Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Формирование украинского национального самосознания


Возникновению и распространению украинского национального самосознания способствовало много факторов общественно-политического и культурно-образовательного характера. В частности, в конце XVIII в. импульс этому процессу дал ряд важнейших политических событий, имевших общеукраинское и общероссийское значение. Это - русско-турецкие войны за Северное Причерноморье и Крым (70-80-е годы), ликвидация Запорожской Сечи (1775 г.), отмена автономной казацкой административно-политической системы на Слобожанщине и Левобережье и юридическое оформление здесь в 1783 г. общероссийского крепостного права, насильственное присоединение Российской империей территории Правобережной Украины, а - Австрийской Галиции и Буковины (70-90-е годы). Расчленение, с одной стороны, и воссоединение, - с другой, территории украинского этноса, уничтожение последних опор его государственности сопровождалось также и его русификацией.

Важное место в пробуждении национального самосознания украинцев принадлежит творчеству первого классика отечественной литературы и драматургии И.П. Котляревского (1769-1838 гг.). Его перелицованная "Энеида", без воли автора напечатано 1798 p., была первой книгой, которая чрезвычайно высоко подняла в глазах украинского гражданства украинское народное слово. Своими же образами прошлой казацкой славы и современного горького крестьянской жизни она способствовала заинтересованности ними широких кругов украинской интеллигенции.

Кроме формальной стороны - литературного печатного слова, писаного народным языком, к тому же необыкновенно легкой, свободной и культурным, - поэма содержала в себе действительно ценное содержание. Из-за шутливой форме талантливой пародии, что описывала якобы троянских разгильдяев, просматривали другие образы и воспоминания. Украинские казаки также часто бродили мирами, не находя себе убежища - и горькие мысли должны были наводить воспоминания, что вызывались этим рассказом якобы о троянских бурлак. Из-за веселых и время грубоватых шуток и насмешек вставали образы "вечной памяти Гетманщины". Стоял народную жизнь, изображено с большой любовью и знанием, пробуджувались интерес и сочувствие к его проблемам.

Знаменитая "Энеида" основала новую украинскую литературу и сыграла огромную роль в осознании себя украинцами национально индифферентных людей.

И до сегодняшнего дня еще не оценен должным образом вклад "Энеиды" в сокровищницу мировой культуры. Шведский исследователь А. Єнсен (начало XX в.), перечислив ряд травестійно-пародийных обработок Вергілієвої "Энеиды" в истории европейской литературы, отмечает, что творение Котляревского не просто выделяется своей "самостоятельной оригинальной стоимости", но и превышает "и культурно-исторически, и языково, да и эстетически" всех своих предшественников. Превышает, потому что в ней наблюдаем "многосторонний образ всей Украины, народных обычаев и социальных обстоятельств", потому что украинское народное жизнь в ней "так всесторонне, а при том артистично" проработан. Превышает с точки зрения ее "реализм, национальный юмор и народный язык".

Процесс украинского национального возрождения на первом этапе (примерно до середины 40-х годов XIX в.) охватил крупнейшие культурные центры украинских земель, находившихся под властью Российской империи, - Харьков, Полтаву, Нежин, а впоследствии достиг Перемышль и Львов на территории Галичины, которая входила в состав Австрийской империи.

Как значительный эпизод из истории украинского возрождения, что имел место у самых истоков национального сознания, возникает ныне зарубежная поездка 1791 г. украинского помещика и российского поэта Василия Капниста и его переговоры с канцлером Пруссии о возможности получения от этой страны помощи в том случае, когда украинцы, "доведенные до края тиранией, что ее российское правительство, а именно князь Потемкин, совершали над ними,... попытаются сбросить русское иго". Ведь речь идет о деятеля, которого современники в зависимости от их взглядов уважали или ненавидели за страстный украинский патриотизм, чью знаменитую позацензурну "Оду на рабство" воспринимали в тогдашнем обществе как литературный выступление за "восстановление гетманского правления", а самого его считали таким, что "был готовый пожертвовать всем своим имением для благополучия Малороссии". Представители следующего поколения семьи Капнистов также были непосредственно причастны к национального движения. Они поддерживали связи с членами Кирилл-Мефодіївського братства, серьезно занимались украинским языкознанием, распространяли рукописи пронизанных свободолюбивыми идеями стихов Т.Г. Шевченко.

Национально-освободительные сюжеты из истории Украины привлекали внимание и классиков русской литературы Александра Пушкина и Николая Гоголя. Их произведения украинской тематике, не только художественно раскрывали образованным русским читателям богатый вековыми традициями украинский мир, но и способствовали подъему национального сознания самих украинцев. Достаточно весомый вклад в это дело внесли декабристы, в частности Кондратий Рылеев. В своей поэме "Войнаровский" он создает художественные образы реальных исторических деятелей - украинского гетмана Ивана Мазепы и его племянника Андрея Войнаровского, которых изображает патриотами и героями национально-освободительной борьбы в Украине. Такая трактовка этих образов не только полностью расходилось с официальной точкой зрения российского царизма и его идеологов, но и было неожиданным для многих современников поэта. Еще совсем недавно оно с предубеждением воспринималось и советскими историками и литературоведами.

Да и другие его произведения, в которых оспівувалася борьба украинского казачества, казацких героев против поработителей ("Наливайко", "Гайдамак", "Палей", "Богдан Хмельницкий", "Петр Великий в Острожске"), вполне импонировали тогда тем, кто заботился о утверждение и распространение украинского национального самосознания в массах. Среди них был Николай Маркевич, который профессионально занимался изучением истории Украины и стал одним из первых авторов фундаментальной многоязычной обобщенной труда по этой проблематике. В письме к К. Рылеева, написанном за три месяца до восстания декабристов в 1825 г., Маркевич от себя и от своих соотечественников восторженно заявил: "Вы преподносите целый народ, - горе тому, кто идет на унижение целых стран, кто осмеливается покрыть презрением целые народы. Но слава тому, кто прославляет величие души человеческой и кому целые народы должны отдать благодарность".

Отечественная война 1812 г. непосредственно затронул и судьбу украинского народа. Вызывая волну патриотических настроений против наполеоновского нашествия, она дала значительный импульс подъему национального самосознания в Украине. А среди прогрессивной российской общественности (независимо от национальности ее деятелей) пробудила романтизированный интерес к языку, фольклору и быта населения Украины. С этого интереса родились первые украиноведческие лингвистические и фольклористические труда (в свет их выпустили издательства Петербурга и Москвы). Это - грамматика русского языка, составленная ученым-языковедом из Сумщины Алексеем Павловским (1818 г.), сборники украинского песенного фольклора Николая Цертелєва, грузинского князя по происхождению (1819 г.), и Михаила Максимовича - воспитанника Московского и будущего первого ректора Киевского университета (1827 г.). Известный российский ученый-славист Срезневский Измаил начал свою преподавательско-исследовательскую деятельность в Харьковском университете. Как собиратель и издатель произведений украинского фольклора он вполне осознавал свою добровольную и благородную миссию популяризатора массовой украинского самосознания. Его статья "Взгляд на памятники украинской народной словесности" (1834 г.) - первый печатный публичное выступление в защиту украинского языка, ее права на неограниченное использование в литературе и науке. "Надежды на славу литературную" увидел Срезневский в творчестве украинских писателей, своих современников - Ивана Котляревского, Петра Гулака-Артемовского, Григория Цветка-Основьяненко.

Активным распространителем украинской культуры стал Николай Костомаров - также воспитанник Харьковского университета. С первых шагов своей карьеры ученого он настолько овладел в совершенстве на русском языке, что писал ней художественные произведения и на основе украинского фольклора выполнил два диссертационные исследования. Со страниц харьковского украинского альманаха "Новолуние" (1843 г.) Костомаров призвал своих современников на Украине писать сочинения, ориентируясь на интересы народных масс, внимательно изучать духовную культуру украинского народа, расширять тетрадь исследования, сделать украинский язык орудием науки и искусства. "Конечно, Гоголь, - отмечал Костомаров, - много выразил из малороссийского быта на прекрасном русском языке, но, надо сознаться, знатоки говорят, что многое то же самое, будь оно на природном языке, было бы лучше". И тут же ученый пророческое определил место в развитии украинского национального самосознания творчества тогда еще молодого поэта Тараса Шевченко: "Это целый народ, говорящий устами своего поэта".

И это, как отмечают исследователи, не случайность, что в XIX в. наиболее для утверждения национального самосознания сделал не государственный муж или воин, а поэт Тарас Шевченко, его гениальная творческое наследие. Выход в Петербурге 1840 г. сборника поэтических произведений Т. Шевченко "Кобзарь" был, бесспорно, знаменательной вехой в истории украинского культурного возрождения, а сама эта небольшая тогда еще книжка стала мощной движущей силой формирования национального самосознания многих украинцев. С тех пор в рукописных списках и духовных изданиях, в песнях, которыми становилось немало его стихов, творчество Шевченко начала проникать в самую гущу народных масс угнетенной царизмом Украины, пробуждать национальное достоинство людей. Причем такую же роль произведения основоположника новой украинской литературы и реформатора русского языка, которым по праву вошел в историю нашего народа Шевченко, играли и на украинских землях по другую сторону российско-австрийского государственной границы.

Накануне и в период демократической революции 1848-1849 гг. в Западной и Центральной Европе украинские прогрессивные общественные деятели Восточной Галиции имели все основания провозглашать: "если хотим вооружиться силой, давайте прислушаемся к громогласного Шевченко". В свою очередь, Шевченко и его идейным единомышленникам были известны имена и творчество таких выдающихся зарубежных славянских деятелей культуры, как Шафарик, Коллар, Мицкевич и др. А такие слов'янознавці, как Срезневский Измаил и Бодянский Осип, были лично знакомы с этими и многими другими ведущими представителями зарубежного славянского мира. Казалось, что освободительные идеи создания всеславянского федеративного союза носятся в воздухе, их вместе с идеями социального и национального раскрепощения украинского народа, ликвидации самодержавного и установления демократического строя, подъем массовой национального самосознания в Украине путем развития системы школьного образования и широкой культурно-образовательной программы было положено в основу деятельности Кирилл-Мефодіївського общества - нелегальной политической организации, ведущими деятелями которой были Василий Белозерский, Николай Костомаров, Пантелеймон Кулиш, Тарас Шевченко, Николай Гулак. Шеф жандармов граф А.Ф. Орлов, подытоживая следственные материалы, отметил, что члены общества стремились восстановить былую Гетманщину по возможности "в независимости от других славянских племен", что "общество почти потеряло из виду обширную цель объединения всех славянских племен и заботилось о Малороссии, ее народности, языке и даже независимости", что положения основного программного документа кирилл-мефодіївців - "Закона Божьего" выложены "в революционном коммунистическом духе".

На современном этапе независимого развития украинской государственности заключительное положение кирилл-мефодіївського "Закона Божьего" (то есть "Книг битія Украины..." М. Костомарова) звучит как пророчество, что сбылось: "И восстанет Украина из своей могилы, снова отзовется до всех своих братьев славян, и услышат крик ее, и встанет Слов'янщина, и не останется ни царя, ни царевича, ни царевны, ни князя, ни графа, ни герцога, ни сіятельства, ни превосходительства, ни господина, ни боярина, ни крепостного, ни холопа - ни в России, ни в Польше, ни в Украине, ни в Чехии, ни в хоруган, ни у сербов, ни у болгар. И Украина будет неподлеглою Речью Посполитой в Союзе слов'янськім". Михаил Грушевский в "Очерке истории украинского народа" так оценил историческое значение Кирилл-Мефодіївського общества: "...Здесь мы впервые видим попытки теоретического формирования украинской идеи в политической и общественной сфере в духе прогресса и свободы".

Пропаганду своих идей бывшие участники Кирилл-Мефодіївського общества восстановили в конце 50-х - начале 60-х годов в Санкт-Петербурге после отбытия десятилетнего ссылки. Конечно, они осуществляли ее теперь осторожнее и сознательно, и все же достаточно отчетливо, бескомпромиссно. Тогда в Петербурге находились важнейшие организации всеукраинского национального движения, как вот: кружок единомышленников и последователей Т. Шевченко, украинская типография Пантелеймона Кулиша, наконец, редакция первого украиноведческого журнала "Основа", материалы которого публиковались на русском и украинском языках и который фактически стал трибуной для пропаганды украинского национального самосознания.

Главным вопросом, который больше всего дискутировался на страницах "Основы", было национальное. В полемике с российской, польской, немецкой, еврейской реакционно-шовинистической прессой "Основа" отстаивала программу всестороннего развития национальной культуры, требовала создания в Украине широкой сети школ, введение в них обучение коренного населения на родном языке, указывала на первостепенное значение систематического издание этой языке научно-популярной литературы.



Назад