Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

18.4. Психологические закономерности и модели семантической обработки


Ранняя семантическая обработка. Взаимосвязь абстрактного категориального знания с процессами восприятия начали активно обсуждать, начиная с 1970-х гг. В центре внимания оказались два вопроса: «Почему мы знаем, что роза - это роза?», «Когда мы знаем, что роза - это роза?». Гипотетическая роза до сих пор является любимым примером в этой области исследований. Первое из этих вопросов касается выделения значимых признаков для принятия семантического решение, второй - характера и временных этапов процесса семантической обработки. В результате многочисленных исследований было выделено ряд феноменов и предложено несколько пояснительных конструктов. Большинство феноменов можно причислить к эффектов семантического стиль.

Эффекты семантического стиль. Большинство фактов в этой области исследований было получено на вербальном материале, хотя в последнее время появляется все больше работ по идентификации изображений. Конечно, сравнивают решения задачи при изолированном предъявлении стимулирующего материала и предъявлении его в контексте. Когда подают информацию в различных контекстах, также используют прием семантически адекватного и ложного стиль. Семантическое стиль, связано с опережающим представлением стимулов, соотносится семантически с тестовым стимулом.

Слово, поданное в смысловом контексте, воспринимается скорее. Этот вывод был сделан по результатам многочисленных экспериментов с стиля: перед стимулом предъявляется определенное слово, что могло быть связано или не связано по смыслу с тестовым. Если два слова ассоциативно связаны друг с другом, время реакции в задачах «лексического решения» уменьшается.

Семантическое стиль не только облегчает содержательный анализ слова, но и усложняет анализ других его характеристик (например, цвет букв). К. Конрад в экспериментах показывал подопытным предложение, которое заканчивались многозначным словом. Контекст предложения жестко определял восприятия лишь одного значения (например, слово «ключ» в предложении «на столе лежал ключ»). Далее им показывали напечатано в цвете слово и нужно было назвать цвет букв. Если слово было ассоциативно связано с предыдущим многозначным словом, то называния цвета букв замедлялся. Это происходило при предъявлении слов, ассоциативно связанных с каждым из значений многозначного слова (замедлялся называния цвета в словах «замок» и «ручей», если речь шла о «ключ» (журавлиный)). В других экспериментах нужно было просто назвать второе слово или решить, что было предъявлено: слово или бессмысленное словосочетание. При этом если тестовое слово было связано по смыслу с каждым из значений многозначного слова, время называния уменьшался. Приведенные данные свидетельствуют о том, что при перцептивному познании слова активизируются все его смысловые поля.

Ложное стандартных увеличивает время реакции. Этот эффект проявляется, если между передналаштуванням и тестовым словом интервал составляет свыше 350 мс. В противном случае ложное стиль не увеличивает время реакции в задачах и произнесения слов, и лексического решения.

Смысловое стандартных нечуттєве к маскировке. Для того чтобы прервать процесс перцептивной обработки, исследователи обращаются к приему маскировка. Маскировка можно осуществлять с помощью различных методических средств, самым распространенным из которых является предъявление в непосредственном пространственно-временном контексте двух стимулов - тестового и маскировочной. А. Марсел использовал классическое задачи лексического решения в сочетании с семантическим передналаштуванням. При этом передналаштоване слово подвергалось столь жестком обратном маскировке, что исследуемый не мог сказать, было ему что-нибудь предъявлено или нет. Результаты показали, что маскировка не устраняет эффекта ускорения времени реакции при существовании ассоциативной связи между передналаштуванням и тестовым стимулом.

Модели ранней семантической обработки. Раннюю перцептивное и семантическую обработку обозначают в английском языке сроком заправка. Эквивалента этого слова нет, поскольку, с одной стороны, оно означает подготовительный этап получения информации о что-нибудь, а с другой стороны - добавляет оттенка типичности выбранного материала и одновременно активности и успешности процесса. Одни феномены, которые обозначают этим понятием, можно назвать передналаштуванням, другие - ранней когнитивной отделкой, которые в зависимости от теоретической интерпретации подают как раннее отображения или мікрогенез зрительного образа.

Модель ранней семантической памяти. Е. Тульвінг и Д. Шехтер определили заправка, или ранние когнитивные процессы, как «неосознаваемой форму человеческой памяти, что имеет отношение к перцептивной идентификации слов и объектов». Однако констатация этого факта еще не раскрывает механизмов, которые стоят за этим феноменом.

Модель последовательной переработки. В когнитивной психологии до сих пор имеют значительное влияние представление о последовательной, поэтапной, поблокову обработку информации. В данных моделях собственно семантическая обработка является лишь этапом когнитивной обработки. Считают, что она возникает за этапом перцептивной обработки, под которым понимают анализ таких характеристик, как цвет, общая форма, расположение деталей и др. Сегодня этот взгляд находит подтверждение в нейрофизиологических исследованиях. В частности, анализируя компоненты, обусловлены событиями потенциалов, выделяют ранние компоненты (латентный период 80-120 мс), которые изменяются при изменении перцептивных характеристик стимулов, и поздние (латентный период 300-400 мс), которые изменяются при изменении частоты употребления (частотности) слов или несогласованности семантических контекстов.

Этот вывод вызывает большие сомнения, поскольку существует множество фактов, которые подтверждают, что семантическая обработка происходит уже на самых ранних этапах восприятия.

Модель параллельной переработки. Много современных авторов придерживается представлений о равномерную переработку перцептивных (физических) и семантических признаков стимула. С Косслін выдвинул предположение о существовании двух типов кодирования, которые практически не пересекаются друг с другом. Это - кодирования категориальних пространственных отношений, которые связаны с относительными позициями в эквивалентном классе и используются в процессе узнавания и идентификации и кодирования координатных пространственных отношений, которые определяют точные метрические дистанции и используются для регуляции движений.

Согласно более традиционного подхода, определенный этап в анализе физических характеристик связан с конкретным этапом в анализе семантических характеристик. Кроме того, некоторые физические характеристики стимула ограничивают сферу поиска в семантической памяти.

Более поздние данные показывают, что такое разделение слишком упрощенный. Действительно, существует два этапа анализа семантической информации. Первый - 250-350 мс. В этот промежуток времени слово-стимул активирует широкий спектр ассоциативных связей. Если адекватный контекст помогает выявить существенные семантические признаки, то неадекватное стиль не препятствует семантическом поисковые. Осуществлению семантической обработки в этот период способствует сохранение привычных условий представления (например, обычный шрифт) и частота повторения комбинации признаков.

Второй этап начинается после 300-400 мс. Слово-стимул жестко увязывается с локальным значением, которое диктует контекст. Адекватный контекст (стандартных) предопределяет положительный эффект в семантической переработке информации, а ложное стиль влияет так, что при этом и произнесения слов, и принятие лексического решения происходят медленнее. Осуществлению семантического анализа помогает сохранению детальных характеристик образа слова, меньшее значение имеет частота. Субъект создает гипотезы, которые проверяет на ограниченном объеме данных.

Модель встречной переработки. Начиная с середины 1970-х гг., в когнитивной психологии четко оформилась идея существования двух встречных процессов обработки информации. Процессы первого рода инициируются входной стимуляцией и продолжаются, будто поднимаясь снизу вверх по уровням все более тонкого анализа вплоть до полной идентификации стимулов. Процессы второго рода руководствуются знаниями и ожиданиями человека, поскольку информация уточняется благодаря анализу контекста. Этот вид переработки получил название «сверху вниз». Переработкой сверху вниз объясняют предметность, значение перцептивного образа и эффекты установки исследуемого. Конечно оба вида процессов происходят одновременно и согласованно, но в зависимости от типа задачи и индивидуальных особенностей субъекта их вклад может быть разным.

Практических аспектов этих исследований касаются прежде всего процессы чтения и распознавания образов. Именно в процессах чтение происходит автоматизированный анализ содержания вербального материала. Важной задачей является создание компьютерных программ, которые позволяют распознавать содержание всевозможных образов, а также оптимизировать представление информации на дисплеях.

Модели категориальних структур. Способность человека находить содержание с предлагаемой ей информации зависит от организации процесса восприятия и от организации структур семантической памяти, которые определяют скорость и характер поиска. Различные модели организации категориального знания предполагают разное понимание значения.

Семантический пространство (значение как вектор). Осгуд выделил трифакторну модель семантического пространства, структуру которого был представлен в виде трех осей координат, обобщенно называемых «Оценка», «Сила», «Активность».

Будь-какое значение имеет в этом семантическом пространстве свое место, и его можно представить в виде вектора с тремя координатами.

В дальнейших исследованиях наряду с классическими выделяли и дополнительные факторы, нагрузка на которые помогает описывать наблюдаемые значения. Иногда, наоборот, пространство сужался к одномерной. Шкалювати с помощью семантического дифференциала можно также достаточно однородные понятия, объекты или явления (это могут быть политические понятия, словарь личностных понятий, цвета, звуковые сигналы, герои кинофильмов, образы жанровой живописи и т.д.). Однако если расширять субъективный семантическое пространство, которое выстраивается, и включать в него различные объекты и понятия, то близкими к нему могут оказаться понятие из совершенно разных формальных категорий, а далекими - слова одной формальной категории. Например, белый круг, прямая линия, восходящий тон, сладкий вкус, ласковый ощупь могут иметь общее эмоциональное значение. Тогда как противоположное значение будут иметь черный круг, ломаная линия, нисходящий тон, горький вкус, дразнящий ощупь.

Семантические пространства строятся на основе оценок сходства понятий, которые предложили подопытные, с последующей обработкой различными математическими методами (например, многомерным шкалюванням). Полученные результаты можно представить в виде разнообразных моделей.

Сетевые и предложенные модели категориальних структур (значение как операция вывода). Для построения большинства моделей семантической памяти применяют сетевые конструкции. Эти модели, с одной стороны, возвращают к идей асоціонізму, а с другой - привлекают к новейших исследований нейрональной структуры мозга. Самые известные из них - модель категоріальної структуры А. Коллинса и М. Квілліана и модель понимания Дж. Андерсона и Г. Бауэра. Категориальную структуру подано в них как иерархическую сеть, главным принципом организации которой является принцип когнитивной экономии. Указанный принцип предполагает, что атрибуты (свойства), приписываемые значению, хранятся в одном узле семантической сети. Если это свойство присуще всем членам категории (например, «крылья» или «можно употреблять в пищу»), ее присваивают узлу, который связан с названием категории, например «птица» или «продукты питания», а если это свойство имеет только один из членов категории (например, «не летает» или «всегда белое»), то оно приписывается ниже расположенном узловые иерархической сети, который связан с конкретным значением, например «страус» или «молоко». Важным отличием модели Андерсона и Бауэра является то, что узлами сети были не понятие, а предложение. Предложения можно представить как высказывания, нечто вроде отдельной структуры, которая связывает идеи и понятия. Сложные предложения содержат контекст и факт, который имел место в данном контексте. Контекст определяет место и время, а факт - взаимодействие субъекта и предиката.

Позже было предложено различные модификации этих моделей, их развитие идет по двум основным направлениям. Первый осуществляется через приближение к нейрональных моделей когнитивных процессов. Развитие таких моделей обусловил создание направления в когнитивной психологии, который получил название «коннекціонізм». Коннекціоністські модели состоят из простых элементов, которые имеют свойства нейронов. Отдельные элементы можно организовать в более крупные единицы - модули, далее - в множественного числа. Работа каждой единицы описывается в соответствии с правилами ее активации и уравнениями, которые проявляют состояние активации со значением выхода данной единицы. Будь-яка единица связана с множеством других (эта связь или однонаправленный, или взаємозумовлений). Активация одного элемента осуществляет тормозной или возбуждающее воздействие. Следует подчеркнуть, что переработка имеет не последовательно, а параллельно-распределительный характер.

Второе направление осуществляется через создание моделей, в которых большое внимание уделено метакогнітивним операциям, то есть операциям с управления процессами понимание, поиска в памяти и т.д. Например, в модели ACT («Действие») Дж. Андерсона акцент сделан на описании процессов управления в памяти, а семантические репрезентации представлена в виде процедурной соответствия условий характеру операции.

Модели множеств, которые перекрываются (значение как набор признаков). Здесь речь идет прежде всего о известную модель Е. Смита, Е. Шобена и Л. Ріпса. Они исходили из предположения, что кто-какое значение представляет собой множество признаков и его можно изобразить в виде облака. Перекрытия признаков определяет сходство понятий. Если в двух значениях нет общих признаков, они не пересекаются. Среди признаков является более существенные - «атрибутивные», и второстепенные, характерные только для данного понятия, но не для понятий более широкого класса. Процесс верификации имеет двухступенчатую структуру. Если общее сходство двух значений (субъекта и предиката предложения) выше или ниже некоторые предельные величины (как в случае утверждений «дятел - это птица» и «дятел - это собака»), то исследуемый быстро дает положительный или отрицательный ответ. Когда общее сходство оказывается в какой-нибудь промежуточной зоне, осуществляется второе сравнение, только среди «признаковых» признаков. Оно может позволить с определенной задержкой (но правильно) верифицировать высказывания «страус - это птица». Похожую модель сравнения признаков чуть раньше предлагал и Д. Мейер.

Элеонора Рош и модели размытых множеств (значение как прототип). Большое значение для современных исследований в области психосемантики имели труда Э. Рош. Она выступила с критикой господствующей тенденции рассмотрения семантических категорий как объединение дискретных признаков. Сосредоточив свое внимание на формировании природных категорий, Рош вынуждена была признать, что в этом случае модели заучивания «правильной» комбинации дискретных признаков или абстрагирования «центральной тенденции» не являются адекватными.

В формировании природных категорий большое значение имеет образный компонент или образная форма репрезентации значение.

Рош считает, что большинство природных категорий организовано вокруг нескольких типовых (фокальных) примеров (прототипов), которые нельзя описать как набор дискретных признаков. Скорее, их можно рассмотреть как «хорошие формы», которые фиксируют некоторое понятие всей своей целостностью.

Понимание и распознавания через схемы и скрипты (значение как пространственно-временная локализация). Понятия в схемах не просто составляют одну группу или кластер, объединенные общим названием, они организованы определенным пространственно-временным образом. Пространственно-временной контекст задает содержание многим понятиям. О.М. Леонтьев предложил понятие «образ мира» как наиболее обобщенное понятие часового-пространственно-временного контекста, в который вписывается вся информация, поступающая, и который определяет ее содержание.

Схемы обычно разделяют на пространственные и временные. Последние называют сценариями. Согласно концепции Д. Румелхарта и Д. Нормана, процесс понимания строится на основе выбора схем и связи их переменных с актуальными значениями сцен и событий, которые наблюдаются. Действительно, в реальной жизни понимание происходит в процессе развертывания ситуации в пространстве и времени и определяется системой наших ожиданий. В памяти хранятся сценарии событий, например посещение ресторана или прохождения таможни. Следует всегда помнить, что в таком сценарии заданы не только место и последовательность событий (время), но и цель, ради которой происходят события. Посещение ресторана - это не просто цепь событий, который включает общения со швейцаром, заказ блюд и оплату счета, но и цель (поесть, встретиться с кем-нибудь, продемонстрировать свою платежеспособность и т.п.). Поэтому сценарии связывают воедино пространство и время с системой мотивов. Их можно представить себе как некую цель в конкретном контексте пространства и времени. В современных моделях искусственного интеллекта структуру понимания часто разрабатывают на основе идеи сценария или скрипта.

Практическое значение создания категориальних моделей связано в основном с разработкой моделей искусственного интеллекта. Именно здесь все важнее становятся оптимальные принципы организации информации и обеспечение быстрого доступа к ней, а также развитие возможностей понимания текстов и ситуаций.



Назад