Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

София Киевская как мировоззренческая идея и художественный шедевр


Княжение Ярослава стало периодом наивысшего взлета древнерусского искусства. В значительной мере это объясняется прочностью централизованной власти и сосредоточением в Киеве духовных и материальных ценностей. Несомненно, стремительные темпы и размах строительства за Ярослава требовали как концентрации материальных средств, так и наличия подготовленных ремесленников. Сказался и уже приобретенный опыт градостроительства и освоения древнерусскими мастерами особенностей византийской архитектуры.

Перенять основы и принципы этого искусства стремились во всех странах, и не всем это под силу было. Киевская Русь сумела блестяще решить эту задачу, художественные достижения Киева XI в. намного опередили достижения соседних романских народов и были ведущими в культуре средневековой Европы, особенно в архитектуре. Только в Венгрии за св. Стефана расцвет нового христианского искусства был таким же чистым и блестящим, как на Руси. Храмовая архитектура Польши, Чехии, Восточной Германии представляла собой тогда, в отличие от древнерусских соборов, особенно Софийского (с их сложными планами и развитой системой перекрытий), лишь небольшие ротонды и скромные базилики без сводов; ни за художественными, ни по техническим характеристикам они не могли сравниться с каменной архитектурой, которая образовалась на Руси после введения христианства. Западноевропейские хронисты называют Киев XI в. достойным соперником Константинополя.

Для выяснения особенностей характера древнерусского искусства важно то, что Русь заимствовала христианскую иконографию как некую завершенность. В отличие от стран, например, христианского Востока, что приняли новую религию значительно раньше и творили христианские образы параллельно с Византией, на Руси они были заимствованы из Византии и Балкан, где достигли уже классической зрелости. Это действительно важно, но не менее важно и то, что Киевская Русь все перелицьовувала на собственный лад. Были успешно освоены новые приемы ювелирного и прикладного искусства, которое уже имело свои самобытные традиции.

Отечественные умельцы подвергли переработке и архитектуру с присущими ей предыдущими достижениями. Русь славилась рубленными деревянными хоромами, замками и крепостями. Особенно изысканными мастерами были новгородцы, жители северных лесных окраин. Каменное зодчество было для славян новым, но их навыки в строительстве стали основой для удивительно быстрого усвоения законов каменного строительства. Ведущая роль в искусстве Киевской Руси принадлежала архитектуре, которая, уже благодаря своей специфике, подчиняла себе монументальная живопись и влияла на стиль ювелирных украшений в интерьере.

Первой сакральной сооружением Киева был храм, посвященный Богоматери, на сооружение которого Владимир отдал десятую часть княжеской казны, отсюда и название храма - Десятинный. Храм венчали двадцать пять бань. Такое их количество пояснювалась необходимостью освещать большие хоромы, которые открывались в центральный подкупольное пространство. Багатокупольність, которой не знала византийская архитектура, станет впоследствии специфической чертой древнерусской архитектуры.

Немало общего с Десятинной церковью имеет Спасо-Преображенский собор в Чернигове, строительство которого было завершено в 30-е годы XI в. Сооружен мастерами константинопольской школы, этот трехнефный пятиглавый храм представляет собой пространственный организм, сочетающий черты хрестово-банной здания с базилікальною. В архитектуре собора ярко обнаружена одна из характерных черт древнерусских храмов - соответствие интерьера екстер'єрові: внутренним столбам отвечают лопатки на фасадах, пучковым столбам второго яруса аркад - утоплены многопрофильные пучковые пилястры извне, которые являются наиболее характерной деталью храма.

Композиция культовых сооружений отмечается грандиозным масштабом, ярко выраженной пирамидальностью, что составляет своеобразие зодчества эпохи Ярослава в целом. Сформированы здесь принципы архитектуры продолжают развиваться и совершенствуются в Софийском соборе Киева, заложенному в 1037 г. Ярославом.

Собор задумывался, строился и украшался как главный храм государства, средоточие ее духовной жизни. Понятие "София" на то время воспринималось как символ света христианского учения и как приобщение к мудрости этого учения. Для молодых христианских народов Софийские храмы в образной форме знаменовали победу христианства над язычеством.

Византийское духовенство склонно было рассматривать внедрение христианской религии среди "варваров" как дело своих рук, а Софийские соборы трактовались как главные очаги пропаганды новой религии. Для Киевской Руси эти ранние соборы стали ярким художественным воплощением значительно более широких идей - не только религиозных, но и государственных.

"Слово о Законе и Благодати" Илариона помогает понять, как Ярослав и близкие к нему круга толковали процесс приобщения Руси до христианства: не как навязывание чужой религии молодому народу иностранным духовенством, а как свободный выбор этим народом своей собственной веры. Илларион отмечает, что Владимир пришел к Христу "токмо вот благого помысла и остроумия". Христианство, подобно морской воде, покрывало всю землю, и ни один народ не имел права хвастаться своими преимуществами в делах веры. Всемирная история видится Илариону как постепенное распространение христианского учения на все народы мира, в том числе и на русичей. Он представляет Русь равноправной со всеми странами, и она не нуждается в чьем-то попечительстве. Таков истинный смысл той названия "София", которую Ярослав дал постройки собора.

София Киевская стала не только памятником победы христианства на Руси, но и в то же время монументом славы, потому что была поставлена на том месте, где Ярослав одержал победу над печенегами. Печенеги были самым страшным степным напасником. Их разгром надолго берег границы древнерусского государства.

Возведенный на средства великого князя киевского, храм св. Софии имел также уславити самого Ярослава как одного из могущественных властителей Европы, и не только уславити, но и утвердить в сознании народа незыблемость той феодальной иерархии, которая возглавляемая князем, который сидел на киевском столе. На боковых стенах и на западной стене центрального нефа размещались портреты Ярослава.

Весь образ грандиозного п'ятинефного собора, увенчанного тринадцатью главами, имел наглядно воплотить идею прилученості Руси к мировой христианской цивилизации, к разумно упорядоченного мира.

Как и в черниговском соборе, в Софии Киевской столбы, пилоны, арки воспринимаются как единицы торжественного пространственного ритма, что охватывает все части колоссальной строения. Постепенно нарастая, он достигает кульминации при переходе из двухъярусных нефов в центральный подкупольное крест, который раскрывается на всю высоту четырьмя поднятыми к куполу підкружними арками. Арка и своды так высоко и круто вознесенные над пятками, так широко розчахнуті, а пролеты столь многочисленны, что именно пространственное ядро храма воспринимается как важнейший художественный элемент архитектуры. Оно перестает здесь сдаваться "пустотой" между раздвинутыми стенами и опорами.

Стягуючись к центральной підкупольної части, вливаясь в нее, пространство приобретает пластично определенной формы. Именно это движение фиксируется взглядом, который все время находит все новые перспективы и нигде не встречает плоскость стены. Там же, где взгляд может погрузиться в глубину пространства центральной главы и центральной апсиды, ему открывается поверхность мозаик, что зблискують золотом, и потоки света навстречу.

Композиция храма с его центральным внутренним пространством и пирамидально внешними объемам воплощает универсальный принцип объединения множества разновеликих частей в единое целое. Эта строгая иерархическая система является своеобразной моделью Божественного Пространства, очищенного от всего случайного, преходящего. В восприятии тогдашних людей храм выглядел зримым образом неба не земли.

Архитектура Киевской Руси - это не только культовые сооружения, но и искусство фортификационных сооружений и жилых зданий.

Монументальная архитектура - оборонительные сооружения для успешного ведения боя и защиты от действий врага. Для эпохи Киевской Руси она оставалась преимущественно традиционной - укрепление-городища обносили земляными валами и рвами с деревянными частоколами. Со временем эту фортификацию начали совершенствовать. Земляной вал насыпали на прочную основу. Вдоль него ставили по 4-5 клетей. На валу еще ставили "заборола" (щиты из дерева, позже из камня, которые защищали защитников от врага), в них устраивали узкие бойницы, через которые можно было стрелять из луков и бросать на напасника, что осаждал город, камни и лить горячую смолу.

В валах делали проезды с воротами. В Киеве во времена Ярослава Мудрого было трое таких ворот - южные Лядские, западные, позже названные Львовскими, и парадные Софийские Золотые. Переяслав имел также трое ворот - Княжеские, Епископов и Кузнецкие. В Новгороде-Северском - Черниговские и Курские ворота. Во Владимире - Киевские и Гридшині. Это в то время были сложные сооружения. Киевские Золотые ворота, например, имели два этажа: первый был собственно воротами в земляном валу со стенами, без отделки кирпичом и камнем, а на втором этаже была церковь Благовещения с баней, покрытой золотыми листами. Во Владимире-на-Клязьме также существовали Золотые ворота, напоминающие киевские. Такой тип укреплений был типичным для большинства городов Руси, о чем свидетельствуют археологические раскопки в Киеве, Чернигове, Белгороде, Путивле, Василию и других городах. Со временем на валах начали ставить вышки для наблюдения за окрестностями города, так называемые "сторожевые башни".

Археологическими исследованиями выявлено остатки ряда каменных зданий гражданского назначения. Их, правда, было не так много, как деревянных. По данным современной археологической науки старейшим архитектурным памятником, возведенным из камня в Киеве в середине X в., был дворец Игоря и Ольги. Это большое двухэтажное сооружение со стенами из камня и кирпича. Дворец украшали мраморные колонны, мозаика, фрески, позолота.

Владимирова эпоха характеризуется уже наличием значительного количества каменных гражданских сооружений. В Киеве обнаружены фундаменты трех больших зданий светского характера. Одна с ним имела большую центральную комнату. Это могла быть, по мнению исследователей, гридница (зал для приема гостей) или же тронный зал, в котором Владимир мог принимать послов и устраивать пиры. Археологами обнаружены останки домов возле Десятинной церкви. По их мнению, это, возможно, терем епископа и школа.

Немало каменных домов за князя Ярослава Мудрого значительно увеличивается. Был возведен новый княжеский дворец, который получил название "великого" или "Ярославова двора". Неподалеку бывшей Ирининской церкви обнаружены остатки большого каменного сооружения. Свои дворцы строили Изяслав, впоследствии сын Мономаха - Мстислав. Их архитектура нам неизвестна, но летописные свидетельства указывают на то, что они были двухэтажными, имели "сени" и галерею, соединявшую две половины здания, большие гриднице-залы, в которых происходили торжественные встречи послов, праздники и все такое. Остатки этих зданий свидетельствуют об их великолепие: имеющаяся орнаментация золотом, мрамором, мозаиками, фресками. Сам киевский "кремль" или "детинец" характеризовался наличием в нем многих каменных сооружений - это и двор митрополита, обнесенный каменной стеной, неподалеку от храма св. Софии, дворы многих бояр с теремами и "домашними" церковками и т.д. Летопись даже поименно обозначает, где и которые стояли здесь дворцы и другие сооружения, называет эти дворы - Бориславль, Воротиславль, Глебов, Чюдін, Ратьшин, Путятин и т.д.

Каменное гражданское зодчество ширился и за пределами Киева. Сегодня с уверенностью можно говорить, что были украшены пышными дворцами и Чернигов, Переяслав, Белгород и другие княжеские города. Правда, от этих зданий в лучшем случае до сих пор остались лишь фундаменты и обломки стен, но и они являются молчаливыми свидетелями того, что здесь во времена Киевской Руси стояли пышные, украшенные золотом и великолепными росписями княжеские дворцы.



Назад