Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Казачество как явление истории и культуры


На рубеже XVI и XVII веков в общественную и духовную жизнь Украины словно ворвался ветер перемен. Буквально на глазах одного-двух поколений другими становились политические реалии, образ жизни, образ мышления. Все то, что торувало себе дорогу в XVI веке, проросло и задействовало. Конечно, картина украинского мира, которую видим в эти века, формировалась на протяжении предыдущих времен, однако чрезвычайно много завесила Хмельниччина - как общенациональный подъем, связанный с освободительной борьбой, что подняло Украину с колен и возродило вкус к политической и культурного творчества. Возникло новое, соответствующее временные мироощущение. Изменился менталитет украинцев, потому что стал ощутимым связь времен: Украина - правопреемницей Киевской Руси - восстанавливала свою государственность, школу, язык, храмы. Ее художественный гений порождал литературу, музыку, живопись и архитектуру, в которых черты европейского Нового времени соединились с национальной спецификой и проблематикой. И все это стало возможным благодаря возросшему весе и авторитету, а значит и деятельности казачества.

На начало XVII в. казачество выступает уже хорошо зорганізованою национально-политической силой, с которой приходилось считаться мир. Незникаюча военная угроза, что в течение почти двух веков держала украинских мужчин в напряжении, произвела постоянную готовность к сопротивлению, соответствующую психологическую установку. Как писал М. Гоголь, Украина, где все границы пролегают полем, где нет ни одного природного защиты (ни рек, ни морем, ни горами), была всегда землей нашествий и опустошений - землей страха, и поэтому, говорил он, имея в виду казачество, в ней мог сформироваться только народ воинственный, отчаянный, сильный своим единением. С радостью бросал козак тишину и безопасность домашней жизни, чтобы прибегнуть к поэзии сражений и опасностей. Тогда был тот поэтический время, продолжает далее писатель, когда все добывалось саблей, когда каждый стремился быть действующим лицом, а не зрителем..."Vitа maxima et heroika" - так называет авантюрно-казацкий жизненный стиль исследователь В. Кульчицкий, противопоставляя ему "Vita minima" - стиль притаєного существования, сужение сферы жизненных контактов, отступления в себя, что тоже было характерно для части украинцев.

Историки порой сравнивают Запорожскую Сечь с рыцарским монашеским орденом. Добровольное лишение себя уюта и природных домашних радостей, готовность служить высокой идеи, общине, становиться на защиту слабого и гонимого - это действительно рыцарство. Именно в казаку, как пишет поэт и исследователь украинской культуры Является. Маланюк, родился неповторимый для всего славянского мира тип человека - как для Европы рыцарь ли джентльмен. Но казак - еще и герой, всегда готов к самопожертвованию, к подвигу, над все преданный казацком братству, сила которого для него выше, сильнее любви. Не удивительно, что в украинской ментальности понятие "казак" стало впоследствии мерилом стоимости человека. Ведь, по давней традиции, тот, кого называют казаком, - не обязательно военный человек. Это прежде всего "настоящий мужчина" - мужественный, с высоким чувством собственного достоинства, умный - как у Твардовского: "Эней был парубок моторный и парень хоть куда казак!".

Недаром историки называли Запорожскую Сечь республикой (правда с авторитарной властью), на русском Спартой, что растила национальное войско. Чужеземцы же того времени писали о ней как о "государство в государстве". В частности, польский хронист с сожалением отмечал, что это настоящая "Русская Речь Посполита", ведь она "назначал себе консулов и проконсулов, странные присяги совершала, от послушанию власти відприсягала, сама себе свои суды и казни устанавливала".

Тем-то понятно, что именно казачеству стало со временем под силу взять на себя оборону веры и прав, культуры украинского народа. Именно туда, где казачество подняло голос и делом доказало, что способно защитить православное население и его храмы (в частности, на Киевщине), униаты даже заглянуть не смели. Киев благодаря этому остался главным очагом православия. Здесь с 1620 г. был поставлен митрополит и другие православные церковные владыки.

До тех пор, пока Польша считалась с казацкими свободами, отважное и хорошо подготовленное войско Запорожской Сечи помогало польскому правительству одерживать победы в войне с турками. Однако после смерти Петра Конашевича-Сагайдачного и вплоть до Хмельнитчины для казаков снова наступили времена изнурительного отстаивания своих прав. И не только своих, ибо под тяжким игом находились и крестьяне, и мещане, и духовенство.

Ожидалась только искра, чтобы сразу вспыхнуло восстание. И тогда, как пишет украинский летописец, "наткнулись на одного человека, у которого отобрали пасеку, а и пасека наделала беды на всю Польшу". Тем мужчиной стал казацкий сотник - чигиринець Зиновий-Богдан Хмельницкий. С чисто украинской шутливостью говорит свидетель тех времен о начале Великой Освободительной войны 1648-1654 годов.

Эти годы Украина жила как самостоятельное государство: избран гетман правил с советом старшины и военным советом всем краем. Украина делилась на полки (их было по восемь на правом и левом берегах Днепра, позже, когда правобережная Украина отошла под Польшу и опустела, на левобережной стало десять). Каждый полк делился на сотни, к которым принадлежали города, поселка, села. В каждой сотни казаки, жившие в той сотни, выбирали сотника. Сотники с другой полковой старшиной и казаками того полка выбирали полковника. Старшина и казаки из всех полков на военном совете выбирали гетмана. Сотник в своей сотни, а полковник в полка имели власть не только над самими казаками, но и над всеми людьми, которые жили на соответствующей территории. При этом города имели собственный суд и управу (магистрат или ратушу), хотя с определенными делами могли обращаться к полковника или к гетмана. Важные дела полковник имел решать на совещании с полковой старшиной, а гетман с генеральной. В важнейших случаях гетман созвал не только полковников и старшину, но и военный совет - то есть простых казаков из полков. Военный совет могла и сама собраться в неотложных ситуациях, могла сбросить и гетмана. Подобный порядок имела и Слобожанщина: она тоже делилась на полки, но на нее не распространялась гетманская власть, ею руководили московские бояре. По Переяславской соглашением Москва обещала не изменять этого государственного строя - однако в дальнейшем при каждом удобном случае, при каждом новом гетману украинские права все больше ущемлялись, пока не были отменены вовсе.

И все же казачество в течение полутора веков играло не только выдающуюся политическую роль доблестного защитника свободы и прав украинского народа, но и силы, что ярко проявила себя в культурной жизни государства. Именно из казацкого среды вышла новая ведущая слой, новая национальная аристократия, новая интеллигенция, которая взяла на себя и утверждение собственной государственности (вся гетманщина и особенно Богдан Хмельницкий), и развитие образования, строительство и реконструкцию храмов, строительство общественных сооружений, занятие искусством и т.д.

Стремление наверстать упущенное Украиной за годы колониального существования побудило многих деятелей эпохи к активности в области культуры. Многие из казацкой старшины, например, увлекся организацией школ и мастерских при монастырях. Их благосостояние быстро рос благодаря мощной экономической поддержке казачества. Началось с того, что в 1620 г. до Киевского братства записался прославленный казацкий гетман Петр Конашевич-Сагайдачный, а с ним и все Войско Запорожское. Став ктитором (попечителем) Киево-братского монастыря, гетман прежде всего позаботился о создании при нем школы. За примером гетмана каждый казацкий военачальник становился ктитором некоего монастыря, церкви и дарил средства на строительство иконописных и ремесленных мастерских.

В этих условиях - борьбы за независимость, за развитие государственности и культуры - возмужал интеллект нации, родилась когорта выдающихся ее деятелей. Кроме уже упоминавшихся, это и Михаил Дорошенко, Кшиштоф Косинский, Иван Сулима, Пилип Орлик, Петр Могила, Иван Мазепа, были и другие личности ренессансного масштаба по силе страсти, умом, мужеством, образованностью, одаренностью. Хотя принадлежали они уже иной культурной эпохе - эпохе Барокко. Именно казацкие времена в истории Украины называют эпохой Барокко (с большой буквы, как Ренессанс, Просвещение), имея в виду не только художественный стиль, а значительно шире духовное понятие: мироощущение. Украинское Барокко оказалось созвучным историческом времени, что переживал народ, и поэтому так полно выразило и его философию и психологию, и эстетику. Более того, национальный вариант барокко в Украине прямо называют "казацким". Какие есть для этого основания?

Во-первых, именно казачество того времени было носителем нового художественного вкуса. Во-вторых, оно выступало в роли основного и богатого заказчика. В-третьих, казачество мало собственно творческую среду. По-четвертых, оно выступало творцом художественных ценностей. Среди них имеем: казачьи думы, песни, поэмы, казачий пляс, портрет, иконы, казацкие соборы.

Не удивительно, что и историками этой эпохи стали ее непосредственные создатели.

Конечно, большинство летописей писалась в монастырях, там они и переписывались. Один из таких манускриптов, датируется 1623-1627 p., называется Густинским (писан в Густыньском монастыре на Черниговщине). Считают, что душой этой работы был Захария Копыстенский, впоследствии архимандрит Киево-Печерской лавры. Хронологию событий в нем доведено до 1597 г. Казацкие летописи остались важным источником для изучения истории Украины. В частности, в науке широко известный летопись Самовидца, названный так в свое время писателем Пантелеймоном Кулишом. События летописи охватывают вторую половину XVII века: от начала войны против шляхетской Польши к событиям 1702 года. В нем упоминаются все выдающиеся казацкие поводыри, начиная от Богдана Хмельницкого и заканчивая Иваном Мазепой, полковники, генеральные писцы, обозные, сотники, польские шляхтичи, русские вельможи. По летописи Самовидца можно также изучать тогдашнюю географию Украины - здесь сотни названий различных населенных пунктов, где происходили те или иные события. Они написаны не отстраненно. С болью сообщал автор об осквернении татарскими набегами украинские села, о несправедливости людям со стороны польских жолнеров и русских воевод. Резкому осуждению подвергает он междоусобицы казацких главарей, попытки военных союзов с крымскими татарами, приводившие к ужасному разорение края. Автор летописи - человек независим в своих взглядах, хорошо знакома со всеми внутренними и внешними проблемами Украины. По мнению исследователей, автором этой летописи мог быть генеральный подскарбий Сечи Роман Ракушка-Романовский.

Через несколько лет после завершения летописи Самовидца начал писать историю казацкого края гадяцкий сотник Григорий Грабянка, который, несомненно, принадлежал к наиболее образованных людей своего времени. Свое повествование автор ведет в форме отдельных тематических "Сказанной", которые охватывают все основные битвы освободительной борьбы. Ему интересны не только события, но и мотивы, которыми руководствовался, в частности, Хмельницкий, идя на Переяславскую раду. Летописец передает и народные настроения, и легенды того времени, пересказывает события, которые происходили на Украине после смерти Богдана. С большой болью он описывает смерть гетмана. Есть у него и другие любимые исторические деятели - это гетманы Дмитрий Вишневецкий и Петр Конашевич-Сагайдачный, а также его современник фастовский полковник Семен Палий, что олицетворяет настоящий казацкий демократизм и имеет острое чувство ответственности за судьбу родного края.

Параллельно с Григорием Граб'янкою, начиная с 1690 года, пишет свой знаменитый - на четыре тома (которые увидели свет лишь в 1848 года) - летопись Самойло Величко. Он участвовал в походах запорожцев, работал в канцелярии казацкого войска. Высказывается предположение, что до начала своей службы он учился в Киевской академии. Известно, что после казни Кочубея он, как приближена к нему лицо, пробыл несколько лет в тюрьме. Величко положил себе за цель рассказать обо всех важнейших событиях в Украине в течение семи десятилетий. Но, оставаясь хроникой, то есть произведением сугубо историческим, этот летопись является и художественным, потому что здесь есть и лирические отступления, и авторские размышления, и отрывки из художественных произведений, и предания и легенды, пословицы и поговорки.

Вполне вероятно, что эти казацкие летописи вдохновлялись более ранней за печатью книгой "Синопсис, или короткое собрание ед различных летописцев". Название их была длиннее - в ней перечислялись почти все периоды истории "славеноросійського" народа. "Синопсис" стремился представить украинскую историю (иногда дополнением в нее входит и российская) с античных времен. По способу изложения материала он напоминал древние летописи, однако исследователи относят его к барочной культуры, ибо подчеркнута патетичность, пышность и торжественность высказывания, живой изложение событий, крылатые выражения, эмоциональность - приметы барочного стиля. Это была одна из самых популярных книг последней четверти XVII в. Она выдержала двадцать пять изданий. Относительно автора "Синопсиса" существуют разные версии: безусловно, имел отношение к его заключение ректор Киево-Могилянской академии, выдающийся писатель и проповедник Иннокентий Гизель; среди возможных авторов - выдающийся тогдашний историк, игумен Киево-Михайловского монастыря Феодосий Сафонович.

Только с 20-х годов XVIII в. начинается медленный "процесс забывания" военных времен, начинаются размышления и выводы о войне как дело нехристиянську, губительную. В значительной степени это, наверное, связано с участием в имперских войнах. Тем более, что российское правительство делал все для уничтожения своего недавнего союзника - казачества - перед закрепощением украинских крестьян: в 1720 году появляется первый указ против украинского языка; 1764 г. касують гетманство; 1775-и - разрушения Сечи, 1783 г. - пожалованная грамота дворянству и внедрение барщины.

Украинское казачество сходило с исторической сцены в состоянии глубокого разочарования. Это передает поэзия, живопись XVIII ст. Например, портреты братьев Иоанна и Иакова Шиян, датированные 1784 г.: они отказывались идти на службу к царю, не уступили своей принадлежностью к запорожцам. И держатся на портретах так уверенно и достойно, как будто ничего не изменилось в их жизни. И "изменяют" глаза - в них глубокую печаль и задумчивость.

Учитывая историю и культуру XVII-XVIII веков есть все основания полагать, что именно с казацкой идеологией свободы будь-что, раскованности сил, воли, сугубо казацкого вызова разным темным (что отождествлялись с вражескими) силам связан весь процесс пересмотра духовных ценностей и жизненных ориентиров, который длился в настоящее время вся кропотливая и грандиозная по масштабу сделанного деятельность выдающихся людей и, в конечном счете, всего украинского народа.



Назад