Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Новые процессы в духовной жизни: реформирование церкви и образования, развитие науки


Дискуссии, что их вели ранние полемисты, вспыхнули в условиях новой общественно-политической ситуации с новой страстью и с не меньшим размахом.

Направления, в которых обновлялась церковь, были подобны европейских реформационных. Прежде всего, произошло упорядочения церковной жизни на началах большей демократичности, что требовало нового поколения церковнослужителей - хорошо образованных, энергичных и подготовленных к пасторских обязанностей.

Первой прибегла к изменений униатская церковь, которая еще в конце 10-х годов XVII в. провела реформу монашества: вводилось, в частности, единственное послушание и однородность монашеского устава. Обязательным становилась философская и богословская образование монахов - новичков (новіціїв), потому что Василианский орден (в который сочетался обновленное униатское монашество) нацеливал - подобно ордена иезуитов - не на аскетическое самоуглубления, а на активную образовательно-миссионерскую работу.

Украинское православие ввело обязательные литургические правила и, подобно польского, чешского и других церквей, націоналізувалося. Последнее означало чествования собственных святых, подъем культа региональных реликвий и икон, использование местного христианского фольклора, что наполняло живым содержанием религиозное сознание украинца.

Образованием молодых монахов опекали и православные архимандриты. Самых способных посылали на учебу за границу в разные университеты Европы. Темами дискуссий продолжают быть опасность польско-католической духовной экспансии, влияние "латинской злоковарної мудрости" в образовании, образ жизни, ориентированный на Европу. И волновали и философские проблемы, наиболее актуальной из которых стало соотношение материальных ("земных") и духовных интересов. Представители полемической литературы вслед за Иваном Вышенским не принимали рационалистических идей нового времени, с недоверием присматривались к изменений в духе Ренессанса на Галичине. Священник Антоний Радивиловский, продолжая мысль Вишенского о "алчности телесные, которые воюют за душу", спрашивает: что больше разжигает свары и смятение, как не эти два слова: "мое" и "твое"? Мыслители этой когорты считают, что богатство, погоня за успехом, борьба всех против всех опустошают душу. Их оппоненты же относятся благосклонно к европейского выбора, пути к цивилизации, что культивирует активность и деловитость.

Как и в Европе времен Реформации, в Украине идет, как видим, уточнения христианских ценностей, хотя и в православном варианте. Чтобы розкути человеческие силы и направить их на конкретные мирские дела, следует преодолеть "византийские" традиции противопоставление религиозных интересов "земным", что порождало пренебрежительное отношение к образованию, славы, материальных успехов, прищеплювало сразу к деятельного и энергичного жизни.

Итак, духовные ценности стали предметом общественного внимания и критического осмысления. И это побудило прежде всего к реформированию и православную, и новообразованную униатскую конфессии как защитников определенных взглядов и моральных установок.

Лаврская типография в 30-70-е годы издала ряд книг соответствующего содержания. Среди них: "Патерикон" (автором которого был Сильвестр Косов) с житійними новеллами о печерских святых; "Тератургема" Афанасия Кальнофойского с описанием чудес, связанных с Киево-Печерским монастырем, текст молебна с поминанием святых, которые считались покровителями украинского народа.

Подъему православной церкви способствовала широкая поддержка ее со стороны общества, народа, а также личность киевского митрополита Петра Могилы. После десятилетий гнаності и едва не пребывания в подполье православной церкви во главе киевской митрополии стала человек уважаемый, равная среди равных в кругу первых лиц государства (происходил из молдавского княжеского рода) - человек, который прежде всего принялась реставрировать - преимущественно за свой счет - культурные и духовные памятники Киева. Реставрационные работы этого времени вернули из "подземной тьмы", как тогда писали, много храмов. Петр Могила забрал в униатов Софийский собор и монастырь, которые в то время стали подобны разрушенных крепостей. Их быстро отремонтировали. Вернули к жизни и другие храмы княжеской эпохи - Десятинную церковь, храм Спаса на Берестове, Михайловскую церковь в Выдубицком монастыре. Восстановление княжеских святынь свидетельствовало об преемственность традиций. Неслучайно в это же время фиксируется старое поверье, что пока в Софийском соборе стоит нерушимая стена с Богородицей-Орантой, до тех пор будет стоять и Киев.

Обновление коснулось и просветительской дела, и оно тоже сопровождалось острыми спорами.

Еще с первых шагов созидательной деятельности казачество заговорило о реформе образования. Почему? Ведь в Украине было традиционно много грамотных людей. По свидетельству иностранных путешественников, что их уже упоминали, все дети, даже сироты (а их было довольно много) учились грамоте. Для них существовали школы грамоты при церквях. Началам грамоты учили и странствующие дьяки. Братские школы (а в первой трети XVII ст., кроме уже существующих возникли Львовская, Одесская, Луцка, Винницкая, Немировская и др.) продолжали обучать основам православия, греческой, арифметики, астрономии, музыкальной грамоты. Здесь обучались на родном языке. Дети мелкой шляхты, состоятельных дворян, духовенства учились в основном в школах гімназіального типа, созданных униатским орденом василиан в Умани, Каневе, Овруче, Львове, Бучаче и других городах. Однако единой концепции обучения не было. Потому что в коллегиумах, которых тоже было немало на начало XVII ст., выкладывали уже по-другому, по общеевропейскими методиками гуманитарного образования. Так было и в протестантских (в частности, кальвіністських) гимназиях - в Дубецьку у Перемышля и Пановцах вблизи Каменца. Оживление дискуссии об образовании приходится на лето 1631 p., когда Петр Могила, тогда еще Киево-Печерский архимандрит, открыл собственное училище при Лаврском монастыре, сориентированное учебной программой и организацией (в частности, бесплатным обучением) на иезуитский коллегиум, а через год, объединив его с братским училищем, создал известную Киево-Могилянскую коллегию. Учились в ней не только католики-шляхтичи, но и православные (часто неимущие), поэтому в программе была и церковнославянский язык, а учеников православного вероисповедания освобождали от участия в католических церковных богослужениях. Итак, вырисовывается новый тип школы. Он противоречил старой форме образования, потому что было в распоряжении смещение ориентиров в западную сторону. Поэтому и активизировалась дискуссия о новой модели образования. Иногда ученый дискуссия набирает слишком воинственного характера. Особенно это касалось Киево-Могилянской коллегии. Чтение лекций на латыни в ней истолковывалось оппонентами как подтверждение того, что коллегия - совсем не православный учебное заведение, ее воспитанников бранно называли латинниками и униатами. Были предложения: если уж нельзя обойтись без иностранного языка, то пусть вместо латыни будет введена греческий и др. Здесь уместно остановиться на языковой ситуации, сложившейся в эти времена в Украине. В ней - благодаря различным школам - устанавливается полиязычность, что больше всего проявляет себя в литературе, которая творится тремя чужими языками: славянской (то есть на церковнославянском, разбавленной украинизмом), польском и латинском. Собственная же речь становилась лишь разговорным, считалась "простоя". Даже канцелярская и судебная лексика содержала все больше латыни и полонизмов, пока совсем не потеряла живой языковой колорит. Постепенно в сознании образованных людей возникала определенная иерархия престижности, первую строчку в которой заняла польский язык.

С одной стороны, полиязычность той эпохи создавала красочное и неповторимое интеллектуальную среду, в котором, например, Мелетий Смотрицкий писал на польском, Захария Копыстенский - славянской, Иван Домбровский - латыни. И языковая вариантность вносила и определенный хаос в мир стабильных религиозных, патриотических ценностей, что осознавалось деятелями тех времен.

Однако впоследствии, несмотря на дискуссии и колебания, устанавливает взгляд на образование реалистичный, соответствующий требованиям времени. Украине нужны были деятели разных профессий, разного масштаба - не только казацкая старшина и священнослужители, но и учителя, ученые, архитекторы, строители, хорошо осведомленные чиновники для различных государственных служб, дипломаты. Образование с частной дела человека становилась делом государственной важности. Тем-то какой ей быть - определялось требованиями общественной жизни.

Первой дала образец сочетания отечественных образовательных канонов с западной школой Острожская коллегия, где в учебный процесс были внедрены семь свободных искусств - грамматику, поэтику, музыку, риторику, арифметику, геометрию, астрономию, а также преподавания греческого и церковнославянского языка, латыни, элементов философии и теологии. Следом пошла Львовская братская школа. Украинское учительство повезло таким образом к гуманистического типа образования, который возник веком ранее в ренессансной Европе. Даже языка здесь начали изучать по методике ранних гуманистов, которые ввели в практику учебного процесса текстов античных авторов как стилистических эталонов, образцов для подражания.

Киево-Могилянская коллегия могла бы уже с самого начала своего основания называться академией, поскольку ее программа (за исключением курса богословия, который запрещала Польша) совпадала с программой университетов Европы. Однако только 1701 года она получила грамоту царского правительства России, которая формально подтвердила ее древние привилегии включать в своих учебных программ курс богословия и иметь самоуправления, как это было во всех высших учебных заведениях Европы.

Конечно, это не единственное высшее учебное заведение на то время в Украине. Большую роль в распространении образования на западноукраинских землях продолжает играть Львовский университет. Однако именно Киево-Могилянская академия стала самым влиятельным заведением восточнославянского православного мира. С Киево-Могилянской академии вышли философы и государственные деятели, поэты и историки, композиторы и медики, полководцы и юристы - много основательно образованных и талантливых людей. Среди них историк И. Гизель, поэт, ученый и общественный деятель Ф. Прокопович, писатель и философ Г. Сковорода. Ее воспитанников видим впоследствии среди преподавателей Московской Слов'-греко-латинской академии (более 15 преподавателей были украинцами), в Московском университете, среди организаторов книжного дела в разных городах Украины, России, Белоруссии, Болгарии, Сербии, по многим семинариях, кадетских корпусах и гимназиях (часто на должностях ректоров).

Принимали в академии молодежь всех состояний, ежегодно обучалось от 500 до 2000 студентов, возрастных ограничений не было. Для бедных учеников при академии существовала бурса. Курс обучения в Киево-Могилянской академии длился 12 лет и разделялся на 8 классов. Здесь изучали грамматику, поэтику, риторику, философию и богословие; изучали языки - славянскую, украинский литературный, греческий, латынь, польский; овладевали поэтическим и риторическим искусством; изучали классическую греческую и римскую, частично - средневековую литературу, историю, географию. Со временем в академии был введен курс русского, французского, немецкого и еврейского языков, чистую и смешанной математику (тригонометрию, физику, астрономию, архитектуру).

Академическая библиотека в XVIII в. насчитывала 12 тысяч томов и множество рукописной литературы и документов (до нашего времени сохранились лишь отдельные экземпляры), что делало ее выдающимся научным центром.

Академия была настоящим европейским центром науки. Здесь формировалась философская мысль славянского мира в целом. С академией, в частности, связана деятельность И. Кононовича-Дашкевич-горбатский, Г. Козачинського, уже упоминавшихся И. Гизеля, Ф. Прокоповича, Г. Сковороды, Г. Ломоносова, Я. Ковельского. В академии происходило становление украинского литературного языка, состояла литературная и поэтическая школа. Некоторые западные ученые (а также А.Д. Чижевский) считают, что во второй половине XVII - начале XVIII в. Москва представляла собой "литературную филиал" Киева. В XVI-XVII веках вообще немало украинских специалистов переселилось в Россию, что тоже свидетельствует о значительном культурное влияние тогдашней Украины (как и Белоруссии, кстати) на Россию. В частности, сохранились данные, что внутри XVII в. в России переехали 30 ученых-украинцев, 12 певцов, киевских художников - Симеона Полоцкого с учениками, например, или граверов, пекарей, воспитателей видим впоследствии в российских городах.

Академия учредила коллегии в Гоще, Виннице, Кременце, Чернигове, Переяславе и постоянно им помогала.

Эти коллегиумы, в свою очередь, становились местными просветительскими центрами. Так, Харьковский был центром образования Слободской Украины. А 1765 года при нем открыли дополнительные классы, где преподавали инженерное дело, артиллерию, архитектуру, геодезию, географию.

Вспомним и ее значение и авторитет в мире. Ведь здесь учились сербы, черногорцы, болгары, молдаване, греки, далматинцы и др. С 40-х годов XVII в. до основания Московского университета в Киеве получал образование молодежь из Москвы, Воронежа, Вязьмы, Вятки, Брянска, Калуги и других российских городов. Среди воспитанников академии были будущий грузинский писатель, сербский историк, автор первой румынской грамматики и ряд других известных в мире ученых и просветителей. Она поддерживала научные связи с образовательными центрами - Краковом, Магдебургом, Константинополем и т.д. Некоторые студенты и преподаватели Киевской академии учились в свою очередь в Польше, Франции, Италии, Англии, Германии.

На конец XVII века, следовательно, Украина имеет развитую образовательную систему, которая включала в себя начальную, среднюю и высшую школу высокого класса.

Однако на конец XVIII в. наблюдаем уже совсем другую картину. Через закрепощения и разорения крестьян большинство сельских школ на Левобережной и Слободской Украине прекратили существование. Впоследствии для непривилегированных слоев населения здесь, как и в России, возникают малые народные училища (двухгодичные) - в уездных городах и главные народные училища (пятилетние) - в губернских центрах. Первые из них открыли в Киеве, Чернигове, Харькове, Новгороде-Северском, Екатеринославе.

На Правобережной Украине и на западноукраинских землях, которые остались под властью Польши, прежде всего, упадок братские школы. После школьной реформы в 1776-1783 гг. на западноукраинских землях организованы начальные (тривиальные) и неполные средние (главные) школы, где, как правило, учили на немецком языке. В сельских школах при церквях тоже учили польской или немецкой, лишь в единичных случаях - на русском языке. Абсолютное большинство детей оставалась вне школы.

С потерей государственности первой, как видим, погиб хорошо поставленная образовательная дело в Украине.

И на протяжении своего существования образовательные учреждения, как и монастыри, способствуют книгоиздательскому делу. В XVII в. действовали типографии, которые принадлежали братствам, монастырям, магнатам, состоятельным лицам из духовенства и казацкой старшины. Это Острожская, Дерманська, Стрятинська типографии, типография в Крылос и др. В самом начале века основана Типография при Почаевском монастыре (которая существовала до 1917 г.), довольно долго действовали Унивская и Новгород-Северская типографии.

Наибольшей оставалась Киево-Печерская, которая способствовала распространению печатного дела не только в Украине, но и в России и Белоруссии. Издание ее распространялись в Московском государстве, Молдавии. Действовали также частные типографии Т. Вербицкого, С. Соболя, Г. Слезки, А. Желіборського и др. На конец XVIII в. типографии появились в Кременчуге, Днепропетровске, Николаеве, Житомире, Тульчине и в других городах. Выдающимися украинскими печатниками и издателями стали С. Будзинда, А. Скольский, Я. Шелига, С. Ставницький, странствующий печатник П. Люткевич и др.

Стоит вспомнить, что уже в XVII ст., а особенно в XVIII, кроме коллекций книг, картин, художественных изделий, которые хранились в храмах (Софийском соборе Киево-Печерском монастыре и т.п.) возникают большие частные собрания в замках и поместьях (Собеского в Жовкве, Синявского в Бережанском замка, Вишневецких в Вишневке, Разумовского в Батурине и др.).

Как видим, духовные процессы в Украине - обновление церкви, образования, оживление книгопечатания - вступают в этот период значительной интенсивности.



Назад