Электронная онлайн библиотека

 
 Международные экономические отношения

2.6.2. Основные особенности экономической модели НИК


Рассматривая экономическую модель "новых индустриальных стран" и особенности ее успешного развития до последнего времени, преимущественно отмечают внешние и внутренние причины, которые обусловили этот успешное развитие. Целый ряд указанных причин или факторов развития является общим для всех НИК. Однако есть и определенные особенности экономической модели роста, присущие только экономикам стран Юго-Восточной Азии. Специфические черты выделяют и в латиноамериканской модели роста.

Сначала вспомним общие для всей группы НИК внешние факторы их экономического роста, что обеспечили выделение "новых индустриальных стран" со всего мира, что развивается. Во-первых, это то, что через определенные причины некоторые "новые индустриальные страны" оказались в сфере особых политических и экономических интересов промышленно развитых стран. Так, сфера политических интересов США охватывала Тайвань и Южную Корею как страны, противостоящие "коммунистическом влияния" стран Восточной Азии. Этим государствам была оказана огромная экономическая помощь и военная поддержка. Например, Тайвань получил помощь в размере 1,5 млрд. долл. США. В период с 1950 по 1965 гг. помощь США составляла 34% совокупных инвестиций в Тайване, в том числе 74% в инфраструктуру, 59% в сельское хозяйство, 13% в промышленность. Это в значительной мере дало стартовый толчок для развития страны.

Южноазиатские страны были сферой особых интересов японских ТНК, которые создавали здесь свои многочисленные филиалы, опираясь на дешевую, трудолюбивую и дисциплинированную рабочую силу с похожим на японский менталитетом и близкое расположение стран региона.

Особое значение для США имеет то, что Мексика является их ближайшим соседом. Нестабильное положение страны может негативно отразиться на ситуации в США. Кроме того, весь латиноамериканский регион является мощным рынком сбыта продукции американских ТНК и сферой вложения своих инвестиций.

Вторым значительным фактором активизации экономических связей НИК и промышленно развитых стран была структурная перестройка, которая происходила в 50-60-е годы в экономике ПРК, прежде всего формирования там мощных транснациональных корпораций и усиление зарубежной экспансии последних. В результате в первой половине 80-х годов прямые инвестиции в экономику "новых индустриальных стран" достигли 42% прямых капиталовложений в развивающиеся страны. Среди промышленно развитых стран крупнейшим инвестором предпринимательского капитала в НИК являются США. Объем прямых инвестиций составляет 10% от общего объема таких инвестиций за рубежом. На втором месте по объему прямых инвестиций в "новые индустриальные страны" находится Япония.

Японские инвестиции способствовали индустриализации НИК Азии и росту конкурентоспособности их экспорта. Существенную роль они сыграли в превращении "новых индустриальных стран" в крупных экспортеров продукции обрабатывающей промышленности. Только за 1982-1985 гг. эти инвестиции выросли на Тайване в 2 раза, в Гонконге - на 61%. За это время с участием японского капитала была сформирована большая промышленная база, которая позволила этим странам стать экспортерами высококачественных готовых изделий. В Южной Корее, где японские инвестиции на начало 80-х годов составляли более половины объема прямых иностранных инвестиций, за прошедшие годы был создан комплекс по производству станков, электротехнического оборудования, морских судов и т.д.

Для "новых индустриальных стран" Азии было характерно то, что предпринимательский капитал направлялся преимущественно в обрабатывающую промышленность и сырьевые отрасли. В латиноамериканских НИК он укладывался в торговлю, сферу услуг, обрабатывающую промышленность. Широкая экспансия иностранного частного капитала привела к тому, что в "новых индустриальных странах" фактически нет ни одной отрасли экономики, где не было бы иностранного капитала.

Указанные внешние факторы экономического роста НИК сыграли важную роль в формировании их высокоэффективных экономик, но не меньшее значение здесь имели внутренние причины, которые обусловили особую привлекательность "новых индустриальных стран" для ТРК. Общей для всех НИК внутренней причиной было то, что почти во всех "новых индустриальных странах" сложились автократические или близкие к таким политические режимы, лояльные к промышленно развитых стран. Здесь была обеспечена политическая стабильность. Демократические и политические преобразования были направлены на пользу капиталистических экономических реформ. Иностранным инвесторам внутри НИК гарантировался высокую степень безопасности для их инвестиций.

К тому же все "новые индустриальные страны" имели большую армию дешевой рабочей силы. А в азиатских странах рабочим присущи трудолюбие, исполнительность, дисциплинированность. Этот фактор давал возможность транснациональным компаниям из США и Японии обеспечивать снижение издержек производства, перенесенного на территорию этих стран. Латиноамериканские НИК, в дополнение к человеческих ресурсов, имеют хорошую сырьевую базу и достаточно емкие внутренние рынки.

Основным фактором экономических успехов "новых индустриальных стран" стала выбранная ими модель развития, которая самое широкое определяется как политика внешней ориентации. Такая модель предполагает прохождение трех этапов экономического развития: 1-й этап - преимущественное развитие импортозамещающих отраслей; 2-й этап - создание экспортного потенциала и базовых отраслей; 3-й этап - ориентация на развитие научных отраслей.

Первый этап (50-60-е годы) ставил основной задачей развитие в странах отраслей промышленности, предназначенных заменить своей продукцией импорт аналогичных товаров из-за границы. Это обеспечивало экономию валютных средств и насыщение внутренних рынков "новых индустриальных стран" основными потребительскими товарами.

Этот этап был одинаковым для всех НИК по своим качественным характеристикам и результатам, хотя латиноамериканские НИК проходили этот этап дольше через большую емкость своих внутренних рынков.

Второй этап индустриализации НИК (кон. 60-х - кин. 70-х годов) совпал со структурной перестройкой в промышленно развитых странах, изменениями в международном разделении труда и изменением роли, которая в этом процессе отводилась развивающимся странам.

Политика экспортной ориентации, которая ставила целью создание отраслей производства продукции на экспорт, имела принципиальные отличия в азиатских и латиноамериканских "новых индустриальных странах".

НИК Юго-Восточной Азии создавались преимущественно трудоемкие предприятия по выпуску продукции массового потребления.

Латиноамериканские НИК основной акцент сделали на развитии высокотехнологичных капиталоемких отраслей, преимущественно в обрабатывающей и добывающей промышленности.

Опыт и практика доказали, что модель азиатских "новых индустриальных стран" была более эффективной в плане стимулирования экономического роста, и она больше соответствовала требованиям и интересам ТНК. Именно в течение второго этапа здесь были в основном созданы отрасли, что и сегодня определяют их специализацию в мировом хозяйстве, которая предусматривает закрепление за ними функций производителей продукции массового спроса для удовлетворения, в частности, и потребностей рынков промышленно развитых стран. Сегодня эти отрасли стали более сложными (речь идет о производстве видеомагнитофонов, компактдискових проигрывателей, персональных компьютеров, легковых автомобилей и др.).

"Новые индустриальные страны" Азии, развивая працемісткі экспортоориентированные производства по мере накопления опыта и капиталов перешли к капиталоемких отраслей, а постепенно и к развитию наукоемких отраслей и создание собственной научно-исследовательской базы (3-й этап индустриализации, что здесь начался в конце 70-х - начале 80-х годов.). Этот период характеризуется значительным увеличением государственных и частных ассигнований на развитие НИОКР. В некоторых "новых индустриальных странах" Юго-Восточной Азии, в частности Гонконге и Сингапуре, а также в Китае создаются научно-технические парки - специальные зоны, в которых созданы льготные условия для иностранных и местных фирм, разрабатывающих и выпускающих наукоемкую продукцию, в частности на экспорт.

В этот период здесь наиболее динамично развиваются электронная и электротехническая промышленность, металооброблення, автомобилестроение, химическая промышленность, судостроение, авиационная и аэрокосмическая промышленность. Экономики постепенно переориентируются с производства товаров массового спроса на высокотехнологичные товары и их компоненты промышленного назначения.

Латиноамериканские "новые индустриальные страны" на втором этапе индустриализации фактически не смогли обеспечить опережающее рост экспорта. В результате темпы экономического роста оказались недостаточными для решения внутриэкономических проблем. Для многих экономик Латинской Америки 80-е годы стали "потерянным десятилетием". После стремительного роста на первом этапе индустриализации эти страны много задолжали в начале 80-х годов Свое внимание правительства этих стран перенесли на внутрішньоорієнтовану экономическую политику, развивая свою промышленность для удовлетворения внутреннего спроса с использованием высоких торговых барьеров. Это негативно повлияло на конкурентоспособность продукции латиноамериканских НИК и уменьшило в результате их возможности по обслуживанию своего огромного внешнего долга, большая часть которого "проедалась", а не шла на производственные инвестиции. Ситуацию усугубили высокие процентные ставки доллара, что еще больше повысили требования по обслуживанию долга этих стран, глубокая рецессия того времени в США, которая привела к снижению спроса на экспорт латиноамериканских стран и, соответственно, снижение цен на него. В результате платежи по обслуживанию внешнего долга НИК латиноамериканского региона резко выросли в отношении экспортных поступлений. За такой политики технологическое отставание стран нарастало, поскольку сюда импортируется не самая передовая техника и технология из промышленно развитых государств.

До начала 90-х годов совместными усилиями под руководством США и других развитых стран-кредиторов, а также МВФ и Всемирного банка многих латиноамериканских стран реформировали свою экономику и реструктуризировали свои долги, поэтому кризис был преодолен.

Многие из НИК латиноамериканского региона возобновили рост в 90-х годах их правительства теперь меньше вмешиваются в экономические процессы и проводят более зовнішньоорієнтовану политику. Наибольшего успеха достигла Чили, открытая, либерализована экономика которой росла в среднем более чем на 6% ежегодно с 1983 г. Одновременно треть беднейшей части населения повысила уровень своих доходов до среднего показателя.

Другие экономики региона также растут. С 1993 г. реальный рост в Бразилии составил 4% в год. Бразилия также преодолела чрезвычайную инфляцию. Еще более ощутимое возрождения экономики Аргентины, которая росла на 1% ежегодно в течение 80-х годов.

Более полный анализ ситуации в "новых индустриальных странах" Юго-Восточной Азии требует сосредоточения внимания еще на некоторых факторах экономического роста, специфических для региона, и на той ситуации, которая сложилась здесь в конце 90-х годов.

Долговременный успех экономического роста азиатских НИК дал возможность выделить важные составляющие рациональной стратегии развития этих стран. Среди них, кроме уже указанного экспортоориентированной политики, ограниченная роль правительства, внимание к человеческого и физического капитала. Еще одним фактором этой стратегии стало понимание того, что развитие не должно сопровождаться значительными различиями в доходах населения.

Развитие человеческого капитала внес решающий вклад в экономический успех Азии. Экономики региона инвестировали средства в общее начальное и среднее образование, одновременно развивая свой научный и инженерный потенциал. В результате местная рабочая сила приспособлена к работе с все более сложными производственными процессами, что и позволило этим странам двигаться к более современных технологий. Особенно важным аспектом их образовательной стратегии стала внимание к образованию женщин наряду с образованием мужчин.

Инвестиции в физический капитал также внесли значительный вклад в экономическое развитие "новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии. Самым позитивным моментом является то, что эти инвестиции были в основном внутренними за счет высокой нормы внутренних сбережений. Некоторые из восточноазиатских экономик имели норму совокупных сбережений больше 30% ВВП. В Китае, например, сегодня этот показатель составляет 33% и является одним из самых высоких в мире.

Роль правительства в многих восточноазиатских экономиках сводилась к дополнения рынка и обеспечения эффективности его функционирования. То есть в целом она была ограниченной, в большей степени в Гонконге и на Тайване, в меньшей - в Южной Корее и Сингапуре. Именно с помощью правительств установленные здесь торговые режимы были зовнішньоорієнтованими, благодаря чему страны достигли положительных сальдо платежных балансов. Правительства также контролировали поддержания макроэкономической стабильности, избегая высокой инфляции и безработицы. В целом правительственные расходы азиатских "тигров" составляли 15% ВНП.

Опыт роста "новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии продемонстрировал на практике прямую связь между ростом и равенством в доходах. Традиционные теории утверждали, что неравенство нужна для стимулирования экономического роста, потому что последнее требует сбережений, а богатые экономят больше, чем бедные. В таких теориях также приходилось, что неравенство увеличивается на ранних стадиях роста, когда разрыв в доходах появляется между рабочими в новом промышленном секторе и теми, кто остался в традиционном аграрном. И в конце концов, бедные должны выиграть от национального роста.

Оспаривая указанные теории, несколько восточноазиатских стран (Южная Корея, Гонконг, Сингапур, Тайвань) достигли успеха в ускоренном росте, не только сохраняя более справедливое распределение доходов, чем многие другие страны, но и фактически уменьшая неравенство. Более равномерное распределение доходов в обществе способствовал ускоренному экономическому росту через несколько каналов. Например, он стимулировал развитие человеческого капитала, потому что больше жителей имели возможность платить за образование своих детей. Земельная реформа на Тайване и некоторых других странах после Второй мировой войны, с одной стороны, способствовала равенства среди населения, с другой - усилила мотивации крестьян, стимулируя рост.

Все указанные выше факторы и причины привели к тому, что группа азиатских "новых индустриальных стран" достигла уровня, когда в экономиках стран наблюдаются явления, свойственные более зрелым стадиям развития - индустриальной и постиндустриальной. В частности, это касается характера структуры ВВП НИК азиатского региона. С 1970 по 1985 гг. доля сельского хозяйства здесь упала с 14,8% до 10,7%. Удельный вес промышленного производства за это же время выросла с 27,9% до 29,9%, в обрабатывающей промышленности - с 24,1% до 26,4%. Последний показатель был выше аналогичные в пяти ПРК: США, Японии, ФРГ, Великобритании, Франции (25,0% в среднем).

В некоторых из самых "новых индустриальных стран" появилась тенденция к уменьшению в структуре ВВП удельного веса промышленности в пользу увеличения доли сферы услуг, торговли и кредитно-финансовой деятельности.

И еще одна закономерность развития - показатель зрелости экономики НИК - это то, что в наиболее развитых из них возникли ТНК, которые по масштабам своих операций не уступают транснациональным компаниям из промышленно развитых стран. 5 ТНК из "новых индустриальных стран" входят в группу первых 68 ("ДЭУ" в этом списке - 23-тя). А всего 33 ТНК из развивающихся стран, преимущественно из НИК, достигли объема продаж более 1 млрд. долл. США.

Итак, результаты экономического роста "новых индустриальных стран" впечатляют, особенно если учесть срок, в течение которого они достигнуты. Но именно это бурный рост азиатских НИК повлекло в 1997 г. возникновения кризисных явлений, прежде всего в финансово-кредитной сфере. Указанная кризис начался в Индонезии, где она проходила труднее всего. Позже она продолжилась в Таиланде, Малайзии, Южной Кореи и чуть в меньшей степени в Тайване и Гонконге. Во второй половине 1998 г. это явление в экономической литературе получило название "обвал финансовых рынков Азии". Кризис затронул не только финансовую сферу. За первые 7 месяцев 1998 г. объем промышленного производства в Таиланде упал на 21%, в Малайзии за 1-й квартал 1998 г. этот показатель уменьшился на 2% по сравнению с аналогичным периодом в 1997 г. В Индонезии падение ВВП за первый квартал 1998 г. составил 8%, национальная валюта страны - рупия потеряла к этому времени 80% своей стоимости относительно доллара, в конце года инфляция составила 85%. В стране наблюдается значительное снижение реальных доходов. Количество населения, что является бедным (в городе это люди с доходами менее 15 долл. США в месяц на человека, в селе - меньше 12 долл. на человека), выросла с 11% от общего количества, как это было до кризиса, до почти 50%.

Механизм, который объясняет причины возникновения кризиса в целом с незначительными отклонениями по странам, описывает такая схема: значительный экономический рост экономик Юго-Восточной Азии сопровождалось еще более значительным увеличением займов. Самые крупные займы принимали местные ТНК, многие из которых были объединениями конгломеративного типа, что вкладывали средства не всегда в высокорентабельное производство и нередко имели определенные проблемы с их управляемостью. В Южной Корее из 30 крупнейших компаний 7 стали банкротами менее чем за один год кризиса. Например, сумма долгов индонезийских компаний в 1998 г. равнялась 80 млрд. долл. США. А южнокорейские транснациональные конгломераты, так называемые "чеболь", должны были вернуть банкам в 1998 г. 68 млрд. долл. Со временем выяснилось, что немалая часть набранных займов не имеет гарантий возврата. В Южной Корее размер кредитов, которые не могут быть возвращены, составляет от 10 до 25% всего портфеля займов банков страны. Объем необеспеченных кредитов оказался настолько значительным, что стал опасным для финансового состояния многих даже крупных банков и экономики в целом. Правительства стран стремились поддержать финансовую стабильность, вливая деньги в национальные банковские системы. Однако эта мера не может продолжаться бесконечно долго в условиях ограниченности средств. Поэтому практически во всех "новых индустриальных странах" региона было объявлено о девальвации национальных валют. Это, в свою очередь, вызвало отток средств с финансовых рынков стран. Так в 1998 г. чистое изъятие средств международными банками составило сумму 95 млрд. долл. США. Зарубежные инвесторы начали активно продавать местные ценные бумаги, что еще больше ухудшило финансовое состояние указанных государств. После начала массового оттока капитала на рынках азиатских новых индустриальных стран начался кризис неликвидности, обвал валютных курсов, падение банков (банки этих рынков не могли функционировать без кредитования зарубежными коллегами), а процентные ставки достигли астрономических значений. Такое сочетание обусловило значительную рецессию ряда рынков этого региона. Проблемы каждой отдельной экономики вели к уменьшению объемов экспорта в соседние страны, что, в свою очередь, усилило кризис.

Кризис финансовой системы южноазиатских стран совпала по времени со вступлением мировой экономики в период дефляции. Сегодня на мировых рынках наблюдается падение оптовых цен, что уменьшает доходы от экспорта, а следовательно, дополнительно усложняет возможность для азиатских ТНК возвращать долги. Например, в Южной Корее в 1997 г. отмечалось экономический рост экономики на 6% и увеличение экспорта на 8%. Но для получения денежной суммы, необходимой для возвращения долгов, темпы роста экономики имели бы равняться 12%, а объем увеличения экспорта - 20%.

Общую экономическую ситуацию в Азии существенно ухудшает кризис японской экономики, нестабильность китайского юаня.

Для решения сложных социально-экономических проблем страны региона использовали кредиты МВФ. Их объемы впечатляют. Индонезия должна получить 23 млрд. долл. США, Таиланд - 17 млрд. долл.; Южной Корее предоставлен кредит на сумму 50 млрд. долл. МВФ, в свою очередь, выдвигает требования относительно дальнейшего реформирования экономик стран. Речь идет о большей либерализации финансовой системы страны, реформирования конгломеративних ТНК в компании с более выраженной специализацией, проведение более независимой от правительства политики центральными банками азиатских НИК, повышения конкурентоспособности их продукции.

Анализ причин и последствий финансового кризиса в Азии позволил экономистам сформулировать целый ряд выводов, или уроков этого кризиса, актуальных для всех развивающихся рынков. Главные из этих уроков такие:

1. Значительную опасность представляет так называемый "кумовской капитализм", "капитализм для своих", для ограниченного круга компаний и банков. Ситуация, при которой не рынок, а правительственные структуры решают судьбу банков (поддерживать их или нет), а банки, в свою очередь, судьбу компаний, резко повышает негативное влияние скрытых факторов риска, влечет высокую вероятность краха банков. Плохо управляемые, политизированные банки предоставляют плохие кредиты. Общим правилом экономического жизнь должна быть открытость финансовых рынков, конкуренция, а не олигополия. Нужны абсолютно продуманные, понятные правила относительно банковского регулирования и банковской отчетности, должна реально работать закон о банкротстве банков, необходима достаточная информированность о состоянии финансово-кредитной системы. Очевидно, выхода из кризиса не может способствовать то, что краткосрочная задолженность Южной Кореи реально оказалась большей, чем об этом объявлял правительство. Таиланд все время держал в тайне свои валютные резервы. Если обобщить этот анализ, то его можно дополнить информацией о другие развивающиеся рынки. Так, в Чехии просроченные кредиты составляют 30% от общей суммы всех банковских кредитов, этот показатель здесь даже выше аналогичного в Азии. Но правительство продолжает финансирование убыточных банков. Румыния имеет совершенно устаревшие методы банковской отчетности, которые не дают возможности оценить реальную стоимость компаний в стране.

2. Финансовое состояние экономики требует глубокого изучения и анализа. Практика стран Юго-Восточной Азии и особенно Японии доказывает, что слабые банки могут нанести непоправимый ущерб экономикам даже высокоразвитых стран.

3. Еще один урок азиатского кризиса заключается в том, что очень опасным является резкое увеличение кредитов, что обычно влечет за собой существенный рост импорта, а это может вызвать ухудшение платежного баланса страны. Следствием всего этого может стать отток иностранных инвестиций из страны и, в конечном итоге, ухудшение ее общего финансового состояния.

К тому же заемщики на новых рынках (преимущественно банки и нефинансовые корпорации) часто использовали краткосрочные кредиты для долгосрочных инвестиций (даже в проекты недвижимости со сроком ввода в эксплуатацию 30 лет). Поэтому, когда краткосрочные кредиты изымались, заемщики не могли покрывать изъяты краткосрочные капиталы за счет собственных ликвидных активов (теряли свою ликвидность) даже при условии достаточной надежности долгосрочных инвестиций.

4. Центральная власть любой страны, ее лидеры должны точно информировать мир и собственный народ о реальном состоянии экономики и те меры, которые собирается предпринимать правительство по тому или иному поводу.

Сокрытие информации способствует распространению всевозможных слухов, что приводит к потере доверия к правительству и страны в целом.

5. Правительство должно поддерживать собственные расходы на возможно минимальном уровне. Этот принцип преимущественно был реализован в странах Юго-Восточной Азии, но он остается очень актуальным для центральноевропейских развивающихся рынков, например, даже в високореформованій экономике Венгрии правительственные расходы составляют 47% объема ВВП страны.

Важной является также условие чтобы правительства, регулируя экономику, не причиняли ей вреда различными субсидиями, льготами и т.д. Активная імпортозаміщувальна политика "новых индустриальных стран", в частности азиатских, привела к введению ими многих торговых барьеров. Это в определенной степени сделало рынки этих стран закрытыми для иностранных товаров. К тому же, такая политика всегда содержит риск замедление темпов экономического роста.

6. Последний урок азиатского кризиса - в условиях глобализации экономики инвесторы очень внимательно наблюдают за ситуацией на рынках, которые возникают, и в странах, куда они могли бы вкладывать средства. Но среди них сегодня нет легковерных. Потенциальные капиталовкладчики анализируют существующие факторы риска, возможность появления новых.

Глобализация экономики только тогда обеспечивает преимущество выгод над расходами для всех субъектов мирового хозяйства, когда последние на основании анализа факторов риска реформируют собственные экономики быстрее и лучше, хотя даже и это не гарантирует ни одной из стран защиты от экономических потрясений.



Назад