Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

21.2. Идентификация эмоций за мимикой и пантомімікою


Выявлено, что, несмотря на индивидуальные различия в изображении эмоций различными коммуникаторами, радость, удивление, страдания и гнев люди довольно точно распознают по выражению лица. Презрение и страх узнают хуже. Презрение часто путают с гневом.

Понимание (идентификацию) эмоций другого изучали В.А. Барабанщиков и Т.Н. Майкова. Они выделили общие для всех модальностей эмоций условия их идентификаций за мимикой. Легче всего идентифицируются целостные мимические выражения, которые охватывают изменения во всех зонах лицо одновременно. Труднее всего идентифицируются мимические проявления в области лба, бровей-(эмоции не узнавали в половине случаев). Вдвое точнее узнают эмоции за изменениями в области глаз и нижней части лица.

В то же время для разных эмоций есть свои оптимальные зоны идентификации. Выражение эмоций горя и страха в области глаз идентифицируется легче, чем в нижней части лица. Экспрессивные характеристики гнева-покоя легко обнаруживаются в области лба, бровей-(хотя по данным К. Ізарда, гнев - это единственная эмоция, опознания которой требует наличия мимических изменений во всех зонах лицо одновременно). Выражения радости, отвращения, сомнения максимально точно отражаются за изменениями в нижней части лица.

Выявлено преимущество женщин в декодировании эмоций за мимикой. Однако, как показали Г. Розенталь и М. Где-Пауло-Белла, преимущество женщин при опознании эмоций по голосу не оказывается.

Эмоции проявляются и в позе человека, однако этому вопросу исследователи уделяют значительно меньше внимания.

Культурные особенности влияют как на точность распознавания модальности эмоций, так и на оценку интенсивности их проявления. В кроскультурном исследовании Ю.В. Гранської было показано, что студенты из России значительно успешнее, чем студенты из других стран, распознавали страх, печаль, удивление, отвращение и менее успешно - счастье, гнев, радость. Автор объясняет снижение в российских студентов чувствительности к ряда эмоциональных состояний обстоятельствами их жизни, большим терпением русских людей, что обусловливает более позитивное толкование эмоции гнева.

При сравнении оценки эстонцами и киргизами различных выражений лица в контексте «он потерял дорогу для него человека», оказалось, что эстонцы в сравнении с киргизами преувеличивали значение сумму и применшували оценки страха.

У разных народов те самые выразительные средства обозначают разные эмоции. О. Клайнбер, изучая эмоциональную экспрессию в китайской литературе, обнаружил, что фраза «глаза ее округлились и широко открылись» означает не удивление, а гнев; а недоумение отражает фраза «она выдвинула язык». Хлопанье в ладоши на Востоке означает досаду, разочарование, печаль, а не одобрение или восторг, как на Западе. Выражение «почесал уши и щеки» означает выражение удовлетворения, блаженства, счастья.

Восприятие эмоционального состояния за языке. Важным каналом для опознания эмоционального состояния человека является его речь. Однако, в онтогенетичному развития человека есть детский период, когда она еще не владеет языком, а выдает только звуки. Возникает вопрос: насколько родители способны уверенно определять в звуках детей их эмоциональное содержание? Показано, что такая возможность присуща взрослым людям, независимо от того, есть у них опыт общения с малышами или нет. Однако точнее оцениваются сигналы биологически более значимые. В то же время некоторые сигналы расценивались как противоположные до того состояния, в котором были зарегистрированы.

Т.В. Корнева и Є.Ф. Бажин установили, что разногласия в точности распознавания эмоций по голосом связаны в основном с модальностью эмоций. Интересные данные авторы получили относительно точности распознавания эмоций людьми разных профессий. Лучше всего распознавали эмоции врачи-психиатры по сравнению не только с математиками и инженерами, но даже по сравнению с врачами других специальностей (терапевтами, окулістами, лорами и т.п.). Очевидно, это связано с тем, что в психиатров профессионально развивается внимание ко всем проявлениям экспрессии своих пациентов.

Исследования В.Х. Манерова по идентификации эмоций за речью показало, что основным признаком, которую человек использует при слуховом восприятии эмоционально обусловленных изменений речи, является степень мовнорухового нарушения. Определение вида пережитой говорящим эмоции слушатель (аудитор) осуществляет менее успешно, чем определение степени эмоционального возбуждения. Точно выделяются базовые эмоции, потом удивление и неуверенность и худшее - презрение и отвращение. На точность опознания эмоций влияет способность диктора передавать в вещании эмоциональные состояния, а также опыт аудитора.

А.О. Борисова изучала успешность опознания эмоционального состояния человека по интонационным рисунком вещания.

Способность к распознавания эмоций за речью зависит от особенностей личности. Сензитивные, легко ранимые, чувствительные, проникновенные, осторожные люди в контактах с другими людьми лучше распознают эмоции в речи.

«Вербальные эталоны» восприятие экспрессии различных эмоций. Изучению индивидуальной избирательности в описании признаков экспрессии различных по модальностью эмоциональных состояний, а также выявлению типов «вербальных эталонов экспрессии» посвящено исследование В.А. Лабунской.

Полученные результаты свидетельствуют, что люди при опознании эмоций ориентируются на ограниченное количество экспрессивных единиц, среди которых выделяются наиболее часто употребляемые. В частности, длина словаря экспрессивных единиц радости состоит из 19 суждений, но только некоторые из них исследуемые употребляли часто - это «улыбка» - 90% случаев, «глаза сияют» - 35%, «смішливість» - 30%, «общее оживление» - 20%.

Длина словаря экспрессивных признаков удивления состоит из 11 суждений; из них чаще всего использовали такие: «глаза широко открыты» - в 70% случаев; «брови подняты» - в 57%; «рот открыт» - в 40%; «взгляд питальний» - в 30%.

Словарь экспрессивных признаков презрения содержит 11 суждений, среди которых также есть часто употребляемые: «кривая улыбка» - 41% случаев; «холодный взгляд» - 32%; «уголки рта опущены»« - 24%.

В ходе контент-анализа экспрессии гнева было выделено 18 суждений. Среди них основными были признаки, которые характеризуют мимику лица: «брови разведены» - 38% случаев; «глаза блестят» - 41%; «вздрагивают ноздри» - 30%; «губы плотно сжаты» - 31%; «лицо искривленные» - 21%.

Длина словаря признаков экспрессии страдания состояла из 13 суждений. Чаще всего называли такие признаки: «опущенные губы» - 35%; «глаза грустные» - 40%; «плач» - 21%.

В описаниях страха так же, как и в описаниях презрения, страдания, гнева, превалируют признаки, относящиеся к мимики. Чаще всего выделяли такие экспрессивные элементы: «глаза расширены» - 62% случаев; «рот открыт» - 30%; «лицо застывшее» - 32%; «дрожь» - 32%.

Итак, анализ содержания и структуры описаний ЭКСПРЕССИИ («вербальных эталонов»), который провела В.А. Лабунская, позволил ей сделать такие выводы:

  • длина словаря экспрессивных признаков эмоциональных состояний колеблется в диапазоне от 11 до 19 суждений;
  • каждый индивид обращает внимание на ограниченный набор, фиксируя признаки экспрессии;
  • чаще всего в эталоны включаются те признаки, которые принадлежат к мимики;
  • описи составляются, как правило, из типичных признаков, следовательно, эталоны экспрессии маловаріантні;
  • отношения между элементами экспрессивной поведения, зафиксированной в описаниях, зависят от модальности состояния;
  • выделены элементы экспрессивной поведения соответствуют известной классификации: мимика, пантоміміка, жесты, интонация, вегетативные изменения;
  • в структуру «вербальных эталонов экспрессии» входят суждения, которые характеризуют общения человека, которая находится в определенном состоянии, - «коммуникативные черты личности».

Появление в описаниях признаков, которые характеризуют степень «коммуникабельности» партнера по общению, свидетельствует о том, что для опознания состояния важна оценка поведение человека с точки зрения его отношения к другим людям.

Количество признаков, которые принадлежат к мимике, по данным В.А. Лабунской, в среднем соответствует 50% от общего количества названных элементов экспрессивной поведения. В описаниях выражения удивления и страдания они составляют основную часть - 70-77%. Признаки, которые касаются пантоміміки, жестов человека, зафиксировано главным образом в описаниях радости, страха, гнева. «Коммуникативные черты личности» чаще включаются в описи презрения и страдания (15-18%). Другие элементы экспрессивного поведения встречаются значительно реже.

Итак, мимика выполняет основную нагрузку в выражении состояний, это выразилось в вербальных эталонах экспрессии. В то же время – мимическую картину страха часто интерпретируют как неожиданность. Мимика этих состояний включает однородные признаки, однако страха свойственна двигательная активность, а удивления - нет. Состояния радости и гнева принадлежат к стенічних аффектов, которым свойственна двигательная активность, что и нашло отражение в описаниях исследований.

Выражение лица этих состояний соответствует крайнем степени удовольствие и неудовольствие и не похож на другие формы выражения. Поэтому, несмотря на то, что пантоміміка имеет большое значение как индикатор этих состояний, возможно успешное опознания их на основе самой только мимики.

Страдания принадлежат к астенических явлений, для которых характерна заторможенная двигательная активность. Мимика в этом случае выполняет основную нагрузку как индикатор состояния. Такое же соотношение между элементами экспрессивной поведения характерно для презрения.

Типы «вербальных эталонов» восприятие выражения эмоционального состояния другого человека. У субъекта познания в процессе взаимодействия с другими людьми формируется система эталонов восприятия экспрессивной поведения, которая отличается содержанием, структурой, уровнем обобщенности, типичности.

Вербальный описание экспрессии представляет собой эталон, который охватывает те признаки, которые субъект осознает, является для него определенными константами в опознании эмоций по выражению лица. Поэтому вербальный эталон содержит только те признаки, которые объект осознает, тогда сам содержание эталона, количество признаков, которые он охватывает, свидетельствует о познавательные возможности субъекта, его умение сознательно выделить признаки экспрессии состояния.

Эталоны экспрессии радости представлены двумя типами: мимическими и пантоміміко-соматическими.

Почти все типы эталонов выражения удивления В.А. Лабунская причисляет к «мимических». Другие эталоны составляют сочетание конкретных и обобщенных характеристик мимического выражения.

Эталоны экспрессии презрения по содержательным и структурными характеристиками В.А. Лабунская причисляет к мимических и комплексных. Они, в принципе, такие же, как и описанные выше.

Мимические эталоны отличаются друг от друга по частотными показателями признаков. Пантоміміко-соматические эталоны состоят из различных элементов экспрессивной поведения, которые слабо дифференцированы и принадлежат к целостных, обобщенных показателей.

Мимические эталоны содержат признаки, которые чаще всего фиксируются. Исключением является эталон для экспрессии состояния презрения. На основе экспрессивной поведения осуществляется не только познания состояния, но и всей системы взаимоотношений между партнерами. Происходит приписывание качеств личности человека.

Основной тип эталонов экспрессии страха, в отличие от эталонов удивления, презрения, страдания, - это «пантоміміко-соматический». Рядом с мимикой в эталон входят различные элементы экспрессивной поведения: пантоміміка, интонация, экстралингвистические характеристики, соматовегетативні реакции. Это отчетливо видно при рассмотрении 1-го и 2-го эталонов. Они содержат признаки, которые часто фиксировали подопытные и принадлежат к различным элементам экспрессивной поведения. Четвертый эталон - мимический. Он также содержит признаки, которые часто называются, но такое их сочетание встречается значительно реже, чем сочетание элементов, входящих в 1-го и 2-го эталонов.

Следовательно, в отличие от предыдущих состояний, для которых типичными были мимические эталоны, для страха характерным является пантоміміко-соматическое эталон. Общее между эталонами страха и других состояний том, что в пантоміміко-соматических эталонах преобладают обобщающие, интегральные показатели экспрессивной поведения, а в мимических - единичные признаки.

Типичным для экспрессии гнева есть пантоміміко-соматическое эталон. Рядом с ним В.А. Лабунская обнаружила и мимические эталоны (2-й, 5-й, 6-й, 4-й, которые состоят из конкретных изменений лицевой экспрессии гнева.

Для эталонов гнева характерна подчеркнута психомоторика (человек живо движется, жестикулирует и т.п.). По содержанию и структуре эталоны экспрессии гнева отражают закономерности, описанные на основе анализа эталона других состояний.

Как считает В.А. Лабунская, полученные результаты свидетельствуют, что опознание мимики осуществляется на основе выделенных в рисунке комплексов-признаков. Умение расчленить и представить схематически вариации признаков мимически влияет на процесс опознания эмоций. В то же время представленность в эталонах отдельных признаков не всегда достаточна для опознания выражения, особенно в том случае, если он имеет сложную структуру.

Следовательно, по мнению В.А. Лабунской, в общении успешнее представитесь эмоциональные состояния людей те партнеры, которые успешно екстеріоризують эталоны графическим способом, а их вербальные эталоны включают в основном мимику. Актуальность эталона определяется тем, который по сложности выражение приходится познавать субъекту. Анализ результатов, полученных при определении связей между вышеуказанными показателями, позволил ей также сделать вывод о том, что более успешными в общении будут индивиды, у которых сложились графические эталоны экспрессии и которые могут спонтанно их екстеріоризувати в течение небольшого промежутка времени. Этот навык оказывается важнее, чем умение вербализовать признаки экспрессии.

Невербальное (образное) восприятие эмоций. Во время распознавания эмоций другого человека чаще всего используют вербальные отчеты. Однако есть свидетельства тому, что значительная часть переработки информации происходит на невербальном, образном уровне, что дает основание при опознании эмоций использовать и цветовой тест.

Влияние личностных особенностей на понимание эмоций другого человека. Понимание эмоций другого человека обусловлено многими факторами, в том числе индивидуальными особенностями. В.А. Лабунская обнаружила, что эмоции лучше узнают люди с развитым невербальным интеллектом, эмоционально подвижные, больше направлены на окружающую, чем на самих себя. Она обнаружила также, что люди необщительные, эмоционально неустойчивые, с развитым образным мышлением, старшие по возрасту успешнее распознают негативные эмоциональные состояния.

Сложнее распознать эмоции у лиц со склонностью к негативных эмоциональных переживаний, потому что им свойственно скрывать выражения своих эмоций.

А.О. Борисова, изучая психологическую проницательность, обнаружила, что «непроницательны» - это:

  • «гіпоемотивні» люди, которые имеют низкие баллы за всеми тремя основными модальностями (радость, гнев, страх);
  • робкие, которые имеют высокий балл эмоции страха;
  • субъекты с преобладанием эмоций двух модальностей, одна из которых - эмоция страха;
  • «гневливые», которые имеют высокий балл эмоции гнева.

Є.Д. Хомська и И.Я. Батова отмечают, что женщины вероятно чаще, чем мужчины, видят на фотографиях возмущение и обиду, а мужчины - решительность (но и то, и другое не является эмоцией).



Назад