Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

5.3. Уровне ненормативного психического развития


Ненормативність психического развития оказывается на уровнях организма, индивида и личности.

Для уровня организма психическое развитие можно охарактеризовать через функции психики: познавательную, регулятивную, инструментальную. Среди них познавательная дает примеры задержанного и опережающего психического развития.

Задержанному психическом развитии (ЗПР) характерно отставание темпа становления познавательных процессов. Младший школьник может обладать развитым вещанием, запоминать стихи и сказки, справляться с задачами, которые нуждаются в практических навыков, но плохо читать, писать, считать. Не пользуется он и приобретенными знаниями, хотя неплохо решает задачи, требующие применения чувственного опыта.

Сюда же относятся различные формы инфантилизма (лат. infantilis - детский), признаками которого является незрелость эмоционально-волевой сферы, утомляемость, отсутствие инициативы и ответственности, капризность. Однако зачастую задерживается именно познавательная деятельность.

В процессе экспериментального обучение дети этой категории, в отличие от умственно отсталых (тип дезонтогенезу - недоразвитие), впоследствии начинают демонстрировать удовлетворительную научуваність - способность к обучение. С возрастом задержку главным образом преодолевают.

Анализ электроэнцефалограммы активности мозга таких детей свидетельствует о незрелости его функциональных блоков. Это касается прежде всего блока программирования, регуляции и контроля деятельности. В его работе есть проявления функциональной асимметрии в сторону правого полушария и недостаточной активности лобных долей. Замедленным также время передачи сенсорной информации до левого полушария с правой, в связи с этим восприятие осуществляется преимущественно через последнюю.

Эти данные согласуются с мнением о том, что «стойка задержка психического развития имеет органическую природу». Итак, ЗПР вызывают «резидуальная (остаточные) состояния после полученных во время внутриутробного развития, во время родов или в раннем детстве слабковиражених органических повреждений центральной нервной системы, а также генетически обусловлена недостаточности головного мозга».

По результатам психологических исследований, у детей с ЗПР часто несформированные сенсорные эталоны, вследствие чего им трудно различать близкие по звучанию слова, а для их зрительного восприятие характерна малая скорость перцептивных действий. Это объясняет то, почему, даже имея нормальный слух и зрение, такие дети замечают меньше окружающих предметов, чем их сверстники с нормативным развитием. У них снижена также устойчивость внимания, причем в одних показатели внимания в процессе выполнения задания постепенно снижаются, в других сосредоточение внимания наступает лишь после выполнения неких действий или происходят периодические колебания устойчивости внимания. Сниженным есть также такие свойства внимания, как переключение и распределение.

Заявляет о себе фундаментальная закономерность психического развития. Однако если в норме уровень опосередковування постепенно растет, то у детей с ЗПР обнаруживают его задержку. На примере памяти - это преобладание механического запоминания над произвольным. Даже в подростковом возрасте дети с задержкой психического развития в основном ориентируются на механическое запоминание и почти не используют возможностей перестроения материала. На примере мышление - наглядно-действенное преобладает над словесно-логическим: дети не анализируют условия задачи и сразу же, не планируя своих действий, осуществляют попытки наглядно-образного решения.

Эти особенности объясняет в своей культурно-исторической теории Л.С. Выготский. Во всех этих ситуациях натуральная линия развития преобладает культурную, то есть оказываются биологические условия психического развития, препятствующих процессам опосередковування. Зато на первый план выходит недоопосередкованість - в виде недоразвитие познавательной функции психики. С позиций этой теории, причины недоопосередкованості заключаются, с одной стороны, в неудовлетворительной организации совместной деятельности ребенка со взрослым, а с другой - в процессах інтеріоризації, не обеспечивающих своевременного перехода ребенка от натурального к культурной линии развития. Поэтому в познавательной деятельности преобладают естественные, к тому же с пониженным темпом функционирования, механизмы.

Упреждающий психическое развитие есть в этом аспекте противоположностью задержанного. Познавательная функция здесь чрезмерно опосредованное, о чем свидетельствуют, например, явления психической акселерации и еще ярче - одаренности. Одаренным детям присущи высокий уровень познавательной активности, стремление к творчеству, уже с 6-летнего возраста ведущей характеристикой их мышления является проблемность - поиск несоответствий и противоречий. Главное то, что они используют оригинальные и разнообразные способы познавательной деятельности, поэтому продуктивно мыслят, в совершенстве владеют приемами запоминания, их характеризует произвольность внимания и в целом они «умеют учиться».

Итак, ведущей закономерностью ненормативного психического развития на уровне организма есть отклонения степени опосередкованости познавательной функции психики за счет недоразвитие (надрозвинення) познавательной деятельности ребенка.

Регулятивная функция демонстрирует ту же закономерность, но на примере поведенческих реакций подросткового возраста, что отличаются от нормативных реакций систематичностью.

Эти реакции свидетельствуют, что потребности и эмоции, которые отражают отношения между потребностями и жизненной ситуацией подростка, непосредственно проявляются в поведении. Внутренние механизмы опосредствуют эмоционально-волевую сферу подростка, недоразвитые.

На это же указывают типы эмоциональной незрелости подростков. Среди них эмоционально неустойчивые - отсутствие определенной линии поведения, зависимость от ситуации, неорганизованность, неспособность к длительным волевых усилий, выбор действий, которые обещают быстрый успех, внушаемость.

Электроэнцефалограмма таких подростков показывает незрелость их мозга, познавательная деятельность в них так же недоразвита, как и у детей с ЗПР. Они часто прибегают к реакций имитации отказа, гиперкомпенсации.

Эмоционально возбуждающие агрессивные подростки, конфликтные, склонны к реакции оппозиции. Уровень познавательной деятельности у них снижен (часто через педагогическую запущенность). У подростков с развязностью поездов недоразвитая воля, понижен уровень саморегуляции и самоконтроля, нередко они воруют привлекательные вещи, демонстрируют реакции, обусловленные сексуальными потребностями.

Практически во всех эмоционально незрелых подростков диагностируют минимальной мозговой дисфункции, проявляют неправильное воспитание. Следовательно, в случае ненормативного развития регулятивная функция недоопосередковується за счет недоразвитие эмоциональной сферы. Эмоции служат здесь прямым выразителем потребностей подростка.

Ненормативність инструментальной функции заключается в типах акцентуации, которые отличаются от психопатий (тип дисгармоничного дезонтогенезу) ситуативністю, нестабильностью, временной социальной дезадаптацией. С возрастом акцентуации вписываются в общую картину.

Со временем признаки психической ненормативності на этом уровне становятся менее заметными, однако отчетливей становится ненормативный развитие на уровне индивида.

Уровень индивида. Ненормативність на этом уровне характеризуют психические новообразования, которые отражают отсутствие социальных условий, необходимых для полноценного развития ребенка. Наиболее чувствительная к ним потребность в общении: в случае ее недовольство страдают самосознание, открытость миру, формы общения, ориентированные на личность другой, привязанность.

В формировании таких новообразований существенную роль играет неправильное воспитание. Жестокие дети не обращают внимания на желания других, дерутся, выбирают партнеров среди слабых и меньше себя. Гиперопека сдерживает формирование ответственности и других, связанных с волею, свойств. Попустительство предопределяет неадекватен уровень притязаний, вредит умению самостоятельно выдвигать цели и достигать их в совместной деятельности, развивает жадность. Завышенные требования нередко вызывают неврозы. Жестокость порождает пассивных, безынициативных, лживых или жестоких людей.

Итак, неправильное воспитание - своеобразная социальная ситуация развития, что приводит к формированию ненормативных свойств характера - социально осуждаемых способов удовлетворения потребностей. В частности, жестокость - неспособность к эмпатии - может быть способом удовлетворения потребности в самоутверждении через унижения другого. Жадность - ненасытное стремление к присвоению определенных предметов и средств их достижения - потребности в освоении мира.

Лживость, которая начинается с попыток ребенка то скрыть, перерастает в устойчивую тенденцию к формированию в окружающих образа идеального Я - потребности быть личностью. Формирование таких свойств приходится на сенситивный период возникновения соответствующих им потребностей.

Неполное воспитания также ограничивает социальную ситуацию развития ребенка, потому что нередко его результатом является привередливость, упрямство. К тому же, в подростков, как отклик на отсутствие отца, формируется неполная, а порой и неадекватная половая идентичность, они уклоняются от тесных контактов с окружающими, могут отказываться от самоопределение, выбирают негативные образцы для подражания.

Условное воспитания, которое сопровождает отсутствие матери и быта, в общем пагубно влияет на психическое развитие.

Неудовлетворенность потребностей порождает механизмы психологической защиты, которые должны снизить чувствительность ребенка к факторов, влияющих на них, и обеспечить ее социальную адаптацию. Однако новообразования, возникающие при этом (способы такой адаптации), имеют компенсаторный характер и поэтому является, скорее, квазінормативними (от лат. quasi - вроде бы) свойствами характера. Они не могут в полной мере компенсировать отсутствие нормативных свойств: в критических жизненных ситуациях индивид будет прибегать к «естественным» для него способов удовлетворения потребностей. Да и в любом случае психологическая защита ограничивает возможности человека, заставляет ее защищаться от мира, вместо того, чтобы продуктивно взаимодействовать с ним.

Итак, свойства характера, которые возникают на почве неправильного, неполного и условного воспитания, являются ненормативными психическими новообразованиями. Как и нормативные, они порожденные деятельностью в определенной социальной ситуации развития, в процессе которой возникают и новые потребности и новые способы их удовлетворения.

Но если в первом случае это социально приемлемые способы, то и во втором - такие, что не отвечают социальным нормам. Именно с позиций последних соответствующие этим способам свойства характера квалифицируют как ненормативные. Среди них жестокость, жадность, лживость и нередко становятся основой противоправного поведения. Не случайно 85% тяжелых насильственных и 50% всех других преступлений непосредственно связанные с деформацией сферы потребностей лиц, которые эти преступления совершили.

Следовательно, если на уровне организма является недоопосередкованість (надопосередкованість) деятельности за счет недоразвитие (надрозвинення) функций психики, то на уровне индивида - опосередкованість за счет ненормативных (квазінормативних) свойств характера.

Уровень личности. За ненормативным психическим развитием на этом уровне находятся процессы закономерного осложнения и перекрещивания видов деятельности, выхода индивида за имеющиеся ограничения, выработка определенной позиции и создание собственной философии. Однако если психическая норма - это творчество, гармоничный образ мира и, самое главное, - поступок, то отклонением от нормы будет самореализация на вред другим, конфликтный образ мира, проступок как поступок, противоречащий нормам морали.

Механизмы проступка, как и любого акта выяснения отношений человека с миром, - в отношении между потребностями и ситуацией их удовлетворения. В рамках этого отношения формируются свойства характера (и нормативные и ненормативные): потребность обнаруживает себя в найденных и отработанных в социальной ситуации развития способах ее удовлетворения. Осуществляя проступок, индивид ненормативным способом удовлетворяет некую потребность. Однако проступок часто не вытекает из свойств его характера, более того - проступком индивид отрицает их и именно так заявляет о себе как о личности.

Потребности, которые порождают проступок, принадлежат к особому виду - потребностей личности. Как и любые другие, они возникают в пределах определенной деятельности, удовлетворяются в ней, в ней же и обогащаются - требуют для своего удовольствия каждый раз более широкого круга предметов. Итак, потребность - всегда тенденция к поиску новых связей с реальностью. Однако если органические потребности - это стремление к все более совершенной адаптации, індивідні - к освоение, то потребности личности - к воплощению своего «Я» в мире.

В процессе деятельности потребности личности опредметнюються и становятся мотивам - конкретными связями индивида с миром. Мотивы вроде втягивают индивида в жизненную ситуацию, одновременно расширяя ее пределы. Однако ситуация нередко сопротивляется его активности и заставляет индивида хотя бы в идеальном плане выходить за имеющиеся ограничения. Этот план получает свою логику развития и на грани столкновения с ситуацией порождает тенденцию воплотить свое «Я» вопреки ситуации. Это уже потребность личности, которая ищет свой идеальный мотив. Им может быть определенный образ мира, который все больше дистанцируется от образа восприятия. Чувственное вступает в противоречие с абстрактным.

Это меняет содержание соответствующей деятельности - она становится полімотивованою: внешне сохраняет предыдущую направленность, а внутренне содержит идеальные мотивы, которые дестабилизируют ее. Они перекрещиваются с мотивами, что реально побуждают деятельность, и это делает мотивационную сферу индивида противоречивой и насыщенной конфликтным смыслом. При этом потребности личности не находят воплощение в реальных мотивах и поэтому остаются неудовлетворенными. Это предпосылки надситуативної активности - поступка или же проступка.

Если через ПОСТУПОК индивид выходит на продуктивный уровень жизни, то через ПРОСТУПОК - на деструктивный. Если поступок - это надситуативна активность как творчество, то проступок - как адаптация.

Общность механизма исполнения и проступка не исключает своеобразия мотивационной сферы индивида, который прибегает к проступка. Наверное, потребности личности в этом случае настолько доминируют над органическими и індивідними, что становятся гіперпотребами. Стремление воплотить свое «Я» в действительности, заявить о себе подчиняет себе все остальные тенденции индивида. На этой почве развивается эгоцентризм - ориентация лишь на свое «Я», неспособность сопоставлять свои желания с интересами других. Все отношения индивида с миром вокруг его центрируются потребностей личности. Образ мира вроде преломляется через «Я» и меняется в зависимости от состояния самосознания.

Основания для этого явления появляются еще в раннем онтогенезе - под влиянием неправильного (завышенных требований, гіперпротекції и т.п.), неполного и, особенно, условного воспитания. По крайней мере нормативный психическое развитие на этом уровне - это постепенная децентрація отношений ребенка с миром: последний предстает в своем независимом от ее потребностей существовании. Соответственно ребенок осознает свою зависимость от мира, соотносит свое стремление с возможностями и требованиями взрослых.

В то же время ненормативный развитие - это фиксация на удовлетворении собственных потребностей, которые вследствие этого становятся центром отношений ребенка с миром. Решающим фактором здесь является первый компонент. Если поступком индивид выходит за пределы отношение «потребности - ситуация» и создает новую социальную ситуацию развития, то проступком - меняет ситуацию в соответствии со своими потребностями.

В отличие от нормативно-децентрованої личности, ненормативная личность є эгоцентричным, ее отличает эгоцентричная позиция - отношение к окружающим как к средству достижения собственных целей, тогда как децентрична позиция, наоборот, является отношением к другому как к цели. Проступок отображает эгоцентричную позицию, поступок - децентричну.

Итак, проступок - надситуативна активность как адаптация на основании эгоцентрической позиции. Осуществляя проступок, индивид так или иначе наносит вреда окружающим; решает свои проблемы за их счет. Это аморальное действие, которое может быть и преступлением, хотя отнюдь не каждый преступление является проступком. Его могут совершать акцептуйовані подростки и носители ненормативных свойств характера. Немало среди преступников и лиц с признаками психического дезонтогенезу. Перекрещивания отношений индивида с миром активизирует процессы сознания и самосознания, заставляет его создавать образ ситуации, что сложилась, и искать в нем место своего «Я». Децентрована личность сопоставляет образ ситуации и свое «Я» и поступком создает новую ситуацию. Эгоцентричная подчиняет этот образ своим потребностям, осуществляет проступок - использует ситуацию на вред тем, для кого она также жизненно важна. В свою очередь, это предполагает работу сознания, ведь проступок, как и поступок, происходит за разнонаправленных мотивов: одни побуждают к продолжению деятельности в прежнем направлении, другие - к удовлетворению актуализированных потребностей.

Эта работа заключается в поиске способов оправдание проступка, и ее может сопровождать осознание конфликтного смысла значений сознания, угрызений совести. Для индивида, который поднялся до уровня личности, несет бремя ответственности за содеянное перед собой и людьми, характерная конфликтная сознание і самосознание.

ПРОСТУПОК вытекает не из сознания, а из реальных отношений индивида с миром, уровень жизни, за которого он возможен, является собственно психологическим. Как и уровень нормативной личности, он имеет собственную логику - логику психической причинности. Биологические и социальные условия психического развития характеризуют в этом случае более низкие уровни жизни.

Нормативное (по нормам нравственной культуры) при таких условиях будет приводить к социальной дезадаптации. Индивид будет вынужден или же осваивать конкретно-исторические социальные нормы, или же ориентироваться на общечеловеческие, заранее обрекая себя на поступки, которые будут расценивать как проступки.

И чаще всего проступком индивид вмешивается в сферу межличностных отношений. Утверждая эгоцентричную позицию, он создает себе лучшую жизненную ситуацию, обедняя ситуацию другого осуществляет: деятельность, новые мотивы которой «пересеклись» по мотивам других людей. Разрывая отношения с близкими людьми, индивид, возможно, и завоевывает себе новую ситуацию жизнь, но вредит им: решает свои проблемы за их счет. Выступая против коллеги, поведение которого противоречит групповым нормам, индивид укрепляет свой статус, однако делает это, пренебрегая его интересы. Нормы общечеловеческой морали дают основание квалифицировать эти акты как проступки. Итак, ненормативный психическое развитие является особым типом онтогенеза, что происходит, в зависимости от уровня жизни, в пределах между психической нормой и психической аномалией за биологических, социальных и психологических условий (рис. 5.4.).

Уровне

Условия

Содержание

Характер

Тип

Форма

1

2

3

4

5

6

Организм

Биологические, социальные

Познавательная функция, регулятивная функция, инструментальная функция

Недоразвитие (надрозвиненння) функций, аномальное развитие, темперамента, эмоций, воли

Задержанный, опережающее, эмоционально незрелый, акцентуированный

Деятельность, что недоопосередкована (надопосередкована) через недоразвитие (надрозвинутість) психических функций

Индивид

Социальные

Потребности

Аномальные свойства характера

Связи аномальных свойств характера

Деятельность, что опосредованная аномальными свойствами характера

Личность

Психологические

Мотивы

Эгоцентризм

Эгоцентричная личность

Проступок

Рис.5.4. Ненормативный психическое развитие.

На уровне организма, на почве незрелости (ранней зрелости) физиологических систем - это недоразвитие (надрозвинення) функций психики. На уровне индивида на первый план выходит социальная ситуация развития ребенка, что способствует формированию ненормативных (квазінормативних) свойств характера. На уровне личности, где уже действует собственная - психологическая логика развития, ненормативність оказывается в проступка, к которому удается эгоцентричная личность.

Следовательно, на основании системно-деятельного подхода создано теоретическую модель ненормативного психического развития. При этом систематизированы соответствующий эмпирический материал психологии развития, что является критерием адекватности подхода к реальности, которую он должен описывать и объяснять.

 

Литература:

1.  Ананьев Б.Г. О соотношении способностей и одаренности / / Проблема способностей / Под ред. В.Н. Мясищева. - М.: АПН РСФСР, 1962. - С. 19 - 39.

2.  Антонова-Турчанко А.Г., Дранищева Э.И., Дробот Л.С. Психологическая диагностика и коррекция личности трудновоспитуемых детей и подростков. - К.: ИСИО, 1997.

3.  Бартусь Б.С. Аномалии личности. - М.: Мысль, 1988.

4.  Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве: Норма и отклонение. - М.: Педагогика, 1990.

5.  Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. Записки детского психиатра. - М.: Просвещение, 1988.

6.  Бютнер К. Жить с агрессивными детьми: Пер. с нем. - М.: Педагогика, 1991.

7.  Власова Л.П., Певзнер М.С. О детях с отклонениями в развитии: - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Просвещение, 1973.

8.  Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. - П.: Медицина, 1988.

9.  Зейгарник Б.В., Братусь B.C. Очерки по психологии аномального развития личности. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.

10.  Королев В.В. Психические отклонения у подростков-правонарушителей. - М.: Медицина, 1992.

11.  Лангмейер И., Матейчек С. Психическая депривация в детском возрасте. - Прага: Авиценум, 1974.

12.  Лебединская Л.С., Морковкина М.М., Грибанова Г.В. Подростки с нарушениями в аффективной сфере. Клинико-психологическая характеристика «трудных подростков». - М.: Педагогика, 1988.

13.  Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985.

14.  Львы В. Нестандартный ребенок. - М.: Центр психологии и психотерапии, 1992.

15.  Леонгард К. Акцентуированные личности: Пер. с нем. - 2-е изд. - К.: Вища шк. Главное изд-во, 1989.

16.  Прихожиан А.М., Толстых Н.Н. Дети без семьи (Детский дом: заботы и тревоги общества). - М.: Педагогика, 1990.

17. Ранняя профилактика отклоняющегося поведения учащихся (Психолого-педагогический аспект) / Под ред. В.А. Татенко, Т.М. Титаренко. - К.: Сов. шк., 1989.

18.  Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозів. Комплексная психологическая коррекция. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988.

19.  Степанов В.Т. Психология трудных школьников. - М.: Academia, 1996.

20.  Ульенкова У.В. Шестилетние дети с задержкой психического развития. - М.: Педагогика, 1990.

21.  Элберлейн Г. Страхи здоровых детей: Пер. с нем. - М.: Знание, 1981.

22. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция / В.В.Лебединский, О.С.Никольская, Е.Р.Баенская, М.М. Либлинг - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.



Назад