Электронная онлайн библиотека

 
 Культурология: украинская и зарубежная культура

Взаимоотношения личности и мира в украинском експресіонізмі


В рамках новеллистики происходило вызревания в украинской культуре 1890-1910-х гг. экспрессионистского мировоззрения. Неоромантизм с его стремлением прозревать духовное и абсолютное сквозь внешнее и изменчивое, проникать в глубинные состояния души человеческой, психические конфликты и страсти подготовил почву для составления такой художественной концепции. Ей под силу было передать отчаянное чувство одиночества человека во враждебном ей мире, социальной отчужденности, разорванности связей с себе подобными, которое на рубеже XIX в. стало постоянным спутником мыслящей личности (эти настроения отчужденности и уныния ярко воплощены в повести А. Плюща "Большое в малом и малый в великом"). Именно в пределах экспрессионизма были нарушены общечеловеческие, вечные, экзистенциальные проблемы бытия, жизни и смерти, боли и страдания, преступления и наказания, добра и зла, искупления и очищения, ответственности за каждый шаг. Именно в експресіонізмі "этнографическая" человек стал изображением человека вообще. Традиционный демократизм украинского искусства с его доминированием "мужичих" образов органично врос в стремление экспрессионизма "упростить" индивида к элементарных основ человеческого, к целостной "родовой" человека с естественными реакциями.

Влияние экспрессионистской концепции на препарирование темы боли, страдания как закономерного проявления жизни (в заявлении поэта П. Карманского "Все пустое - святой лишь боль"), удостоверяющий полноту бытия в условиях вечной текучести времени, не уничтожает человека, а, наоборот, возрождает ее, заставляя вернуться к своей природной сущности (библейская тема "концом радости бывает печаль" в опере Бы. Яновского "Суламифь"). Отсюда спокойное и достойное отношение к проблеме смерти, витализация которой происходит как момент душевного напряжения, преодоление жизненного излома (картина О. Новакивского "Две бабы размышляют над смертью"). Смерть, как и боль, может стать ситуацией обновление человека (подобное произошло с понятием першовартості у крестьянина из новеллы Л. Яновской "Смерть Макарихи"). В В. Стефаника, которого канадская исследовательница О. Черненко считала проводником экспрессионизма на украинской почве, смерть выступает как освобождение духа из тюрьмы тела (новеллы "Стратився", "Шкода").

Добыча экспрессии по внешней видимости, явленного факта в экспрессионистов происходит посредством сознательной деформации, которая отражает внутреннюю сущность. Так, мухи в предметных представлениях старой новеллы В. Стефаника "Самая-самая" превращаются в чертей, становятся знаком ужасно-безнадежного поединка человека со смертью. Резкая напряженность деформации. Стефаника (лицо "сдвигается примерно на плечи под рубашку", "лица деревіють", "головы падают в долину") ассоциируется с отделением частей, розірваністю плоскостей, словно разбитые зеркала в авангардном живописи (композиции В. Экстер, О. Богомазова и т.п.). Гипнотическое действие экзальтированных ритмов, осложнения гармонии, атональні последовательности, экзотически-примитивные напевы отмечают оперы Бы. Яновского ("Коломбина", "Суламифь", "Ведьма" и др.).

Цвет также становится источником экспрессии, в частности, красный цвет, используемый В. Стефаником в его новеллах, О. Новаківським во многих картинах для определения непобедимой жизненной энергии, он превращается в своеобразную духовную субстанцию.

Выразительная деформация образов, цветная напряжение, дисонансність мелодики, подчеркнута фактурность стали в экспрессионистов оригинальным пластичным инструментом. Он должен был проникнуть в самые сокровенные глубины человеческой экзистенции с его отчуждением личности от окружающего мира. Однако и на пороге смерти, греха, отчаяния, одиночества человек сохраняет в себе капли добра, чистоты, мужества, того, чем оправдывается ее существования и держится жизнь на земле. Таким воспринимается деревенский мальчик, что, несмотря на все, играет свою бесконечную мелодию на скрипке (картина О. Новакивского "Стрелецкая мадонна"). Вечная взаимодействие добра и зла, жизни и смерти, отрицание "черно-белого мышления, абсолютных идей и оценок, предоставление преимущества относительности, текучести всего в мире" - это сознание культуры XX века.



Назад