Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Искусство как средство созидания личности


Попробуем с учетом сказанного проанализировать некоторые процессы развития художественной культуры, ее основных составляющих - различных видов и жанров искусства. Искусство воплощает в себе недюжинную способность развивать человека. Еще в 1890 году появилась знаменитая философская работа Вол. Соловьева "Общий смысл искусства", автор которой пришел к выводу: искусство "своим конечным задачей должно воплощать абсолютный идеал не только в воображении, но и на самом деле - должно одухотворить, перездійснити наша настоящая жизнь. Если скажут, что такая задача выходит за пределы искусства, то спрашивается: кто установил эти пределы? В истории мы их не находим". Социально значимую воспитательную силу искусства исследовал И. Франко в труде "Из секретов поэтического творчества".

Проблема влиятельной силы искусства на человека не есть нечто принципиально новым для науки: о ней высказались известные мыслители прошлого, она неоднократно ставилась самой жизнью, ее значимость подкреплялась научными фактами. Однако процессы быстрых социальных изменений, происходящих сейчас в мире и в нашей стране, предопределяют нас по-новому оценивать вопрос о социальную эффективность искусства.

Устоявшееся мнение о художественной культуры как системы с чрезвычайно сложной структурой. Сегодня художественная культура - это культура производства искусства, его распространения, пропаганды, восприятие, понимание, наслаждения искусством, наконец, культура эстетического воспитания. Возникло и определенное понимание задач художественной культуры в обществе: духовное развитие личности, формирование и удовлетворение духовных потребностей, обогащение ее деятельности. Именно в содействии процессу, что приближает общество к этой цели, видит сегодня наука суть социальной эффективности художественной культуры. При этом различаются эффект воздействия искусства на человека, что проявляется в изменениях ее сознания и поведения, с одной стороны, и эффект, зумовлюваний этими изменениями и распространяемый на все другие направления жизни общества.

На пути выявления и познания эффективности художественной культуры возникают серьезные теоретические и практические трудности, связанные прежде всего с самой природой влияния искусства: оно опосредованное достаточно сложными процессами развития духовного мира человека, участием в них значительного количества других социальных факторов и поэтому не всегда поддается точным оценкам. Более того, социальные условия определили принадлежность человека к разным социальным группам с присущей им субкультурой. Имея ограниченное эстетически-художественную подготовку в официальных субкультурах различных типов учебных заведений, люди приобщаются к групповых субкультур с убежденностью их достаточности для собственной жизни. Фактически останавливается процесс саморазвития человеческой духовности, происходит отделение человека от мировых художественных достижений, что не только негативно сказывается на творческих спроможностях отдельной личности, но и общества в целом, как у вероятно определенных исторических условиях, так и в условиях его собственного самовоспроизводству.

В 50-х годах еще не известен миру как выдающийся педагог наш соотечественник В.А. Сухомлинский, отвечая тем, кто общественный прогресс видел только в освоении космоса, успехах электроники и кибернетики, в "Письмах к сыну" пророчески сказал: "Если не улучшится воспитания, мы наплачемося с математикой, электроникой и космосом... самый Главный средство самовоспитания души - красота. Красота в широком смысле - и искусство, и музыка, и сердечные отношения с людьми". Это предостережение не было услышано вовремя. Поэтому проблемы духовного развития человека сегодня, по сути, стали обязательным условием выживания общества. Все наши современные беды, как правило, имеют одну причину - дефицит культуры и нравственности, недостаток доброты и милосердия, красоты человеческих отношений.

Подчеркнем, что эта проблема приобрела международного масштаба. Все больше людей в разных странах мира признают справедливыми слова выдающегося общественно-политического деятеля Аурелио Печчеи, который предостерегал мировое сообщество: "Человек обладает отныне столь решительной властью над событиями, что от того, как она будет ее использовать, зависит все ее будущее. Однако именно человеческая жизнь приобрело такой сложности, что он (человек) осталась культурно не подготовленной даже до того, чтобы со всей полнотой и яркостью осознать свое измененное положение". Если не приложить всех мыслимых усилий для целенаправленного формирования личности, продолжает Печчеи, все негативные явления, которые мы наблюдаем сегодня в мире, "могут в недалеком будущем вырасти до размеров поистине катастрофическим". И вывод из этого: "Человеческое развитие и олицетворяет в себе цель, на достижение которой в ближайшие годы и десятилетия должны направляться концентрированные, совместные усилия всего человечества".

Развитие человека - чрезвычайно сложный процесс, в котором принимают участие много факторов. Среди них заметную роль играет и художественная культура - специфическая сфера деятельности с разнородными и неоднозначными связями со многими сферами общественной жизни. Развиваясь под непосредственным влиянием идеологических и социально-экономических процессов, художественная культура, в свою очередь, имеет на них существенное влияние, и прежде всего тогда, когда она выступает эффективным средством формирования человека.

Социальная значимость искусства определяется уровнем влияния художественных образов на внутренний мир человека, на все направления ее социальной деятельности. Самый талантливый исследователь этой проблемы - Л.С. Выготский отмечал, что искусство вовлекает в круг социальной жизни самые интимные и найособистіші составляющие нашего существа. Для этого искусство обладает значительным арсеналом специфических средств, отсутствующих в других формах человеческого сознания. Идеологические аспекты в художественном произведении, будучи органично вплетенными в ткань живых, зримых художественных образов, влияют на сознание человека незаметно, как и на разум, чувства, волю.

Характеризуя этот феномен, Ф.М. Достоевский отметил, что в процессе общения с искусством художественные впечатления, "постепенно накапливаясь, пробивают с развитием сердечной кори, проникают в сердце, в его сущность, и формируют человека". Передавая людям целостный конкретно-чувственный социальный опыт, искусство использует феномен эмоциональной памяти человека, которая во много раз сильнее рациональную. Эмоциональная память чрезвычайно проживет до конца жизни и формируется как "память сердца" без всякого заучивания.

Восприняты и усвоены художественные образы становятся мотивирующей силой человеческого поведения, смислоутворюючими факторами жизни людей. Художественная культура объединяет их общностью отношений в социальных ценностей. "...Художественные творения, - подчеркивал основоположник теории психоанализа С. Фрейд, - давая повод к совместного переживания высоко оцененных ощущений, вызывают чувство идентификации, которых так остро нуждается культурное окружение". А когда произведения искусства "отражают достижения этой культуры", то они "поразительно напоминают о ее идеалы".

Несомненно, характер влияния художественной культуры на мысли, чувства и поведение людей не следует упрощать. Отдача здесь не всегда прямая. Один человек после контакта с художественным произведением может сразу же непосредственно ощутить на себе его влияние, вторая будет долго размышлять, постепенно осваивая почерпнуте из него, в третьей то же произведение искусства оставит едва заметный след в душе. Четвертая вообще останется равнодушной к воспринятого. К тому же, по мнению Л. Выготского, "искусство... никогда прямо не рождает из себя той или иной практической действия, оно лишь готовит организм к этой действия".

Конечно, влиятельную силу искусства можно наблюдать во время его восприятия: многолюдная аудитория в театре, например, по словам М.В. Гоголя, способна "вдруг потрястись одним потрясением, заридати одними слезами и засмеяться одним всеобщим смехом". Однако значительно глибиннішими является "последствия влияния" искусства, когда оно способно склонить человека к решительным поступкам и даже изменить ее жизнь, а по отношению к обществу - вызвать значительные изменения в настроениях, убеждениях и действиях тех или иных социальных групп. Установление гармонии между запросами и потребностями человека, с одной стороны, и ее идейно-нравственным развитием, с другой, в значительной степени зависит от художественной культуры. Учеными доказана тесная связь между привязанностью человека к искусству и сформированностью ее идейно-моральных позиций.

Значительный научный и практический интерес представляют данные о стимулирующее влияние искусства на способности людей, особенно школьников, на их общее развитие, повышение успеваемости. С большим нагрузкам в школе лучше могут справиться дети с развитыми художественными интересами. В соответствии с высказанной гипотезой, прежде чем ученик возьмется за изучение основ различных наук, его мозг должен достичь определенного уровня развития. Это происходит только при условии постоянных и повторяющихся сенсорных воздействий. И вот здесь важнейшую роль играет художественное воспитание.

Подобные предположения находят подтверждение в обширной педагогической практике. Например, в ряде школ Венгрии незначительное увеличение учебного времени на музыкальное воспитание (2-3 часа в неделю) привело к решительного улучшения всего учебного процесса. Успеваемость учеников таких школ из общеобразовательных дисциплин была качественнее, чем в обычных средних школах. Венгерские ученые объясняли этот феномен тем, что ежедневные мелодичные и ритмические упражнения влияют на центральную нервную систему и особенно на нервные центры коры головного мозга. Вследствие этого высший уровень развития детей проявляется не только в сфере музыкальных навыков: они и в целом обладают лучшей способностью реагировать, их повседневная деятельность более координированная. Участники венгерского эксперимента пришли к выводу о том, что музыкально-эстетическое развитие человека способствует формированию воли, внимания, наблюдательности, памяти, воображения, мышления, то есть важнейших качеств личности.

Ранее считалось, что истоки повышения производительности труда зумовлювались физическими возможностями рабочего, навыками его подвижности. В современном же производстве интеллектуальный сторону трудового процесса значительно важнее, а во многих случаях решающий. Личная культура рабочего становится основополагающим фактором роста производительности труда, ее эффективности и качества. Научно-технический прогресс выдвигает совершенно другие требования к рабочему, резко отличные от традиционных представлений, сложившихся в эпоху господства экстенсивной экономики. Современному производству необходимые рабочие-личности с широтой кругозора, богатой структурой потребностей, с развитым воображением, постоянным стремлением к самосовершенствованию не только профессионального, но и общекультурного. И здесь также чрезвычайно велика формирующая роль художественной культуры.

Следует подчеркнуть, что влиятельные искусства присуща относительная "неощутимость", точнее - не немедленный влиятельный результат: когда человек овладевает художественные ценности, невозможно почувствовать отдачу сразу же, поскольку накопление лицом духовного потенциала происходит постепенно. Но рано или поздно тайное влияние художественной культуры обязательно проявляется в духовном развитии, а через него и в росте эффективности деятельности человека, в том числе и трудовой. Это влияние удалось зафиксировать массовыми социологическими исследованиями.

В различных сферах общественного производства оказываются пределы, за которыми даже для собственного экономического эффекта выгоднее концентрировать капитал не столько в материальном производстве, сколько в сфере духовного развития работающих, а роль художественной культуры здесь трудно переоценить. Это важное обстоятельство привлекает к себе возрастающее внимание ученых и практиков в различных странах планеты - от Западной Европы до Северной Америки и Азии, где все чаще в искусстве усматривается важное средство повышения эффективности труда. Возможности искусства в развитии творческого потенциала человека активно исследуются учеными США, Японии, Франции и других стран. В США, например, с этой целью организуются специальные эксперименты. Один из них заключался в том, что группа администраторов на протяжении десяти месяцев освобождалась от профессиональной деятельности и училась по обширной гуманитарной программой, в которой предпочтение отдавалось общению с искусством - чтению книг, посещению театров, музеев, выставок, концертов. Как оказалось, после этого не только возросла их профессиональная активность, но и решения профессиональных задач приобрел черты самостоятельности, нестандартности, творчества.

Результаты подобных экспериментов все чаще обуславливают переход к практическому использованию возможностей искусства в деле повышения творческих потенций работающих. В США, в частности, стали практиковаться так называемые "курсы креативности", на которых руководители и специалисты учатся творческому решению разнообразных производственных проблем. На этих курсах широко используется искусство как средство развития инициативы и творческих способностей.

Во Франции в специальных центрах для руководителей высокого ранга организуются стажировки, на которых значительная часть занятий отводится художественной культуре; их цель - научить стажеров понимать музыку, живопись, архитектуру. Обнаружено, что в результате стажировки его участники приобретают навыки ощущение вкуса к хорошо сделанной работы, гармоничных профессиональных отношений, упорядоченности. Аналогичные стажировку практикует компания "Хитачи" и другие японские фирмы. При этом в Японии такое обучение организуется не только для специально отобранных руководителей, а часто-густо для всего персонала предприятия на регулярной основе. Руководитель таких стажировок, профессор Вартонського университета США и Парижской консерватории искусств и ремесел Бы. Люссато подытожил: "Человек, который читает Платона, становится вимогливішою к логике; человек, который посещает концерты и выставки, становится вимогливішою к эстетике; человек высокого культурного уровня становится вимогливішою к качеству, она не выдерживает сірятини и фальши. Эстетика самым тесным образом связана с этикой, а чем выше эстетические требования, тем нетерпиміше человек относится к расизму, тоталитаризма, насилия". Поэтому и в самые тяжелые времена, при найобмеженіших ресурсах не следует экономить на культуре, образовании, потому что именно они оберегали общества и цивилизации от катастрофы дикарства.

Социокультурные цели общества с развитием в нем художественной культуры постоянно изменяются и усложняются. Содержание этих целей познается только в результате тщательного анализа. Художественная жизнь общества определяется широким спектром разнообразных духовных потребностей и интересов, а также множеством внешних по отношению к художественной культуры обстоятельств. И эти внешние обстоятельства, и изменение духовных потребностей, и именно художественная жизнь, в свою очередь, влияют на человека, способствуя формированию ее сознания и деятельности. Повышение сложности этих процессов, обусловленных, кроме всего прочего, разнообразием прямых и обратных связей, требует определения целевых ориентиров перспективного развития в данной сфере.

До недавнего времени проблемам целевой ориентации процессов распространения и усвоения художественных ценностей не предоставлялось того значения, которого они заслуживают. Это объяснялось распространением упрощенных представлений о развитии художественной культуры, которая вроде бы самостоятельно развивается с прогрессом общества как ответ на повышение духовных запросов людей. Выяснилось, однако, что это развитие не такой уж и благополучный. Не имея четких ориентиров, он может сделать процессы распространения и усвоения художественных ценностей неэффективными в социальном отношении.

Самым главным из социальных задач культуры вообще и в частности художественной является духовное развитие личности. Конечно, эта функция присуща и семьи, и школе, и общественным организациям и т.п. Что же касается художественной культуры, то она использует для духовного развития личности арсенал своих специфических средств. Она формирует общественно-эстетический идеал, выражая его в виде художественных образов, с помощью которых социальные идеи, моральные нормы, эстетические ценности общества превращаются на личный опыт человека, который воспринимает эти образы, в органические достижения ее характера.

Художественная культура, очевидно, не сможет решать свою основную задачу при необеспечении для этого соответствующих условий. Прежде всего, граждане общества должны прилучатись к художественной культуры высокого сорта, значительного художественного уровня, и общество призвано всемерно этому содействовать. Выполнение этого условия предусматривает анализ проблемы определения "качества" функционирующих и опановуваних людьми произведений искусства.

Эта проблема обусловлена тремя относительно самостоятельными аспектами: "качеством художественной продукции" - спектаклей, концертов, кинофильмов, зрелищ, литературных произведений и т.п., с одной стороны, и "качеством культурного обслуживания", то есть созданием людям максимальных удобств для приобщения к искусству, - с другой. Третий аспект - качество восприятия художественных ценностей людьми" - целиком и полностью зависим от соответствующей эстетической подготовки, развития чувств, вкусов, взглядов, идеалов, потребностей, интересов, то есть от эстетического опыта каждого человека. Без этого даже высокохудожественные произведения искусства не будут иметь влияния на личность.

Такой подход к проблеме "качества" художественной культуры приобретает зримые контурных очертаний. Во-первых, возникает задача - определить качество опановуваних произведений искусства, которая зависит от их эстетического и нравственного содержания. Собственно, не существует четких критериев или способов определения аспекта "качества". Еще Г. Гегель, считая поэтическое синонимом художественного, писал по этому поводу: "Дать определение поэтическом как таковому или же описать, что такое вообще поэтическое, - от этого с ужасом отклоняются все, кому когда-либо приходилось писать о поэзии".

Эти трудности, очевидно, связаны с принципиальной спецификой искусства как сферы человеческого сознания. Попытки обнаружить "объективные критерии оценки художественных произведений означает не что иное, как попытку перевести искусство в категорию точного, дискурсивного знания, то есть уподобить его до науки, что является для него смертью. Однако научное искусствоведение за сотни лет своего развития накопило большой опыт оценки произведений искусства, установив многочисленные закономерности, связи художественных элементов с их влиянием на человека. И хотя суждения искусствоведов не строго доказательные формально-логически, от них этого и не требуется. Ведь искусствоведческая оценка, по сути, является экспертной. К ее помощи люди обращаются тогда, когда в оцениваемой системе количество взаимодействующих факторов большая и большинство из них вообще не имеют числового измерения - ведь только человек умеет взвешивать без весов, измерять без инструментов, сравнивать несравнимо и учитывать неназванный.

Для оценки качества художественных ценностей нет другого способа, чем экспертная оценка. Всегда существует категория людей, которых общество уполномочивает давать такую оценку от его имени. К ним относятся, в частности, критики, искусствоведы, деятели искусства - те, кто может назваться экспертом.

Следующий аспект данной проблемы - определение качества усвоения людьми произведений искусства, их художественных достоинств. Он также решается преимущественно с помощью экспертиз. В этом случае показателем "качества" является уровень оценок соответствующих произведений искусства публикой и экспертами. Чем выше уровень такого совпадения, тем выше качество.

Следует отметить, что значительный практический опыт экспертной оценки создаваемых и функционирующих произведений искусства содержит в себе много непонятного и противоречивого. Трудности исследования экспертных оценок в искусстве, отмечают ученые, с одной стороны, объясняются непонятностью, нерозробленістю многих проблем, связанных с экспертным оценкам в целом, а с другой - сложностью объекта оценки, т.е. художественного явления.

В сложности художественного творчества, в ее субъективной неповторимости, в несовпадении мнений экспертов (их субъективности) и находится природа субкультуры. Собственно, ее участники и являются экспертами-единомышленниками. Это один из возможных подходов к объяснению природы субкультур, в том числе художественных. Следует признать справедливой мнению М.Б. Храпченка: "разность мнений, толкований художественных произведений часто-густо вовсе не означает, что верным из них может визнатись одно. В отношении верным нередко становится несколько, а если рассматривать данную тему в широком историческом плане, то и довольно значительное число различных его интерпретаций".

Это обстоятельство объясняется тем, что эксперты, как и все люди, в той или иной степени подчинены влиятельные господствующих в обществе мнений и представлений, которые имеют своим источником не научную, а "будничное" сознание. Обусловливается это социальной природе восприятия: ведь структура любого художественного произведения всегда зависима от эстетического восприятия различных социальных групп. Поскольку эксперт - искусствовед, критик, деятель искусства - прежде всего человек, представитель социальной группы или художественного течения, он подвержен влиянию социальных стереотипов поколения, к которому принадлежит. С этим обстоятельством в истории искусства связаны случаи, когда то или иное произведение, а иногда и целый художественный направление объявлялись враждебными нормам эстетического вкуса, а позже признавались выдающимися явлениями художественной жизни. В этом и проявляется зародыш художественной субкультуры.

И.С. Бах, например, по оценкам своих современников, всю жизнь оставался провинциальным музыкантом средней одаренности и как композитор не привлек к себе внимания. Наоборот, его сын Карл Бах, сегодня оцениваемый весьма посредственным, в свое время считался выдающимся, его даже прозвали - "Великий Бах".

После появления первых симфоний Бетховена искусствовед Грільпарцер утверждал, что у Бетховена "страдает первая и самая существенная требование музыканта - изящество и правильность слуха - через рискованные сочетание и часто-густо додаване вой и рев звуков". Достаточно вместо Бетховена поставить имя Шостаковича, и этот вывод уподобится оценкам критических статей 30 - 40 лет, типа "сумбур вместо музыки". Более поздние поколения критиков и слушателей восприняли Бетховена и Шостаковича как выдающихся классиков.

Л.М. Толстой, несомненно, мог бы выполнять роль эксперта многих видов и жанров искусства. В этой ипостаси он полностью отрицал всю музыку после Бетховена и Шуберта, отрицал Шекспира, импрессионистов-живописцев и поэтов, делал упреки Малларме, Верлену, Бодлеру и Метерлинку по поводу неясности и нелепости, отсутствия "смысла".

Самый распространенный пример субъективности - оценка того или иного произведения искусства не по его художественными достоинствами, а по принадлежности к жанру искусства. Например, в литературе и кинематографе жанр фантастики, детектива и вообще приключенческий жанр иногда априорно трактуется специалистами как "нехудожній", "второсортный", несмотря на то, что многие его представители (Г. Стивенсон, Же. Верн, А. Конан-Дойл, Же. Сименон и др.) получили в мировой литературе всеобщее признание. Или другой факт: некоторые эксперты рассматривают всю эстрадную музыку как жанр "несерьезный". В свое время популярным было членение всего пласта музыки на две части: "серьезная" и "легкая". Между тем, вся история искусства подтверждает, что дело вовсе не в жанрах. Как справедливо сказал известный композитор Г. Паулс, "нет противоречия между "легкой" и "серьезной" музыкой. Противоборствует, как правило, бездарность и талант, истинное и подделка". Следовательно, истинное, художественное всегда жизненное, всегда найдет своих сторонников, которые и начинают его функционирования в виде мікрокультури, что и составляет основу субкультуры.

Третий аспект проблемы "качества" заключается в определении качества восприятия обстановки, уровня культурного обслуживания. Классический выражение "театр начинается с вешалки" олицетворяет в себе то обстоятельство, что полноценное восприятие театрального искусства связано не только с самим спектаклем, но и со всей атмосферой театра. В ее создании, помимо творческого коллектива, принимают участие администрация, работники касс, буфета, гардероба и т.д. С качеством восприятия связаны также интерьер и акустика зрительных залов, комфортабельность театральных фойе, кресел и т.д. Все это касается и музеев, концертных залов, кинотеатров, клубов и т.д.

Самым главным из средств достижения ориентации в вопросах художественных ценностей является эстетическое воспитание. В нем реализуются программы, разработка и выполнение которых требуют решения сложных теоретических и практических проблем, проведение междисциплинарных исследований. Заметим, что эти программы могут существовать на уровне государства, определенного региона, учебного заведения, семьи. Ни На одном из этих уровней пока что в Украине цельной, научно взвешенной программы не существовало. Это дело будущего. Статус эстетического воспитания в нашей стране чрезвычайно низкий. Когда социологи предложили оценить значение эстетического воспитания детей в баллах, то лишь 8% родителей поставили этому виду воспитание высокую оценку, 24% - самая низкая, последние, по сути, не смогли дать ему никакой оценки. Сравним: при опросе родителей американских детей в 1988 г. 91% из них высказались за важность приобщения детей к искусству с раннего возраста, 72% из них настаивали на том, что музыка, театр, живопись так же им жизненно необходимы, как и математика, физика, родной язык, история.

Поставим несколько общих вопросов, которые характеризуют некоторые негативные стороны этой важной для жизни страны и народа проблемы. Как нам быть с эстетической безграмотностью, неразвитостью, обусловливающих духовную, эмоционально-чувственную черствость и глухоту? Как быть с безразличием к растущей антиестетичності наших городов и сел, с безразличием к качеству производимых нами товаров, к окружающей природе? Что делать, наконец, с глухотой к настоящему искусству, ориентацией значительной части молодежи исключительно на образцы довольно сомнительной культуры? Ведь искусство - мощнейшее средство эстетического воспитания, а художественная культура человека - сердцевина его общей культуры. Между тем, значительная часть населения практически не бывает в театрах, концертных залах, музеях. Речь идет не о отдаленные от города села, а о важнейшие культурные центры Украины. Постепенно теряется культура чтения, что особенно заметно среди молодежи; отходят на задний план классика, целые пласты народного творчества. Народная музыка мало кого интересует. Поставьте подобный вопрос выпускникам средней школы и студентам вузов. Вы вжахнетесь от негативов в ответах. Или мыслим для студентов вузов, например, Парижа и Лондона, чтобы они не посетили национальные музеи своих стран? Это невозможно представить. 95% опрошенных нами студентов одного из самых престижных вузов Киева (гуманитарного профиля) Национальный музей Украины не посетили ни разу на протяжении пятилетнего пребывания в нашей столице.

Большая трагедия народа, когда он умирает от засухи, голода, нищеты, экономического кризиса. В стократ большая трагедия народа, когда он заживо умирает, збайдужівши к собственных духовных достояний. Главная причина здесь - "умные" головы политиков, потому что таким народом легко управлять, его легко сделать самой дешевой рабской трудовой силой в мире. Не удивительно, что в стране отношение к культуре, образования становится будто продиктованным найзлішими враждебными силами или паразитами.

Единственным выходом из такой критической ситуации является решение проблем культурного развития народа только политическим путем. И основой такой политики должна быть соответствующая государственная программа эстетического воспитания. Изобретать "велосипед" в данном деле не нужно. Следует изучить опыт таких стран, как Япония, Франция, США, и обратиться к собственной культурно-исторического наследия, к народной педагогики украинцев.

Понятно, что это задача не из легких. Оно характеризуется сложностью, комплексностью, масштабностью. Это дело многих организаций и ведомств страны, специалистов эстетики, искусствоведения, педагогики, психологии, социологии, экономики, деятелей культуры и художников.

Объединение усилий ученых различных специальностей является непременным условием научного обеспечения такой программы, поскольку в данном случае предстоит исследовать по меньшей мере четыре различные аспекты. Первый, эстетический аспект предполагает необходимость выработки основных понятий, которые бы позволить хотя бы приблизительно определить пределы эстетических объектов и явлений, выделить их соответствующий срез в реальной действительности среди аналогичных объектов и явлений. Второй, социально-психологический аспект предполагает поиск ответов на вопрос: что конкретно представляет собой эстетический опыт, и имеет ли он специфику в разных социально-демографических группах и социально-психологических типах, как проявляется эта специфика? Третий, педагогический аспект должен объяснить: как воспитать, сформировать эстетически развитого человека, какие способы здесь будут эффективными? И, наконец, последний аспект, управленческий, направляется на выяснение того, как организовать в обществе процессы целенаправленного формирования эстетического опыта, неотъемлемого компонента человеческого сознания и поведения, которые кадры следует для этого подготовить, какие социальные институты следует объединить для реализации этих целей, какие ресурсы понадобятся для решения этих задач, как их оптимально распределить.

Государственная комплексная программа эстетического воспитания должно определить стратегию и тактику его как на ближайшее будущее, так и с учетом долгосрочной перспективы. Она, правда, может указать лишь общие ориентиры естетико-воспитательного процесса, оставляя максимальный простор для творчества организаторов этой работы, педагогов, общественности, представителей различных субкультур. Здесь следует избегать унижения разносторонности человеческих индивидуальностей, ограничения свободы эстетического выбора набором спущенных сверху приоритетов и ценностных установок.

Эстетическое воспитание - это формирование эстетического отношения человека к действительности. С его помощью производится ориентация личности в мире эстетических ценностей и одновременно - способность человека к эстетического восприятия и переживания, эстетический вкус и идеал, способность к труду и творчеству по законам красоты, к созданию художественных ценностей. Эстетическое воспитание тесно связано с нравственным. Благодаря красоте и положительном эстетическому чувству, вызванном ею, люди часто склонны к добру еще раньше, чем его идея будет воспринята сознанием.

В процессе развития личности эстетическое воспитание, кроме основных, преследует ряд дополнительных целей. Чувство прекрасного, возвышенного становится основным стимулятором деятельности человека. Нравственная красота делает человека привлекательным для других людей, способной влиять на их мысли и поведение. Красота труда облагораживает и облегчает сам процесс трудовой деятельности, красота гражданской поведения стимулирует общественно значимые уступки. В результате естетико-воспитательного процесса человек воспринимает эстетические начала и руководствуется ими во всех сферах жизни. Влиятельность эстетических начал способствует развитию творческого подхода ко всем явлениям действительности. Эстетически развитый человек стремится внести элементы прекрасного во все виды своей деятельности, делая ее тем самым более успешной. Это означает, что эффективное осуществление трудового, нравственного, интеллектуального воспитания невозможно, если игнорировать эстетическое воспитание.

Вместе с тем следует отметить, что необходимой предпосылкой и условием эстетического воспитания, формирования представлений о красоте, формирование способности чувствовать, переживать и творить по ее законам есть в обществе атмосфера демократизма, предоставление человеку свободы выбора и самовыражения, осознание им своей неповторимости.

Эстетическое воспитание самым тесным образом связано с культурной жизнью народа. С одной стороны, оно отражает культурный прогресс нации, ее национальные традиции, а с другой - именно этот прогресс, активно влияя на создание новых духовных ценностей, поддерживая и усиливая интерес к произведениям искусства, памятников истории и культуры, национальных обычаев и обрядов, стимулирует развитие культуры народа.

В то же время эстетическое воспитание призвано формировать сознание людей в духе дружбы между народами, предвидя решительное усиление взаимодействия культур, подъем культуры межнациональных отношений. Активное взаимодействие национальных культур приводит к эффективному развитию эстетических потребностей, развития художественных вкусов представителей разных народов.

В последние два десятилетия в мире наметился очередной взлет внимания к эстетического воспитания. В середине 70-х годов начала действие всенародная программа эстетического воспитания в Болгарии. В США узаконивается обязательность преподавания предметов эстетического цикла в учебных заведениях, в Японии принято решение об усовершенствовании системы такого воспитания в школе, а в Испании объявлено о разработке закона о художественное образование в стране. Сразу две европейские страны - Чехословакия и Польша завершили работу над национальными программами эстетического воспитания. Этими мерами решается давно назрела проблема гуманизации образования.

В нашей стране возникают и приумножаются центры эстетического воспитания, возглавляемые энтузиастами - центры эстетического воспитания, школы искусств и т.д. Это свидетельствует о наличии реального практического фундамента общенародной системы эстетического воспитания.



Назад