Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология

8.5.3. Импрессионизм и символизм в литературе


Франция, Бельгия, Россия. В сфере поэзии импрессионизм сомкнулся с символизмом. Этот термин предложил Жак Мореас в статье «Символизм» в 1886 г. Доминирующим признаком новой тенденции Мореас считал проявление «скрытой близости первоначальным идеям». Однако он в то же время подчеркивал, что художник-символист рисует не предмет, а эффект, который тот создает; поэт описывает не объект, а впечатление, которое он производит на художника.

Классическим образцом импрессионизма и символизма стала творчество Поля Верлена. Почти одновременно Верлен обновил реалистичную поэзию, утвердил импрессионизм и создал «трамплин символизма». В первой сборке «Сатирические стихи» является цикл «Меланхолия», «Офорты», «Грустные пейзажи», а это означает, что пейзаж «олюднюється», наделяется свойствами души, ибо душа заимствует из внешнего мира пейзажи, способны передать (описать) ее состояние.

Символистами были также бельгийские писатели М. Метерлинк и Е. Верхарн.

К импрессионизму принадлежит и роман талантливого французского писателя Марселя Пруста, который стал реформатором романной формы, - «В поисках утраченного времени». Естественно, что в одном ряду с эскизом, этюдом, лирической миниатюрой удивляет роман, который насчитывает более трех тысяч страниц.

Одним из центральных понятий эстетики Пруста было понятие «инстинктивная память». Как и любая другая память, «инстинктивная» идет от реального факта, предмета, явления. По Прусту, каждый час нашего бытия как бы консервируется в «объектах» (их очертаниях, запахах, звуках), прячась в них до определенного времени и проявляя себя лишь благодаря чувственным напоминанием (определенные эпизоды из романа имеют для Пруста очень важное значение начала всех начал, когда вкус печенья, знакомого с детства, вызвал к жизни всю гамму воспоминаний, весь поток воскресшего, прочувствованного, прошлого, которое властно вторгается в современное и заменяет его истинным, с точки зрения Пруста, жизнью в воспоминаниях).

«Все - в сознании». Но в сознании Пруста поместился огромный мир на 3100 страницах его романа. «Чашки чая», которая вызвала воспоминания, которые «весь Комбре» со своими окрестностями, всю жизнь рассказчика - с детства тяжело больного, что большую часть времени провел в постели. Он очень наблюдательный, с фантастическим воображением.

Автор изобразил жизнь французского общества конца XIX - начала XX вв.

Роман «В поисках утраченного времени» - не только непосредственное выражение личного опыта, фиксация свободного потока воспоминаний, но и реализация продуманного принципа, зреющий в творчестве Пруста, в недрах самого романа, который поэтому и кажется не столько роман, сколько огромной «творческой лабораторией».

Одним из выдающихся творцов импрессионистской критики конца XIX в. был Анатоль Франс. Его можно считать теоретиком импрессионистической интерпретации искусства. «Мы видим мир только сквозь наши чувства, которые деформируют его и его окрашивают», - писал А. Франс, тем самым утверждая, что критика - акт скорее эмоциональный, чем рациональный. Вот знаменитое определение А. Франсом критика: «Это тот, кто рассказывал о приключениях своей души среди шедевров». Четыре огромных тома «Литературной жизни» Франса - обращение то к одному, то к другому сюжету без каких которой на то причины («Осенний ветер гонит в город, дни короткие, вещи уже составлен, кроме одной книги...». Речь о книге заходит будто ненароком, по велению осеннего настроения автора). Это похоже на занятия библиографа, который следит за литературным жизнью, «прогуливаясь среди шедевров», рассуждая то об одном, то о другом, скорее раскрывая свое внутреннее состояние, отдаваясь воображении, чем постигая мир того или иного писателя. Но при этом создаются целостные писательские характеры.

Франс не был одинок в этом. Впечатление как принцип критики характерные для целой группы литературоведов этого времени не только во Франции, но и в России («Этюды и портреты» Жюля Леметра, «Фигуры и характеры» Анри де Ренье, «Книги масок» Ре-ми де Гурмона, «Книга отражений» Иннокентия Анненского, «Силуэты русских писателей» Юлия Айхенвальда).

Германия и Австрия. В Германии конца XIX в. импрессионизм воспринимался не столько как художественный стиль или даже как метод, сколько как мировоззрение, философия и даже «стиль жизни». Последний проявлялся через набор разнообразных свойств, вплоть до любви к странствиям или искусно связанных галстуков.

К символистов в литературе этих стран относятся Г. Рильке, Г. Гофмансталь и Г. Гауптман.

Англия. В Англии художественные течения конца века тоже складывались не столько как стили искусства, сколько как стиле жизни. Самый яркий пример английского специфики - Уайльд (Оскар Фингал О'Флаерті Уїлс), известный, прежде всего, как драматург. Но он в то же время - автор романа «Портрет Дориана Грея», эссе, многочисленных афоризмов, любитель парадоксов. Для него превыше всего стиль - и в искусстве, и в жизни. Преклонение перед красотой был провозглашен его жизненным кредо. «Большой эстет», как он сам себя определил, стремился быть истинным денди в жизни, в творчестве же стал преемником традиций английского эстетизма, хоть и не умещался в его рамках. Основным в эстетике Уайльда было отрицание натурализма и реализма. Предметом изображения в искусстве может быть только прекрасное, а реальная жизнь грубое и безобразное. Не искусство подражает жизни, а жизнь находится под влиянием искусства: жизнь XIX в. скопированное из романов Бальзака, пессимизм заимствованный у Гамлета, а нигилизм - у Тургенева. Английский эстет выдвинул тезис о независимости искусства от истины и морали.

Разумеется, свои эффектные парадоксы Уайльд составлял в противовес заповедям викторианской морали. Даже когда он в найкатегоричнішій форме призвал «воскресить старинное искусство лжи» и связывал с этим воскресением надежды на возрождение искусства, он, прежде всего, отрицал «мещанскую мораль», «грубое торгашество буржуазии», ее «убогую воображение».

В своих комедиях О. Уайльд далеко не всегда придерживался этих эстетических принципов. Он следовал традиции салонной английской пьесы, его герои - титулованные аристократы, сюжеты - мнимые или настоящие супружеские измены и т.д. Однако в изображение этого мира Уайльд внес совершенно неожиданный элемент - авторскую иронию, которая и придает ему художественной неповторимости. Он создавал парадоксальные ситуации, в которых его светские, элегантные и красноречивые персонажи раскрывались отнюдь не в идеальном свете («Веер леди Уиндермир», «Женщина, не стоящая внимания», «Идеальный муж»).

Элементы импрессионизма в творчестве украинских писателей. В украинской литературе с конца XIX в. происходит «интернационализация литературных вкусов и интересов» (И. Франко), активное освоение художественного опыта западноевропейских литератур, стремление к расширению «умственного виднокругу» (Леся Украинка). Наряду с обновлением традиционной реалистической объективной повествования, активизацией психологического анализа, усилением субъективно-лирических форм художественного выражения, характеризующие творчество прежде всего писателей старшего поколения (И. Нечуй-Левицкий, И. Франко, И. Карпенко-Карый, Г. Старицкий, П. Грабовский и др.), в литературе наблюдается отчетливое ослабление эпического начала, отход от детального описания быта, поэтики жизнеподобия, стремление к концентрированности содержания, создания обобщающих моделей человеческих отношений, где важная роль принадлежит художественной условности, фольклорно-мифологической фантастике. Эти тенденции уже перестают соответствовать классическим канонам реализма, его ориентации на предметно-аналитическое отражения действительности в формах самой жизни. В мифе литература ищет истоки, глубинную суть бытия и человеческой природы, тех вечных начал, которые дают возможность лучше понять общественно-исторические процессы, достичь высокой степени и масштабности художественного обобщения. Растет внимание к философско-этической проблематики, психологизма как в создании индивидуальных характеров, так и исследовании массовой психологии.

Характеризуя основные стилевые поиски в украинском литературе последних десятилетий XIX ст., И. Франко подчеркивал органическая связь новых стилей, разновидностей реалистического письма с традициями предыдущих художественных поисков: «Деятели нового поколения не выскочили в полном оружжі на сцену, как Афина из Зевсової головы. Они были детьми своей эпохи, детьми украинской или галицко-русской общества и должны были также в большей или меньшей степени - в соответствии со своих индивидуальных сил и обстоятельств - подлежать основным течениям той общества».

Это оказалось в многообразии художественных направлений в украинской литературе 70-90-х гг., когда продолжали существовать романтический тип творчества (Я. Щеголев), просветительский реализм (И. Нечуй-Левицкий), традиции натурально-физиологического очерка, что шли еще Есть. Гребенки (Анна Барвинок, Г. Кононенко). Героический пафос ряда реалистических произведений органично включал элементы романтизма, в частности художественную условность, алегоризм. В то же время в творчестве И. Франко и новой волны молодых писателей (Леся Украинка, О. Кобылянская, Г. Коцюбинский) зарождались те черты, которые в своей тенденции предвещали художественное обновление литературы XX ст. Реализм Франко имел много общего с реализмом Бальзака, натурализмом Золя, в частности в том, что писатели не только пользовались данным науки, но и сами поставляли для научных исследований эмпирический материал и синтезированные характеристики - данные о социальные явления и процессы эпохи.

Украинское искусство последней четверти XIX в. Развитие художественной культуры - изобразительного искусства и архитектуры - тесно вплітався в общекультурный развитие Украины. От середины XIX в. городское строительство жилого и общественного назначения в связи с господствующим в Европе утилітаризмом проникается эклектикой - сочетанием различных исторических стилей в одном архитектурном ансамбле. Среди ее направлений особенно распространяется венский ренессанс. Общее архитектурное лицо украинских городов принимает венскую моду. В частности, наиболее характерным образцом этого стиля является оперные театры Одессы, Львова и Киева.

Разновидностью эклектики становится псевдовизантийский (псевдоруський) стиль. Он насильно внедрялся в Украине в церковном строительстве, архитектуре, скульптуре. Лозунгом этого стиля была формула триединства «самодержавие-народность-соборность». Начались правительственные реставрационные работы памятников строительства княжеской эпохи, в частности, строений Херсонеса IV-X вв. в Севастополе, Десятинной церкви в Киеве (X в.), перестроен кафедру собора во Владимире-Волынском и Василівську церковь в Овруче (XII в.) и т.д. К построенных достопримечательностей этого направления относятся Владимирский собор (первоначальный проект - архитектор И. Штром, позже работу над строительством собора продолжили архитекторы П. Спарро, О. Беретти с участием Г. Бернгардта, К. Имеет-ского и В. Николаева), памятник князю Владимиру (архитектор О. Тон, скульпторы В. Демут-Малиновский и П. Клодт) в Киеве, Александровская церковь в Каменке. Для подчеркивания значения «воссоединения» Украины с Россией царское правительство выделило средства на изготовление памятника Бы. Хмельницком (скульптор М. Микешин) - сооружения энергичной, динамической, что была установлена на Софийской площади в Киеве 1888 г.

Выдающимся художественно-образовательным учреждением в Украине последней четверти XIX в. была Киевская рисувальна школа (1875-1901), которая сыграла одну из ключевых ролей в становлении украинской живописи нового времени. Учредителем школы был Г. И. Мурашко. Большую часть своих сил он отдал педагогической делу. Товарищем М. Муравей по Петербургской Академии искусств и постоянным другом Николая Ивановича и основанной им школы был И. Репин. Один из известных произведений М. Муравей - полотно «Вид на Днепр».

В украинской живописи этого времени ведущую роль играют воспитанники Киевской рисувальної школы Г. Пимоненко, О. Мурашко, С. Костенко, Г. Светлицкий, Ф. Красицкий, Г. Дядченко, К. Крыжицкий, Ф. Данилов, И. Селезнев. Получив в школе начала художественной грамоты, многие из ее воспитанников шлифовал свое мастерство в Академии художеств в Петербурге. Г. Светлицкий и Ф. Красицкий, в частности, впоследствии учились в мастерской И. Репина.

Жанровая картина Г. Светлицкого «Музыканты» созвучна с искусством зрелого реализма. Этому произведению свойственно углубленное переживания будничной эпизода. Другим учителем Г. Светлицкого был А. Куинджи. Он открыл ему поэтические возможности ночного освещения - это проявилось, например, в пейзаже «Дома в лунную ночь».

После учебы в Петербурге часть воспитанников рисувальної школы поверта-лась к ней на преподавательскую работу. Это положительно влияло на формирование творческой атмосферы целого города. К сожалению, не все таланты, взращенные школой Г. Муравей, сумели раскрыться в полной мере. С. Костенко, автору живо и мастерски написанной картины «На уроке», ранняя смерть помешала. Г. Дядченкові не позволили раскрыться жизненные обстоятельства. Раннее произведение этого художника «Портрет девочки» уже позволяет понять особенность его тонкого и деликатного дара.

К. Крыжицкий предпочитал чистого жанра пейзажа. Ф. Красицкий в своем творчестве объединял разные жанры, что вообще было характерно для искусства рубежа XIX-XX вв. В его полотнах эскизного плана бытовые сценки соединяются с пейзажем, портреты крестьянок приближаются к зарисовок этнографического характера. Ф. Красицкий писал преимущественно камерные произведения. Однако время художник обращался и к историческому жанру. В украинском искусстве исторический жанр завоевывает себе место с некоторым опозданием по сравнению с искусством западных стран. Ф. Красицкий обращается к исторической теме, не изменяя своего призвания: история народа для него, крестьянского сына, - это история дней, полных военных и мирных трудов и счастливых минут отдыха. Полотно «Гость из Запорожья» решен в бытовом плане. При этом звучание темы не снижены, а лишь переведен в другой плоскости. Картина привлекает естественностью поведения героев.

В другом ключе решен масштабное полотно М. Ивасюка «Въезд Богдана Хмельницкого в Киев». Этот художник не был связан с кругом рисувальної школы Г. Мурашко и Петербургской Академией: образование М. Ивасюк получал в Вене и Мюнхене. Однако так же, как Г. Мурашко, он был на своей родной Буковине организатором (1899) и руководителем (до 1908) первой в крае художественной школы. В обращении буковинского художника до исторического жанра отражено стремление украинского народа к единству. Знаменательным является и избрания темой картины эпизода общеукраинской истории - триумфального въезда Бы. Хмельницкого в Киев 23 декабря 1648 г., который состоялся после побед гетмана в битвах под Желтыми Водами И Корсунем и Пилявцами. Победителя поздравляет народ, Иерусалимский Патриарх Паисий, который был на то время проездом в Киеве, и Киевский Митрополит Сильвестр Косов. Полотно отличается монументальностью замысла и грандиозными размерами. С 1926 г. М. Ивасюк работал в Киеве. Его творчество соединила живописные традиции западных и восточных украинских земель.



Назад