЗО требует чрезвычайной осторожности, поскольку есть потенциальный риск потери существующего генофонда биосферы.
Во многих странах проводятся интенсивные работы по выводу трансгенных животных, в геном которых .вбудовуються различные генетические конструкции. ДНК-технологии качественно меняют ситуацию в сельском хозяйстве, открывая новые пути селекций животных. Исследования осуществляются на различных видах сельскохозяйственных животных - крупный рогатый скот, лошади, свиньи, овцы, козы, кролики и др. Развиваются различные направления селекции трансгенных животных с новыми полезными признаками: повышение продуктивности животных; получение молока с нужными технологическими свойствами; продуцирования лекарственных биологически активных веществ; повышение устойчивости против инфекционных болезней; биологическое моделирование патологии человека; создание трансплантатов органов человека.
Общественность в европейских государствах проявляет большую, чем в других странах обеспокоенность по поводу внедрения биотехнологий в сельское хозяйство. В Европе пищевые продукты с содержанием ЖЗО-ингредиентов не получили такого распространения, как, например, в США, где около 60% продуктов питания содержат генетически модифицированные составляющие. Это объясняется тем, что Администрация США по контролю за пищевыми продуктами и фармацевтическими препаратами долго утверждала: генетически модифицированная пища ничем не отличается от традиционной, а следовательно, не требует специального изучения. Однако в последнее время этот подход подвергается конструктивной критике.
В Украине уже мощность генетически модифицированная продукция, поступающая из других стран, в том числе из тех, где посевы трансгенных культур не легализованы. Наибольшее подозрение вызывают продукты, содержащие такие ингредиенты, как соевый белок, соевое масло, соевый соус, кукурузный крахмал, кукурузное масло, кукурузный сироп, лецитин, масло канола и хлопковое масло.
Возможность содержимого не задекларированных ингредиентов в продуктах питания побуждает к введении специальной маркировки продуктов с ЖЗО. Такая маркировка уже стало обязательным в странах ЕС и в некоторых странах Азии. Опрос пищевых компаний США, проведенное по инициативе «Гринпис», показало, что значительное количество их продуктов без маркировки, по свидетельству самих компаний, или изготавливается из трансгенных культур, или же может содержать ЖЗО-ингредиенты.
В настоящее время в Украине не требуется маркировки продуктов питания на содержание ЖЗО-ингредиентов и не осуществляется их соответствующий контроль. Обязательной маркировке подлежит лишь посевной материал, предназначенный для государственного испытания. Поэтому украинский потребитель сейчас не имеет ни малейшего представления ни о трансгенные культуры, ни о именно маркировки. Прежде всего маркировки нужно потребителю, чтобы он мог на основании соответствующей информации делать свой выбор. Ведь сегодня даже разработчики трансгенов не могут гарантировать абсолютной безопасности новых генетических структур.
Согласно директивам ЕС обязательной маркировке подлежат продукты питания с содержанием ЖЗО-ингредиентов более 1%. Отношение к современной идеологии этого маркировки неоднозначное. Некоторые специалисты считают, что введение однопроцентного порога может рассматриваться фирмами-производителями как предоставление им права на генетическое загрязнение продукции, свободной от ЖЗО-ингредиентов, до уровня этого порога.
Поступления ЖЗО в окружающую среду уже создает проблемы на рынках пищевых продуктов. По сообщению Немецкой организации по защите прав потребителей с 82 проанализированных образцов продуктов в супермаркетах в 31 были следы загрязнения живыми измененными организмами. При этом три из них принадлежали к сертифицированных продуктов, произведенных в органическом секторе сельского хозяйства. Возникают серьезные проблемы - защиты этого вида хозяйства от вторжения чужих организмов, а также нарушения права человека на потребление пищи без ЖЗО-ингредиентов.
Возникновение и распространение органического сектора сельского хозяйства (органические земледелие, скотоводство, садоводство, растениеводство) для производства продуктов питания с меньшим содержанием пестицидов и синтетических удобрений сегодня воспринимается как альтернатива выращиванию трансгенных культур. По прогнозам ООН, объем продаж продуктов, произведенных в органическом секторе, возрастет с 5 млрд. евро в 1997 г. до 25-30 млрд. евро в 2005 г. Эта тенденция стимулируется требованиями потребителей, которые хотят принимать более качественную и безопасную пищу. Подобный движение началось в США: разрабатываются стандарты органического земледелия, внедряется Национальная программа органического сельского хозяйства.
Проблемы обеспечения надлежащего уровня защиты в области передачи, обращения и использования ЖЗО, а также их трансграничного перемещения обусловили разработку Картахенского протокола о биобезопасности в качестве приложения к Конвенции о биологическом разнообразии. Еще одной причиной его появления были ограниченные возможности многих стран, в частности развивающихся, влиять на характер и масштаб известных и потенциальных рисков, связанных с ЖЗО. Картахенським протоколом разрешается импорт ЖЗО при условии доведения их безопасности. В ст. 16, п. 4 отмечается, что до начала запланированного использования ЖЗО должен пройти достаточный период наблюдения, соответствующий его жизненному циклу или продолжительности процесса воспроизводства. К сожалению, за такого способа доведения безопасности ЖЗО не учитывается специфика потенциальных рисков от их высвобождения в окружающую среду, не определяются и не оцениваются вероятности возможных негативных отдаленных последствий. Хотя целью Протокола было обеспечение безопасности во время обращения с ЖЗО, вопрос о фармацевтических препаратов для человека, изготовленных с применением ЖЗО, осталось вне его внимания.
Проблему ответственности за использование ЖЗО и возмещения убытков, причиненных вследствие этого, на основе международного права в рамках Картахенского протокола решено не было. Следует также отметить, что США - мировой лидер использования ЖЗО и внедрение интенсивных и экстенсивных подходов к применению биотехнологий, проявляя неудержимое желание накормить голодных всего мира генетически модифицированной едой, почему до сих пор не ратифицировали самой Конвенции о биологическом разнообразии и не подписали Картахенского протокола о биобезопасности. Интересно, что США пообещали руководствоваться этим Протоколом в международной торговле при условии его ратификации их торговыми партнерами.
Где несколько транснациональных компаний контролируют почти две трети мирового рынка пестицидов, четверть коммерческого рынка зерновых и практически весь рынок трансгенного зерна. Столкнувшись с обеспокоенностью европейского сообщества по поводу распространения продуктов с содержанием ЖЗО, эти биотехнологические гиганты стали вкладывать многомиллионные средства в организацию рекламной кампании, цель которой - убедить европейцев в безопасности и полезности трансгенных растений и продуктов, произведенных из них.
Интересно, что эти транснациональные компании даже заявят права интеллектуальной собственности на трансгенные растения, становясь, таким образом, собственниками живых организмов (в 1980 г. Верховный суд США принял решение о выдаче патента на генетически модифицированную бактерию, которая поглощает масло). Экологи считают, что владеть «патентом на жизнь» противоестественно и аморально.
Ведение трансгенных растений, устойчивых к гербицидам, насекомых, вирусов или болезней, биотехнологические фирмы осуществляют в комплексе с разработкой химиката, к которому будущая растение будет толерантным. В соответствии потребитель вынужден использовать только пестицид определенного вида, а значит, покупать и семена, и пестицид вместе в одной фирмы. Зависимость потребителя от такой фирмы усиливается, когда договорными условиями предполагается, что в дальнейшем потребитель должен использовать только посевной материал, закупленный у нее. Происходит слияние семенных и биотехнологических компаний. Для обеспечения своего абсолютного эксклюзивного права на посевной материал некоторые фирмы создают трансгенные культуры с ограниченной способностью давать семена.
Когда проводится рекламная кампания, цель которой - получение патента на новый биотехнологический продукт, то всегда отмечается на его чрезвычайной полезности и уникальности. Однако маркировать этот продукт на содержание в нем ЖЗО разработчики не считают нужным, заявляя, что их продукт ничем не отличается от других.
Специфика использования трансгенных растений заключается в том, что их оценка и испытания в стране-импортере забирают несколько лет, а это, конечно, не устраивает фирму-экспортера, которая надеется на быструю прибыль. Это побуждает такие фирмы лоббировать свои интересы через чиновничий аппарат и влиять на принятие поспешных правительственных решений, что приводит к внедрению ЖЗО с нарушением правил биологической безопасности. Сами же фирмы не осуществляют полноценных испытаний ЖЗО и не определяют, какие последствия может иметь использование новых биотехнологий для сельского хозяйства в целом.
В 1994 г. в США появились первые разрешены к выращиванию генетически модифицированные помидоры, а в 1995 г. - соя. В 1997 г. в США насчитывалось уже 1274 биотехнологические компании с годовым доходом 16 млрд. долларов. В 1998 г. было зарегистрировано 20 биотехнологических продуктов, изготовленных из трансгенных растений (12 - компании «Мопзапіо»). В 2002 г. только компания «Мопзапіо» предложила рыночные около 35 новых продуктов. В 2000 г. в области биотехнологии растений было зарегистрировано более 600 патентов США.
В 1992 г. трансгенные культуры выращивались в одной стране, в 1996 г. - в шести, а в 2002 г. - в 17.
Рост объемов реализации трансгенных культур: 1995 г. - 75 млн. долларов США; 1996 г. - 225; 1997 г. - более 670, а в 1999 г. - 21-23 млрд. долларов США. За пять лет рынок трансгенных культур увеличился почти в 30 раз! По прогнозу, общий объем продаж в 2005 г. составит 8 млрд. долларов США, а в 2010 г. - 25 млрд. долларов США.
В связи с развитием биотехнологий сегодня возрастает опасность распространения биологического оружия. В современной хорошо оборудованной лаборатории молекулярной биологии такое оружие можно создать в течение нескольких дней. Достижения генной инженерии и молекулярной биологии позволяют изобретение оружия с большим латентным периодом ее действия, чтобы обеспечить длительное распространения возбудителей болезни до обнаружения первых тревожных симптомов. Для этого могут использоваться искусственные генетические структуры, которые содержат гены токсинов, имеющих пептидную или белковую природу (токсины кобры, бледной поганки, рицин, ботулотоксин и др.). На сегодня, например, расшифрован 430 генов, которые кодируют аминокислотные последовательности змеиных ядов. Кроме того, могут использоваться гены, которые кодируют токсины насекомых, растений, грибов. За биологическое оружие могут править также генетические конструкции, способные запускать искаженную иммунный ответ организма человека или животного путем выработки суперантигенів, белковых антигенов, цитокинов, которые влекут аутоиммунные заболевания. Соответственно возникает и новый вид террора - биологический - умышленно перемещения микроорганизмов, растений или животных туда, где их раньше не было, что приводит к нарушению естественной гармонии или появления новых заболеваний.
С развитием биотехнологий меняются традиционные представления о биологическом оружии и биологическую безопасность. В настоящее время биологическое оружие - это не только средства массового поражения населения определенными возбудителями особо опасных инфекций (бактерии, вирусы, грибы, токсины или яда биологического происхождения), но и средства поражения сельскохозяйственных растений и животных. По мнению специалистов, создание новых видов биологического оружия для применения в аграрном секторе будет одним из приоритетных направлений в XXI веке. Такое оружие имеет определенные новые «преимущества», ведь выявить факт применения «аграрного десанта» очень трудно, поскольку все это выглядит как естественное поражения растений или животных патогенами, вредителями, грибковыми или другими заболеваниями.
Уничтожение урожая или агроэкосистем является достаточно эффективным средством достижения определенных целей; вследствие возникновения голода или обострение продовольственной проблемы страна, пострадавшая, в дальнейшем попадает в экономическую зависимость. Следовательно, в этом случае биологическая безопасность тесно переплетается с экономической.
Невозможность обнаружения источника заражения через большой латентный период развития поражения и своевременного диагностирования причины нарушения нормального функционирования организма позволяет прогнозировать увеличение частоты применения таких видов оружия, как индивидуального, так и массового поражения. При этом определить, было насилия над природой или нет, очень сложно, поскольку последствия теракта проявляются через длительное время. Относительно новых типов биологического оружия, то на сегодня соответствующих средств сдерживания ее применения и нераспространения, как в техническом, так и в международном плане, нет.
Эпидемия губчатоподобной энцефалопатии («коровье бешенство»), которая вызывается патологическим модифицированным белком пріоном, начавшись в Великобритании, распространилась в других странах, несмотря на принятые меры. В Европе участились случаи болезни Крейтцфельдта-Якоба инфекционного происхождения в людей. ВОЗ выражает беспокойство по поводу того, что в Украине не принимаются меры для предотвращения распространения пріонової инфекции, поскольку эпидемия губчатоподобной энцефалопатии затронул нашу соседку Польшу. Европейское региональное бюро ВОЗ обращает внимание всех стран на то, что существует опасность распространения трансмиссионной губчатоподобной энцефалопатии. Специалисты предостерегают, что через 10-15 лет эта инфекционная болезнь может стать самой распространенной на планете.
Неотложной задачей для Украины в области биологической безопасности является организация строгого эпизоотического и эпидемиологического контроля за пріоновими заболеваниями, внедрение системы их мониторинга и диагностики.
Сегодня процесс законотворчества в Украине, к сожалению, не имеет надлежащего концептуального и методологического обоснования, которое определяло бы ориентиры биологической безопасности на пути к устойчивому развитию страны. Единственным правовым актом в сфере использования ЖЗО является постановление Кабинета Министров «Об утверждении временного порядка ввоза, государственного испытания, регистрации и использования техногенных сортов растений в Украине» (1998). Развитие правового поля в этой сфере обусловил появление проекта закона Украины «О государственной системе биобезопасности при осуществлении генетически-инженерной деятельности», где биобезопасность определяется как «совокупность условий и мероприятий, обеспечивающих предотвращение возможном вредном воздействии генетически-инженерной деятельности на здоровье человека и окружающую среду».
Как составляющая национальной безопасности биобезопасность еще не вступило в Украине системного характера, и ею занимаются различные учреждения и ведомства: Министерство экологии и природных ресурсов, Межведомственная комиссия по вопросам биобезопасности при Министерстве образования и науки, Главное санитарно-эпидемиологическое управление Министерства здравоохранения, Государственная комиссия по испытанию и охране сортов растений Министерства аграрной политики и др. Основы обеспечения и развития системы биологической безопасности нужно определить и обобщить в законе Украины «О биологической безопасности». Сегодня актуальным является учет транснационального характера биологической безопасности, ее выделение, определение ее границ и определение места в сфере экологической безопасности.
Новые разработки в естественных науках связанные с использованием все больших объемов веществ, энергии, что увеличивает риск аварий, неожиданных, побочных эффектов и т. п.
Есть данные, что сильные возмущения в магнитосфере Земли, появление над Петрозаводском в 1977 г. светящихся плазменных шаров и другие неожиданные явления произошли непосредственно после проведения в этом районе крупномасштабного геофизического эксперимента, в ходе которого в земную кору направлялись импульсные разряды электрического тока напряжением в сотни миллионов вольт.
Для проведения некоторых современных исследований ученым уже становится «тесно» на Земле.
Так, разработка новых установок для радиоастрономических исследований требует вынесения одной из антенн в Космос, поскольку на Земле они слишком «около» будут расположены (диаметра земного шара для этого оказывается мало). Новейшие научные исследования требуют все больших средств.
Например, пилотируемый полет на Марс, который планируется на 30-е годы XXI ст., обойдется по меньшей мере в 100 млрд. долларов США. Поэтому проведение таких экспериментов приобретает международный характер - одном государстве, какой бы богатой и развитой она была, это не под силу.
Великий немецкий философ И. Кант сказал однажды, что он знает только два чуда в мире: звездное небо над головой и внутренний мир человека. Исследования этого второго чуда - феномена человека, его психического мира, тайн мозга, тайн духовной жизни - сегодня выходят на первый план. Некоторые из ученых прогнозирует, что эти исследования будут преобладать над всеми другими в новом тысячелетии.
В течение последних десятилетий очень снизился престиж научного труда. Около 90% молодых научных сотрудников сегодня недовольны содержанием и оценке своей работы. Это повлекло «отток интеллекта» за пределы Украины, а также в предприятия и структуры, которые не имеют ничего общего с наукой. А тем временем именно фундаментальные исследования определяют перспективы развития науки и техники на 10-20 лет вперед и является основой научно-технического прогресса.


Назад