Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

16.2. Индивидуальные особенности интеллекта


Появление тестов позволила проанализировать понятие интеллекта, поставить ряд исследовательских проблем и обнаружить интересные феномены. Среди них такие, которые касаются возрастной динамики интеллекта, его расовых, социальных и гендерных особенностей, воздействий на него семейного воспитания и т.д.

Возрастная динамика интеллекта. Существует высокая корреляция между измерениями интеллекта в той самой человека в разном возрасте. Другими словами, если человек в детстве, например в 6 лет, демонстрирует высокий тестовый интеллект, то с большой вероятностью и в 15, и в 30, и в 70 лет она будет показывать высокие результаты по интеллектуальным тестам (конечно, относительно людей своего возраста). Эти высокие корреляции обнаружено для тестов, которые измеряют репрезентативный интеллект и могут использоваться никак не раньше, чем с 3 лет. В первые 2 года жизни интеллект ребенка развивается не в репрезентативной, а в сенсомоторній сфере. Созданные для оценки сенсомоторных тесты способностей, однако, не позволяют предсказывать следующие достижения в сфере репрезентативного интеллекта. В то же время в психологической литературе существуют данные, которые позволяют считать хорошим предиктором развития интеллекта в будущем заинтересованность ребенка при реакции на новые объекты.

Следует подчеркнуть, что характер связи способностей в раннем и более позднем возрасте, является статистическим. Другими словами, высокий уровень интеллекта у ребенка дает серьезные основания надеяться на высокий уровень интеллекта во взрослом возрасте, но не является стопроцентной гарантией. Много выдающихся людей, о которых сохранилась достоверная информация, отличались в детстве большими способностями. Одним из самых феноменальных образцов ранней одаренности был Блез Паскаль. Он был хилым, легко возбудимым, болезненным от рождения, и отец изолировал его от изучения языков и математики, которым обучали его сестер. Но, живя в одном с ними доме, слушая их разговоры, он так быстро поглощал знания, что до четырех лет не только читал и писал, но и с необычайной легкостью делал устно сложные вычисления.

Можно ли по приведенным данным сделать вывод, что у человека уже в 35-40 лет относительно способностей происходит обратное развитие? Оказывается, нет. Дело в том, что для интерпретации нужно учесть еще одно явление - интеллектуальную акселерацию, то есть рост показателей интеллектуального тестирования на протяжении всего времени существования тестов. Здесь следует подчеркнуть, что следствием интеллектуальной акселерации является то, что люди старшего возраста, которые в меньшей степени ощутили влияние этого процесса, показывают не столь высокие показатели не в результате возрастного снижения, а через то, что их поколение в целом демонстрирует менее высокие результаты. Если внести поправку на интеллектуальную акселерацию, то регресс в 40-летнем возрасте оказывается иллюзорным.

Если интеллект достигает максимальных значений уже в очень молодом возрасте, то успех в интеллектуальной профессиональной деятельности приходит значительно позже. Чтобы иметь сильное мышление в сфере, например, математики и биологии, нужно не только быть умным человеком, но и освоить ряд специальных умений. Речь идет не о знании, а именно о умения: например, профессор математики или физики отличается от аспиранта не столько объемом знаний, сколько способностью ставить и решать задачи. Для овладения этими умениями нужна длительная работа.

Структура семьи и интеллект. В исследованиях влияния формальных аспектов структуры семьи на интеллект проявляется несколько многократно подтвержденных явлений:

  • интеллект у детей в среднем тем выше, чем старше их родители;
  • интеллект выше в семьях, где меньше детей;
  • с порядковым номером рождения ребенка интеллект уменьшается;
  • в многодетных семьях интеллект имеет тенденцию особенно снижаться при сокращении интервалов между рождением детей;
  • в семьях с высоким образовательным и экономическим статусом интеллект детей выше, и перечисленные феномены менее выражены (исследования проводились в странах Запада).

Такие результаты получены в странах Запада, однако, с ними совпадают и данные, полученные в других странах. Например, И.В. Равич-Щербо и ее сотрудники проанализировали зависимость школьных оценок нескольких тысяч учеников вторых и восьмых классов от структуры их семей. Выяснилось, что лучше учатся дети из меньших семей, а первые дети имеют преимущество над следующими. Не было, правда, выявлено разницы между первыми и вторыми детьми, преимущество оказалась лишь относительно следующих. Интересно, что более значимыми эти эффекты оказались относительно девушек, а чем мальчиков.

Данные исследований семей выдающихся людей хорошо соотносятся с теми, которые получены при обследованиях интеллекта детей. Среди выдающихся людей большая пропорция старших детей в семье. Так, Ро в своем исследовании 66 известных американских ученых нашел среди них 39 (61%), которые были первенцами у своих родителей. У тех из них, кто не был первым ребенком, среднее время, которое прошло от рождения предыдущего брата или сестры, составлял 5 лет.

Кеттелл и Брімхолл проанализировали семьи 1000 выдающихся американских ученых. Это исследование интересно с той точки зрения, что отражает совершенно иную по сравнению с Ро демографическую ситуацию, поскольку касается исторического периода, когда американские семьи были достаточно многодетными. В исследованных ученых было в среднем 3,6 братьев и сестер. При случайном распределении в семьях такого размера вероятность родиться первым составляет 22%. В то же время ученые были старшими в семье в 40% случаев.

С. Шехтер считает, что причина больших достижений старших детей в том, что они обычно получают лучшее образование. Он показал, что около половины из 4000 первокурсников университета Миннесоты, которые проходили курс психологии между 1959 и 1961, pp. были первыми в своей семье, в то время как при учете размеров их семей в случае случайного распределения их было бы лишь 30%. Кроме того, оценки успеваемости детей первых превосходили оценки других.

Ряд исследований показывает, что родители выдающихся людей часто бывают летними. В биографиях 100 знаменитых англичан, которые собрал Гальтон, средний возраст родителей составлял 36, а матерей - 29 лет. Для 902 американских ученых, биографии которых проанализировал Вишер этот показатель составил 35 и 29 лет.

Можно искать объяснения этих феноменов в разных плоскостях. Во-первых, возможно биологическое объяснение, к которому склоняется, например, Дженсен. Согласно этому объяснение, в организме матери при рождении каждого ребенка происходят иммунные сдвиги, которые ухудшают течение следующей беременности. К этому можно добавить постулат о том, что эти сдвиги впоследствии компенсируются (объясняет эффект интервалов в рождении) и что компенсация происходит быстрее при хороших условиях жизни матери (объясняет влияние социально-экономического статуса).

С этих позиций, однако, трудно объяснить ряд других фактов. Влияние порядка рождения не прослеживают у представителей некоторых религиозных конфессий, то есть оно является культурно обусловленным. Влияние возраста родителей тоже не очень четко вписывается в эту концепцию.

Во-вторых, возможное объяснение экономический: родители тратят ресурсы на воспитание детей первых, оставляя меньше для следующих. С этим объяснением хорошо сочетается тот факт, что в высших социально-экономических слоях эффект размера семьи и порядка рождения менее выражен. Вследствие этого можно предположить, что там сознательно хватает ресурсов на воспитание детей. При больших интервалах в рождении экономическая нагрузка распределяется на более длительный период времени, что в соответствии улучшает экономическое положение детей. Увеличение интеллекта с возрастом родителей тоже находит объяснение - экономический статус людей в 40 лет в среднем выше, чем в 20. В то же время культурное влияние с трудом можно объяснить в рамках экономической концепции.

Наконец, существует и несколько возможностей психологического объяснения. Логичнее всего предположить, что дело в поведении родителей, которые уделяют больше внимание первенцам, поскольку для всех последующих детей приходится распределять время между несколькими братьями или сестрами.

Другая идея, которая принадлежит известному американскому социальному психологу Г. Зайонцу, заключается в том, что происходит слияние (confluence) различных воздействий на интеллект ребенка. За Зайонцом, развитие способностей ребенка определяется средним от интеллекта окружающих людей. В семье, которая состоит только из взрослых, это среднее больше всего. Чем больше в семье детей и чем меньше их возраст, тем ниже становится там средний интеллект. Таким образом, максимальный интеллект характеризует семью, которая состоит только из взрослых. При рождении ребенка средний интеллект семьи падает. Чем больше в семье детей и меньше их возраст, тем более низкий средний интеллект.

Это рассуждение Г. Зайонц дополняет еще одной предпосылкой: прирост интеллекта ребенка каждого года его жизни пропорциональный интеллектуальном кліматові его семьи. При этом влияние семьи снижается с взрослением ребенка. Используя эти идеи и дополнив их некоторыми математическими предположениям, Г. Зайонц вывел сложную формулу, которая достаточно хорошо объяснила реальные данные, полученные на нидерландской выборке. В то же время труда Г. Зайонца критикуют за слишком формальный подход, который не учитывает тонких особенностей семьи, а также подчеркивают методические ошибки его исследования.

Психологические особенности семьи и способности. В России цикл исследований влияния социальной среды на интеллект проводил В.М. Дружинин и его ученики. Они уточнили, в частности, явление так называемого материнского эффекта. Этот эффект заключается в том, что интеллект ребенка в большей степени зависит от интеллекта матери, чем от интеллекта отца, хотя с точки зрения генетики влияние обоих родителей должен быть одинаковым. В лаборатории В.М. Дружинина показано, что на самом деле на интеллект ребенка больше влияет не мать, а тот из родителей, который является эмоционально ближе. В основном эмоционально близким человеком есть мать, откуда и возникает «материнский эффект». Таким образом, становится понятным, что с точки зрения формирования интеллекта семья - не просто сумма ее членов, которая образует интеллектуальный климат, а сложная структура, которая обладает различными, в том числе эмоциональными зависимостями.

Все сказанное, конечно, не противоречит генетической детерминации интеллекта, о которой пойдет речь в главе, посвященной психогенетиці.

Эффект Флинна, или интеллектуальная акселерация. За целое столетие, прошедшее со времени создания первого теста, было накоплено много данных о нормах интеллекта для разного времени и разных стран. Эти данные показывают, что средние результаты по тестам на интеллект в большинстве стран мира неуклонно и довольно существенно растут. Наиболее систематические результаты относительно изменения интеллекта получено в США. Они показывают, что с 1910 по 1984 гг. показатели по тестам интеллекта вроде Стэнфорд-Бине выросли на 22 балла. Рост менее выраженный в сфере вербального интеллекта, а больше - в сфере невербального. Поэтому, например, по тесту Векслера, где невербальные субтести имеют больший вес в итоговых показателях, рост оказывается еще более выраженным. Максимальный прирост наблюдается в сугубо невербальных тестах. В частности, по той же выборке США результаты по тесту Равенна растут на одно стандартное отклонение (то есть 15-16 баллов, переводя на КИ) за одно поколение. Это означает, что 50% бабушек и дедушек во времена их внуков в США за показателями теста Равенна причислили бы к отстающих.

Рост интеллекта происходит с разной скоростью. С 22 баллов прироста за тестом Стэнфорд-Бине примерно 10 приходятся на период до 1932, p. 10 - на время с 1932 до 1972 г. и еще 2 - на период до 1984 p. K. Ше, который подробно исследовал эту проблему, обнаружил, что в США интеллект стремительно рос для людей, которые родились между 1890 г. и серединой 1920-х, затем рост замедлился, хотя и не остановился для тех, чье раннее детство совпало с Великой депрессией. Новый мощный прирост произошел в первые послевоенные годы, после чего увеличение стало менее значительным.

Аналогичные результаты получаются и для Западной Европы. Например, в Шотландии между 1921 и 1936 гг. и в Англии между 1927 и 1936 гг. не зафиксировано существенного прироста. Зато исследования, сравнивавшие довоенные и послевоенные результаты (Англия 1937-1939 и 1944-1946 гг., Бельгия 1940 и 1949 гг. Франция 1931 и 1956 гг., Нидерланды 1934 и 1964, pp. Новая Зеландия 1923-1926 и 1955-1958 гг., Канада 1940-ые и 1960-е гг.), демонстрируют яркий прирост результатов.

Пожалуй, самый мощный рост интеллекта зафиксировано в послевоенной Японии. Японские дети, которые родились в 1960-е гг., превосходят детей, родившихся между 1936 и 1945 гг., В среднем примерно на 20 баллов по тесту Векслера. Если японские дети 1936-1945 гг. рождения показывали примерно одинаковые результаты со своими американскими сверстниками за невербальными субтестами Векслера, то через 20 лет японцы опережали американцев того самого времени рождения на 11-12 баллов. За вербальными тестами сравнения осуществить естественно трудно через разногласия языков. Японцев также характеризует менее стандартное отклонение разброса показателей интеллекта.

Следует отметить, что тесты школьной успеваемости отнюдь не всегда показывают ту же динамику, что и тесты интеллекта. Например, в США с середины 1960-х гг. в 1980 г. шел прирост по тестам интеллекта при одновременном снижении показателей теста школьных способностей (SAT).

Причина интеллектуальной акселерации не вполне понятна и вызывает споры. Логично было бы предположить, что важную роль в этом могло бы сыграть улучшения образования. Ведь на протяжении XX в. в странах Европы и Северной Америки довольно ощутимо возросла доля людей, которые имеют полное среднее и высшее образование. Если бы такое объяснение было правильным, следовало бы ожидать более высокого показателя интеллекта в тех лиц, которые уже успели подвергнуться воздействию от длительного процесса образования, то есть у взрослых и старших подростков, но никак не в дошкольников.

Однако факты указывают именно на обратное - повышение интеллекта в младших детей по крайней мере не меньше, чем у взрослых.

Другая идея, которая напрашивается, связана с тем, что на протяжении XX в. значительно увеличились потоки информации, которые направлены на человека. Можно было бы предположить, что дети концу века достигали высшего интеллектуального развития, поскольку получали больше информации через радио и телевидение. Тогда необходимо было бы ожидать высшего КИ в детей, которые больше смотрят телевизор и слушают радио. На самом деле, однако, оказывается скорее противоположная закономерность.

Определенный эффект на повышение интеллекта в следующем поколении делает его повышения в предыдущем. В этом аспекте повышения интеллекта в поколении и должно сказаться на его повышении в поколении 2, а то в свою очередь - на повышении в 3 поколении. Однако, очевидно, интеллект родителей является не самым важным фактором в создании благоприятных условий для развития интеллекта детей, потому момент самоподдержанию, хотя и может сказываться на интеллектуальной акселерации, но объясняет лишь малую ее часть.

Гендерные, расовые и социальные особенности интеллекта. Большие страсти, которые выходят за пределы академических кругов, касаются вопроса о расовые разногласия интеллекта.

Авторы расистских теорий интеллекта обосновывают их расхождения результатов, которые показывают при интеллектуальном тестировании представители разных рас. В частности, в США и Южной Африке белое население демонстрирует значительно более высокие результаты, чем цветное. Кстати, при этом в некоторых случаях представители монголоидной расы превосходят европейцев по тестам пространственного интеллекта. Дело, однако, здесь может заключаться вовсе не в генетических различиях, а в условиях жизни и воспитания. Ведь не секрет, что в упомянутых странах негритянское население составляет в основном низшие слои общества. Кроме того, в африканских семьях в среднем более детей, а родители часто бывают очень молодыми, что, как говорилось выше, относится к факторам, неблагоприятных для развития интеллекта. Свидетельством в пользу такой трактовки является тот факт, что эти разногласия впоследствии сглаживаются и на сегодня оказываются менее выраженными, чем, скажем, 50 лет назад.

Интересно отметить, что разногласия по интеллектом наблюдаются в некоторых случаях внутри одной страны между группами, которые принадлежат к одной расе, но говорят на разных языках. Такие устойчивые разногласия зарегистрировано между бельгийцами, которые говорят на французском и валлийском языке.

В целом выше, более образованные слои общества в современных развитых государствах превосходят ниже, менее образованные слои по уровню интеллекта.

Устойчивость общества во многом определяется дееспособностью людей, которые образуют его элиту. Сначала в человеческом обществе элита состояла, очевидно, из воинов, людей, отобранных по их храбростью, стремлением к доминированию, силе и ловкости, мгновенной правильной реакцией. В современных условиях достаточно важной, часто решающим качеством является способность правильно перерабатывать информацию, то есть интеллектуальные способности.

Общество всегда выстраивает более-менее существенные перегородки между различными слоями. Эти перегородки могут быть практически непроницаемыми, как между кастами в средневековом индийском обществе, или внешне почти незаметными, как в ряде современных европейских и североамериканских сообществ. Устойчивость общества в значительной мере зависит от того, насколько переход через социальные перегородки определяется важными для высших слоев качествами.

В современных условиях это обстоятельство означает необходимость того, чтобы элита имела высший интеллект, чем низшие классы. Для этого необходимо, чтобы «социальная мобильность», то есть переход из одного класса в другой, определялась в значительной мере интеллектом. Так, собственно, и происходит во многих современных развитых обществах. По имеющимся данным, например, в США 60% изменений в социальном статусе ребенка по сравнению с ее родителями (как вверх, так и вниз) можно предусмотреть за уровнем его интеллекта. Аналогичный процент получено и в Шотландии, однако в этой стране процесс происходит значительно быстрее, чем в США - еще на этапе школьного обучения. Однако в развитых странах Запада существует беспокойство о том, что интеллектуальный потенциал используется не в полной мере. В Западной Европе действует созданная учеными ассоциация Євроталант, которая работает с одаренными детьми.

Дети высокоинтеллектуальных родителей также с большой вероятностью имеют высокий интеллект. Это происходит как через генетическую передачу, так и в результате положительного влияния воспитания интеллектуальных родителей. Семья, таким образом, возникает основной ячейкой передачи интеллекта в обществе.

Другой вопрос в сфере психологии интеллекта, которое вызывает идеологические дискуссии, - это гендерные различия. Большинство исследователей полагает, что в целом средний развитие интеллекта примерно одинаковый у мужчин и женщин. В то же время у мужчин больший разброс: среди них больше как очень умных, так и очень глупых. Эти данные хорошо подходят под теорию Геодакяна, где выдвинут тезис, что мужское начало связано с выработкой новых возможностей, а женское - с сохранением генетического наследия. С этой точки зрения объяснено большое количество «выплесков» у мужчин.

Между мужчинами и женщинами наблюдают также определенную разницу в выражении различных аспектов интеллекта. До пятилетнего возраста этих разногласий нет. С пяти лет мальчики начинают превосходить девочек в сфере пространственного интеллекта и манипулирования, а девочки мальчиков - в сфере вербальных способностей. Мужчины значительно превосходят женщин в математических способностях. По данным американской исследовательницы К. Бенбоу, среди особо одаренных в математике людей на 13 мужчин приходится всего одна женщина. Споры вызывает природа этих разногласий. Одни исследователи считают, что их можно объяснить за счет генетики. Другие, более феміністично ориентированы, утверждают, что их основа - наше общество, которое ставит мужчин и женщин в неравные условия.



Назад