Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

19.5. Теории эмоций


Эволюционная теория эмоций Ч. Дарвина. Опубликовав в 1872 г. книгу «Выражение эмоций у человека и животных», Ч. Дарвин показал эволюционный путь развития эмоций и обосновал происхождения их физиологических проявлений. Суть его представлений заключается в том, что эмоции или полезны, или представляют собой лишь остатки (рудименты) различных целесообразных реакций, произведенных в процессе эволюции в борьбе за существование. Разгневанная человек краснеет, тяжело дышит и сжимает кулаки том, что в первоначальной своей истории любой гнев у людей вызывал драку, а она требовала энергичных мышечных сокращений, а следовательно, усиленного дыхания и кровообращения, которые обеспечивают мышечную работу. Потения рук при страха ученый объяснял тем, что в обезьяноподобных предков человека эта реакция в случае опасности облегчала схватывания за ветви деревьев.

Таким образом Ч. Дарвин доказывал, что в развитии и проявлении эмоций не существует непреодолимой пропасти между человеком и животными. В частности, он показал, что во внешнем выражении эмоций в антропоидов и сліпонароджених детей есть много общего.

Идеи, которые высказал Дарвин, стали толчком для создания других теорий эмоций, в частности «периферической» В теории. Джемса - Г. Ланге.

«Ассоциативная» теория В. Wundt. Этот ученый, с одной стороны, придерживался взглядов Гербарта, что в определенной мере представления влияют на чувства, а с другой стороны, считал, что эмоции - это прежде всего внутренние изменения, которым присущ непосредственное влияние чувств на ход представлений.

«Телесные» реакции Вундт рассматривает лишь как следствие чувств. За Вундтом, мимика возникла сперва в связи с элементарными ощущениями, как отражение эмоционального тона ощущений. Выше, поэтому более сложные чувства (эмоции) развились позже. Однако, когда в сознании человека возникает некая эмоция, она каждый раз ассоциируется с соответствующим ей, близким по смыслу ниже чувством или чувством. Именно оно и предопределяет те мимические движения, которые отвечают эмоциональному тону ощущений. Например, мимика пренебрежения (выдвижение нижней губы вперед) похожа на то движение, когда человек выплевывает нечто неприятное, что попало ей в рот.

«Периферическая» теория В. Джемса - Г. Ланге. Американский психолог В. Джемс выдвинул «периферическую» теорию эмоций, которая основывается на том, что эмоции связаны с определенными физиологическими реакциями, о которых говорилось выше. Он писал: «Конечно высказываются: мы потеряли имущество, расстроены и плачем; мы встретили медведя, перепуганные и бросаемся наутек; нас обидел враг, мы разъяренные и наносим ему удар. Согласно гипотезе, которую я защищаю, порядок событий должен быть немного другим, а именно: первый душевное состояние не изменяется немедленно другим. Между ними должны находиться телесные проявления. И поэтому наиболее рационально выражаться так: мы расстроены, потому что плачем; в ярости, потому что бьем другого; боимся, потому что дрожим... Если бы телесные проявления не появлялись немедленно по восприятию, то последнее было бы по форме чисто познавательным актом, бледным, лишенным колорита и эмоциональной теплоты. Мы в таком случае могли бы увидеть медведя и решить, что лучше броситься наутек, могли бы обидеться и считать справедливым отбить удар, но мы не чувствовали бы при этом страха или возмущение».

Независимо от В. Джемса датский патологоанатом К.Г. Ланге 1895 г. опубликовал работу, в которой высказывал подобные мысли. Но если для первого органические изменения сводились к висцеральных (внутренних органов), то для другого они были преимущественно фазомоторними. Радость, по его мнению, является совокупностью двух явлений: усиление двигательной иннервации и расширение кровеносных сосудов. Отсюда происходит и экспрессивное выражение этой эмоции: быстрые, сильные движения, громкое речи, смех. Сумм, наоборот, является следствием ослабления двигательной иннервации и сужение кровеносных сосудов. Отсюда вялые, замедленные движения, слабость и беззвучия голоса, расслабленность и молчаливость.

С позиции теории Джемса-Ланге, акт возникновения эмоции выглядит так, как это изображено на рис. 19.3.

19.3  

Рис. 19.3. Акт возникновения эмоции (с позиции теории Джемса-Ланге) 

Содержание этого парадоксального утверждения состоит в том, что произвольное изменение мимики и пантоміміки вызывает непроизвольную появление соответствующей эмоции. Изобразите гнев - и вы сами начнете переживать это чувство, начните смеяться - и вам станет смешно; попробуйте утром ходить, едва волоча ноги, с опущенными руками, согнутой спиной и грустной миной на лице - и у вас действительно испортится настроение. С другой стороны, придушіть внешнее проявление эмоции, и она исчезнет.

Примирить «классическую» теорию (восприятие - эмоция - переживания эмоции - органические реакции) с «периферической» теорией попытался Е. Клапаред, который между восприятием опасной ситуации и эмоцией страха ввел «чувство опасности», которое является отражением предварительной к нему моторной установки. В результате вся цепь событий, которые разворачиваются, приобретает такой вид:

 

19.3.1

Свою схему он подкрепляет таким доказательством: жизненные наблюдения свидетельствуют о том, что эмоция страха наступает за чувством опасности, когда человек не в состоянии убежать или защитить себя. Здесь следует добавить, что страх возникает и тогда, когда опасная ситуация благодаря случаю или действиям человека закончилась благополучно, но человек начинает осознавать, чем все это могло кончиться.

Теория В. Кэннона - П. Барда. Теорию Джемса-Ланге резко критиковал и физиолог. Кэннон. В частности, при исключении в эксперименте всех физиологических проявлений (при рассечении нервных путей между внутренними органами и корой головного мозга) субъективное переживание все равно сохранялось. Физиологические же сдвиги происходят при многих эмоциях как вторичное приспособительное явление, например, для мобилизации резервных возможностей организма во время опасности и порождаемого ею страха или как форма разрядки возникшей в центральной нервной системе напряжения.

В. Кэннон отмечал два обстоятельства. Во-первых, физиологические нарушения, которые возникают при различных эмоциях, бывают довольно похожими и не отражают их качественного своеобразия. Во-вторых, эти физиологические изменения разворачиваются медленно, в то же время, как эмоциональные переживания возникают быстро, то есть предшествуют физиологической реакции. Он также показал, что искусственно обусловлены физиологические изменения, характерные для определенных сильных эмоций, не всегда вызывают ожидаемую эмоциональное поведение. По мнению В. Кэннона, эмоции возникают вследствие специфической реакции центральной нервной системы и в частности - таламуса.

Итак, за В. Кэнноном, схема этапов возникновения эмоций и сопутствующих ей физиологических сдвигов выглядит так:

 

19.3.2

В более поздних исследованиях П. Барда было показано, что эмоциональные переживания и физиологические нарушения, которые их сопровождают, возникают почти одновременно. Итак, предварительная схема приобретает несколько иной вид:

19.3.3

Психоаналитическая теория эмоций. Основой фройдівого понимание аффекта есть теория о поезда. Он, собственно, отождествлял и аффект, и поезд с мотивацией. Наиболее концентрированное представление психоаналитиков о механизмах возникновения эмоций подает Д. Рапопорт. Суть этих представлений такая: воспринят извне перцептивний образ предопределяет бессознательный процесс, во время которого происходит неосознаваемая человеком мобилизация инстинктивной энергии. Если она не может найти себе применение во внешней активности человека (в том случае, когда на поезд накладывается табу существующей в данном обществе культурой), она ищет другие каналы разрядки в виде произвольного активности. Различными видами такой активности является «эмоциональная экспрессия» и «эмоциональное переживание». Они могут проявляться одновременно, поочередно или вообще независимо одно от другого.

С. Фрейд и его последователи рассматривали лишь негативные эмоции, которые возникают в результате конфликтных поездов. Поэтому они выделяют в аффекте три аспекта: энергетический компонент инстинктивного влечения («заряд» аффекта), процесс «разрядки» и восприятие окончательной разрядки (ощущения, или переживания эмоции).

Понимание механизмов возникновения эмоций, по Фрейду, как несознательных инстинктивных влечений подверглось критике со стороны многих ученых.

Сосудистая теория выражения эмоций И. Уейнбаума и ее модификация. В начале XX века. Уейнбаум отметил тесное взаимодействие между мышцами лица и мозговым кровообращением, потому высказал предположение, что мышцы лица регулируют кровообращение. Воздействуя противоположным образом на вены и артерии, они усиливают приток или отток крови в мозг. Последнее же сопровождается изменением субъективных переживаний.

Г. Зайонц возродил эту теорию, но в модифицированном виде. В отличие от И. Уейнбаума, он считает, что мышцы лица не регулируют артериальное кровообращение, а отток венозной крови. В одном из экспериментов с вдуванием в ноздри теплого и холодного воздуха было показано, что первый оценивают как приятный, а второй - как неприятный. Авторы расценили это как результат изменения температуры мозга, в том числе и гипоталамуса, вызванной изменением температуры крови, что приплывает в мозг.

Биологическая теория эмоций П.К. Анохина. В пределах этой теории эмоции рассматриваются как биологический продукт эволюции, пристосувальний фактор в жизни животных.

Возникновение потребностей приводит, по мнению П.К. Анохина, возникновения негативных эмоций, которые играют мобилизующую роль, способствуя скорейшему удовлетворению потребностей оптимальным способом. Когда обратная связь подтвердит, что достигнуто запрограммированного результата, то есть что потребность удовлетворена, тогда возникает положительная эмоция. Она предстает как конечный подкрепляющий фактор. Закрепляясь в памяти, она в будущем участвует в мотивационном процессе, влияя на принятие решения о выборе способа удовлетворения потребности. Если полученный результат не согласуется с программой, тогда возникает эмоциональное беспокойство, которое предопределяет поиск других, более успешных способов достижения цели.

Неоднократное удовлетворения потребностей, окрашенное положительной эмоцией, способствует обучению соответствующей деятельности, а повторные неудачи в получении запрограммированного результата вызывают торможение неэффективной деятельности и поиски новых, более успешных способов достижения цели.

Фрустрационные теории эмоций. Эта группа теорий объясняет возникновение негативных эмоций как следствие неудовлетворения потребностей и влечений, как следствие неудачи. В этом случае речь идет о умственные эмоции, то есть эмоции, которые возникают не как оценка раздражителя, что действует во время безусловно-рефлекторных эмоциональных реакций, а как оценка степени успешности (а точнее - неуспеваемости) достижения цели, удовлетворение потребности. Это эмоции досады, злости, гнева, ярости, страха.

Начал разработку этих теорий Дж. Дьюи. Он считал, что эмоция возникает лишь тогда, когда осуществления инстинктивных действий или произвольных форм поведения наталкивается на препятствие. В этом случае, стремясь адаптироваться к новым условиям жизни, человек чувствует эмоцию. Дьюи писал, что психологически эмоция - это адаптация или напряжение привычек и идеала, а органические изменения являются проявлением этой борьбы за адаптацию.

В последующие годы возникла и была основательно разработана теория когнитивного диссонанса Л. Фестінгера. Согласно этой теории, когда между ожидаемыми и действительными результатами деятельности является несовпадение (когнитивный диссонанс), возникают негативные эмоции, в то же время, как совпадение ожидаемого и результата (когнитивный консонанс) обусловливает появление положительных эмоций. Эмоции, которые возникают при диссонансе и консонансі, автор теории рассматривает как основные мотивы соответствующего поведения человека.

Несмотря на множество исследований, которые подтверждают правоту этой теории, существуют и другие данные, которые свидетельствуют, что в некоторых случаях и диссонанс может вызвать положительные эмоции. По мнению Дж. Ханта, для возникновения положительных эмоций необходимым является определенная степень расхождения между установками и сигналами, некоторое «оптимум разногласия» (новизны, необычности, несоответствия и т.п.). Если сигнал не отличается от предыдущих, то его оценивают как неинтересен; если же он отличается слишком сильно, покажется опасным, неприятным, чувствительным и т.д.

Когнітивістські теории эмоций. Эти теории появились как следствие развития когнитивной психологии и отражают мнение, согласно которой основным механизмом появления эмоций является когнитивные процессы.

Когнітивно-физиологическая теория эмоций С. Шехтера. Эту теорию разработал С. Шехтер с коллегами в пределах когнітивістських теорий эмоций. Было обнаружено, что висцеральные реакции, которые предопределяют увеличение активации организма, хотя и является необходимым условием для возникновения эмоционального состояния, но недостаточны, потому что определяют лишь интенсивность эмоционального реагирования, но не его знак и модальность. Согласно этой теории, определенное событие или ситуация вызывают возбуждение, и у человека возникает необходимость оценить его содержание, то есть ситуацию, которая вызвала это возбуждение. По мнению Шехтера, на возникновение эмоций, рядом со стимулами, которые воспринимаются, и порождаемыми ими физиологическими изменениями в организме, влияют прошлый опыт человека и оценка им имеющейся ситуации с точки зрения имеющихся в этот момент потребностей и интересов. Итак, висцеральная реакция вызывает эмоцию не прямо, а опосредованно.

По мнению С Шехтера, эмоциональные состояния - это результат взаимодействия двух компонентов: активации (arousal) и выводу человека о причине ее волнения на основе анализа ситуации, в которой возникла эмоция.

Познавательная теория эмоций М. Арнольд - P. Лазаруса. В русле взглядов С. Шехтера находятся и концепции М. Арнольд и Г. Лазаруса. В Г. Арнольд познавательной детерминантой эмоций есть интуитивная оценка объекта. Эмоция, как и действие, следующего за этой оценкой. «Сначала я вижу нечто, затем я представляю, что это «нечто» опасное, - и как только я представляю это, я напугана и бегу». Следовательно, по мнению Арнольд, мы боимся потому, что решили, будто нам угрожают. Она считает, что как только человек непосредственным и интуитивным способом приходит к выводу, что тем или иным предметом следует овладеть, она сразу чувствует привлекательность этого предмета. Как только человек интуитивно делает вывод о угрозу для себя, она сразу чувствует, чего ей нужно избежать. Возникает тенденция действовать, что проявляется в различных телесных изменениях, и переживается как эмоция. Оценку, по мнению Арнольд, характеризует мгновение, непосредственность и непредумышленность, то есть интуитивность. Эту интуитивную оценку автор понимает как «чувственное суждения», в отличие от абстрактного «рефлексивного суждения».

В концепции Г. Лазаруса центральной также является идея о познавательную детерминацией эмоций. Он считает, что когнитивное опосредования является необходимым условием для появления эмоций. Однако он критикует М. Арнольд за то, что понятие «оценка» остается в нее субъективным и не связывается с фактами, которые можно непосредственно наблюдать. Это предопределяет игнорирование вопрос об условиях, которые детерминируют оценку. Кроме того, Лазарус не согласен с Арнольд по поводу того, что последняя признает оценку чувственной (эмоциональной) по характеру.

В концепции Г. Лазаруса есть два основных положения:

  • каждая эмоциональная реакция, независимо от ее содержания, является функцией особого рода познания или оценки;
  • эмоциональная ответ представляет собой определенный синдром, каждый из компонентов которого отражает какой-нибудь важный момент в общей реакции.

Центральным понятием концепции Лазаруса является «угроза», которую он понимает как оценку ситуации на основе предвидения будущего столкновения (конфронтации) с ущербом, причем предвидения базируется на сигналах, оцениваемых с помощью познавательных процессов. Собственно говоря, Лазарус рассматривает аффективные реакции, а не только переживания, поскольку для него эмоция, судя по первой и особенно из последних трудов, является синдромом, который содержит три основные группы симптомов - субъективные переживания, физиологические нарушения и моторные реакции. Как только определенный стимул оценивают как угрожающий, сразу урухомлюються процессы, направленные на устранение или уменьшение вреда, т.е. процессы преодоления угрозы. Тенденции к действию по поводу наличия угрозы и ее устранений отражаются в различных симптомах эмоциональных реакций.

Итак, схема возникновения эмоции выглядит так, как показано на рис. 19.4.

19.4

Рис. 19.4. Схема возникновения эмоции. 

 

Наконец, вряд ли оправдано связывать возникновение эмоций только с познавательной активностью.

Еще в одном варианте когнитивной теории эмоций утверждается, что только вербальный фактор (язык и самоотчет) имеют отношение к механизма вызова эмоциональных переживаний. При этом физиологические и поведенческие проявления эмоций считаются лишь сопровождением или следствием этих переживаний.

Когнитивные теории не учитывают наличие эмоций, которые возникают безусловно рефлекторно.

Информационная теория эмоций П.В. Симонова. Оригинальную гипотезу о причинах появления эмоций выдвинул П.В. Симонов. Он считает, что эмоции возникают вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. Степень эмоционального напряжения определяется, по П.В. Симоновым, силой потребности и величине дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели. Это он подал в виде «формулы эмоций»:

Е = - П (Далее-Ис), 

где Е - эмоция; П - потребность; Др - информация, необходимая для удовлетворения потребности; Ис - информация, которой располагает субъект на момент возникновения потребности.

Из этой формулы следует, что эмоция возникает лишь при наличии потребности. Нет нужды, нет и эмоции, потому что произведение Е= 0 (Ин - Ис) тоже будет равен нулю. Не будет эмоции и в том случае, если потребность есть, а (Ин - Ис) = 0, то есть если человек обладает необходимой для удовлетворения потребности информацией (Ис = Др.). Важность разницы (Ин - Ис) П.В. Симонов обосновывает тем, что на ее основании строится вероятностный прогноз удовлетворения потребности. Эта формула дала Симонову основание говорить о том, что «благодаря эмоциям обеспечивается парадоксальная на первый взгляд оценка меры незнание».

В нормальной ситуации человек ориентирует свое поведение на сигналы високоймовірних событий (то есть на то, что в прошлом чаще случалось). Благодаря этому ее поведение обычно бывает адекватной и предопределяет достижения цели. В условиях полной определенности цели можно достичь и без помощи эмоций.

Однако в неопределенных ситуациях, когда человек не имеет точных сведений для того, чтобы организовать свое поведение для удовлетворения потребности, нужна другая тактика реагирования на сигналы. Негативные эмоции, как пишет Симонов, и возникают в случае нехватки сведений, необходимых для достижения цели, что в жизни случается чаще всего. Например, эмоция страха и тревога развиваются, если не хватает сведений, необходимых для защиты, то есть при низкой вероятности избежания нежелательного влияния, а фрустрация - при низкой вероятности достижения желаемой цели.

Эмоции способствуют поиску новой информации за счет повышения чувствительности анализаторов (органов чувств), а это, в свою очередь, предопределяет реагирования на расширенный диапазон внешних сигналов и улучшает извлечения информации из памяти. Вследствие этого во время решения задачи может быть использовано маловероятны или случайные ассоциации, которые в спокойном состоянии не рассматривались бы. Следовательно, повышаются шансы достижения цели. Хотя реагирования на расширенное круг сигналов, полезность которых еще неизвестно, является избыточным и незакономірним, оно предотвращает пропуска действительно важного сигнала, игнорирование которого может стоить жизни.

Если под влиянием негативной эмоции человек или животное стремиться к скорейшему удовлетворения потребности, которая обусловила эту эмоцию, то с положительной эмоцией все гораздо сложнее. Поскольку ликвидация потребности неизбежно приводит к исчезновению положительной эмоции, «гедонічний принцип» («закон максимизации») побуждает человека и животное препятствовать отсутствия потребности, искать условия ее поддержки и обновления. Отмечая разногласия между положительными и отрицательными эмоциями. П. Симонов отмечает, что поведение живых существ направлена к минимизации воздействий, способных вызвать негативные эмоции, и к максимизации положительных эмоциональных состояний. Но минимизация имеет предел в виде нуля, покоя, гомеостаза, а для максимизации, считает он, такой границы нет, потому что теоретически она представляет собой бесконечность. Это обстоятельство, считает Симонов, сразу же исключает положительные эмоции из сферы применения теории «редукции драйва».

Серьезной критике теорию П.В. Симонова подверг Б.И. Додонов. Он справедливо отмечает, что в «формуле эмоций» ее автор дает ряд толкований, которые не совпадают, и прежде всего потому, что он свободно пользуется такими понятиями, как «информация», «прогноз», «вероятность», заимствованными из кибернетики. Это привело к искажению понимания их сути и связанных с ними закономерностей.

По мнению Є.П. Ильина, слабость этой позиции относительно возникновения эмоций, особенно положительных, видно невооруженным глазом. «Формула эмоций» не только не имеет тех преимуществ, которые отметил Симонов, но и противоречит здравому смыслу и реально наблюдаемым фактам.

Прежде всего остановимся на положении: если нет потребности - нет и эмоции. С этим трудно спорить, если речь идет о исходную отсутствие потребности. Однако отсутствие потребности и исчезновение потребности при ее удовлетворении, то есть достижении цели - психологически разные ситуации. Особенно это касается социальных потребностей. Одно дело - первичная отсутствие потребности, а отсюда - и отсутствие процесса мотивации, цели. Нет их, нет повода для возникновения эмоции. Другое дело, когда в результате потребности, что была имеющейся, и мотивационного процесса, который развернулся, достигают намеченной ими цели. В этом случае удовлетворения возникает вследствие устранения потребности, а не ее отсутствие.

Вопреки утверждению Симонова люди испытывают радость и при ожидаемом успеха, то есть при удовлетворении своих потребностей (желаний). А это означает, что главное в возникновении эмоций - не недостаток или избыток информации, которой владеет человек, и даже не наличие потребности, а значимость ее удовольствие для субъекта. В некоторых случаях наличие социальной потребности (необходимости нечто делать) и отсутствие для этого возможностей не только не вызовет негативную эмоцию, а вызовет положительную эмоцию. Достаточно вспомнить, как радуются школьники, когда по болезни учителя срывается урок. И совсем иначе отнеслись бы школьники к срыву урока в том случае, если бы речь шла о консультации к предстоящему экзамену.

Ряд недоразумений возникает по поводу «избыточной информации». Зачем она нужна, если для удовлетворения потребности достаточное Ис, которой равна Др? Почему шахматист должен радоваться только в том случае, если у него есть несколько вариантов постановки мата; разве он не может радоваться только одному пути достижения цели, который найдет?

Но и в смысле формулы как структурной модели, которая показывает внутреннюю организацию эмоций, Симонов снова не точный. С одной стороны, он утверждает, что эмоции и потребности - это разные феномены. С другой - называя свою формулу структурной, он, таким образом, включает потребности (и информацию тоже) в структуру эмоции.

Учитывая однонаправленности функциональной зависимости эмоций от потребности и прогноза, из формулы не следует и обратное ее утверждение, что эмоции усиливают потребность. Е. Ильин считает, что эмоция возникает не для усиления потребности, а для усиления активности мотивационного процесса и принуждения, направленного на удовлетворение потребности. Б.И. Додонов правильно заметил, что в «формуле эмоций», исходя из соображений Симонова, стоило бы П (потребность) заменить на М (мотив).

Из формулы должно исходить, что потребность влияет на прогнозирования (оценку) вероятности достижения цели. И разве не сам автор утверждает, что прогноз зависит от разницы (Ин - Ис), то есть от информации, а не потребности? Вызывает сомнение и утверждение автора, что «для огромного множества эмоций характерно прогнозирования вероятности достижения цели (удовлетворение потребности) на неусвідомлюваному уровне».

Совсем не понятно, как можно определить Др в каждом конкретном случае. Откуда мозг и человек знают, какой должна быть Др- с генетической памяти? Очень часто человек вынужден принимать решения и действовать в неопределенной среде, заранее не зная Др. Не зная эту величину, нельзя определить и разницу между ней и Ис. Кроме того, чтобы эмоция получила отрицательное значение, нужно, чтобы знак минус сопровождал не нуждается (собственно, потребность не может быть ни негативной, ни положительной, это окраску она получает при возникновении эмоции), а разницу между Др и Ис. Но это будет только в том случае, если в формуле будет записано (Ис - Др). Тогда при Др > Ис разница действительно станет отрицательной, как и все произведение. П (Ис - Др).

Есть в этой формуле и другие логико-математические несогласованности. Одной из них, например, является утверждение Симонова, что положительная эмоция возникает и в том случае, если будет уменьшаться разница между Др и Ис, то есть если будет повышаться вероятность достижения цели. Ведь, по его же заявлению и «формуле эмоций», чем ближе (Ин - Ис) будет к нулю, тем меньше будет отрицательная эмоция, и только.

Таким образом, «формула эмоций» не может служить для измерения степени эмоционального напряжения.

В целом, можно сделать следующие выводы. Теория эмоций, названная П.В. Симоновым «информационной», объясняет некоторые отдельные случаи возникновения эмоций в процессе мотивации, а именно при построении вероятностного прогноза удовлетворения потребности. Поэтому ее скорее следовало бы называть «мотивационной».

Эта теория игнорирует эмоциональные реакции, не связанные с мотивационным процессом (например, возникающих при достижении цели, то есть удовлетворении потребности), или эмоции, которые возникают без участия интеллектуальной деятельности и сравнения Др с Ис (например, испуг, что возникает мгновенно и осознанный нами постфактум).

Теория дифференциальных эмоций К. Ізарда. Объектом изучения в этой теории есть частично эмоции, каждая из которых рассматривается отдельно от других как самостоятельный переживально-мотивационный процесс.

К. Изард выделяет пять основных тезисов:

  • основную мотивационную систему человеческого существования образуют 10 базовых эмоций: радость, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, смущение, вина, удивление, интерес;
  • каждая базовая эмоция имеет уникальные мотивационные функции и специфическую форму переживания;
  • фундаментальные эмоции переживаются по-разному и неодинаково влияют на когнитивную сферу и на поведение человека;
  • эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, с гомеостатичними, перцептивними, когнитивными и моторными процессами, воздействуя на них;
  • в свою очередь, драйвы, гомеостатические, перцептивные, когнитивные и моторные процессы влияют на ход эмоционального процесса.

В своей теории К. Изард определяет эмоции как сложный процесс, который охватывает нейрофизиологические, нервно-мышечные и чутко-переживальні аспекты, в результате чего он рассматривает ее как систему. Некоторые эмоции, вследствие врожденных механизмов, лежащих в их основе, организованы иерархически. Источниками эмоций являются нейронные и нервно-мышечные активаторы (гормоны и нейромедиаторы, наркотические препараты, изменения температуры крови мозга и следующие нейрохимические процессы), аффективные активаторы (половое влечение, усталость, другая эмоция) и когнитивные активаторы (атрибуция, память, антиципація).

Говоря о базовые эмоции, К. Изард выделяет их некоторые признаки:

  • базовые эмоции всегда имеют внятные и специфические нервные субстраты;
  • базовая эмоция проявляет себя с помощью выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики);
  • базовая эмоция сопровождается выразительным и специфическим переживанием, усвідомлюваним человеком;
  • базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов;
  • базовая эмоция делает организующий и мотивирующее воздействие на человека, служит ее адаптации.

Однако сам К. Изард признает, что некоторые эмоции, зачисленные в базовых, не имеют всех этих признаков. Например, чувство вины не имеет внятного мимического и пантомімічного выражение. С другой стороны, некоторые исследователи приписывают базовым эмоциям и другие характеристики.

Очевидно, что базовыми можно называть те эмоции, которые имеют глубокие філогенетичні корни, то есть не только у человека, но и у животных. С. Шевалье-Скольніков справедливо указывает, что способы эмоционального выражения свидетельствуют о фундаментальности эмоции лишь в том случае, если прослеживается их филогенетическое происхождения, но и тогда, если есть экспрессивная подобие выражения эмоции в мимике у человека и других приматов. Поэтому такие дискретные эмоции, присущие только человеку, как стыд и вина, к ним не относятся. Вряд ли можно назвать эмоциями также интерес и застенчивость.

Не отрицая мотивационного значение эмоций, по мнению Є.П. Ильина, трудно согласиться с К. Ізардом в том, что эмоции являются основной мотивационной системой организма и как фундаментальные личностные процессы оказывают содержания и значения человеческому существованию. Мотивация намного сложнее, чем это представляет К. Изард, и эмоции являются лишь одним из мотиваторов, которые влияют на принятие решения и поведение человека.

Физиологические механизмы эмоциональных реакций. Анатомические образования, связанные с эмоциональным реагированием. Вопрос о мозговую организацию эмоциональной сферы мало разработанным. Вследствие этого, как отмечают Є.Д. Хомська и Н.Я. Батова, выделяют два направления в изучении мозговой организации эмоциональной сферы: узкий локалізаціонізм и системный подход.

Сторонники вузьколокалізаціоністських концепций утверждают, что для каждой «базовой» эмоции есть свои центры. В опытах на животных и при терапевтических вмешательствах на человеке с использованием электростимуляции определенных участков мозга было показано, что передние части островка, задние отделы гипоталамуса, своды, миндалевидное ядро связанные с эмоцией страха, миндалина и срединный центр таламуса - с яростью, передний отдел гипоталамуса, миндалина, медиальные ядра таламуса - с чувством тревоги, вентромедіальні ядра таламуса, зона перегородки и фронтальные сферы - с переживанием удовольствия. Итак, эмоциональное реагирование связывается с підкірковими центрами.

Однако эти исследования показали, что вузьколокалізовані раздражение головного мозга зумовлююють лишь незначительное количество эмоций. Другие эмоции не имеют строгой локализации и образуются как условно-рефлекторные сочетание базовых эмоций в процессе приобретения социального опыта.

Рефлекторные механизмы возникновения эмоциональных реакций. Эмоциональные реакции могут возникать как невольно, так и произвольно. Самопроизвольное возникновение их может быть безусловно-рефлекторной (например, эмоция испуга или эмоциональный тон ощущений) и условно-рефлекторным.

Новорожденные дети, даже те, что родились без полушарий головного мозга, реагируют на еду выразительной гримасой отвращения. По мере обучения, как только ребенок начинает понимать, что означает «испорченная еда» (это происходит в возрасте около 7 лет), она начинает проявлять сразу к любой пище, что кажется ей испорченной, при этом неважно, действительно ли она является таковой.

Случайный механизм появления эмоций связан, прежде всего, с оценкой человеком возможности и степени удовлетворения потребности. Эмоции могут быть как результат представление человеком тех или иных объектов, а также прошлых событий, так и будущих (эмоциональное настройки и использования эмоциональной памяти).

Эмоции и высшая нервная деятельность. После известной павловской сессии 1949 г., когда единственно правильным было объявлено учения о высшей нервной деятельности, а все явления связывались с условно-рефлекторной деятельностью, механизмы эмоций начали рассматривать с этих позиций не только физиологи, но и психологи. Распространенным стал взгляд, что появление эмоций обусловливает нарушение динамического стереотипа, условно-рефлекторных связей.

И. Павлов говорил: «Мне кажется, что часто тяжелые чувства при изменении обычного образа жизни, при прекращении привычных занятий, при потере близких людей, не говоря уже о умственные кризиса и ломка верований, имеют свою физиологическую основание в значительной мере именно в изменении, в нарушении старого динамического стереотипа и в трудностях установления нового». Конечно, ломка стереотипа может быть причиной негативных эмоций, но это причина, а не физиологический механизм эмоционального реагирования.

Эмоции и вегетативная нервная система. Некоторые авторы связывают негативные эмоции преимущественно с активацией симпатического отдела вегетативной нервной системы, центральных адренергических структур, а положительные эмоции - с активацией парасимпатического отдела и структурами холінергичної природы.

Эмоции и ретикулярная формация. Развитие физиологии и прежде всего электроэнцефалографии обусловили появление еще одной теории возникновения эмоций - активационной, которую сформулировали Д. Линдсли и Д. Хебб. Согласно их взглядам, эмоциональные состояния определяются влиянием ретикулярной формации нижней части ствола головного мозга. «Комплекс активации», который возникает при нарушении ретикулярной формации, является физиологическим выражением эмоции и находит отражение в электроэнцефалограмме. Эта теория страдает односторонностью в понимании анатомо-физиологических механизмов возникновения эмоций.

Эмоции и гормональная система. Показано, что различные гормоны вызывают разные эмоции. Дефицит норадреналина вызывает депрессию в виде тоски, а дефицит серотонина - депрессию, которая проявляется в виде тревоги. Исследования мозга больных, которые причинили себе смерть в состоянии депрессии, показало, что он обедненный и норадреналином, и серотонином. Увеличение концентрации серотонина в мозге, улучшает настроение (Данилова).

В.К. Мягер и О.Г. Гошев изучали соотношение между адреналин и норадреналин при различных негативных эмоциях. Полученные ими данные представлены на рис. 19.5.

Эмоциональное состояние

Адреналин

Норадреналин

Тревога

Повышается

Повышается

Страх

Повышается

Снижается

Отчаяние

Снижается

Повышается

Плач

Снижается

Снижается

Рис. 19.5. Соотношение между адреналин и норадреналин при различных негативных эмоциях. 

На гормональной регуляции базируется и вегетативно-гуморальная теория эмоций П. Хенри. Объясняя происхождение положительных и отрицательных эмоций, он выделяет две ортогональные системы активации, обусловливающие возникновение двух тенденций: борьба и побег - безмятежность и депрессия - приподнятое настроение. Хенри считает, что каждая из трех отрицательных эмоций, которые он рассматривает, имеет свой тип паттернов вегетативных реакций.

Гнев он связывает с нарушением центрального ядра миндалины и увеличением содержания адреналина и тестостерона. Для страха, что возникает при нарушении базолатерального ядра миндалины, характерно преобладание выброса адреналина над норадреналином. Увеличивается, хотя и не намного, количество кортизола в крови, что говорит об увеличении активности коры надпочечников. Депрессия, за Хенри, связанная с нарушением системы «гипофиз - кора надпочечников» и характеризуется выбросом кортикостероида, адренокортикотропного гормона (АКТГ), эндорфинов и снижением количества тестостерона.

По мнению Хенри, для эмоций гнева и страха есть единственный противоположный полюс - положительная эмоция в виде переживания состояния безмятежности. Оно сочетается со снижением активности коры надпочечников, следовательно, со снижением адреналина и норадреналина.

Противоположностью депрессии является состояние приподнятости. Ему соответствует снижение уровня АКТГ, кортиеолу и эндорфинов. Увеличивается содержание в крови половых гормонов (тестостерона - у мужчин, эстрогена и прогестерона - у женщин).

Анатомо-физиологическая теория эмоций Дж. Грея. Ученик Г. Айзенка Дж. Грей выделяет три мозговые системы, которые определяют появление трех основных групп эмоций: тревожности, радости-счастья и ужаса-гнева. Систему мозговых структур, которая генерирует тревожность, автор теории назвал системой поведенческого торможения. Эта система отвечает на условные сигналы наказания или отмены положительного подкрепления, а также на стимулы, которые содержат «новизну». Ее активность блокируется антитривожними веществами (алкоголем, барбитуратами, бензодиазепинами).

Вторая система - система борьбы и бегства - связана с эмоциями ярости и ужаса. Она реагирует на безусловные аверсивные раздражители. Ее активность блокируют анальгетики (морфины), а на антитривожні вещества она не реагирует.

Третья система - система предсказуемого поведения. Адекватными для нее стимулами являются условные сигналы награды (пищи, воды и др.). Эмоции, возникающие при активации BAS, связанные с приятным ожиданием, надеждой, переживанием подъема, счастья.

Индивидуальные особенности эмоциональности человека зависят, по Дж. Греем, от баланса этих эмоциональных систем.



Назад