Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

21.1. Понимание эмоций других людей и эмоциональная способность


Вопрос о понимание эмоций другого человека во многом является дискуссионным. Есть данные, что уже через девять минут после рождения ребенок может познавать стимулы, которые схематически напоминают лицо. С другой стороны, показано, что чем больше матери обсуждают с трехлетними детьми эмоциональные состояния, которые у них возникают, тем лучше они, достигнув шестилетнего возраста, распознают эмоциональные проявления незнакомых взрослых.

У человека должен быть специальный механизм декодирования экспрессий эмоций. Механизм декодирования экспрессивной информации должен иметь способность дифференцировать паттерны выражения лица, а также идентифицировать их как сигналы определенных эмоциональных состояний.

Экспрессия лица в зависимости от знака эмоции по-разному влияет на эмоциональное состояние и условно-рефлекторные реакции страха в партнеров. Важно, что экспрессия лицо может влиять на уровне подсознания, когда человек не осознает события и факта ее влияния.

Влияние экспрессии лицо на величину условного вегетативной защитной реакции осуществляется автоматически и не зависит от процессов сознания.

Паттерны лицо особенно сильно действуют на людей, которые проявляют социальный страх. Во время восприятия фотографий они усиливают признаки негативных эмоций и ослабляют признаки положительных эмоций.

Следовательно, для распознавания и идентификации паттернов экспрессии человека используют два канала - зрительный, который делает опознания за помощью гностических нейронов нижньоскроневої коры, и пропріорецептпивний, который оценивает паттерны собственной выражения лица и служит обратной связью (подкреплением) реакции на информацию из зрительного канала.

Эмоциональный интеллект. Г.Г. Гарськова пишет, что понятие «эмоциональный интеллект» ввели в научный обиход недавно Майер и П. Селовей. Однако оно получило широкое распространение в англоязычной литературе благодаря трудам Д. Големана. Для введения этого понятия были два основания: неоднородность понятия «интеллект» и осуществления интеллектуальных операций с эмоциями. По П. Селовей, «эмоциональный интеллект» содержит ряд способностей: распознавание собственных эмоций, владения ими, понимание эмоций других людей и даже самомотивацию.

Критика этой концепции основывается на том, что в раскрытии эмоционального интеллекта эмоции подменяются интеллектом. Как считает Г.Г. Гарськова, эта критика не правомерна. Она ссылается на то, что эмоции отражают отношение человека к различным сферам жизни и к самой себе, а интеллект как раз и служит для понимания этих отношений. Итак, эмоции могут быть объектом интеллектуальных операций. Эти операции осуществляются в форме вербализации эмоций, что основывается на их осознании и дифференциации. Итак, за Гарськовою, эмоциональный интеллект - это способность понимать отношение личности, представленное в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза.

Необходимым условием эмоционального интеллекта, как пишет далее автор, есть понимание эмоций субъектом. Конечным продуктом эмоционального интеллекта является принятие решений на основе отображения и осмысления эмоций, которые являются дифференцированной оценкой событий, которые имеют личностный смысл. Эмоциональный интеллект продуцирует неочевидные способы активности для достижения целей и удовлетворения потребностей. В отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые воспроизводят закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью.

Є.П. Ильин считает, что под эмоциональным интеллектом авторы имеют в виду эмоционально-интеллектуальную деятельность.

Эмоциональная память. Вопрос о наличии эмоциональной памяти тоже дискутируется. Однако это понятие уже вошло в учебники.

Считают, что произвольное воспроизведение эмоциональных переживаний дается человеку трудно. Однако П.П. Блонский, например, пришел к выводу, что произвольное воспроизведение эмоций для многих людей почти невозможно. Но нельзя опровергнуть тот факт, что эмоциональная память может воспроизводиться невольно.

Еще один спорный вопрос: какие эмоциональные переживания лучше запоминаются - положительные или отрицательные? Среди западных психологов в первой четверти XX в. распространилось мнение, что лучше сохраняются в памяти положительные эмоции. С. Фрейд обосновывает это вытеснением из памяти всего, что влечет за собой тяжелые ощущения. Однако эксперименты, подтверждающие это положение, не всегда были безупречными. Они подверглись критике многих психологов.

В противоположность взглядам западных психологов, П.П. Блонский доказывал, что лучше запоминаются негативные эмоции, и подкреплял свою тезис как соображениями о биологическую целесообразность этого, так и рядом исследований. В частности, он пишет, что животное, которое забывает то, что причиняет ей страдания, обречена на скорую гибель.

Є.А. Громова отмечает, что одним из свойств эмоциональной памяти является ее постепенная эволюция во времени. Сначала воспроизведения пережитого эмоционального состояния является сильным, ярким. Однако со временем это переживание ослабевает. Эмоционально окрашенная событие легко вспоминается, но уже без переживания эмоции, хотя и с некоторым аффективным оттиском: недиференційованим переживанием приятного или неприятного. Это означает, что эмоция редуцирует к эмоционального тона впечатлений.

При этом наблюдается некоторая генерализация процесса. Если первоначальную эмоцию обусловил некий определенный раздражитель, то со временем память о ней распространяется на другие подобные раздражители. П.П. Блонский делает вывод, что при такой генерализации эмоционального переживания происходит снижение способности дифференцирования его стимулов. Например, если человек в детстве напугал некоторое пес, то будучи взрослым, человек боится собак в целом.

Память о пережитой боли сохраняется очень долго (кроме боли при родах). Этот страх заставляет людей удалить зуб, чем лечить его при помощи бормашины, знакомство с которой произошло еще в раннем детстве (Б.М. Федоров).

П.П. Блонский приводит примеры влияния эмоциональной памяти на формирование характера. Ужасное наказание в детстве может сделать человека робкой, постоянная память о пережитом несчастье - меланхолической и т.д.

На основании результатов, которые получил Ханин, можно считать, что у женщин эмоциональная память лучше, чем у мужчин.

Эмоциональный слух. Этот термин ввел В.П. Морозов и он означает способность опознания эмоций за речью и пением человека. О существовании такой способности свидетельствует тот факт, что между эмоциональным слухом и языковым слухом отсутствует корреляция. Поэтому «эмоциональная глухота» может встречаться и у людей с хорошо развитым восприятием речи. Эмоциональный слух - филогенетически более давняя способность. В пользу существования этой способности свидетельствует и то, что подопытные разного возраста, пола и профессии обнаружили существенные различия в правильности опознания эмоций - от 10 до 95%. Было также обнаружено, что музыканты и вокалисты имеют более развитый эмоциональный слух. В связи с этим эмоциональный слух стали рассматривать как один из критериев художественной одаренности, который начали использовать на экзаменах в консерватории. В контексте обсуждаемого важно не то, насколько эмоциональный слух пригоден для профотбора, а насколько он помогает познавать эмоции человека.

Данные свидетельствуют о том, что эмоциональный слух зависит от опыта, который люди приобретают в процессе общения. Но с другой стороны, есть лица, которые и без опыта способны познать все пять эмоций: грусть, радость, страх, гнев, нейтральность. Значит эмоциональный слух может быть и врожденным.

Информация, которую использует человек, узнавая эмоции других людей. Обсуждение этого вопроса связано с так называемыми «когнитивными схемами эмоций», то есть с установлением того набора признаков, с помощью которого можно судить о наличии той или иной эмоции. Сопоставление совокупности наблюдаемых признаков эмоций со схемой позволяет идентифицировать эмоцию. При этом предусмотрено, что ни одна из признаков не является жестко привязанной к определенной эмоции, а ее идентификация осуществляется на вероятностной основе.

В отличие от опознания собственной эмоции, где ведущим признаком является субъективное переживание эмоции, опознания эмоций других людей осуществляется, в основном, за внешними проявлениями эмоций: мимикой и позой, изменением речи и голоса, поведением, вегетативными реакциями. Учитываются также антецеденты, то есть то, что предшествует эмоциям и является их причиной: ситуация в ее взаимодействия с имеющейся у человека целью. Следовательно, если наблюдатель представляет себе ситуацию, в которой оказался человек, ее цель в этот момент и внешние проявления эмоции, то он имеет достаточно информации, чтобы познать эмоцию.

Итак, очевидно, что в восприятии других эмоций большое значение имеют условно-рефлекторные связи, которые образовались в онтогенезе между ситуацией и сопутствующей ей эмоцией, а также эффект каузальної атрибуции.

Н.Д. Билкіна и Д.В. Люсін отмечают, что люди дают разные эмоциональные реакции на те же ситуации, даже если цели у них одинаковые. Нет и однозначных связей между эмоцией и ее внешним выражением. Поэтому для идентификации эмоций других людей следует учитывать дополнительную информацию по некоторым промежуточными переменными, такими как индивидуальные особенности человека, культурные особенности той общности, к которой она принадлежит, актуальный физическое и психическое состояние человека, за которым наблюдают. Эти промежуточные переменные авторы называют медиаторами.

Модели характеристик, по которым распознают эмоции других людей. Весьма важным является вопрос: опираясь на какие характеристики эмоций человек распознает их и дифференцирует?

Многомерная модель эмоций рассматривает все эмоции в многомерном пространстве ограниченным количеством переменных (координат): негативность - позитивность, сила - слабость, активность - пассивность. Адекватным методом для многомерной модели является метод многомерного шкалирования (ЮТЭМ). Суть этого метода заключается в том, что он позволяет выявить минимально допустимое количество шкал (факторов, признаков), на которые ориентируется человек при вынесении суждения о несовпадение или подобие эмоций, обусловленных экспрессией на фотографиях. Степень сходства оценивают по дев'ятибальною шкале для 13 фотографий попарно во всех возможных сочетаниях.

Для распознавания эмоций другого человека используют различные каналы экспрессии: мимика, речь, вегетативные и двигательные реакции.

Подростку легче дать общую оценку экспрессии человека за его динамикой в процессе общения, чем за отдельными каналами экспрессии.



Назад