Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Рождения гуманизма


Возрождение делится на три этапа: вторая половина XIII-XIV ст. - проторенесанс (передвідродження) и треченто; XV ст. - раннее Возрождение, или кватроченто; конец XV - первая треть XVI в. - Высокий Ренессанс, или чинквеченто; XVI ст. - поздний Ренессанс. Сам термин "Возрождение" (фр. "ренессанс", итал. "ринашименто") введен в обиход в XVI в. живописцем и историком искусства Джорджо Вазари. В XVIII ст. Вольтер и другие просветители противопоставляли средним векам с их вроде культурной отсталостью и предрассудками период подъема - возрождение науки и искусства в XIV-XVI вв. С их легкой руки антиисторическая схема: античная культура - средневековья (остановка в культурном развитии) - возрождение античной культуры и культуры вообще (начало новой истории) - осталась надолго. Выдающиеся достижения, добытые в течение средних веков, - расширение культурной сферы Европы, возникновение нового типа духовности, появление крупных жизнеспособных наций, технические успехи и грандиозные художественные ансамбли - были незаслуженно забыты.

Но Возрождение - это действительно новая эпоха. И осознание того, что родилась новая эпоха, в своих главных чертах противоположная эпохе предыдущий, - одна из типичных особенностей культуры XV и XVI ст.

Уже в XIII - начале XIV в. изменился взгляд на реальность, возникли новые идеи, которые и привели к радикальным изменениям во всех сферах идеологии и мировоззрения и которые были невозможны в условиях античного и средневекового общества. Они - результат того, что по мере роста городов и появления бюргерства образуются основы мирского миропонимание, которому тесно в рамках теологического аскетизма. Е. Гарен, безусловно, прав, когда говорит о "полемическую сознание", о "четкое стремление к бунту", о "программу разрыва со старым миром с целью установить другие формы образования и общения". Новые интеллектуальные интересы, вера в свои силы несовместимы с контролем над деятельностью человека и его образом мышления со стороны церкви. Церковная регламентация жизни, которая в средние века казалась естественной, начала давить. "Божественное знание" понемногу витіснилось интеллектуальными интересами, которые пока что выпадали из официальной университетской программы (сочинение стихов, например). Постепенно завоевывали право на существование Studia humanitatus (науки о человеке).

Возникло современное естествознание, которое шло бок-о-бок с пробудженою новой философией великих итальянцев, посылая своих мучеников на костер и в тюрьме. Развитие ремесленничества и промышленности породили книгопечатания, ткачество, годинникарство, мельницы, металлургию, возникновения новых инструментов. Стала возможной экспериментальная наука. Эти века дали человечеству порох и огнестрельное оружие (пушки, бомбарды), доменный процесс добычи железа, железной дороги, осушение болот, строительное дело, подзорную трубу, микроскоп, оптика, зеркала из стекла.

Географические открытия эпохи - это кругосветное путешествие Магеллана, открытие Америки Колумбом, и развитие метеорологии, зоологии, ботаники, физиологии человека. Средневековый теоцентризм вытеснялся антропоцентрическим мировоззрением: на место геоцентрической системы Птолемея пришла открыта Коперником гелиоцентрическая. Все церковные силы ополчились на "Коперникову ересь" (среди них и протестанты во главе с Лютером). Развитие механики и оптики, химии и медицины (этой эпохе относится известный врач и химик Парацельс), зарождение геологии - все это тоже Возрождения.

Однако в те же времена - и процессы над ведьмами, и увлечение магией, астрология, мистика, гадание на картах. Все лидеры новой науки (И. Ньютон, П. Лаплас и др.) занимались астрологией, алхимией и т.д. Поскольку не хватало материалистических способов объяснения тех или иных явлений, прибегали к фантастических. В науковедении есть понятие "эффекта настольной лампы": когда яркий свет - локальное, то вокруг сгущается тьма и все кажется более таинственным. Но магия и астрология, как это убедительно раскрывает Е. Гарен, были своеобразным противовесом теологізуючому видению мира, его схематично-логическому восприятию. Будучи очень распространенной и в эпоху средневековья, магия теперь выходит из подполья культуры и, убрав новый вид, выдвигает другое представление о мире, что основывается на признании единства реальности, не только гармонично упорядоченной, но и преисполненной импульсов разнообразных жизненных энергий. Человек, ее труд, способна превратить "земное город", уявлялись как неисчерпаема возможность, как умение подчинить себе все природные силы. Человек-мудрец выступает в Джордано Бруно, Томазо Кампанеллы, Фрэнсиса Бэкона, Готфрида Лейбница и других натурфілософів позднего Возрождения в роли всемогущего мага. В этом раскрывалось ощущение единства бытия и мышления, свойственное ренессансном світорозумінню.

Еще на подступах к Ренессанса забурлила в глубинах национального жизни Италии напряженная политическая борьба. В тревожные ранние годы XIV в. был написан один из величайших произведений мировой культуры - "Божественная комедия". Ее автор Данте Алигьери (1265-1321 pp.) - последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт нового времени. По собственному признанию Данте, толчком к пробуждению в нем поэта была трепетная и благородная любовь к дочери папиного друга - юной и прекрасной Беатриче. Два десятка сонетов, несколько канцон и баллад, написанные возле могилы возлюбленной, которая умерла в 1290 г. содержат философское толкование пережитого и благородный образ любимой. Стихи здесь чередуются с прозой - это дневник взволнованного сердца и анализирующего ума.

"Божественная комедия" отражает жизнь души и сердца поэта, все его знания и страдания, все частную и общественную жизнь, политическую борьбу в Италии и культурные традиции. Фабула поэмы была Данте словно задана аллегорически-поучительной и религиозно-фантастической традиции средневековых рассказов о хождение в загробный мир и видения посмертной человеческой судьбы. Тонко разработана система католического учения о загробной жизни грешников и праведников, угодных Богу, с его скрупулезным описанием посмертных кар, платой и наград, обусловила основные направления поэтического повествования Данте и разделение его поэмы на три части: ад, чистилище и рай.

В грандиозном полотне "Ада", с его ужасающими странствиями по девяти кругах наказания преступников, проявились неостиглий пыл поэта - политического изгнанника, все его вкусы, отразились политические проблемы Италии. В "Аду" Данте "поселил" владолюбців, крохоборов, жорстокосердих державцев, эгоистов, лжецов, равнодушных. Его патетическая страсть, которая питалась атмосферой флорентийских междоусобиц, вылилась в возмущены строки: "Италия, раба, скорбей очаг, в великой буре судно без кормила, не госпожа народов, а кабак!" ("Чистилище"). Глубокое сочувствие обнаруживает поэт к роковой любви Паоло и Франчески да Римини, которые летят в огненном адском вихре. "Рай", где Данте после хождений по кругах ада и уступах чистилища возвышается в сопровождении возлюбленной Беатриче к созерцанию небесных сфер, - это христианская аллегория "золотого возраста" человеческого существования, утопического царства добра, справедливости и гармонии.

Как человека уже ренессансной эпохи Данте захватывает неутомимый путешественник Улисс-Одиссей, который призывает своих спутников отдаться постижению новизны. Сердобольные строки поэт посвящает несокрушимым борцам, духовые исканий.

Рядом с Данте всегда называют имя другого великого итальянского поэта Франческо Петрарки (1304-1374 гг.). Данте предусмотрел некоторые идеи эпохи Возрождения, но первым гуманистом Италии был Петрарка. Он первый в одном из своих произведений противопоставил средневековом "божественному знанию" изучение человека.

Двадцать один год воспевал Петрарка в своих сонетах и канцонах Лауру, которая была замужем за другим мужчиной. А когда она умерла, оплакивал ее еще долгие годы.

Для плеяды блестящих писателей, философов, публицистов, художников Возрождения характерные твердая убежденность в неисчерпаемых высотах человеческого духа, требование, чтобы человек все знала, все умела, все могла. По сути, в настоящее время возникает то понимание мира, которое ставит человека в центр вселенной. Прекрасно передал этот новоєвропейський антропоцентризм итальянский гуманист Пико делла Мирандола. В его трактате "О достоинстве человека" творец обращается к Адаму с таким увещеваниям: "Не даем тебе, Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особого обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно твоей воле и решению... Я ставлю тебя в центр мира, чтобы оттуда тебе удобнее было осматривать все, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам... создал себе тот образ, который ты считаешь лучше".

Так впервые была выражена идея самоценности и самодеятельности человеческой жизни. Эта идея не была возможна ни в античную эпоху с ее представлением о универсальное значение мирового пространства, ни в средневековье, где личность человека полностью подчинилась божественной воле. Философ Лоренцо Валла стал на борьбу за полное оправдание мирской жизни во всех его сферах, выступая против любого аскетизма. Его полемика со стоиками, его сатирические выступления против монахов, его трактат "О наслаждение" исходят из тезиса, что из рук Бога вышла вся человек, его душа и тело; ничто в человеке не принадлежит дьяволу. Глубочайший смысл резкой, страстной полемики философа - в призыве к природе, которая живет и мечтает в нас, которая божественная и против которой грешат те, кто калечит и душит ее.

Человек во многих философов Возрождение набирает всемирного размаха, она является центром, стержнем мира. В своих страстных выражениях они почти превращают человека в Бога. Все историки отмечали в людях Возрождения формирования нового склада ума, разрыв со всеми средневековыми догмами религии, авторитета, родине, семье.

Размышление о человеке - общее русло тогдашней литературы. Чаще всего человеческой "никчемности" средневековья противопоставляется Homo sapiens и Homo faber (Человек разумный и Человек деятельный) во всем ее "благородстве". Вера в природу человека, особенно в ее творческие силы основывалась на том, что из всех живых существ только человек способен дополнить существующее другой реальностью, созданной ею самой, ее руками, ее трудом и талантом, реальностью искусства, культуры, общественных институтов и ценностей. То был по сути гимн эпохе с ее создателями, ее успехами, ее правителями.

Однако это не был хор голосов, которые звучали в унисон. В нем мы слышим самые разнообразные сольные партии, хотя все они о Человеке. Итальянский гуманист Леон Баттиста Альберти (1404-1472 pp.) - архитектор, геометр, астролог, музыкант, но и философ - так высказался о драме человечества: "Человек человеку волк". И еще: "Человек не удовлетворяется порабощением других, но терзает и мучает сама себя." В Альберте восторг перед "искрой Божьей" в человеке тускнеет в лучах соболезнования человеческим мучениям, в скорби о непостоянство человеческого бытия ("Все живое смертно!"). Его творчество не сводится к обычных схем. В трактате "О семье" человек - это "счастливый смертный бог", который раскрывает земные тайны и "создан для познания и восхищение красотой и богатством небес...", который "познает и действует с помощью разума и добродетели". В другом произведении Альберти - "Теодженіо" - человек является выражением распада, раскола и бунта: "есть Ли животное яростнее?" Разрушив (хоть и предварительно отдав ему должное) дорогой для гуманистов образ, Альберти предвидел, к чему приведет триумф человеческого разума, предсказал, какой будет судьба мира, лишенного ценностей. Нечто подобное пророчествовал и Леонардо да Винчи, нарисовав картину господствующей на земле смерти: когда сухая и бесплодна ее поверхность превратится в пепел, это будет концом земной природы.

Но в основном ренессансном мироощущению свойственно жизнеутверждения и стремление восстановить в правах человеческий разум и уникальность индивидуальных возможностей творения добра. Николо Макиавелли (1469-1527 гг.) - политический мыслитель и писатель - в трактате "Государь" рассуждает о индивидуума, готового действовать с раціоналістичною целесообразностью, целиком положившись только на себя, то есть поступать так, как он считает нужным, согласно свободным внутренним решением, обязательным только для этого "Я". Впоследствии реалистичное толкование механизмов власти у Макиавелли ставилось ему в вину как оправдание цинизма средств ради достижения желанной цели ("макиавеллизм"). Однако глубинная идея Макиавелли об ответственности действующего по собственному выбору индивидуума - это глубокое предчувствие проблем народжуваного буржуазного мира, способного игнорировать самые высокие моральные ценности.

Пико делла Мирандола твердил: именно потому, что человек имеет ничем не ограниченную свободу, она творец своего собственного образа и способна подняться на одну ступень с самим божеством; она же властная и упасть, то есть спуститься до уровня неразумных животных. Но Пико верил: "...если с помощью морали страсти будут напряжены до соответствующих разумных пределов, так, чтобы они соглашались между собой в незыблемой гармонии, если с помощью диалектики мы будем развивать ум, то... тогда... станем тем, кто нас создал".



Назад