Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Роль творчества Т.Г. Шевченко в становлении украинской культуры


Творчество Т.Г. Шевченко открыла новый, высший этап в развитии украинской культуры. Ею был стверджений критический реализм в украинской литературе, начатый ее революционно-демократическое направление.

Имя Шевченко впервые стало известным на просторах Российской империи, когда полтора века назад в Петербурге вышла небольшая книжечка "Кобзарь". В истории Украины автор этого издания был исключительным явлением - он вышел из глубочайших недр трудового народа и получил всемирную славу.

Но именно происхождения еще не гарантирует преданности человека своей социальной природе до конца жизни (известный дворянский историк М. Погодин, например, по происхождению был крепостным). Тарас Шевченко был и оставался верным народу, никогда не разрывал с ним связи и в конце жизни с гордостью писал: " ... я по плоти и духа сын и родной брат нашего незадачливого народа".

Природа очень щедро одарила юношу - у него было два призвание: художника и поэта. Он начал творческий путь как художник, получил признание уже в молодые годы, а в конце жизни ему было присвоено звание академика. Однако преобладало в нем второе, основное и главное призвание - поэта, мало сказать - новатора, а поэта особой, необычной силы мысли, глубины чувства, могучей революционной страсти.

Сравнительно недавно стала известна одна из первых поэтических попыток Шевченко - стихотворение "Скучно мне, что мне делать?". От этих первых строк и до последнего предсмертного стихотворения "не бросят нам, племянница..." поэт высказывал думы, чувства и стремления своего народа. Вслед за "Кобзарем" появляется альманах "Ласточка", где также напечатано ранние произведения Шевченко, которые не вошли в сборник, в частности баллада "Причинна". (Теперь этой поэзией открывается "Кобзарь".) Уже первые пробы пера Шевченко со своей народностью, эмоциональностью были исключительно новым явлением в украинской литературе.

Прокладывая новые пути в литературном творчестве, молодой поэт не порывал резко со своими предшественниками и современниками. Наоборот, он подчеркивал свою связь, преемственность с теми, кто первый начинал новую украинскую литературу. Когда 1838 г. умер автор бессмертной "Энеиды", под впечатлением полученной известия Шевченко пишет элегию "На вечную память Котляревскому", в которой навеки определил значимость его вклада в культуру украинского народа и всего человечества. Так же высоко оценивал молодой поэт и первого прозаика новой украинской литературы Г. Цветок-Основьяненко. Он пишет писателю письма; прочитав его очерк о А. Головатого, обращается к автору с віршовим посланием "К Основьяненко". В. Жуковском посвящен раннюю лучшую поэму "Екатерина", а Есть. Гребешки - "Перебендю".

Шевченко творчески использовал богатейший опыт предшественников и современников в украинской, российской и зарубежной литературах, но в поэзию он пришел сказать свое новое слово. В шевченкознавчих студиях не раз были попытки указывать на некоторые литературные параллели, зависимость, влияния и т.д.

Бесспорно, у раннего Шевченко есть нечто общее с романтическим поэтикой. Но никогда, даже в молодые годы, поэт не терял своей собственной индивидуальности. Об этом веско высказался И. Франко в статье о "Перебендю": " ... гениальная натура нашего поэта умела воздействия те счастливо перетопить в одну органическую и глубокую поэтическую целостность" - в тот сплав, имя которому - Шевченко.

Весь "Кобзарь" неразрывно связан с народным творчеством. Это вполне естественно и понятно. Поэт вырос с украинского фольклора и никогда этих связей не порывал. Один из историков украинской литературы еще в дожовтневі времена писал: "С Котляревским к литературе вошел народ и сел в ней на углу, остаючись там и по сей день желанным гостем". Если о литературу к Шевченко еще можно было высказаться в такой способ, то с приходом Кобзаря народ в украинской литературе стал не гостем, а хозяином.

Всегда чувствуя неразрывную связь с народом, поэт смело черпал из устного творчества идеи, сюжеты, образы, ритмику. Это не "использования", присущее его предшественникам и современникам-романтикам, это не стилизация под фольклор, к которой прибегали многочисленные поэты к Шевченко, во времена его и после него. Элементы устного народного творчества (в определенной степени и бессознательно) впліталися в собственные думы и слова поэта. Иногда он мог позаимствовать из народной песни даже отдельные строки.

Чрезвычайная близость поэзии Шевченко до фольклора, в частности, к народной песне, давала основание некоторым критикам считать автора "Кобзаря" и народным певцом (создателем фольклора), и поэтом. Аполлон Григорьев - современник поэта - так писал о нем: " ... последний кобзарь и первый большой поэт новой великой литературы славянского мира". Конечно, выражение этот образный. Однако и в то время, и значительно позже можно встретиться с аналогичным, уже образным, трактовкой Шевченко, особенно в зарубежной критике. Автор "Кобзаря" - народный поэт в понимании безграничной преданности интересам народа, но не "простонародно-примитивный".

Усвоив все богатства передовой человеческой мысли, Шевченко вознесся на такую высоту, с которой мог повести народ за собой, показать ему путь к освобождению. Следует напомнить, что это не были времена крайнего абсолютизма, когда в Российской империи почти не было настоящего политической жизни, времена, о которых В. Белинский писал: "Только в одной литературе, несмотря на татарскую цензуру, есть еще жизнь и движение вперед". В такие мрачные времена только прогрессивные писатели могли своим словом выявить настроения крепостных крестьян, интересы самых широких масс населения в борьбе за элементарные права. Таким первым выразителем насущных народных интересов в украинской литературе стал Тарас Шевченко. Уже в ранних произведениях поэта оказались ведущие черты всего его творчества. Автор "Кобзаря" - прежде всего поэт современности, который живет интересами народа, разделяет его горе и радости, протестует против уродливых явлений жизни, призывает к свободе ("Катерина", "Причинна", "Тополь", "Утопленница", "Балагур", лирические поэзии).

Недовольство поэта-патриота удручающей действительностью побудило его обратиться мыслью в прошлое, к историческим темам.

Наиболее отчетливо революционный характер романтизма поэта оказался в поэме "Гайдамаки", появилась через год после выхода "Кобзаря". Поэма была осуществлением исполинского замысла, о чем свидетельствует философский стихотворный вступление и прозаическая предисловие (фактически - послесловие). Название говорила о том, что в ней будет воспета широкие массы народных мстителей - борцов против феодально-крепостнического и национального гнета. Хотя в поэме и изображены кровавые картины наказания шляхты гайдамаками, все произведение охватывает глубокая человечность, гуманизм:

 

Болит сердце, как вспомнишь:
Старых славян дети
Впились кровью...

 

В лирических отступлениях Шевченко напоминал читателям, что два братские славянские народы могли бы жить в мире и дружбе - "жить бы и брататься". А в предисловии он впервые высказал широкую демократическую идею единения славянских народов: "пусть рожью-пшеницей как покрыта золотом, не розмежованою останется навеки от моря до моря славянская земля".

Как и другие исторические произведения Шевченко, поэма "Гайдамаки" прочно связана с современностью. Описывая прошлое, поэт раз напоминает о настоящем, выражает недовольство пассивностью крестьянских масс, тем, что потомки не вспоминают о Гонта и Зализняка:

 

Тяжело! Трудно! Палач царит,
А их не вспомнят.

 

Здесь наблюдается явный политический подтекст, направленный против самодержавия, Николая И.

Все больше Шевченко становится известен как поэт и художник. Его произведения печатаются в журнале "Маяк" и альманахе "Молодой человек", выходят отдельными изданиями: "Гамалия", "Тризна", "Чигиринский Кобзарь", "Живописная Украина". Он еще внимательнее присматривается к жизни народа, настойчиво ищет новых путей в творчестве, в борьбе с общественным бедствием.

Шевченко выезжает на Украину, где не было четырнадцать лет, и постоянно путешествует. В 1845-1846 годах, находясь в городах и селах Правобережной и Левобережной Украины по собственной инициативе, а также по поручению Археологической комиссии, он закрашивает исторические места, старинные церкви и монастыри, руины, могилы и т. п. Его рисунки архитектурных памятников Переяслава, Чигирина, Субботова, Плотности, Полтавы и до сих пор сохраняют не только художественную, но и научную стоимость.

К восприятия и обобщения своих наблюдений поэт был подготовлен пребыванием в Петербурге. Начало сороковых годов И. Франко в статье о Шевченко назвал "эпохой великого перелома" в мыслях поэта. Он напомнил о передовую российскую литературу тех времен (Пушкин, Грибоедов, Лермонтов, Гоголь, Белинский, Герцен), о стремлении показывать действительность правдиво со всеми ее изъянами, будить в людях желание исправлять эти недостатки, вселять веру в возможность их преодоления. И. Франко напоминал о прогрессивную западноевропейскую литературу (Гюго, Жорж Санд, Стендаль, Бальзак, Диккенс, Теккерей), о переходе к политического радикализма, о поднятие общественных вопросов в литературе, о поворот к реализму. Свои аналитические размышления над творчеством Кобзаря этого периода Франко завершает известным обобщением: "Невозможная вещь, чтобы Шевченко, живя в то время в Петербурге, не имел также восхититься той большой волной постепенного движения, чтобы его горячая молодая душа не вернулась также в новом направлении, тем более, что и собственные его мужские симпатии издавна тащили его в ту сторону".

Еще в Петербурге Шевченко знал, что его ждет в Украине: " ... там кроме плача ничего не услышу". Но то, что он увидел и услышал, превзошло все его опасения. Страшное всенародное бедствие поразило сердце поэта, и у него вырвались первые горячие, страстные слова:

 

Свете тихий, края милый,
Моя Украина.
За что тебя осквернено,
За что, мама, гинеш?

 

Он не спешит печатать свои новые произведения, но старательно переписывает их в альбом "Три лета", будто готовя для грядущих поколений.

Резкого перелома в мировоззрении Шевченко не произошло - поэт был и оставался мужицким демократом, но демократизм этот приобрел более четкие, революционных рис. Так же он оставался народным поэтом, выразителем дум и стремлений трудящегося люда, но появляется и нечто новое. Поэт и раньше правдиво показывал действительность с ее изъянами, но теперь значительно расширяется диапазон его обобщений. Он по-новому переосмысливает и прошлое, и настоящее, отличает уже не отдельные недостатки, а неизлечимые язвы, страшные пороки, которые нечего исправлять. Во многих произведениях "трех лет" трудно отделить историческую тему от современной и наоборот. Все объединяется в один комплекс, в один синтез. Так рождается новый поэтический жанр, о котором метко сказал И. Франко: "Первый Шевченко... в своих поэмах "Сон" и "Кавказ" показал в России образці политической поэзии, показал также для всех будущих поэтов политическую дорогу, по которой следует ступать на том поле, и основу, с которой надо жить".

И это вполне справедливо. Поэзия "трех лет" - прежде всего политическая поэзия. Это разоблачение самодержавия и крепостничества как системы во всех без исключения ее звеньях, во всех аспектах - государственном, политическом, социальном, национальном, морально-этическом. О печатание этих стихов в условиях царской цензуры нечего было и думать. Шевченко охотно читает новые стихи из альбома "Три лета", дает их переписывать. Поэтому мы имеем многочисленные списки революционных стихов, которые распространялись в течение нескольких десятилетий, хотя этот альбом был похоронен в III отделе. Шевченко сам переписал поэму "Кавказ" для Адама Мицкевича. Этот текст был передан в Париж через члена Кирилл-Мефодіївського общества М. Савича и вручен поэту.

Известны различные подходы к оценке творчества поэта этого периода, но ясной выглядит мнение: Шевченко в эти годы является последовательным революционным демократом, поэтом-реалистом, хотя в его творчестве и теперь, и даже позже, сохраняются значительные элементы романтизма.

Далее развил Шевченко также и идею славянского единения, впервые высказанную в ранних произведениях. Он пишет историческую поэму "Еретик", или "Иван Гус", а до нее - посвящение "Шафарикові", где вопреки панславістам и слов'янофілам намечает широкую программу демократического объединения освобожденных народов:

 

Чтобы все слов'яне стали
Добрыми братьями,
И сыновьями солнца правды...

 

Это послание Шевченко передал Шафарикові. Есть разные мнения о том, когда именно он его передал: или к ссылке, или после ссылки. Но известно показания В. Белозерского, что послание попало к адресату: "Рассказывают свидетели, что И. Шафарик, читая это послание Шевченково, плакал благодарными слезами".

Нарушая и развязывая широкие общественно-политические проблемы в стихах "трех лет", Шевченко, как и в раннем творчестве, оставался нежным лириком. И в сатирических произведениях, и в поэмах, полных инвектив, революционного пафоса, есть немало лирических отступлений, в которых проявляется искреннее сердце поэта, чистота его чувств. Рядом с политической поэзией Шевченко создает лирические шедевры: "Дівичії ночи", "Маленькой Марьяни", баллады ("Лилея", "Русалка") и наконец поэму "Наймичка". Характеризуя литературные достоинства последней, И. Франко подчеркнул, что она " ... принадлежит к крупнейших триумфов правдивой штуки и должен считаться за лучшее доказательство великой гениальности Шевченко".

Каменщик написал это 1895 г. Но еще при жизни поэта, во времена создания стихов "трех лет", современники чувствовали то же самое. Интересен с этой точки зрения лист В. Белозерского к М. Гулака 1846 г. по поводу поэмы Т. Шевченко "Иван Гус": "Я поневоле приятно задумался над тем - какого гениального человека мы имеем в Тарасе Григорьевиче; ибо только гений посредством одного глубокого чувства способен угадывать и потребности народа и даже целого века, - к чему ни приведут никакая наука, ни знания, без поэтического огня".

Ссылкой в солдаты в далекие оренбургские степи, запретом писать и рисовать царизм пытался убить в Шевченко поэта и художника. Несмотря на суровый приговор власть имущих, Кобзарь пишет стихи и в каземате III отдела, и в Орской крепости, адресуя свои "захалявні" книжечки грядущим поколениям. Поэта-гражданина отмечала огромная сила убежденности в правоте своего благородного дела, вера и уверенность в том, что его "мережання" нужно народу, поможет его освобождению.

Несмотря на все тяготы ссылки, унизительности николаевской солдатчины, революционный дух Шевченко не был сломан: "Казнюсь, мучаюсь... но не раскаиваюсь". И он пишет новые выдающиеся произведения, в которых далее разоблачает несправедливый крепостнический строй, но в более типизированных образах ("Княжна", "П. С"). Новой была появление образов народных мстителей ("Варнак", "Если бы тебе пришлось"). Еще с большей страстью поэт борется против царизма, призывая к возмездия всем вінценосцям ("Цари").

Рядом с этими поэзией, преисполненными революционного пафоса, Кобзарем были созданы самые нежные жемчужины лирики - "Г. 3." ("Нет хуже, как в неволе"), "За солнцем хмаронька плывет", "Зацвела в долине", "В нашем раю на земле", "На Пасху на соломе", многочисленные песни, которые потом стали народными. В каторжных условиях не окаменевшие чистое, искреннее сердце поэта.

Второй арест, и второе, еще труднее ссылку не сломали Шевченко. Он не пишет стихов, но появляются русские повести. Они художественной силой не равны поэтическим произведениям, однако остаются ценным достоянием в наследстве Шевченко.

Крымская война, смерть Николая И вызвали определенную оттепель в общественной жизни Российской империи. Освобожден из ссылки благодаря ходатайству российских друзей, Шевченко восстанавливает поэтическую деятельность. В новых поэмах и інвективах заяснів всеми красками давний, уже широко гений. Пантелеймон Кулиш напечатал в "Записках о Южной Руси" поэму "Наймичка" и первым в прессе назвал Шевченко гением: "В его стихах речь наша сделала то большой шаг, который делается только совместными усилиями целого народа в течение длительного времени или чарами гения, который в своем лице воплощает врожденную художественность родного племени". В другой статье тот же автор, когда писал о мировое значение Шевченко, уже просто называет его имя рядом с Шекспиром, Шиллером, Мицкевичем, Пушкиным и Гоголем.

Тарас Шевченко становится известным за пределами Российской империи, прежде всего среди своих земляков за рубежом. Уже в сороковых годах произведения поэта попали в Галичину, здесь знали об аресте членов Кирилл-Мефодіївського общества. Через польскую прессу Шевченко становится известным во Франции. Важным и знаменательным фактом является выход в Лейпциге 1895 г. книжечки, в которой напечатано революционные поэзии: "Кавказ", "Завещание", "Разрытая могила", "Холодный яр" и др.

В ореоле славы поэт вернулся из ссылки в Петербург. Он предпринимает энергичные меры к напечатания большой книги "Поэзия Т. Шевченко, т. И", но цензура позволила выдать только ранние, уже печатные произведения под традиционным названием "Кобзарь". Однако поэт неустанно работал для будущего.

Творчество последнего периода жизни стала высшим этапом в развитии поэта. Как и ранее, страстная революционная страсть сочетается в нем с особенной, необыкновенной нежностью, лирической эмоциональностью ("Посажу коло хати", "Над Днепровской сагой", "Течет вода из-под явора"). Как и ранее, миновавшие цензуру произведения поэта распространяются в многочисленных списках, попадают за границу и печатаются там. Бессмертие творчества Шевченко заключается в том, что самые передовые для того времени революционные идеи были воплощены в гениально простую поэтическую форму.

В последние годы своей жизни Шевченко не мог не чувствовать, что весомые зерна, посеянные им, уже давали ростки ("Орю свой новину - убогую ниву! И сею слово. Добрые жатва когда-то будут!"). Он видел, как растет круг его соратников и единомышленников, читал в прессе о признании своих заслуг перед народом. М. Добролюбов в рецензии на "Кобзарь" назвал его первым настоящим народным поэтом, а М. Чернышевский считал Шевченко непоколебимым авторитетом, довел его мировое значение.

Сама смерть Кобзаря и захоронения его на Чернечей горе возле Канева стали фактором революционного движения. Он был основоположником новой украинской литературы, новой украинской культуры в целом. Но значение Шевченко далеко переросло пределы литературы и культуры. Наследие поэта, которая печаталась посмертно в отечественных издательствах и за рубежом, становилась фактором революционно-освободительной борьбы во всей Российской империи, в странах славянского мира. Революционные демократы использовали произведения Шевченко в борьбе против царизма, ими восхищались участники польского январского восстания 1863 г., их перепевали болгарские революционеры - борцы против турецкого ига.

Произведения Шевченко переводятся на русский, чешский, болгарский, сербский, хорватский, немецкий, французский, английский и другие языки. Заслуживает внимание издана на французском языке доклад о творчестве Кобзаря и ее определяющее влияние на развитие украинской литературы, преследуемой царским правительством, которая была подготовлена для участников Европейского литературного конгресса (1878 г.).

Высокую оценку произведениям поэта дали польский поэт В. Сирокомля, болгарский поэт Л. Каравелов, сербский поэт. Николич, французские ученые Е. Дюран и Л. Леже, шведский ученый Л. Єнсен, чешский ученый С. Неєдли и много других. В статье. Франко "Тарас Шевченко", которая была напечатана, кроме русского, еще и польском, немецком и английском языках, раскрыто величие и гениальность народного поэта, равного которому еще не знал мир. К таким выводам пришел и современный исследователь академик О.И. Белецкий, который, сравнив автора "Кобзаря" со многими зарубежными поэтами, писал: "В истории мировой литературы первой половины XIX ст. Шевченко, пожалуй, единственный поэт, который целиком сосредоточился на идее освобождения трудящихся и высказал эту идею с несравненной силой поэтического слова".

Творчество великого Кобзаря принадлежит к вечно живых явлений, которые не останавливаются на той точке, на которой застала их смерть, но дальше развиваются уже в сознании общества. Каждая эпоха выражает о них свое мнение, и как бы верно не поняла она их, но всегда оставит следующей эпохе сказать нечто новое и вернее, и ни одна не выскажет всего окончательно.



Назад