Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

1.4. Психология как наука о поведении


В этом контексте важным является учение Ивана Сеченова (1829-1905) о рефлекторное сущность психики. Его первый трактат «Рефлексы головного мозга» (1863), который вошел в книгу «Психологические этюды», имел большой резонанс в российском обществе, журналистике, литературе.

Сеченов не отождествлял психический акт с рефлекторным. Он указывал на сходство в их строении. Психологию называл родной сестрой физиологии, а не ее придатком. Он смог соотнести рефлекс с психикой благодаря тому, что само представление о рефлекс он радикально видоизменил, как и представления о психике.

Импульсом, который запускает в ход рефлекс, классические схемы считали физический стимул. За Сеченовым, начальным звеном рефлекса является не внешний, механический толчок, а раздражитель-сигнал. На различие между раздражителем-стимулом и раздражителем-сигналом нужно обратить особое внимание. Действие стимула ограничивало возбуждения нервных волокон. Сигнал играет двойную роль: он обращен и к организма, который его воспринимает, и к внешней среды, свойства которого он различает. Благодаря этому он информирует о организм ситуацию, к которой должны присоединиться рабочие органы (мышцы), которые, со своей стороны, обладают чувствительностью. В них встроен сенсорные приборы, которые передают в мозг сигналы о достигнутый эффект, заставляя, если необходимо, автоматически корректировать поведение.

Модель рефлекторной дуги Сеченов заменил моделью рефлекторного кольца. Если кольцо не замыкается, действие нарушается. Саморегуляция поведения организма с помощью сигналов - такой была физиологическая основание сєченовської схемы психической деятельности.

Среди главных достижений Сеченова выделяется центральное торможения, которое он открыл. К тому считали, что в головном мозге происходит только один нервный процесс - возбуждение. Сеченов обнаружил во время эксперимента способность головного мозга задерживать рефлексы. Это открытие он трактовал как нервный механизм психических функций - воля и мышление. Волевую человека отличает умение противостоять неприемлемым для нее воздействиям, какими бы сильными они не были, подавлять нежелательные поезда. Именно этого достигают благодаря механизма торможения.

Благодаря этому механизму возникают также незримые акты мышления. Сеченов писал, что «у самого сердца» он выносил мнение, согласно которому мышца является органом не только движения, но и познания. С его помощью организм воспринимает объекты внешней среды (в построении зрительного образа, например, важную роль играют мышцы глаз, которые непрерывно работают; они будто бегают по предметам), сравнивает, анализирует, то есть осуществляет операции, которые уже являются умственными. Механизм торможения задерживает внешнее выражение этих действий. Однако они не исчезают. Из внешних они становятся внутренними. Впоследствии этот процесс назвали інтеріоризацією (переходом извне внутрь).

Глубинные видоизменения в категории рефлекса открыли перспективу нового понимания предмета психологии. В труде «Кому и как разрабатывать психологию» (1873) Сеченов определяет психологию как науку о происхождении психических действий». Термин «происхождения» нужно объяснить. Задача науки, считали тогда, объяснить, каким образом происходят различные деятельности (восприятие, память, мышление и др.). Они строятся по типу рефлекса, то есть также является «тричленними» (имеют начало, середину и конец). Они включаются вслед за восприятием среды и его переработкой в головном мозге в ответ на работу двигательного аппарата. Впервые в истории психологии предмет этой науки охватывает не только явления и процессы сознания (или бессознательной психики), а весь цикл взаимодействия организма с миром, в частности, его внешние телесные действия.

Именно такое значение сєченовського понятие «психическая деятельность». Она, как и рефлекс, происходит объективно. Поэтому и для психологии единственно надежным объективный, а не субъективный (інтроспективний) метод, на котором базировались программы Wundt и Брентано.

Сеченов стал пионером науки, предметом которой является психически регулируемая поведение.

Новое понимание предмета психологии сложилось под влиянием трудов Ивана Павлова (1859-1963) і Владимира Бехтерева (1857-1927). Экспериментальная психология возникла на основе исследований органов чувств, поэтому предметом ее изучения считали продукты деятельности этих органов - ощущение. Павлов и Бехтєрев начали исследовать высшие нервные центры головного мозга, как органы управления поведением целостного организма в окружающей среде. Предмет психологии они считали не изолированную сознание, а изучение целостной поведения. Это направление приобрел известность под названием рефлексология, поскольку вместо ощущения как исходного понятия рассматривали рефлекс.

И. Павлов обнародовал свою программу 1903 года, назвав ее «Экспериментальная психология и психопатология на животных». Далее от слова «психология» ученый отказался, мотивируя обтяженістю этого термина наследством субъективной психологии сознания. Основным для школы Павлова было объективное изучение поведения.

Чтобы понять революционное значение учения Павлова о поведении, нужно учитывать, что он называл его учением о высшую нервную деятельность. Речь шла не о замену одних слов другими, а о кардинальном видоизменение всей системы категорий, которыми объясняли эту деятельность.

Если раньше под рефлексом понимали жестко фиксированную, стереотипное реакцию, то Павлов ввел в это понятие принцип условности. Отсюда главный срок Павлова - условный рефлекс. Это означало, что организм приобретает и изменяет программу своих действий в зависимости от условий - внешних и внутренних.

Внешние раздражители становятся для организма сигналами, которые ориентируют в среде, а реакция закрепляется только в том случае, если ее санкционирует внутренний фактор - потребность организма.

Модельный опыт Павлова заключался в выработке реакции слюнной железы собаки на звук, свет, форму и т.д.

Павлов открыл законы высшей нервной деятельности. За каждым, на первый взгляд несложным, опытом - система разработанных школой Павлова понятий (сигнал, временный связь, подкрепление, торможение, дифференцирование, управления и др.), которые дают возможность причинно объяснять, предусматривать и модифицировать поведение.

Идеи, аналогичные идей Павлова, изложил в книге «Объективная психология» (1907) Владимир Бехтєрев, который дал условным рефлексам другое название - соединительные. В убеждениях двух ученых были различия, но оба стимулировали психологов на коренную перестройку представлений о предмете психологии.

Под влиянием идей Павлова и Бехтерева возникает новый мощный направление - бихевиоризм, который утвердил поведение как предмет психологии. Поведение трактовали как совокупность реакций организма, обусловленных его взаимодействием со стимулами среды, к которой он адаптируется.

Кредо этого направления было отражено в понятии «поведение» (англ. «біхевіор»). «Отцом» бихевиоризма считают американского психолога Джона Уотсона (1878-1958), в статье которого «Психология, как ее видит біхевіорист» (1913) выражена манифест новой школы. В нем требовали «выбросить за борт» как пережиток алхимии и астрологии все понятие субъективной психологии сознания и перевести их на язык объективно наблюдаемых реакций живых существ на раздражители. Ни Павлов, ни Бехтєрев, на концепции которых опирался Уотсон, не придерживались таких радикальных взглядов. Они надеялись, что объективное изучение поведения, в конце концов, как говорил Павлов, прольет свет на «муки сознания».

Бихевиоризм называли «психологией без психики». Это направление предполагал, что психика идентична с сознанием. Тем временем, требуя устранить сознание, біхевіористи совсем не трактовали организм на лишенную психических свойств структуру. Они изменили представление об этих свойствах. Реальный вклад нового направления заключался в резком расширении сферы психологии. Отныне она изучала также доступны внешнем объективному наблюдению, независимые от сознания стимулы - реактивные отношения.

Изменились схемы психологических экспериментов. Их ставили в основном на животных - белых крысах. Как экспериментальные приборы, вместо прежних физиологических устройств, изобрели различные типы лабиринтов и «проблемных ящиков». Животные, которых у них запускали, учились находить из них выход.

Тема обучения, приобретения навыков путем проб и ошибок стала центральной для этой школы, которая собрала огромный экспериментальный материал о факторах, которые определяют модификацию поведения. Материал статистически прорабатывали, ведь реакции животных имели не жестко определен, а статистический характер. Менялось представление о законах, которые управляют поведением живых существ, включая человека. О человеке на основе этих опытов говорили как о «великого белого крысы», что ищет свой путь в «лабиринте жизни», где вероятность успеха неопределенная и где царит его величество случай.

Устранив из сферы своих исследований сознание, бихевиоризм неизбежно оказался односторонним направлением. В то же время он ввел в научный аппарат психологии категорию действия как не только внутренней, духовной (как было ранее), но и внешней, телесной реальности. Бихевиоризм изменил общий порядок психологического познания. Его предмет охватывал отныне формирование и изменение реальных телесных действий в ответ на широкий спектр внешних раздражителей.

Сторонники этого направления рассчитывали, что, опираясь на результаты экспериментов, удастся объяснить все природные формы поведения людей, например, строительство небоскреба или игру в теннис. Основа же всего - законы обучения.

Своеобразное понимание отношений между индивидом и общественным средой утвердилось во французской психологии. Личность, ее действия и функции объясняли социальным контекстом взаимодействия людей. Таким образом оказывается внутренний мир субъекта со всеми его уникальными признакам, которые предыдущая психология сознания принимала сначала как данное. Последовательное эту линию, популярную среди французских исследователей, развивал Пьер Жане (1859-1947). Первые его труды как психиатра касались болезней личности, которые выражаются в диссоциации идей и тенденций (разрыве связей между ними) в результате падения «психического напряжения» (Жане предложил называть этот феномен «психостенією»). Ткань психической жизни расщепляется в одном организме начинают жить несколько человек.

Жане ключевым пояснительным принципу человеческого поведения считает общение как сотрудничество, в глубинах которой рождаются различные психические функции: воля, память, мышление и т.д. В целостном процессе сотрудничества происходит разделение актов: один индивид выполняет первую часть действия, второй - другую часть. Один командует, другой - подчиняется. Затем субъект совершает относительно самого себя действие, к которой раньше заставлял другого. Он учится сотрудничать с собой, подчиняться собственным командам, быть автором действия, личностью, обладающей собственной волей.

Предыдущие концепции трактовали ВОЛЮ как особую силу, которая содержится в сознании субъекта. Жане и его последователи доводили ее вторичность, происхождение от объективного процесса, в котором непременно было представлено другого человека.

Это касается и памяти, которую изначально было предназначено для передачи поручений тем, кто отсутствует. Относительно умственных операций, то и они сперва являются реальными телесными действиями (в частности, языковыми), которыми люди обмениваются, совместно решая свои жизненные задачи.

А главным механизмом, который работает на возникновение внутренне-психических процессов, является інтеріоризація. Социальные действия по внешним объективно становятся внутренними, незримыми для других.

Отсюда возникает иллюзия их безтілесності и того, что они порождены «чистым» Я, а не системой межличностных связей.

Эта ветка психологических исследований сделала свой вклад в изменение трактовки предмета психологии. И далее рассматривая сознание как ядро изучение психологии, Жане и его последователи считали ее единицами не сенсорные (ощущения, образы), интеллектуальные (идеи, мысли) или эмоционально-волевые элементы, а социальные действия (сперва внешние, затем - внутренние).

Предыдущие концепции, для которых начальным пунктом был индивид как носитель психических актов и содержания, искали пути его социализации, т.е. привлечение к норм и правил жизни среди других. За Жане, вектор психологического изучения человека должно быть противоположным. Объяснять нужно не социализацию, а индивидуализации, то есть выяснять причину того, как из социальных актов и отношений, в гуще которых изначально существует индивид, формируется внутренний, личный план его поведения.

Итак, как составляющая предмета психологии появилась социальность, которая влияет на поведение личности.



Назад