Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Мифологическое сознание: единство объекта и субъекта, предмета и знака


Вера в одухотворение всей природы достигает высшей точки в мифах. Они - естественный результат умственной работы первобытных людей, направленной на раскрытие в мельчайших деталях окружающего мира, проявлений личной жизни и свободы. Для примитивных человеческих племен все предметы вокруг выполняют назначенные им в мире функции. И это не поэтический вымысел или метафора (поэзией и метафорой они стали в цивилизованном мире). Это миропонимание, и оно опирается на широкую философию природы, правда, первоначальную и грубую, но наполненную серьезной мысли.

Мифы - продукт длительного формирования, в них можно обнаружить наслоения или идеи разных эпох, это исторические идиомы. Но их историческая функция была определена заранее потребностью в благоустройстве накопленных человечеством представлений о мире и их загальнозначущістю. Мифы делали мир понятным, потому что объясняли происхождение всего сущего, толковали чрезвычайные события (природные катаклизмы, войны, эпидемии); на примере богов и героев подсказывали нормы поведения, были критерием добра и зла. К тому же, мифы органично вписывались в бытие первобытных людей, между мифом и обрядом, обрядом и жизнью нет никакой грани, в любую важную мгновение человек обращается к мифических прототипов и находит правильное решение, нужен выход. Мифологическое сознание включает сверхъестественное как обязательный мотив поступков. Однако при всей их фантастичности мифические образы далекого мира содержат глубокую, хотя не ясно выраженное мнение, доступную каждой человеческой душе по поводу вещей древних и малопонятных.

Пример - греческий миф о Персее. Чтобы не превратиться в камень, он не смотрел на Горгону Медузу, а следил за ее отражением в медном щите. Только с помощью этих военных хитростей ему удалось убить чудовище. Мертвуща сила дурного глаза - такое поверье широко известно народам мира. Возможно, то застывший взгляд динозавра трансформировался в сковывающую взгляд дракона сказок... Мифа о Персее предшествовало много жестоких явлений в действительности и в фантазии народа.

Мифы были не только у греков. Древнейшие из известных мифов (на рубеже II тысячелетия до н. э.) - это сложенные в Передней Азии и записаны клиновидными письменами. Много мотивов этих мифов и у греков, но толкование событий часто разное. Так, Троянская война в мифах древних шумеров началась потому, что шумерский Зевс - Енліль с помощью жестокого бога Ірре (у греков богиня раздора Эрида) бросает в человеческое общество семья вражды между народами, потому что боги недовольны чрезмерным подъемом человека.

Мифы могут отображать некую историческую событие (Троянскую войну, например), но чаще всего они представляют собой сгустки, концентраты многовековых наблюдений (а потому, расшифрованы исследователями, служат познанию самых далеких эпох), фантастически истолкованных соответственно уровню развития человека того времени, когда миф рождался. И именно по этой причине миф как вид духовной деятельности имеет возможности своеобразного отражение объективной истины мира.

Скажем, библейский миф о Эдем, об изгнании Адама и Єви. Чтобы постичь Эдем как метафору эволюции человека, расшифровать сгусток исторического бытия человека, в ней закодирован, необходимо глубоко войти в историю, как это сделал американский ученый Карл Саган, рассуждения которого мы кратко изложим.

Среди окаменелостей, возраст которых насчитывает несколько миллионов лет, поражает огромное количество разнообразных человекоподобных существ с повреждениями черепа. В основном это дело рук наших предков. Во времена плиоцена и плейстоцена почти наверняка существовала жестокая конкуренция между многими видами человекоподобных существ, из которых выжила лишь одна линия - те, кто умел обращаться с орудиями. И это были наши предки. Вопрос о том, какую роль играло убийство в этой конкуренции, остается открытым. Но за это время уже существовала Человек умел (Homo habilis), Человек прямоходящий (Homo erectus) и "тонкий" австралопитек, у которого отношение массы тела к массе мозга примерно такое же, как у современного человека (Homo sapiens). Поэтому успехи, которых человечество достигло за последние несколько миллионов лет, нельзя объяснить лишь величиной отношение массы мозга к массе тела, но скорее увеличением общей массы мозга, осложнением самого мозга. Во времена плейстоцена победить в конкурентной борьбе могли те племена, которые владели каменным топором. Они были лучшими охотниками. Однако изобретение и производство каменного топора требовали большей величины мозга.

В то же время, когда объем черепа человекоподобных существ резко увеличился, в анатомии человека произошла еще одна удивительная перемена: значительно увеличился и таз у женщин. Пожалуй, это было нужно, чтобы могли рождаться дети "последней модели" - с большим мозгом. Однако таз достиг своего предела, когда увеличиваться ему нельзя было, потому что женщина не способна была бы нормально ходить. Это параллельное протекание двух эволюционных процессов прекрасно иллюстрирует работу естественного отбора.

Но эволюция происходила очень быстро и в недавние времена. И с этим связан боль при рождении ребенка, возникший на каком витке исторической эпохи. Ведь известно, что из миллионов видов, населяющих Землю, такая судьба постигла только людей.

Связь между эволюцией разума и болью при рождении ребенка отмечен в Книге Бытия в Библии. Ева съела плод с дерева познания Добра и зла, и Господь сказал ей: "Ты в муках родитимеш дети" (Бытие, III, 16). Интересно, что Бог наложил запрет на получение людьми не знания вообще, а разницы между добром и злом - то есть способности абстрактных и моральных суждений, связанной с неокортексом. Пожалуй, даже в те времена, когда писалась история райской жизни человека, история Эдема, развитие познавательных возможностей человека рассматривали как наделение ее божественной силой и в то же время возложения на нее огромной ответственности (ведь человек уже может предвидеть последствия своих поступков): "И сказал Господь Бог: "Вот, адам стал как один из Нас, зная добро и зло. А теперь как бы не простер он руки своей, и не взял с дерева жизни, и чтобы он не съел, - и не жил во веки веков" (Бытие, III, 22). Поэтому Адам и должен был покинуть райский сад.

Изгнание Адама и Єви, очевидно, связывалось с легендарным золотым веком, когда род Homo идеально вписывался в общность растений и животных. Согласно Библии, после грехопадения человечество на казнь достало такие вещи, как смерть, тяжелую работу, наряды и стыдливость (видимо, чтобы ограничить продолжения рода), а также потеряло способность общаться с животными. На таком понимании и толковании сюжетов мифологии основывается определение, что мифы - это исторические идиомы, которые сложились через определенное стечение обстоятельств, порой случайный, что приобрел более-менее общего, устойчивого содержания только в процессе их многовековой обработки.

Начиная со смелых и грубых природных мифов, в которые дикарь воплощал познания, полученные им из его детского познания мира, и до тех времен, когда они были оформлены и воплощены в комплекс мифологических систем - неуклюжих и ужасающих в Мексике, хвастливо гіперболізованих в буддистской Азии, грациозно художественных в Греции - прошло много тысячелетий. Греческие мифы исторически вклинились между древнейшими, в которых боги, лишенные каких-либо добрых намерений и моральных мотивов, были страшными панамы, что создали людей, чтобы те работали на них и приносили им жертвы, и христианскими, где боги милосердные, несут спасение. Греческому мифу незнакомый ужас первобытных людей перед богами злыми, такими, как боги Шумера, вавилонский Мардук или Ваал древней Палестины, или по крайней мере слишком мощными. Но и не было преклонение перед всемогущим олицетворением добра и силы - слишком двузначным. Ведь если бог всемогущ, то почему же он не искоренит зло? Значит, он злой. А когда не злой, то значит, бессилен, то есть не всемогущ.

Поэзия приучила нас к тому, что природа может иметь человеческие черты и поступки, и в древних мифологических понятиях хочется прежде всего видеть метафоры, эпитеты, аллегории. На самом же деле дикари вкладывали буквальный смысл в одухотворение природы. Для них это были прозаические, по современной терминологии "естественно-научные", сроки. Если эскимосы называют звезды пояса Ориона "Те, что потерялись", то это потому, что знают: это охотники на тюленей, которые заблудились, и вполне уверенно утверждают, что звезды, прежде чем вознестись в небо, в древности были людьми или животными. Североамериканские индейцы называют Плеяды "Танцовщицей", а утреннюю зарю - "Подателькою дня", и, как следует из их легенд, названия эти - совсем не поэтические формулы.

В первоначальной философии всего мира Солнце и Луна наделены жизнью и по своей природе относятся словно к человеческих существ. Конечно противопоставляемые друг другу как муж и жена, роли мужчины и женщины они получают в разных народов и в разных сочетаниях. Но жизнь их уподобляется человеческом, то есть если у инков были возможны браки между братьями и сестрами, то Солнце и Луна были мужчиной и женщиной, а также братом и сестрой.

Мифы других стран рассказывают об день и ночь, которые воплощают те же жизненные ситуации. Так, мексиканцы имеют легенды о том, как старое Солнце выгорели и весь мир окутала темнота, и вот тогда древний их герой бросился в бушующее пламя, погрузился в подземный мрак и появился на востоке, блестящий и боготворний, в образе Тонатіу, или Солнца. Спустя туда бросился другой герой, но сила пламени уже уменьшилась, и он воскрес с меньшим блеском и сиянием в виде Мецлі, или Месяца.

Есть традиционные темы, которые прошли сквозь мифологию многих народов. Например, сюжет о создании мира. В шумерской мифологии боги шалят, пьянствуют и ссорятся. И именно с пьяных глаз они и создали человека такой несовершенной. Создание мира в Книге Бытия африканского племени куба (Конго) - результат рвоты бога. Он извергал солнце, луна, звезды, людей, растения и т.д.

"Начало всех вещей", или этиологические мифы, объясняют смену времен года, особенности местности, повадки животных - буквально все, вплоть до количества яиц, которые несет курица. Всему есть объяснение, обоснования.

Мифы имели также объяснить все общественные порядки, обычаи, правила. Так, в древнем мексиканском кодексе порабощения хлеборобов квоте воинов в древности объясняли тем, что издавна люди, склонные к сельскохозяйственному труду, заключили с более воинственной частью племени соглашение, согласно которому они освободились от страха смерти, а вместо этого обязались кормить своих господ.

Каждый праздник или обычай, каждый институт требовали подтверждения в сказаниях о рассвет бытия. Особенно это касается мифов, в которых натурфілософське понимание получило наиболее адекватное воплощение, мифов, лейтмотивом которых является уважительное отношение человека к природе.

Человек - уже не только частица природы, она ее потребитель и эксплуататор. Но то, что нужно человеку, обязательно вступает в противоречие с тем, что существует и живет само по себе. За каждое вторжение в природу или завоевания природных сил, как известно, природа мстит нам.

Представьте себе, что вы нечаянно толкнули камень на вершине горы. Падая вниз, он затрагивает другие камни, и этот механическое движение отдельных частей горной породы превращается в нечто целое, которое ведет словно автономное существование. Это обвал, грозное беда. В розбудженій природной стихии есть нечто похожее на разгневанную человека или, вернее, демона. Возможно, именно из таких ситуаций возникла легенда об духа гор - Рюбецаля.

Обратные силы природы, вызванные деятельностью человека, ее вмешательством в окружающую среду, создают иллюзию живого мира, который внушает страх. Один из исследователей приводит слова старого шамана: "...мы не верим, мы боимся".



Назад