Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

24.2. Возрастные и половые особенности эмоциональной сферы личности


Важность изучения возрастных особенностей эмоциональной сферы детей связана с тем, что имеется тесная связь эмоционального и интеллектуального развития. Є.І. Янкина отмечает, что нарушения в эмоциональном развитии ребенка дошкольного возраста приводят к тому, что ребенок не может использовать другие способности, в частности интеллект, для дальнейшего развития. У детей с эмоциональными нарушениями преобладают такие отрицательные эмоции, как горе, страх, гнев, стыд, отвращение. У них есть высокий уровень тревожности, а положительные эмоции проявляются редко. Уровень развития интеллекта успешных соответствует средним значением по тесту Векслера. Отсюда возникает задача контроля за эмоциональным развитием детей и при необходимости применения психокоррекционных программ.

Общие тенденции возрастных изменений эмоциональной сферы. Эмоции появляются у человека еще до его рождения. К.В. Шулейкина обнаружила, что эмоциональные реакции удовольствие и неудовольствие наблюдаются уже в пяти-шестимесячного человеческого плода.

Меняются способы произвольного реагирования на те или иные эмоции. Например, маленький ребенок, переживая страх, скорее всего бросится к близкого человека (матери, отца, сестры, брата). Однако уже в дошкольном возрасте базовые (врожденные) эмоции приобретают социальной окраски. Поэтому в подростка бегство от опасности ассоциируется с чувством стыда. Вследствие этого он выбирает другой способ борьбы со страхом - пытается оценить степень опасности, занять более выгодную позицию или просто игнорирует угрозу, не придает ей значения.

Как отмечает К. Изард, с возрастом меняются не только эмоциональные реакции, но и значение активаторов конкретных эмоций. В частности, в трехнедельном возрасте звук женского голоса вызывает у ребенка улыбку, но, по мере того, как ребенок становится старше, этот же голос может вызвать у нее раздражение. Лицо матери, которая удаляется, не вызовет особой реакции у трехмесячного ребенка, в то время как 13-месячный ребенок отреагирует на это гневным протестом, а 13-летний подросток может даже обрадоваться тому, что остается в доме один, без родительской опеки.

К. Изард, Ю.А. Макаренко и другие психологи обнаружили, что в онтогенезе развитие базальных эмоций, а также знаний о них формируется с предубеждением по сравнению с вторичными эмоциями. Даже дети двух-трех лет не только понимают состояние страха и радости, но могут произвольно воспроизводить их. С возрастом развиваются положительные эмоции. Момент переживания удовольствия в детских играх сдвигается по мере развития ребенка: у малыша удовольствие возникает в момент получения желаемого результата. На следующей ступени развития удовольствие дает не только результат, но и сам процесс игры. На третьей ступени в старших детей возникает ожидание удовольствия в начале игровой деятельности.

В процессе онтогенеза развивается способность использования эмоциональной экспрессии как средство общения. С другой стороны, с возрастом улучшается распознавания эмоций по выражению лица.

С возрастом также происходит расширение и усложнение знаний о эмоции. Увеличивается количество понятий, в которых осмысливаются эмоции (расширяется «словарь эмоций»), что происходит за счет дифференциации первобытных обобщенных понятий «приятное-неприятное». Пределы эмоциональных понятий становятся более четкими. Маленькие дети применяют тот же термин для обозначения широкого круга эмоциональных явлений. Увеличивается количество параметров, по которым характеризуют эмоции; сначала их два - «нарушение-умиротворения» и «удовольствие-неудовольствие», затем появляются параметры «связь с другими», «соответствие месту» и др. Если в пять лет дети тесно связывают ее с ситуацией ее возникновения и определяют первую через вторую, то позже ребенок начинает дифференцировать представление о причинах эмоции и внутренние состояния, которые связывают ситуации с эмоциональной реакцией.

Итак, вопреки мнению некоторых ученых, можем говорить о развитии эмоциональной сферы личности в онтогенезе.

Развитие эмоциональной сферы ребенка. Я. Дембовский отмечает, что младенец оперирует тремя эмоциями: страхом (точнее было бы сказать - испугом), что проявляется во время сильного звука; гневом, как реакцией на ограничение движений, и удовольствием, которое возникает в ответ на покачивание, а также на легкое поглаживание тела. Что же касается выражения этих эмоций, то в первую очередь у младенца возникает плач. Но у него бывает и выражение, похожее на улыбку. Вероятно, это чисто рефлекторное явление, не связанное с событиями окружающего мира.

Постепенно улыбка становится более определенной, ребенок улыбается в ответ на различные стимулы. Если 3-4-месячные дети улыбаются и оживляются на обращенную к ним разговор любого взрослого, то 5-6-месячные дети при приближении и обращении к ним другого взрослого, вместо того чтобы сразу улыбнуться, долго и сосредоточенно смотрят на него, а потом или улыбаются, или отворачиваются, а иногда могут и громко расплакаться.

Формы реагирования, связанные с плачем и улыбкой, очевидно, универсальные и отражают процесс созревания нервной системы. Даже в сліпонароджених детей наблюдают одну и ту же последовательность. Примерно в два с половиной месяца у ребенка появляется социальная улыбка, которая обращена к другому человеческого лица. Малыши охотно улыбаются и реагируют движениями всего тела на человека, который приближается к ним. От этого момента ребенок требует социальных контактов, в результате чего возникает новый вид эмоционального реагирования - формирование аффективно-личностных связей. Они закладываются в первые полгода жизни ребенка, чему способствует развитие в нее выразительных средств. В начале ребенок выражает свои аффекты беспокойными движениями или недвижимостью. Затем присоединяются мимика, звуки и телесные движения.

Меняется и характер голосовой экспрессии. В течение 1-го месяца крик ребенка выражает только ее недовольство, причем звуковой состав этого крика похож на интонации обиды и недовольство взрослых. На 2-м месяце появляется спокойное «гуление», на 3-му - звуки радости, а позже - смех (Тонкова-Ямпольська). Правда, по другим данным, ребенок впервые начинает смеяться в возрасте 5-9 недель.

В 3-месячном возрасте дети уже «настроены» принимать родительские эмоции, и их поведение показывает, что они ожидают увидеть выражение эмоций на лице матери или отца.

В первые полгода жизни ребенка аффективно-личностные связи оказываются как ее стремление разделить с взрослыми свои положительные эмоции по поводу восприятия воздействий, которые радуют (интересной игрушки, веселой музыки и т.п.).

До второй половины первого года жизни ребенок проявляет умение пользоваться восприятием эмоций матери для того, чтобы проверять себя и получать поддержку, а также за выражением ее лица ориентироваться, или продолжать свои действия, когда ситуация становится незнакомым. Эту аффективную взаимодействие называют «социальным соотнесением».

В другие полгода жизни аффективно-личностные связи проявляются не только в позитивной, но и в отрицательной емоціогенній ситуации (в незнакомом помещении, при встрече со сторонними взрослыми и т.п.). Ребенок ищет у взрослого защиту, прижимается к нему, заглядывает в глаза.

В то же время, у детей внезапно появляются боязнь незнакомых людей и тревога разлуки с родителями («тревога семимесячных»). Малыши, которые до этого улыбались и были приветливы, в присутствии посторонних становятся робкими и настороженными. Перспектива остаться одному в незнакомом месте даже на короткое время вызывает у них сильное беспокойство. Они часто плачут и цепляются за родителей.

Как отмечают М. Эйнсворт, Е. Маккобі и С. Фельдман, дети, имеющие отношения только с одним из родителей, склонны проявлять более сильный страх перед незнакомцами и тревогу разлуки (последняя особенно проявляется, когда дети попадают в ясли). Кроме того, эти виды тревоги появляются в них раньше, чем у детей, которые имеют связи не только с одним из родителей.

Если есть недостаток ситуативно-личностного общения ребенка со взрослыми, аффективно-личностные связи не устанавливаются, что нарушает не только эмоциональный, но и общее психическое развитие ребенка.

Если первые эмоции связаны с биологическими потребностями ребенка (в самозбереженні и удовлетворении), то дальнейшее обогащение причин к проявления эмоциональных реакций связано с интеллектуальным развитием ребенка.

Эмоциональная сфера детей младшего возраста. Для детей раннего младшего возраста характерны запоздалые эмоциональные реакции на ситуацию, неумение понимать эмоциональные состояния других, а выражения эмоционального состояния (экспрессия) соответствует его реальному ходу.

В 2-3 года возникают социальные формы гнева - ревность и зависть. Дети сердятся и плачут, если иметь в них на глазах ласкает чужого ребенка. В результате социальных контактов появляется радость как выражение базовой эмоции удовлетворения. В три-пять лет стыд, сочетаясь с эмоцией страха, приобретает новое качество, превращаясь на страх осуждения.

В возрасте 2-3 лет дети могут изображать эмоции, подбирают мимические средства для выражения радости, гнева, отвращения, горести, удивления, стыда.

В 3-летних детей появляется гордость за свои достижения. Дети стремятся продемонстрировать свои успехи взрослому. Если это не удается, то их радостные переживания по поводу успеха существенно омрачаются. Возникает обида по поводу игнорирования или непризнания успеха взрослыми, стремление к преувеличению относительно успеха.

Заметные изменения происходят с возрастом в эмоциональном отношении детей к сверстникам. Дети младшей ясельной группы, как правило, с улыбкой рассматривают друг друга, иногда наблюдаются проявления ласковости. После двух лет эмоциональная реакция становится намного ярче. Увеличивается эмоциональное заражение детей друг от друга и эмоциональная чуткость в отношении другого ребенка. Совместная деятельность имеет ярко выраженную эмоциональную окраску, которое бурно нарастает в процессе взаимодействия.

Эмоциональные особенности дошкольников. Дошкольники уже настолько овладевают выражения эмоций, что показувана экспрессия той или иной эмоции вовсе не означает ее переживания. В дошкольников появляется ожидания (предвидение) тех или иных эмоций, что влияет на мотивацию их поведения и деятельности, внося коррективы в их планы. В дошкольном возрасте постепенно развивается умение определять эмоциональное состояние других людей. Этот вопрос подробно изучила А.М. Щетинина на 4-5 и 6-7-летних детях. Она обнаружила типы восприятия эмоций по экспрессии, которые можно рассматривать и как уровне развития этого умения.

  • ДОВЕРБАЛЬНИЙ ТИП. Эмоция не сказывается словам, ее опознания оказывается через установление детьми соответствии выражения лица характера конкретной ситуации («он, наверное, смотрит мультик»).
  •  ДИФФУЗНО-АМОРФНЫЙ ТИП. Дети называют эмоцию, но воспринимают ее поверхностно, нечетко («веселый», «посмотрел и узнал, что он скучает»). Составные элементы эталона эмоции еще не дифференцированы.
  • ДИФФУЗНО-ЛОКАЛЬНЫЙ ТИП. Воспринимая выражение эмоции глобально и поверхностно, дети начинают выделять отдельный, часто единичный элемент экспрессии (в основном - глаза).
  • АНАЛИТИЧЕСКИЙ ТИП. Эмоцию распознают благодаря выделению элементов экспрессии. Преимущественно дети опираются на выражение лица, а не позу.
  • СИНТЕТИЧЕСКИЙ ТИП. Это уже не глобальное и поверхностное восприятие эмоций, а целостное, обобщенное («злая она, потому что вся зла»).
  • АНАЛІТИКО-СИНТЕТИЧЕСКИЙ ТИП. Дети выделяют элементы экспрессии и обобщают их («она веселая, у нее все лицо такое - веселые глаза и рот»).

Опознание страха и удивления 4-5-летними детьми осуществляются преимущественно за довербальним типом восприятия. Радость и грусть распознают по диффузно-аморфными типами 4-5-летние дети и за аналітико-синтетическими - 6-7-летние дети. При опознании гнева детьми 4-5 лет ведущим становится диффузно-локальный тип, а детьми 6-7 лет-аналитический.

Для большей части 5-6-летних детей становится доступным определение эмоций другого человека за ее языком. Задержка в развитии этого умения происходит у детей из неблагополучных семей, когда у ребенка формируются стабильные негативные эмоциональные переживания (тревога, чувство неполноценности). Очевидно, это приводит к снижению контактов в общении и, как следствие, к недостаточного опыта в восприятии других эмоций. У этих детей недостаточно развита и эмпатия.

В дошкольном возрасте (6-7 лет) возникают дружеские отношения между детьми, хотя четкого понимания дружбы еще нет, понятия доверительных отношений и взаимности для детей этого возраста слишком сложные.

Эмоциональные нарушения у детей дошкольного возраста. Г.М. Брєслав к эмоциональных нарушений в дошкольном возрасте относит:

  • отсутствие эмоциональной децентрации - ребенок не способна сопереживать ни в реальной ситуации, ни во время прослушивания литературных произведений;
  • отсутствие эмоциональной синтонії - ребенок не способен откликаться на эмоциональное состояние другого человека, прежде всего близкого или симпатичной;
  • отсутствие эмоциональной саморегуляции - ребенок не чувствует вины, связанной с новым этапом самосознания («Это я сделал») и способностью эмоционально возвращаться в прошлое.

У детей-неврастеников дошкольного возраста проявляется повышенная аффективная возбудимость. У ребенка быстро возникает состояние гнева по незначительным причинам, после аффективной разрядки она может плакать, переживать вину.

Ю.М. Міланіч разделяет детей с эмоциональными нарушениями на три группы. В первую входят дети с выраженными внутренне-личностными конфликтами. У этих детей родители и педагоги отмечают тревожность, необоснованные страхи, частые колебания настроения. Вторую группу составляют дети с межличностными конфликтами. Эти дети отличаются повышенной эмоциональной возбудимостью, раздражительностью, агрессивностью. Третью группу составляют дети как с внутрішньоособистісними, так и с межличностными конфликтами. Для них характерны эмоциональная неустойчивость, раздражительность, агрессивность, с одной стороны, и уязвимость, тревожность, подозрительность и страхи - с другой.

Эмоциональная сфера младших школьников. Посещение школы меняет эмоциональную сферу ребенка в связи с расширением содержания деятельности и увеличением количества емоціогенних объектов. Те раздражители, которые повлекли эмоциональные реакции у дошкольников, школьников младших классов уже не действуют. Хотя младший школьник бурно реагирует на события, которые затрагивают его, у него возникает способность подавлять волевым усилием нежелательные эмоциональные реакции. Вследствие этого наблюдается отрыв экспрессии от пережитой эмоции как в одну, так и в другую сторону. Он может не проявлять имеющуюся эмоцию, так и изображать эмоцию, которую он не переживает.

Характеристики эмоциональной сферы младших школьников:

  • быстрая реакция на события и отчетливое восприятие;
  • непосредственность, открытость выражения своих переживаний - радости, печали, страха, удовольствия или неудовольствия;
  • ожидания аффективного страха - в процессе обучения ребенок испытывает страх как предчувствие неприятностей, неудач, неуверенности в своих силах, невозможность справиться с заданием; школьник чувствует угрозу своему статусу в классе, семьи;
  • значительная эмоциональная неустойчивость, изменение настроения (на общем фоне жизнерадостности, бодрости, веселья, беззаботности), склонность к кратковременным и бурных аффектов;
  • эмоциогенными факторами для младших школьников является не только игры и общения со сверстниками, но и успехи в учебе и оценка этих успехов учителем и одноклассниками;
  • собственные и чужие эмоции и чувства осознаются плохо; мимика и проявления чувств других людей нередко воспринимается неверно, что предопределяет неадекватные реакции младших школьников. Исключением являются базовые эмоции страха и радости.

Школьники младших классов легче понимают эмоции, которые возникают у знакомых им жизненных ситуациях, но не всегда могут выразить эмоциональные переживания словами. Лучше различают положительные эмоции, чем негативные. Им трудно отличить страх от удивления. Неузнанной оказалась эмоция вины.

В младших школьников возникает способность к сопереживанию при восприятии драматических конфликтов.

До третьего класса у школьников оказывается восторженное отношение к героям, спортсменов. В этом возрасте начинает формироваться любовь к Родине, чувство национальной гордости, формируется привязанность к товарищам.

На второй стадии (от 7 до 9 лет) дети начинают проникаться идеей взаимности и осознавать чувства другого. Для установления дружеских отношений важна субъективная оценка поступков другого.

На третьей стадии (от 9 до 11 лет) дружба основана на взаимопомощи. Впервые появляется понятие обязательства одного перед другим. Связи дружбы очень сильные, пока имеют место, но они, как правило, недолговечны.

На четвертой стадии (11-12 лет) дружба понимается как длительные, устойчивые взаимоотношения, основанные на обязательности и взаимном доверии.

Чаще всего детская дружба прерывается: друзья могут перейти в другую школу или уехать из города. Тогда оба испытывают чувство потери, чувство горя, пока не находят новых друзей. Иногда дружба прерывается через появление новых интересов, в результате чего дети обращаются к новым партнерам, которые могут удовлетворить их потребности.

Друзья есть не у всех детей. В таком случае возникает опасность столкнуться с проблемами социальной адаптации таких детей. Некоторые исследования говорят о том, что наличие даже одного близкого друга помогает ребенку преодолеть негативное влияние одиночества и враждебности со стороны других детей.

Эмоциональная сфера подростков. Эмоции подростков в значительной степени связаны с общением. Поэтому личностно-значимое отношение к другим людям определяют как содержание, так и характер эмоциональных реакций.

У подростков по сравнению со школьниками младших классов улучшается вербальное обозначение базовых эмоций страха и радости. Начиная с подросткового возраста, знания о эмоции становятся все ближе к этих эмоций.

Для эмоциональной сферы подростков характерны следующие особенности:

  • очень большая эмоциональная возбудимость, поэтому подростки отличаются вспыльчивостью, бурным проявлением своих чувств, страстностью: они горячо берутся за интересное дело, страстно отстаивают свои взгляды, готовые взорваться на малейшую несправедливость к себе и своих товарищей;
  • большая устойчивость эмоциональных переживаний по сравнению с младшими школьниками; в частности, подростки долго не забывают обиды;
  • повышенная готовность к ожидания страха, что оказывается в тревожности; повышение тревожности в старшем подростковом возрасте, связанной с появлением интимно-личностных отношений с человеком, который вызывает разные эмоции, в том числе в связи со страхом показаться смешным;
  • противоречивость чувств: часто подростки с жаром защищают своего товарища, хотя понимают, что тот достоин порицания;
  • возникновение переживания не только по поводу оценки подростков другими, но и по поводу самооценки, которая возникает в них в результате роста их самосознания;
  • сильно развитое чувство принадлежности к группе, поэтому они острее и болезненнее переживают неодобрение товарищей, чем неодобрение взрослых или учителей; часто появляется страх быть зневаженим группой;
  • выдвижение высоких требований к дружбы, в основе которой лежит не совместная игра, как в младших школьников, а общность интересов, нравственных чувств; дружба у подростков более выборочная и интимная, более длительная; под влиянием дружбы меняются и подростки, правда, не всегда в положительную сторону; распространена групповая дружба;
  • проявление чувства патриотизма.

Эмоциональная сфера старшеклассников (юношей). Основной содержательной характеристикой эмоций и чувств в юношеском возрасте есть будущее. Доминируют эмоции, связанные с ожиданием будущего.

Для эмоциональной сферы старшеклассников характерны следующие особенности:

  • многообразие пережитых чувств, особенно моральных и общественно-политических;
  • больше, чем у средних классов, устойчивость эмоций и чувств;
  • способность к сопереживанию, т.е. способности откликаться на чувства других, близких им людей;
  • развитие эстетических чувств, способность замечать прекрасное в окружающей действительности. Развивается эстетическая восприимчивость к мягких, нежных и спокойных лирических объектов. Это, в свою очередь, помогает старшеклассникам освободиться от вульгарных привычек, непривлекательных манер, способствует развитию чуткости, мягкости, сдержанности;
  • большая устойчивость и глубина дружбы; друзей выбирают, исходя из общих интересов и занятий, равноправия взаимоотношений, преданности и верности;
  • появление чувства любви; юношеская любовь в основном чистая, непосредственная, богата на разнообразные переживания, имеет оттенок нежности, мечтательности, лиричности и искренности.

В основном чувство любви предопределяет у юношей и девушек стремление преодолеть свои недостатки, произвести положительные качества личности, развиваться физически, чтобы привлечь внимание объекта своего чувства; любовь воспитывает благородные чувства и стремления.

Возрастные изменения различных проявлений эмоциональности. Во всех возрастных группах склонность к проявлению радости явно преобладает над склонностью к проявлению гнева, страха и печали. Склонность к гневу выражена немного больше, чем склонность к страха и печали, а склонность к сумму выражена меньше всего.

Динамика изменения для трех эмоций (радости, гнева и сумму) с возрастом практически одинакова, наиболее выраженный их проявление наблюдается в 12-13 лет, т.е. в период полового созревания. Противоположная тенденция в этот же период наблюдается относительно страха: его выразительность уменьшается.

Возрастные изменения эмоциональной сферы подростков оказываются в:

  • увеличении количества емоціогенних объектов, имеющих социальный характер;
  • росте дифференцированности эмоциональных переживаний;
  • возникновении эмоциональных переживаний не только по поводу настоящего, но и будущего;
  • появление способности выделять экспрессивные средства от переживаний;
  • увеличении способности понимания эмоций других людей.
  • переходе емоціогенних реакций от импульсивности к произвольности.

Особенности эмоциональной сферы лиц старшего возраста. Т.О. Немчин описал общие изменения в эмоциональной сфере пожилого человека по следующим признакам: изменение динамичности эмоциональных состояний, которые выражаются либо в инертности, или в лабильности эмоций; возрастание роли и места, занимаемого негативными эмоциями; высокая устойчивость высших эмоций, в том числе эмоций, связанных с индивидуальным творчеством.

В пожилом возрасте значительно уменьшается контроль за проявлением эмоций (смех, радость, печаль). Нередко прослеживается и противоположное явление - эмоциональная черствость, снижение емпатійності.

К признаков эмоциональной сферы у людей преклонного возраста Т.А. Немчин причисляет устойчивое преимущество той или иной модальности переживаний: тревоги, печали, раздраженности, недовольство. Однако есть большая категория людей, у которых до глубокой старости хранятся оптимистическое настроение, бодрость духа.

Много особенностей эмоциональной сферы лиц пожилого возраста обусловленные изменением их социальной роли в обществе в связи с выходом на пенсию, с необходимостью адаптации к новым условиям жизни. В одних это обусловливает появление негативных эмоциональных переживаний, в других - положительных, когда человек радуется тому, что может свободно распоряжаться своим временем и посвятить себя делам, которые ее интересуют. Люди, которые не хотели выходить на пенсию, сначала чувствуют неудовлетворенность, испытывают раздражение. Однако через некоторое время ситуация меняется и их отношение к своему новому положению становится таким же, как и у людей, которые хотели выйти на пенсию.

Знак эмоциональных переживаний в значительной степени определено избранной пенсионером стратегией своего приспособления к новой жизни - сохранение себя как личности с социальными связями с обществом, или же как индивида, который замыкается в пределах своей семьи и самого себя. Многое зависит и от оценки человеком своего жизненного пути.

У пожилых людей часто возникают дружеские, любящие взаимоотношения с внуками, последние являются для них утешением и одной из самых больших радостей.

Изменения эмоциональной сферы связаны как с физическим, так и психическим состоянием человека. Неспособность пожилого человека что-нибудь сделать для других вызывает у нее чувство зависти и вины, что впоследствии прорастает равнодушием к окружающим. В то же время в них растет уязвимость. Равнодушие старых геронтологи и психиатры расценивают как способ защиты от сильных переживаний (в том числе - и положительных), которые могут сократить жизнь. В частности, возникает старческая депрессия, которая проявляется в ослаблении эмоционального тонуса, замедлении эмоциональной живости, аффективных реакций, обеднение мимики и т.д.

Для лиц пожилого возраста характерна хроническая озабоченность, которую можно рассматривать как слабовиражену тревожность. Старшие люди обеспокоены своим здоровьем, будущим своих детей и внуков, политическим и экономическим положением страны.

С другой стороны, у пожилых людей возникает чувство одиночества. Переживания одиночества впоследствии перерастает в ощущение непонятного страха, сильного беспокойства, отчаяния. Социальные контакты, которые пожилые люди сами не могут регламентировать, не дают им удовольствие, но порождают неприятное чувство зависимости. Последнее переживается особенно остро. Ощущение беспомощности, зависимости является тем фактором, который позволяет людям преклонного возраста оценивать этот возраст, как несчастье и позор.

Пожилые Люди испытывают меньшую тревогу при мысли о смерти, чем в отношении молодежи.

Половые различия в эмоциональной сфере. В первые годы жизни нет разногласий относительно частоты и продолжительности негативных эмоциональных реакций у мальчиков и девочек, но с возрастом их частота и интенсивность у мальчиков растет, а у девочек - уменьшается. Это они объясняют тем, что девочки, имея те самые агрессивные тенденции, что и мальчики, боятся обнаружить их через наказание. В то же время, к агрессии мальчиков окружающие относятся более лояльно.

Разногласия в эмоциональной сфере мужчин и женщин много психологов связывает именно с особенностями воспитания.

В младших школьников наблюдают разногласия между мальчиками и девочками по ряду эмоциональных состояний. Показатели тревожности у мальчиков ниже, чем у девушек. У девочек младших классов на фоне меньшей, чем у мальчиков, количества невротических реакций чаще всего оказывается неустойчивость настроения, капризность, плаксивость, грусть, тоска, застенчивость, робость, склонность к страхов, повышенная уязвимость. У мальчиков семи лет доминирует межличностная тревожность, школьная тревожность преобладает в 8-9-летнем возрасте. При этом у мальчиков уже в 9 лет показатели самооцінної тревожности начинают уравниваться с показателями школьной тревожности. На почве большего количества невротических реакций у мальчиков младших классов наблюдают агрессивность, драчливость, гиперактивность.

Склонность к радости не обнаружила четкой возрастной динамики.

Как отмечала К.М. Суханова, мужчины чаще сдерживают проявление эмоций, чем женщины (60% против 40), и больше нуждаются в эмоциональной причастности (100% и 60). При этом представители сильного пола чаще игнорируют эмоциональные проблемы (80% против 30). Женщины чаще сохраняют эмоциональное безразличие во взаимоотношениях (60% против 40).

Среди девушек, которые дружат, отношения более доверчивы, чем среди мальчиков. Стремление к близких дружеских отношений с противоположным полом у девушек завязываются раньше, чем у юношей.

В литературе отмечается большая эмоциональная чувствительность и эмоциональная нестабильность женщин. Лица женского пола уделяют гораздо большее внимание эмоциональным аспектам межличностных взаимоотношений и своих переживаний. Считается, что они более способны к эмпатии.

В зарубежных исследованиях эмоциональные особенности женщин связывают с их социальным положением в обществе и рассматривают их в двух плоскостях: как вину семейных работающих женщин и как страх женщин перед успехом.

Вина в семейных работающих женщин стала объектом пристального внимания западных психологов. Она является следствием внутренне-личностного конфликта, когда женщина стремится соответствовать и роли хранительницы семейного очага, и роли профессионала. Эти две роли выдвигают женщин противоречивые требования, и часто женщинам просто не хватает физических и психических ресурсов, чтобы хорошо выполнять и ту, и другую роль. Понимая это, женщина начинает испытывать вину перед детьми, мужем, перед начальством на работе (Виткин), что может вылиться в психосоматические симптомы.

Чувство вины перед детьми (очевидно, особенно остро переживается, когда женщина после рождения ребенка возвращается на работу и будто оставляет ее) производит определенные паттерны поведения с ними, в частности - надкомпенсаційну поведение, Л. Хоффманом было названо «удручающей любовью». Надкомпенсація приобретает различные формы. В одном случае, мать, возвращаясь вечером с работы, пытается компенсировать ребенку весь день своего отсутствия плотным общением и заботой, выполнением всех ее желаний, не давая ей возможности расслабиться. Вечером большинство детей после такой материнской опеки становится психически «засмиканими».

Другие формы - купирование ребенку значительного количества игрушек, особенно если мать была в командировке или задержалась с работы. Б. Берг называет такое поведение «поведением для себя», потому что игрушки нужны не столько ребенку, сколько матери, которая пытается загладить таким путем свою вину. Все это приводит в конечном счете к неправильного воспитания ребенка, к развитию в нее несамостоятельности, тревожности и других личностных искажений.

Считают, что переживания вины делает женщину как мать менее эффективной. Ребенок, поняв, что мать чувствует перед ней вину, начнет манипулировать ею, специально вызывая у матери это эмоциональное переживание. Это, в свою очередь, может вызвать у матери гнев и даже ненависть к ребенку.

В отношениях с мужчиной чувство вины у работающей женщины может выражаться в отказе от помощи мужа в домашних делах. Женщина намеренно не просит мужчину о помощи, чтобы «не разочаровать» его как хозяйка дома. Кроме того, женщина, чувствуя вину перед детьми и мужем, подсознательно стремится отказаться от карьеры на работе, тем более, что культурные традиции не одобряют жен, что добились большего успеха по сравнению со своими мужчинами. Этот феномен получил название «конфликт боязни успеха».

Наконец, чувство вины перед семьей заставляет женщину меньше внимания обращать на себя, потому что другие (дети и муж) остаются без ее внимания.

Ученица Дж. Аткинсона М. Хорнер ввела в двухфакторной модели своего учителя (мотивацию достижения успеха - избегание неудачи) третий фактор - мотивацию от успеха.

Хорнер считала страх успеха изначально присущей женской природе особенностью, которая тормозит достижения женщин в определенной сфере деятельности. Другие психологи видели в появлении страха успеха влияние внешних факторов.

Доказано также, что страх успеха проявляется у женщин в меньшей степени, если они не составляют большинство в смешанной по половому признаку группе или когда они работают в одиночестве.

Страх успеха возможен и у мужчин, когда род их деятельности не соответствует их тендерной роли, а также в тех случаях, когда они не хотят вызвать зависть своих коллег по работе.



Назад