Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Символизм - естетико-философская основа модерна


Символизм дал стиля модерн идеологическое обоснование и доплюсував его пластические свойства в сферу духовных исканий эпохи.

Возникнув в 80-е годы XIX века как текущий французской литературы, символизм нашел сторонников во многих странах Европы, распространил при этом свое влияние на живопись, театр, музыку и диктовал своим сторонникам не только определенные творческие принципы, но и сам стиль жизни.

Символизм изначально присущ искусству. Художественная сознание различает в вещах внутренний смысл и внешнюю оболочку, в которой просвечивает смысл сокровенной сущности. В этом смысле "символизм" содержится где угодно. Например, египетская пирамида - символ вечности и нетленности. Христос был распят на кресте, - символ страданий и искупительной жертвы.

Символизм как особая течение концу столетия акцентировал внимание на неуловимости, таинственности этого внутреннего смысла, благодаря чему отношения между внешним и внутренним, чувственным и тем, что постигается умом, не только может, но и должно быть туманным, загадочным - шифром, что не имеет ключа. Таким образом, доктрина символизма предполагала, что все видимое, существующее - это знаки и шифры извечных, вневременных идей. С помощью искусства происходит их интуитивное постижение сквозь внешние покровы. Форма художественного произведения должна намекать на эту тайную метафизическую сущность вещей, что ее нельзя постичь разумом, внушать ее. Именно поэтому натуралистические, приземленные изображения непригодны. В поэзии, где символизм развился ранее, "внушения" осуществлялось именно музыкой стиха, а также многозначностью поэтического слова. В изобразительном искусстве символизм обнаружил себя капризностью линий и цветов, лишь отдаленно соотносятся с контурами и цветом реальных предметов, а главным образом - заменой реальных персонажей фантастическими, воображаемыми существами, страстью к иносказаниях. Например, в произведениях М. Врубеля - "Господин", "Царевна-Лебедь", "Демон". К тому же, каждому, кто смотрел "Демона зверженого", бросалось в глаза его "павиче наряд". Чрезвычайно распространен в иконографии модерна мотив павлина, павичого перья имел для зрителя произведения Врубеля достаточно устойчивое самостоятельное значение: идею краха, гибели напыщенных человеческих замыслов ("простертых крыльев блеск павлиний" - Брюсов). Врубель открыл новому российскому искусству особый мир, торжественную картину Вселенной. Вселенские образы природы в живописи М. Врубеля трудно назвать пластичным воплощением определенной "натурфілософської" системы. Они - откровенное творения личной фантазии художника, более того - они результат надвольових творческих усилий Врубеля трансформировать мир по законам своего собственного видения. С точки зрения символизма произведения Врубеля содержали в себе главное - они хранили вселенский масштаб этого мира, они привлекали зрителя к всеобщему царства человеческого духа.

Образный состав модерна был чаще связан с символизмом, с символістичним типом мышления. Однако, символизм и модерн - не синонимы. Эти понятия надо различать. Символизм предшествовал модерна, питал его, но не всегда воплощался в его формах. С другой стороны, стилистика модерна с ее принципами плоскостности, орнаментальность, изысканности могла и не нести символического содержания. Например, в творчестве Тулуза-Лотрека, особенно в его плакатах и афишах, "речь модерна" довольно ощутимая, но с символизмом у Лотрека нет ничего общего. Густав Моро был символістом и фантастом, но не художником модерна. Его картины, написанные на сюжеты легенд и мифов ("Саломея", "Галатея", "Царь Давид" и т.п.), интерпретированные мистически, окрашены его богатой фантазией, наполненные причудливыми, тщательно нарисованными деталями.

На основе доктрины символизма во Франции развилась творчество таких художников, как Пюви де Шаван и Одилон Редон. Пюви де Шаван возродил искусство монументального фресковой живописи и писал, в основном, аллегорические композиции ("Священная роща", "Жизнь святой Женев'єви", "Работа", "Отдых", "Надежда"). Его произведениям присущи формы упрощенной античности, гармония бледных тонов, плавные ритмичные линии. От них веяло спокойствием и душевным равновесием. Одилону Редону, художнику с богатым воображением, добром и изящному, меланхолично-мечтательном, принадлежат загадочные произведения: "Шарообразный глаз", что висит над землей, словно воздушный шар, "Крылатая председатель над водами", "Чудовище, что летает", "Болотная цветок" с человеческим лицом. При этом природные формы оставались для Редона исходным элементом его таинственных выдумок. Его оригинальность в том, что он заставлял нереальные существа жить по законам реальности, давал иллюзию жизни найнеможливішим созданиям. В основном же французский символизм обнаружил себя в поэзии.

В немецком искусстве теснейшая связь символизма и модерна - в творчестве таких художников, как Арнольд Бьоклін и Франц фон Штук. Аллегорические полотна Франца фон Штука "Грех", "Люцифер", "Смерть", "Война" и другие производили сильное, хотя и грубый эффект. Арнольд Бьоклін начал с мифологического жанра. Ему нравилось населять итальянские пейзажи (он долго жил в Риме) кентаврами, что борются, оживленными наядами, фавнами, лесными нимфами, написанными в натуралистической манере. Они у него такие же реальные, как морские волны и лесное зелья, среди которых они живут. Со временем Бьоклін усиливает в своих сюжетах інакомовність, символістичний подтекст, меланхоличность настроений. Самая известная его картина "Остров мертвых". Художник сделал пять вариантов этой композиции, изображающей таинственный мрачный остров, берега которого подплывает лодка с фигурой, завернутой в белый саван. Эта картина хорошо отбила настроения немецкого общества 90-х годов и имела небывалый успех.

Символизм в русской живописи представлен творчеством В. Борисова-Мусатова и его учеников П. Кузнецова и П. Уткина. Все они стремились к уподоблению живописной структуры музыкальном образа, часто-густо погружались в фантазию, отвлекаясь от обыденности за помощью сказки, выдумки; пропагандировали непроизвольные ощущение художника во время его столкновения с реальностью, тяготели к интуитивизмом. В. Борисов-Мусатов занимает особое место в русском искусстве рубеже веков. Он разработал новую монументально-декоративную живописную систему, добивался четкой логичности и конструктивности композиции, максимальной выразительности цвета, музыкальности линейных ритмов. Символика мусатівського живописи сравнительно проста - это символика намеков, что порождают тревожные лирические настроения; символика поэзии, что изящно разрабатывает движения человеческой души, которая стремится к гармонических художественных образов ("Автопортрет с сестрой", "Дафнис и Хлоя", "Водоем", "Гобелен"). С поэтикой русского литературного символизма Мусатова как художника сближало "лирическое волнение", элегический сумм его живописи. Не стремясь в большинстве своих работ к "тайнам и бездн" символистского мировосприятие, не пытаясь постичь гносеологію символизма, Мусатов все же продолжал оставаться в его художественной атмосфере. В пейзажах "На балконе Таруса", "Куст лещины", "Осенняя песня" он ищет в природе эквивалент своим переживанием. Живописные впечатление от натуры переработаны, отброшено все случайное, непостоянное. Осталось то, что должно было превратиться в гармоничный и в то же время отвлеченный образ, лишенный всего мгновенного. Романтическая поэзия произведений В. Мусатова имела свойство привлекать зрителя к завораживающего и возбуждающего круга напівреальних, напіввигаданих образов.



Назад