Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Особенности стиля модерн


Символизм очень повлиял на выбор сюжетов и их толкование в модерне. Для искусства модерна присуща заинтересованность мифологическими персонажами и аллегорическими мотивам. Миф, что оказался средством переосмысления реальности, требовал от художника тройной условности: самого мифа, исторической эпохи и живописного языка. Немецкие, французские, бельгийские символисты часто изображали сфинкса - идеального героя для художников модерна, героя, который соединил в себе женщину, птицы и льва. Популярны были кентавры, что воплощали идею мужской силы. Для модерна было важно, чтобы мифологический герой отбивал естественную сущность человека. На картине М. Врубеля "Царевна-Лебедь" женщина-птица, что сохранила очаровательную женскую красоту и приобрела приваблюючої мягкости лебедя, предстает в рамках театральной сцены, будто удваивая тем самым условность, присущей искусству модерна. Рядом с мифом, как его младшая сестра, расположилась сказка.

Любили художники модерна также воспроизводить и интерпретировать язык чужих культур, пропуская все явления сквозь призму индивидуального "Я" (О. Бенуа, К. Сомов, Л. Бакст и другие); интерпретировать чужой замысел в других видах искусства, например, в книжной графике, декорациях, театральных спектаклях. Чаще всего образы в модерне добываются не непосредственно из жизни, а из искусства и несут на себе бремя историко-художественных ассоциаций. Обращаясь к первоисточникам целостно-поэтического восприятия мира в мифе, сказке, прошлом, мастера модерна искали законы художественного перевоплощения реальности.

Популярными темами и сюжетами модерна была идея роста, проявления жизненных сил, порыв, непосредственного, бессознательного чувства, прямой выражение состояния души, пробуждение, становления, развития, молодости, весны. Причем, проявляя человеческую страсть, ее бурхливість и вообще любое состояние, мастер модерна доводит ее до предела возможного. "Сирень" Врубеля - это не натюрморт, пейзаж. Для воплощения стихии цвета трудно подобрать название жанра. В живописи мы находим бесчисленное количество "Вихрей" (как "Вихрь" Ф. Малявина 1906 года), "Танцев", "Вакханалій". Наиболее популярной моделью рубеже веков стала знаменитая танцовщица Л. Фуллер, что прославилась своим серпантинним танком. Эффект этого танка содержится в ловкой и ловкой манипуляции драпировкой, что своими изгибами повторяло движения тела. Именно этот танец Л. Фуллер был порождением стиля модерн. В. Серов в России писал Карсавіну, А. Павлову, Иду Рубинштейн; Ф. Малявин - "Танцующих баб".

В знаменитой картине "Весна" Ходлера показано пробуждение чувства, становления жизненных сил. Парафразом ходлерівської темы стала картина "Юность" Петрова-Водкіна.

Художники модерна часто искали возможности воплотить любовную страсть. Популярным стал мотив поцелуя, что буквально переходил от одного мастера к другому. Известный "Поцелуй" Бэренса (1898 год) подавал одно из первых решений этого мотива. Расположив в центре две головы, что слились, он окружил их прядями волос, превращенного в узор, орнамент. Беренс свел мотив к знаку. Г. Климт в картине с тем же названием (1911 год) пытался уравновесить порыв и отвлеченный декоративизм. Женское лицо повернуто к зрителю и воплощает жажду откровенно, прямолинейно. Выразительный вариант "Поцелуя" создает П. Пикассо в одной из своих первых работ, "Свидание" (1900 год), еще вполне ограниченных рамками "Ар-Нуво". Бесконечные "Поцелуи" К. Сомова. Роден многократно творил свои "Поцелуи" в мраморе.

Модерн породил новый род героинь, способных откровенно проявлять свое чувство, свое внутреннее состояние, огонь своей души, пламя любви, движение тела. Женщина в экстазе - это мотив, что довольно часто встречается в искусстве модерна. Например, в "Юдіфі" Г. Климта тонкие костлявые пальцы сжаты в судоме, глаза закатанные, ресницы полуоткрытые. Модерн густо замешан на изысканной эротике - привлекает не столько откровенная нагота, сколько нагота деформирована и напівприхована длинным "русалячим" волосами или необычным нарядом.

Огромное количество указанных мотивов все-таки не означает, что иконография модерна окрашена только в оптимистические тона возбуждение, пробуждение порыва. В самом порыве и экстази крылась несовершенство, надрыв, тем перенапряжение. Радость порыва смешивалось с тревожным ожиданием. В модерне были распространены мотивы умирания, безысходности, изнеможения, отчаяния. Истомой души проникнута большинство героев М. Врубеля.

Одной из особенностей стиля модерн была ориентация на органические, природные формы. Причем, ориентация на природную проходит сквозь все уровни модерна, от идей "философии жизни", тяготение к естественности в человеке (в П. Гогена, например) к любимых мотивов декора: лебеди, павлины, бабочки и стрекозы, ирисы и лилии, кувшинки, стилизованные очертания облаков и волн, волнистые женские волосы. К тому же, в модерне мы не встретим традиционного жанра пейзажа или натюрморта, где изображены цветы, деревья, животные. Представителя модерна интересует не природа в целом, а отдельные ее части: цветок, листьев или птичка, что их взято как изолированный предмет, условия существования их не беспокоят художника. Предметы, явления природы понимались в модерне всегда в символістському, мифологическом плане. Лебедь обращала на себя внимание изысканной красотой, аллегорией обреченности ("лебединая песня"). Павлин еще в Древнем Єгипті считался символом города Солнца, часто фигурировал в христианской иконографии у райского дерева жизни, вызвал интерес своей экзотичностью. Орхидеи и лилии символизировали трагедию, гибель, смерть. Колокольчики обозначали желание; подсолнухи - солнечное сияние, своеобразную жажду к жизни; роза, нарцисс - нежность, красоту; дерево - символ древа жизни, познания и т.д.

Весь процесс формообразования в модерне имитировал природные формы. В модерне распространилась мода на различные изделия, имитирующие цветок в стакане или весу, букет. В России большим мастером этого жанра был П. Фаберже. Французский архитектор Гимар нашел убедительную форму фонаря в виде ореха среди листьев. Первоклассными мастерами прикладного искусства модерна были Лалик, Тиффани, Беренс, ван де Вельде, Римельшмід, Макинтош и другие.

Органическое начало проявляет себя в гибких ритмах и соотношении линий и пространства.

По принципу ориентации на природные формы связана и такая особенность модерна, как саморазвитие форм.

Гнутые, переплетенные линии и формы, что их заимствовано из растительного мира, подают этот принцип самовоспроизводству, самостоятельного роста, внутреннего движения будто независимо от желания художника. В динамике форм модерна существует спонтанность, стихийность, произвол. Наиболее последовательно эта черта отражается в архитектуре А. Гауди. В его доме Мила в Барселоне крыша буквально усеян причудливыми сооружениями - это дымоходы, что растут как грибы или огромные наросты. Они растут свободно - то отодвигаются друг от друга, то сближаются и толпятся. В этом доме вольность роста проявляется и в трактовке стены. Балконы и окна с их выпуклыми поверхностями будто выпирают из стены, вырастают из нее, заставляют стену "видиматися". А этот рост завершается растительным декором.

В живописи саморазвитие форм можно проследить в панно М. Врубеля "Богатырь" 1898 года, где все охвачено стихийным ростом: растут травы, кусты, листья; будто из земли вырастает конь с всадником. Здесь нет ни одного уголка, куда бы не достигло зелье или ветка.

Стихийность, "витализм", саморазвитие форм предопределяют еще одно качество модерна - принцип динамического равновесия.

Эта качество модерна также связана с его ориентацией на природный мир. Живая природа всегда творит динамическое равновесие, не прибегая к симметрии, которую мы часто находим в омертвевших явлениях - минералах, кристаллических образованиях. Этот прием находит наибольшее отражение в архитектуре и декоративно-прикладном искусстве. Например, в доходных домах симметрия фасада часто нарушается расположением ворот с одной стороны, смещением внутри лестницы, выходящие на фасад большими окнами, или смещением эркеров, что выступают.

Модерн тяготел к синтезу искусств - это была его великая историческая заслуга. Он оказал сопротивление исключительной превосходстве станковых форм, в которых искусство развивалось после эпохи Возрождения, и дал толчок поискам монументально-декоративных и просто декоративных, способных естетизувати именно среда человеческого существования. Деятели модерна часто были в одном лице архитекторами, графиками, дизайнерами и декораторами и умели в то же время мастерить своими руками. Они возродили много забытых отраслей и техник художественного труда: фреска, мозаика, расписное стекло, инкрустацию. Они улучшали быт путем внесения в него красоты. Синтез искусств в модерне лучше всего проявил себя в театре.

Поскольку для модерна очень важным является попытка романтично декорировать обыденность, эстетически превратить ее, он стремится рафинированного изысканности: изогнутых, волновых форм, сложных узоров и, вместе с тем, здесь присутствуют асимметрия, нарушение натуральных пропорций, вертикальный взлет по спирали, ажур. Архитекторы модерна предоставляли зданиям свободной, различной конфигурации, а особенно фантазировали в области декора, где преобладала волнистая линия - так называемый "удар бича", по определению В. Орта. Он считал эту линию основой стиля и впервые применил ее.

В изобразительном искусстве стилистика модерна лучше проявляет себя в графике. Графичность, культ "чистой линии" - характерная особенность модерна, и это не случайно. Речь линии умовніша, чем язык цвета и светотени. В природе отсутствуют линии как таковые. Импрессионисты вообще отказались от контура. Последний - это более знак предмета, чем его натуральное изображение, а символизм, с которого ведет свою родословную модерн, тяготел именно к знакам, намеков, иносказаниях. Искусство модерна, сохраняя опознания внешних форм, делает их бесплотными, превращает в орнамент, расположен на плоскости. Здесь ощутимо влияние восточной гравюры с ее изящной лінеарністю миниатюры, иногда - эхо греческого вазописи.

Графическую язык модерна создал Обри Бердсли в своих иллюстрациях к "Саломее". Уайльда и в рисунках для журнала "Желтая книга". Его терпкие, элегантные графические фантазии завораживали, казались нерукотворними, их бисерная, тонкое мастерство вызвала удивление профессионалов. О. Бердсли отделил свет от тьмы. Для света - белый бумага, для тьмы - черная тушь и никаких полутонов. Линия приобрела поражающей силы. Началась новая эра графики и книжной миниатюры.

В картине культ линии оказался в преимуществе ритма. Не случайно в живописи модерна используются полотна вытянутого формата (Г. Климт - "Саломея", "Юдифь") или, наоборот, фризоподібні (Г. Врубель - "Демон звержений").



Назад