Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Рационалистическая картина мира и человека в идеологии Просвещения и ее влияние на художественное творчество


На смену феодальной идеологии пришла эпоха просветителей - философов, социологов, экономистов, литераторов Просвещения. Литература, музыка, театр достигают той художественной зрелости, которая характеризует живопись в XVI-XVII ст. Это романы Прево, Филдинга, Смолета, Стерна, "Кандид" Вольтера и "Страдания молодого Вертера" Гете. Это музыка Баха, Моцарта, Глюка, Гайдна.

Демократический характер философских учений был обусловлен доминирующим мировоззрением той эпохи. Отношение к старого режима, несостоятельность которого была все более очевидной, требование равенства, оценки человека по заслугам личности, а не за сословными привилегиями, христианская этика объединили мыслящих людей Франции. Так и во Франции, вслед за Англией, началась эпоха Просвещения, определенные моральные, этические и эстетические принципы которого направляли искусство в новое русло.

Осознание зависимости обычаев от социальной среды, а также вера в то, что воспитанием народа можно достичь идеального общественного строя, были фундаментом новых идей. В эстетических учениях искусство рассматривалось как возможна рычаг исторических преобразований. Уже в Монтескье является вывод, что музыка, которую греки считали воспитательницей морали, и действительно "противодействовала жестоком влияния грубой учреждения и в области воспитания отводила для души место, которого у нее без этого не было бы".

Воспитание, и прежде всего эстетическое (сам термин "эстетика" впервые ввел немецкий просветитель Александр Баумгартен - так он назвал науку о чувственное познание), понимали уже не просто как обучение искусству или подготовку к его восприятию - его трактовали как средство приобщения к культуре вообще, восстановление целостности человека, как способ избежать раскола личности и общества.

Гельвеций считал, что гениальность присуща всем людям, необходимо только ее пробудить. И это может сделать искусство, ибо оно способно пробуждать яркие и сильные ощущения. А впрочем, развивая дальше эту мысль, Гельвеций делал вывод, что искусство - это иллюзорная форма счастью, универсальный заменитель того удовольствия, которого человек лишен в реальной жизни.

Выдающийся философ и писатель Жан-Жак Руссо (1712-1778 pp.) не разделял такого толкования культуры. Руссо - автор учения о народную государство, равных и свободных людей - считал, что эстетическое подчиняется этическом, что "прекрасное" и "честное" всегда связаны между собой, но наивысшим критерием в вопросах искусства есть добродетель. Исходя из такого взгляда, который в основном повторяет "Республику" и "Законы" Платона, Руссо сурово критиковал современное ему искусство как часть порочной, развращенной цивилизации. В знаменитом "Рассуждении о искусства и науки" Руссо на вопрос, полезные человеку искусства и науки, ответил однозначно: "Нет".

Плебейский тон его полемики против искусства как излишества, роскоши был своеобразным отрицанием буржуазной цивилизации ("Письмо к д'аламбера о зрелищах"), он ставил природу выше искусства: "...человек по природе добра. Источник нашего поезда до всего порядочного и отвращение к зла в нас самих, а не в пьесах... Любовь к прекрасному - такое же естественное чувство для сердца человеческого, как любовь к себе...".

Демократические взгляды провозгласил Руссо и в своем педагогическом романе "Эмиль, или О воспитании". Здесь он отрицал представление об хороший вкус как мнение образованного меньшинства. Руссо рекомендовал Эмилю изучать поэзию, читать книги. Но истинные образцы хорошего вкуса существуют не в искусстве, а в природе: чем дальше мы уходим от природы, тем больше искажаются наши вкусы. Чрезвычайно важной для идейного жизни эпохи была "Исповедь" Руссо, в которой показана высокая ценность не большого человека, не гения, а неповторимой, уникальной личности.

Парадоксальная критика Руссо обнаружила иллюзии, присущие просветителям, и в огромной степени повлияло на мировоззрение всего XVIII ст.

Высокий пафос идеи воспитательного значения искусства охватывает все выдающиеся произведения Дени Дидро (1713-1784), pp. и прежде всего его "Салоны". Это произведение Дидро был первой формой критической литературы по вопросам искусства, которая провозгласила подчиненность искусства морали. Относительно этого Дидро непосредственно продолжал идеи своего старшего современника Вольтера, который твердил: "Истинная трагедия есть школа добродетели. Разница между трагедией и воспитательными книгами заключается лишь в том, что в трагедии наставления предлагается действием...".

Утверждение просветительских идей велось от имени третьего состояния, который вышел на арену общественной жизни. Это подтвердила Великая французская буржуазная революция. Дискуссия о просветительство в Национальных и Законодательных собраниях обнаружила совместную заботу всех ораторов - проблему всестороннего и гармоничного развития человека. Идеи образования и воспитания толковались в духе провозглашенных лозунгов свободы, равенства и братства. Твердилося, что именно образование делает людей практически равны перед законом и обеспечивает реальную политическую равенство. Именно она дает человеку истинную свободу, освобождая ее от предрассудков, невежества, дикости и вооружая знаниями.

Целью общественного воспитания провозглашается создание человека-творца, потому что "искусство" имело в то время широкое значение и включало также понятие ремесла, мореплавания, лечения и др. Искусство символизировало высшая степень совершенства. Относительно собственно искусства и эстетического воспитания в современном значении, то его роль определялась прежде всего служением искусству национальном благу. "Кто же не знает, - спросил Талейран, - что воображение, которая воспламеняется при виде искусства, неуклонно навевает чувство подражания великих идеалов?.." Ему вторил Мирабо: "Вспомним, что самые свободные и самые счастливые нации - это те, которые щедрее поощряют таланты. Энтузиазм в искусстве питает энтузиазм патриотизма...".

Умственная жизнь XVIII в. помогает лучше понять творчество представителя немецкого Просвещения И. -И. Винкельмана. Историк древнегреческого искусства, автор знаменитой "Истории искусства древности", он описывает идеальный образ человека, который будто проглядывает через все произведения греков и является образцом для Нового времени. Идеал Винкельмана - это идеал "среднего состояния", "золотой середины", он предусматривает устранение всех крайностей человеческой природы, подчинения поведения человека принципа меры.

В идеале "благородной простоты и спокойного величия" Винкельмана достал отображения один из полюсов буржуазного сознания, один из моментов той коллизии между чувством и долгом, идеалом и жизнью, которая была характерна для идеологии XVIII ст. Идеал Винкельмана - это как образ неподкупного гражданина, что сохраняет спокойное величие среди всех тревог реальной жизни. В нем проглядывает идеализированный буржуа той эпохи, когда бентамівський принцип "выгодно - невыгодно" не стал еще осью сознания. Свободная жизнедеятельность человеческой личности - такая центральная идея вінкельманівського учение о воспитании.

Высшим пунктом в развитии немецкого Просвещения эстетика выдающегося драматурга и мыслителя Готгольда-Єфраїма Лессинга (1729-1781 гг.).

Прежде всего Лессинг выступил против уравновешенного классицизма Винкельмана. Его не удовлетворял идеал спокойной величия, что ограничивал и сковывал всю многогранность человеческой природы. Идеал Лессинга - это свободное развитие человека, а в искусстве - принцип движения, развития, страсти, борьбы. В обоснование этих идей был написан "Лаокоон, или О границах живописи и поэзии". Лессинг высмеивал убеждение, будто искусство - это яркая игрушка, приманка, развлечение народа. "Гений, - писал Лессинг в "Гамбургской драматургии", - подразумевает более глубокие и возвышенные цели: научить нас, что мы должны делать и чего не должны; ознакомить нас с истинной сути добра и зла, хорошего и смешного; показать нам красоту первого во всех его сочетаниях и последствиях... и выяснить, наоборот, безобразие последнего... и постоянно показывать эти предметы в их истинном свете, чтобы мы не увлекались фальшивым блеском".

Выражая основной дух просветительской эстетики, Лессинг доказывал высокое назначение искусства, способного воспитать свободную личность. Характеризуя воздействие искусства на человека, он высказал догадку о влиянии его на эстетическую чувственность, на развитие универсальных форм чувственного восприятия. Этим Лессинг в определенной степени предвосхитил идеи классической немецкой эстетики - эстетики Гете и Шиллера.

В 70-те pp. XVIII в. появляются первые симптомы кризиса просветительской эстетики в Германии. Возникает целый естетико-литературное движение, который по названию драмы одного из писателей этого периода именуется "Буря и натиск" ("Sturm und Drang"). К движения примыкают такие художники и мыслители, как Гаманн, Ленц, молодой Гете, Гердер и др.

В Англию завоевания буржуазной революции пришли на столетия раньше от Франции. В 1642 г. английский народ во главе с революционной буржуазией сбросил короля Карла И. Англия стала буржуазной республикой, возглавляемой "железным" Кромвелем. Но в результате становления буржуазно-конституционной монархии, которая провозгласила верховенство парламента, в Англии образовался союз буржуазии с дворянством, что не могло не сказаться на духовной жизни английского общества: английская культура, эстетические вкусы несут на себе черты умеренного демократизации.

С конца XVI в. в Англии бурно развиваются науки, особенно философия. Фрэнсис Бэкон, Томас Гоббс, Джон Локк были философами-материалистами, которые выступили против религиозной схоластики и расчистили путь для будущей науки от Исаака Ньютона до Чарлза Дарвина.

Английская философия фактически проложила дорогу французском Просвещению относительно идей, которые французские философы XVIII ст. Вольтер, Руссо, Дидро, д'Аламбер и другие сделали такими популярными: эти идеи изначально зарождались в Англии.

Нельзя не упомянуть учитывая это произведения лорд Шефтсбери - "Характеристика людей, обычаев, мыслей и эпох" и диалог "Моралисты". В первом из них Шефтсбери выступил против этики Томаса Гоббса - первого философа, который критиковал христианскую схоластику с позиций рационализма и твердил, что врожденный эгоизм и принцип "войны всех против всех" лежат в основе человеческой природы. Шефтсбери словно вернулся к античному идеалу "калокагатоса" - "прекрасно-доброго человека". "Калокагатос" XVIII ст. - это "виртуоз", человек, наделенный всевозможными добродетелями и способностями, это символ внутренних завоеваний человеческой личности - изящной, но простой и естественной.

Философский оптимизм Шефтсбери, который основывался на наивной вере в то, что, удовлетворяя свои естественные интересы, человек невольно работает в интересах всего общества и, наоборот, заботясь о всеобщем благе, она вполне естественно удовлетворяет и развивает свои потребности, критикувавсь как с позиций христианской этики, так и с демократических позиций. Писатель и врач Бернард де Мандевиль в своей "Басне о пчелах" выдвигал такую идею: движущей силой исторического прогресса является не красота и добро, а, наоборот, физическое и моральное зло. Впоследствии эту мысль развил Г. Гегель: зло, которое надо уничтожить, активизирует силы добра. В целом оптимизм Шефтсбери не типичный для мировоззрения XVII ст.

Начиная с XVI в. благодаря Шекспиру и плеяде драматургов до и после него Англия - первая страна в области литературы, драматургии и театра.

Интересным "документом" эпохи стал роман "Робинзон Крузо" Даниэля Дефо (1660-1731 гг.). В нем писатель выступил типичным идеологом буржуазии, ибо отстаивал самую главную ценность буржуазного сознания - образ человека, который "всем обязана самой себе". Надо было высадить Робинзона, корабль которого потерпел крушение, на необитаемый остров и заставить его начать в буквальном смысле с нуля, чтобы достичь максимального эффекта и день за днем, шаг за шагом наблюдать за его успехи в поисках, прирощуванні имущества и жизненного комфорта, в обеспечении безопасности. Затворнический вид нового типа человека-буржуа возник как раз вовремя, в эпоху молодого капитализма и експансіоністсько-колониальных аппетитов. Робинзон уходит в море, чтобы разбогатеть, и книга заканчивается осуществлением снов про золото. Конечно, это делает Робинзона выразителем общих стремлений XVIII ст., но многое в книге, безусловно, выходит за рамки эпохи. Ее идеал самодостаточности, борьба одинокого человека с природой - это вечные темы. Роман любят до сих пор, хотя слабая эстетическая культура его автора очевидна.

Современник Дефо - Джонатан Свифт (1677-1745 гг.), хоть и носил рясу священника, не признавал никаких религиозных предрассудков (об этом свидетельствует его книга о церковников "Сказка бочки"). Будучи настоятелем самого большого собора в Ирландии, Свифт занимался не столько церковными делами, сколько политикой. Но имя его прославил роман "Путешествия Гулливера". Меткой, тем аллегорической форме Свифт высмеял все в современной ему английской действительности: политические порядки, враждующие религиозные лагеря и партии, "чистую науку", одичавших от жадности и корыстолюбия людей.

В отличие от стиля Дефо, у Свифта имеющиеся разнообразие сатирических приемов, прекрасная фантазия, безупречная речь.

В середине XVIII в. выступил еще один выдающийся мастер английского романа - Генри Филдинга (1707-1754 гг.). Высокообразованный человек, он писал острые политические пьесы ("Судья в ловушке", "Дон Кихот в Англии") - именно через его пьесы в Англии был введен строгий театральную цензуру. Самое популярное его произведение - роман "История Тома Джонса, найденыша".

XVIII века в английской поэзии - это шотландский поэт Роберт Бернс, жизнерадостный, остроумный, тем озорной. В театре царит комедия нравов, "веселая комедия".

Школа "веселой комедии" подготовила приход самого выдающегося английского драматурга XVIII ст. Ричарда Брінслі Шеридана (1751-1816 гг.). Все его комедии зажили успеха, и больше всего - "Школа злословия". В ней разоблачен главный нравственный порок тогдашнего английского общества - лицемерие.

В изобразительном искусстве этого века доминирует тенденция раскрытия нюансов чувств и настроений, лиризма и в то же время аналитической наблюдательности (время беспощадной). Конечно, это обогатило возможности искусства, но при этом была утрачена универсальная полнота изображения духовной жизни, как это видим у Рубенса, Веласкеса, Рембрандта.

Развитие изобразительного искусства в Англии долго сдерживался феодальными войнами и Реформацией. Пуританский движение XVII в. с его іконоборчими идеями отнюдь не способствовал формированию собственной художественной традиции.

Английское Просвещение, как уже говорилось, шло первым по времени, его гуманистические идеи (хотя и не такие революционные, как во Франции), повлияли на культуру, начиная с 40-х гг. XVIII века.

Расцвет национальной школы живописи связан с именем художника Уильяма Хогарта (1697-1764 гг.). Его гравюры изображали современное ему жизнь Англии, высмеивая все его негативные стороны: разврат, продажность суда, расписание армии и т.д. Цели серии живописных полотен на эти темы создал творец: "История проститутки" (6 картин), "История развратника" ("Карьера мота"), "Модный брак". Биография деревенской девушки Мерно, которая стала богатой содержанкой и умерла в тюрьме, перекликается с судьбой героини романа Дефо "Молль Флендерс". Композиция произведений Хогарта напоминает драматургию. Детали картины связывают ее с предыдущими и последующими. Картины Хогарта поучительные как воскресная проповедь. Они близки к английского сентиментальной литературы, до тех самых романов Дефо.

Хогарт создал ряд портретов - групповых, так называемых разговорных ("Семья Вудз Роджерс", "Семья Строуд"), парадных портретов ("Епископ Хоудан"), изображений людей мира искусства ("Дэвид Гаррик с женой"), собственных портретов ("Автопортрет с собакой"). Наибольшей славы зажила "Девушка с креветками", замечательный живопись которой, по определению исследователя, свободно существует в нашем веке не как сокровищница прошлого, а как большая удача сегодняшнего мастера.

Хогарт был единственным художником английского Просвещения и первым живописцем-просветителем в Европе. Он много сделал для внедрения в практику художественных выставок (первая публичная выставка 1760 г.).

Главное достижение английской живописи XVIII ст. - портретный жанр. Этот жанр занимает одно из главных мест и в стенах Королевской Академии искусства - национальной художественной школы, открытой в 1768 г. и более независимой (как первенец буржуазной культуры), чем европейские академии на континенте.

Первым президентом Академии был Джошуа Рейнолдс (1723-1799), pp. живописец и теоретик, который отстаивал классицизм, хотя в работах тонко реагировал на веяния времени, увлекался колоритом Тициана и Рубенса, многому у них научился. Немало работ создал на исторические и мифологические сюжеты ("Младенец Геркулес, который душит змея" - картина заказана в 80-х гг. Екатериной II, прославляет победы России).

Художник Просвещения, Рейнолдс подчеркивал в персонажи не на его имущественном положении, а на личных качествах, духовном смысле. Внутренняя динамика картин достигается определенным цветовым составом: напряженным, конечно золотистой-красным, золотистой-коричневым колоритом с вкраплением пятен интенсивно-синего, зеленого или ясно-горячего цветов.

Рейнолдсу английский живопись обязан мировой славой. Этому способствовали и общественная просветительская деятельность, и его труды по теории эстетики.

Второй великий портретист Англии XVIII в. - Томас Гейнсборо (1727-1788 гг.). Если Рейнолдс показал рационалистическую сторону просветительской эстетики, то Гейнсборо - эмоциональную. Тонкое чувство природы, музыкальность художника определили одухотворенность, мечтательность, тихую задумчивость его персонажей. Гамма серо-голубых, зеленоватых оттенков становится определяющей чертой его живописи. Он не подчеркивает общественной роли героя (портрет Сары Сіддонс). В его репрезентативных портретах есть интимность и меланхолия. Лирическом дарованию Гейнсборо близок сентиментализм, который в это время формировался в английской литературе, но, как и каждый великий мастер, он не вмещается в рамки одного стиля.

В портретах Гейнсборо очень важный пейзаж. Это холмы и долины, могучие дубы его родного края ("Мистер Эндрюс с женой"), что предоставляет лиризма его портретам. Парковый пейзаж так же нежный и изящный, как и душевно тонкие, поэтические, интеллектуальные модели ("Голубой мальчик", "Миссис Грэхем", "Сквайр Халлет с женой", "Утренняя прогулка"). Живописная техника Гейнсборо - мазки разной густоты и формы сине-голубых, зеленоватых, серебристых тонов - словно создана для передачи влажного воздуха, в котором растворяются очертания холмов и коттеджей, - всей поэзии старой Англии.

Рост неоспоримого влияния буржуазии вызвало интерес к голландского реализма. И художник Жан-Батист Симеон Шарден (1699-1779), pp. работая уже в русле новых эстетических идей, создал, по сути, новую систему живописи.

Начал он с натюрморта с добычей в голландском или фламандском стиле, но потом нашел свою тему: предметы кухонной утвари - котлы, кастрюли, бачки ("Медный котел"), которые живут своим "тихой жизнью". Эти предметы лишены в него любой претенциозности и полны живописного мастерства ("Натюрморт с голубой кубком"). В жанровой живописи - в противовес аристократическим галантным праздникам и пастушьим ідиліям - Шарден, выражая вкусы буржуазии, воспроизвел умеренность, порядок, уют ранньобуржуазного быта ("Молитва перед обедом", "Прачка", "Женщина, которая моет кастрюли"). По сути он прославил добросовестность, трудолюбие, верность домашнему очагу - действительно бюргерские ценности. Эти картины стали маленькими шедеврами.

У Жана Батиста Греза (1725-1805 pp.) - тоже певца скромного быта третьего сословия - несколько другой подход. Он близок к сентиментальной драмы, которая возникла именно в этот период. "Вот это действительно мой художник!" - провозглашал Дидро, посвятив Грезу не одну страницу своих "Салонов". Как и сентиментальная мещанская драма, творчество художника потерпела огромного влияния руссоїстських идей, проповеди патриархальной идиллии. Это поветрие распространилось по всей Европе. Но в Греза нет шарденівських меры и вкуса, и его "моральный живопись" ("Чтение Библии", где отец семейства объясняет детям Библию; "Сельские помолвка"; "Паралитик", которого жена ухаживает, имеет другое название - "Плоды хорошего воспитания", а "Избалованное дитя" - "Плоды плохого воспитания") - это живописная дидактика. Такие прославленные и избранные мещанством "девичьи головки Греза" с поднятыми вверх глазами, разбитым зеркалом, мертвым птенцом и т.п., достаточно банальны.



Назад