Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

36.2. Разновидности психологической защиты и их характеристика


Исследователи по-разному трактуют разновидности психологической защиты.

Ф.Б. Басин отмечает, что все попытки классифицировать виды психологической защиты связанные с процессом психологической переработки високоемоційного переживания. Других взглядов придерживается Т.С. Яценко, которая считает, что психологическая защита нарушает общую защищенность «Я», потому что отдаляет субъекта от реальности, искажая причину конфликта.

Чаще всего разновидностями ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ считают: отрицание, подавления, рационализацию, вытеснение, проекцию, деперсонализацию, отчуждение, идентификацию, компенсацию, сублимацию, катарсис и регрессию.

Возражения - это стремление избежать новой информации, несовместимой с теми представлениями о себе, что сложились. Защита проявляется в игнорировании потенциально тревожной информации, уклонении от нее. Это как бы барьер, расположенный непосредственно на входе в систему, которая воспринимает. Он не допускает туда нежелательной информации, которую человек при этом необратимо теряет и ее нельзя будет впоследствии восстановить. Следовательно, отрицание приводит к тому, что определенный смысл ни сразу, ни впоследствии не сможет попасть в сознании.

Во время возражения переориентируется внимание. Ее направление изменяется так, что человек становится особенно невнимательной к сфер жизни и событий, которые могут нанести ей неприятностей, а также травмировать. Таким образом она превентивно (опережая) отгораживается. Под влиянием возражения человек пытается о чем не думать, отогнать мысли об этом.

Как известно, среди пострадавших в масштабных катастрофах всегда есть определенный процент людей, защитная психологическая реакция которых оказывается в полном отрицании, казалось бы, вполне очевидных событий. Существует много потрясающих описаний такого «странного» поведения после землетрясений, наводнений, извержений вулканов и т.д.

Обобщенно значимость информации, которая может поступить, ее опасность, оценивают во время предыдущего восприятие ситуации и ее эмоциональной оценки как «нечто нежелательного». Такая оценка предопределяет переориентация внимания, когда подробную информацию об этой опасное событие полностью удален из дальнейшей обработки. Тогда человек или отгораживается от новых сведений («есть, но не для меня»), или не замечает их, считая, что их нет. Так или иначе, но возникает своеобразная внутренняя эмиграция.

В отличие от других защитных механизмов, возражения осуществляет селекцию сведений, а не трансформацию их с неприемлемых на приемлемые.

В ситуации подавление защита оказывается в блокировании неприятной, нежелательной информации - во время ее перехода или из сферы восприятия в память, или из памяти в сознание. Подавление начинает действовать лишь тогда, когда тенденция нежелательной действия достигает определенной силы. В этих условиях соответствующие следы обеспечивают вроде специальные метки, которые затрудняют дальнейшее произвольное их припоминание - блокируют их, хотя информация, маркированная таким образом, в памяти сохраняется. Как известно, чтобы следы закрепились в долговременной памяти, они должны быть особым образом эмоционально окрашенные - маркированы. Необходимое эмоциональную окраску (оценка) определяет в дальнейшем доступность следов произвольном воспоминания. Когда человек отвергает мнение о том, чего она не хочет или не может сделать, то говорит себе: «Не так уж и нужно это было. Есть вещи поважнее», проявляя таким образом отрицательное эмоциональное маркировки.

Если человек усилием воли стремится нечто отбросить, забыть о нечто пережитое или в мыслях это отталкивает от себя, устраняя намерение, то соответствующие психические акты деформируются. Деформация, что возникает, осуществляет диссоциацию следов в памяти, т.е. делит их на разрешенные для произвольного воспоминания и недозволенные. Из общей картины прошлых событий нечто запрещено воспроизводить. Причем не все негативные события удрученно одинаково, чаще - переживания сексуальных побуждений, страха, собственной слабости, агрессивных намерений против родителей и т.д.

Подавленные, неразрешенные для упоминания сведения и такие, которые хранятся в бессознательном, не являются недоступными для сознания абсолютно. Случается, что сознание угадывает их приглушенный и невнятную речь.

Они могут проявляться оговорками, описками, ніяковими движениями, навязчивыми состояниями, то есть различными симптомами. Эти симптомы символически отражают связь между реальным поведением и подавленной информации.

Рационализация - это защита, связанный с осознанием и использованием в мышлении лишь той части информации, которую разрешено воспринимать, благодаря которой собственное поведение представлены как хорошо контролируемую и такое, что не противоречит объективным обстоятельствам. При этом неприемлемую часть ситуации из сознания удаленно, особым образом трансформированы и после этого осознанно, но уже в измененном виде. Главная особенность рационализации заключается в попытке постфактум создать гармонию между желаемым и реальным положением и, таким образом, предотвратить потерю самоуважения. Это попытка объяснить поведение, которая не подтверждается объективным анализом, или попытка оправдать неудачу и недостижение цели. Так, пассивный говорит, что его излишняя уступчивость - следствие душевной деликатности; агрессивный, что, как сильный человек, он не может позволить никому «сесть себе на шею», а равнодушен - что он независимый и самостоятельный. В этих ситуациях решение, как поступить, человек принимает подсознательно и не осознает того, что за этим решением является на самом деле. Просто когда поступок совершен, она берет на себя задачу найти для него оправдание, чтобы убедить себя и других, что она действовала в соответствии с реальной ситуации.

Рационализация может противоречить фактам и законам логики, но это необязательно. Она может быть разумной и логичной. В этом случае ее иррациональность заключается лишь в том, что объявленный мотив деятельности не является настоящим. Например, иногда человек утверждает, что ее профессиональная некомпетентность связана с физическим недомоганием: «Избавившись от головной боли, я бы сосредоточился на работе». В такой ситуации советы подлечиться, не перегружаться, расслабиться, очевидно, не помогут, поскольку этот человек потому и больная, что на службе от нее никакой пользы.

Осознанные (после вмешательства рационализации) причины поведения является сочетанием ложной информации (предубеждений, предрассудков), то есть трансформированных мотивов, в которые включены островки истины (констатация самого события). Например, не желая признаться себе, что совершила определенные поступки из эгоистических мотивов, человек так «хорошо» все себе объясняет, что сама начинает верить в «чистоту своих помыслов», или, не имея душевных сил признаться самой себе в том, что потеряла хорошую должность по собственной вине, убеждает себя, что ушла с работы добровольно.

Рационализация - это всегда виправдальне отношение к своего поведения и своих принципов. При этом человек может быть уверен в своей искренности. Однако субъективная убежденность в собственной откровенности ни в коем случае не является критерием истинности. Мотив поступка необязательно совпадает с причиной, которая предшествовала действия, поскольку оправдательные мотивы часто выдвигают и осознают после ее осуществления. Например, непосредственной причиной драки с хулиганом может быть необходимость в самозащите, а впоследствии как аргумент приводят мотив сохранения человеческого достоинства, уверенность в социальной вредности хулиганства и т.д.

Гармонии между реальным поведением человека и его представлениям о том, как должно быть, можно достичь с помощью двух вариантов соображения: или повышая ценность совершенного поступка, полученного результата, или снижая ценность поступка, который осуществить не удалось, или результата, которого не достигнуто. Например, или обращаться за помощью к неприятной для вас человека? И в том, и в другом случае изменения направлены к уменьшению диссонанса между желаемым и действительным в соответствии с личной системы ценностей.

Когда защита не задействовано своевременно, диссонанс, который возник, человек переживает как тревогу, сожалению. Не получив желаемого, и сокрушаясь по этому поводу, человек, утешая себя, говорит: «Не очень-то и хотелось». В таких ситуациях используют вариант рационализации, названный «Зеленый виноград». Он побуждает обесценивать или дискредитировать недоступны блага. Через нехватку сил и воли для осуществления запланированного, человек, преувеличивая трудности, которые нужно преодолеть, уговаривает себя, что делать этого не нужно. Другой вариант рационализации - «Сладкий лимон». Он направлен на преувеличение ценности уже имеющегося блага и значимости достигнутого результата.

Если задание, которое в момент принятия решения представлялось интересным и актуальным, не удалось выполнить, отношение к нему меняется. Теперь человек склонен оценивать его как незмістовне и неактуален. Аналогичные механизмы рационализации вмешиваются и в таких, например, в ситуациях, когда полная девочка, не игнорируя самого факта избыточного веса, трактует его как преимущество (женственность).

Итак, рационализация - это поиск ложных оснований, когда человек не уклоняется от столкновения с угрозой, а нейтрализует ее, интерпретируя безболезненным для себя способом. Для этого реальное состояние дел содержательно анализируют, и так его объясняют, что человек может пребывать в иллюзии, будто руководствуется умными и достойными мотивами.

Вытеснение связано с уклонением от внутреннего конфликта через активное изъятие из сознания (забывание) не информации о том, что случилось в целом, а только настоящего, но неприемлемого мотива своего поведения. Вытеснение направлено на то, что ранее было осознанное хотя бы частично, а запретный стало вторичным и поэтому удерживается в памяти. Оно означает, что в дальнейшем этом побуждению, хотя оно существует, не разрешено входить в сферу сознания.

Условием вытеснение есть результат сравнения новой информации с идеалом «Я». Если этот результат неблагоприятный для человека, некоторые моменты откалываются от единства с другими, задерживаются на пути движения к реализации. Вытеснение как форму переживания, отсутствующего в сознании, впервые описал С. Фрейд. Изъятие мотива этого переживания из сознания предопределяет то, что его забывают. Забывают, чтобы избежать недовольства, что его вызвал бы это воспоминание.

Здесь уместно вспомнить, что бессознательное неподвластно времени. Событие, ранее вытеснена и через много лет вновь введена в сознание, не теряет своего эмоционального заряда и действует на сознание с прежней силой.

Поскольку события, вытесненные в бессознательное, сохраняют эмоциональный энергетический заряд, поскольку они постоянно ищут возможности выйти наружу, они пробиваются в сознание. Для удержания их в бессознательном состоянии требуется непрерывное расходования энергии. Когда вытеснено делает попытку пробиться в сознание, субъективно появляется чувство тревоги, беспричинного страха. Итак, благодаря вытеснению некоторые поезда не могут быть удовлетворены, но они несут с собой в подсознание энергетический заряд, что провоцирует повышение общей эмоциональности и тревожности, которые, со своей стороны, побуждают человека изменять логику действий.

Однако есть шанс частично вернуть вытеснено в сознание. Оно может пробиться в сознание при условии, если факт не отрицают, но отрицают его логичность, то есть правильность отношение к нему. «Это было, но мы с этим не согласились!»

Типичным является вытеснение отягчающих сведений, связанных с возникновением страха смерти.

Вытеснение может быть не только частичным. В частности, вытеснена поведение способна полностью восстанавливаться в состоянии стресса, усталости или релаксации, а также во время употребления алкоголя, когда устранены многие форм защиты. Когда вытеснение неполное, то обычно остается невитісненим отношение человека к реального мотива. Оно сохраняется и проникает в сознание в трансформированном виде как ощущение немотивированной тревоги, что сопровождается иногда соматическими явлениями.

Повышенная тревожность, которая возникает вследствие неполного вытеснение, может привести либо к новой оценки травмирующей ситуации (и таким образом конфликт устранены), или к привлечению других защитных механизмов.

Проекция - вид психологической защиты, связанный с бессознательным переносом неприемлемых собственных ощущений, желаний и стремлений на других. Ее можно понимать как неосознанное отбрасывания собственных неприемлемых мыслей, установок или желаний и наделения ими других людей, чтобы переложить ответственность за то, что происходит внутри «Я», на окружающий мир. Человек начинает обвинять других в том, что они раздражены, тогда как переживает раздражение сама, заявляет, что ее не любят, хотя на самом деле не любит сама, упрекает другим в своих ошибках. В случае выявления нежелательных качеств в других ослабевает чувство вины, и это дает облегчение. Побочные продукты проекции - ирония, сарказм, враждебность.

Во время реализации проекции границы «Я» сдвигаются так, что неприемлемые аспекты своего «Я» считают принадлежащими другим. Граница «Я», ощущение которой обычно помогает человеку чувствовать свою нетождественность с остальным миром, передвигается, объем «Я» сжимается, и тогда возникает возможность и вероятность отвержение того, что принадлежит ей. Иногда, наоборот, объем «Я» расширяется и становится возможным «захват», когда своим считают то, что принадлежит другим, - это идентификация. Так или иначе, это механизм вмешательства одного «Я» в «пространство» другого. В этом смысле проекция - форма защиты, которая приписывает для ослабления чувства вины собственные недостатки и слабости другим. Смещение границ «Я» дает возможность относиться к внутренних проблем так, как будто они происходили снаружи. А если они извне, то к ним можно применить способы решения проблем, которые употребляют относительно внешних препятствий.

Следы проекции проявляются тогда, когда, сталкиваясь с собственным неприличным поступком, нежелательной чертой, человек частично ограничивает информацию об этом, не осознавая, что это ее собственный поступок или черта. Пропуская в сознание информацию о существовании неблагоприятного факта как такового, человек меняет его принадлежность - наделяет им не себя, а другое лицо или объект, дополняя (изменяя) таким образом витіснену часть информации.

Термин «проекция» ввел Фрейд, понимая ее как приписывание другим людям того, в чем человек не способен себе признаться. Появляясь в раннем детстве, проекция является наиболее частой формой защиты и у взрослых.

Важно обратить внимание на то, что человек, у которого преобладает защита по типу проекции, в других видит прежде всего саму себя. Во время общения с «двойником» она фактически не имеет собеседников, которые отличались бы от нее. В результате проекции информация о себе трансформируется таким образом, что не сам человек враждебно настроена, агрессивная, жадная, а другое лицо по ней. В целом можно отметить, что при этом формируется образ врага, а когда кто везде видит врагов, у него срабатывает защитный механизм, который дает возможность переложить, спроектировать ответственность за собственные промахи и ошибки на «них».

Низкая самооценка - ключевое звено, которая повышает вероятность возникновения проекции, а проекция играет значительную роль в создании различных предрассудков: сословных, расовых и т.д. Удобное фон для реализации проекции создает алкоголь. На начальных фазах опьянения пределы личности будто размываются, во время восприятия снижается различия свойств собеседника и собственных, будто временно уравнивает обоих и облегчает проектирование своих качеств на других.

Идентификация - вид проекции, связанный с неосознанным отождествлением себя с другим человеком, переносом на себя желаемых ощущений и качеств. Это отнесение себя к другому, через расширение пределы «Я». Идентификация связана с процессом, в котором человек, будто сделав другой частью своего «Я», заимствует его мысли, чувства и действия. Представив себя на месте модели, то есть переместив свое «Я» в этом общем пространстве, человек может переживать состояние сочувствия, сострадания, симпатии, то есть почувствовать другого через себя и, таким образом, глубоко его понять. Фрейд рассматривал идентификацию как самоотождествления человека из значимым лицом, по образцу которой она сознательно или подсознательно стремится действовать.

Идентификация расширяет «Я», привлекая к нему не только конкретных людей, а иногда общество в целом, и даже весь мир. Тогда человек может пережить идентификацию с «планетарной сознанием», когда Землю она воспринимает как сложный целостный космический организм. Ощущение слияния с миром помогает понять принадлежность «духовного мира» к объективной реальности. О возникновении особой формы идентификации - «океанический» ощущение - говорил еще Фрейд. Он описал это состояние как момент переживания полного слияния с природой, Вселенной - соединения, что стирает все возможные различия между «Я» и остальным миром. В отличие от других форм защиты, это не перемещение внешних границ «Я» или формирования дополнительных границ внутри, а потеря внешних.

Развивается идентификация в детских ролевых играх: дочки-матери, пожарные, космонавты и т.д., и является одним из механизмов самопознания. Она увеличивает способность человека испытывать наслаждение, единство и гармонию через причастность к кому. Дети идентифицируют себя с теми, кого больше любят, кого выше ценят, создавая тем самым основу для самоуважения. С ее помощью ребенок усваивает образцы поведения других, важных для нее людей, то есть активно социализируется. Идентификация опосередкує принятия женской или мужской роли, позиции взрослого, то есть участвует в формировании «Над Я»». Отсюда следует, насколько важно, чтобы ребенок имел возможность общаться с такими взрослыми, с которыми она могла бы идентифицировать себя, перенося на себя их положительные черты. Тогда она, привлекая в свой внутренний мир нормы, ценности и установки любимых и уважаемых людей, использует их в дальнейшем как собственные. Из этих заимствованных элементов она формирует свой идеал - внутреннее представление о том, какой она хотела бы стать.

Деперсонализация - это лишение индивидуальности других людей. Их рассматривают лишь как носителей социальных ролей: родители, преподаватели, начальник, солдаты, милиция и т.д. Если человек не думает о других как о таких, которые имеют свои чувства, то таким образом она защищает себя от необходимости воспринимать их как равных себе.

Эффекты деперсонализации можно получить и в экспериментальных условиях - во время сенсорной депривации. В этих обстоятельствах одиночество и обусловленный ею дефицит информации провоцируют раздвоение «Я» на две персоны - ту, что действует, и ту, что отрешенно наблюдает. Человек обнаруживает тенденцию выделить из себя партнера для общения и взаимодействовать с ним. Необъяснимый страх, который возникает в результате длительного одиночества, ищет и находит себе выход в общении с добытой наружу другой частью собственной личности.

Отчуждение - это психологическая защита в форме изоляции, обособление внутри сознания особых зон, которые связаны с травмирующими факторами. В случае возникновения расщепления, диссоциации мышления человека (за локальными субъективными оценками) становится отчужденным. При этом некоторые совокупности событий человек воспринимает отдельно, а связи между ними не актуализирует и поэтому не анализирует. Тогда то, что происходит сегодня, невозможно сопоставить с тем, что было вчера. Из этого описания видно, что изоляция провоцирует распад обычного функционирования сознания: ее единство измельчается. Возникают будто отдельные обособленные сознания, каждая из которых может владеть собственным восприятием, памятью, установками. В случае такой диссоциации психики способность передвигаться из одной изолированной зоны в другую сохраняется и, находясь в одной из них, человек может наблюдать за самим собой с позиции другого, то есть как бы со стороны. Отчуждение осуществляет защиту человека путем устранения «Я» от той своей части, которая провоцирует мучительные переживания.

Итак, психика расщепляется на части, которые взаимно исключают друг друга. Но каждая часть вполне организована внутри себя и имеет свою логику. В результате отчуждения связь между травмуючою событием и его эмоциональной оценкой нарушается. В этом смысле наступает изоляция - отрыв дерзких мыслей и чувственных воспоминаний от их абстрактных или логических аспектов. Не удивительно, потому что для отчуждения характерна потеря ощущение эмоциональной связи между неприемлемыми событиями и собственными переживаниями по их поводу, хотя реальность этих событий человек осознает. Возникает определенное отделение травмирующей ситуации от связанных с ней душевных переживаний. Все это происходит, но как будто с кем другим.

Возникновение отчуждения, как следствие чрезмерной изоляции одного от другого отдельных частей человека, развивается с нормальной способности принимать различные жизненные роли. Исторически умение выйти за пределы своего «Я» связано с изменением позиции в совместной деятельности. С этой точки зрения ограничено отчуждения имеет положительный смысл, помогая пониманию нового с его противоречиями.

Ощущение свободы также предполагает способность к самовідчуження. Если человек не может все время терпеть саму себя, она может от чего отмежеваться. Тогда возникает необходима внутренняя дистанция между приемлемым и неприемлемым частями «Я», что дает возможность выбрать для себя или некоего своего состояния или черты новую позицию. Из этого следует, что отчуждение имеет и негативные, и позитивные грани. В своей защитной роли оно предстает как внутренняя анестезия, что дает возможность отгородиться от неистовых физических и психических страданий.

Отчуждение связано с диссоциацией через отделение одной части личности (неприемлемой и такой, что травмирует ее) от другой ее части, которая вполне ее устраивает. Пока существует такое расщепление, достойная часть лица, переживая по поводу поступков недостойного, может отстраниться от нее. Проблема преодоления такой отчужденности и достижения внутреннего единства, гармонии, душевного равновесия тесно связана с осознанием своей греховности, то есть признанием других, отвергнутых частей своей личности. Следовательно, если деперсонализация остается в пределах нормы, то это расширяет возможности человека, создавая ей условия для осмысления своих поступков: дает возможность взглянуть на себя со стороны. Такое отстранение от чего-нибудь позволяет обрести внутреннюю свободу и поддерживать достойный образ жизни. Если же отношения между желаниями человека и возможностью их признания в себе разрываются, то деперсонализация становится фактором, что нарушает самосознание.

Замещение - это вид психологического защиты от невыносимой ситуации через перенос реакции с «недостижимого» объекта на «доступен» или через замену неприемлемого воздействия на допустимую. Благодаря такому переносу спадает напряжение, созданное неудовлетворенной потребностью. Понятно, замена должна быть достаточно близким к первичному желаемого. Механизм замещения эффективен тогда, когда реакция, которая заменяет, хотя бы частично решает проблемы недостижимой.

Если желаемый путь реагирования закрыто, то нечто, связанное с выполнением нашего желания, ищет другой выход. Тогда можно наблюдать специфические реакции разрядки: «плюнуть с досады», «топать ногой», «ударить кулаком по столу». Так же эффективным является смещение агрессии на «козла отпущения -». Все заменители способствуют отводу возбуждение, неспособного найти нормальный выход на систему исполнения другим путем.

Замещение эффективнее (внутреннее напряжение лучше разряжается), если с его помощью удалось, хотя бы частично, достичь первоначальной цели. Например, если невозможно побить обидчика, возникает стремление оскорбить его. Характерна также инверсия: если, несмотря на приложенные усилия, добиться желаемого не удалось или не получено ожидаемого результата, человек, стремясь хоть как то разрядить напряжение, накопившееся, начинает неистово ругать то, к чему она только что страстно стремилась. Другой распространенный способ замещения - когда, исчерпав аргументы в споре, человек сходит с ума и кричит.

Если невозможно не только побить или обругать обидчика, а даже хотя бы однажды обнаружить свое негативное отношение к нему, то напряжение разряжается заменой мишени: человек направляет свою агрессию на другого человека или предмет. Однако стандартной форме замещения грубой силы, направленной на наказание или оскорбление действием, является ругань и словесные оскорбления. Их используют как предохранительные клапаны для выхода чувств, которые переполняют человека, предотвращая физическому воздействию.

Замещения может реализоваться не только переносом на другой объект или иное действие (например, брань), но и переносом их из реального мира в мир лестных фантазий. Человек погружается в свой внутренний мир и тогда не может реализовать себя во внешних событиях. Каждый раз, когда действительность разочаровывает нас или угрожает нам, мы пытаемся вернуться в страну фантазий, где можно достичь того, чего, как думает человек, она не может добиться в реальной жизни. В этой стране, где фантазии заменяют реальность, остается горечь страданий и чувство неполноценности. В фантазии будь-яка мечта - свершившийся факт: ничто не мешает нам быть где угодно и кем угодно.

Иногда фантазии могут быть опасными. Например, ребенок, родившийся после смерти родного брата или сестры, в психике матери иногда становится «заменой» умершего, и жизнь ее может стать очень тяжелым, если мать не оплакала первенца, не попрощалась с ним.

Катарсис - психологическая защита, связанный с таким изменением ценностей, которая предопределяет ослабления воздействия травмирующего фактора. Для этого в качестве посредника иногда привлекают некую внешнюю глобальную систему ценностей, по сравнению с которой ситуация, что травмирует человека, теряет свое значение. Структура ценностей человека очень устойчивая и инерционная. Поэтому изменения в ней могут происходить только в процессе значительного эмоционального напряжения, накал страстей. В частности, переживания сильного страха иногда способствует нравственному перерождению, пробуждению совести, благодаря которому происходит духовное обновление. Тогда у человека вдруг меняется структура установок и появляется решимость действовать в новом направлении. Аналогичную по силе и результатом действие может иметь любовь. Она наделяет человека новой жизненной позицией, изменяя всю шкалу ее критериев и ценностей.

Для катарсиса ключевым моментом является усиление эмоций. Психическая травма может сгореть в могучих, драматических, болезненных и «шоковых» переживаниях. Стрессы вызывают духовное обновление, глубокую трансформацию внутреннего мира. Очистительная роль страданий в том, что в них сгорает вина, а вместе с ней - зависимость и агрессивность. Человек обретает свободу в восприятии мира и открывается для духовного роста. Например, эмоциональное отношение к произведению искусства, к героя драмы или трагедии невольно актуализирует аналогичные жизненные ситуации из личного опыта зрителя, усиливая сопереживание. Сочувствуя персонажам картины, пьесы, человек одновременно переживает собственную важную, мучительную и волнующее событие. В этом сопереживании она иногда испытывает такое горе, страх и даже ужас, что в круговороте всех этих эмоций происходит катарсис, человек преодолевает, развязывает душевный конфликт, и ее собственное психическое состояние нормализуется.

Человек особенно близка к пониманию истинных ценностей в тот период, когда рискует лишиться их полностью. Тогда страх такой значимой потери ломает и перестраивает много бывших установок и к миру, и к самой себе, устанавливая новую систему ценностей.

В катарсисі достигают такого выброса эмоционального напряжения (на грани с аффектом), что человек способен заменить свои базовые критерии.

Фрейд рассматривал катарсис сквозь призму любви и веры. Состояние психики истинно верующего человека (и преданно любящей) такой, что меняются ведущие мотивы и установки. Воля к самоутверждению и желание настоять на своем менялись готовностью к повиновению, к тому, чтобы раствориться в Всевышнему, Любимому. В этом состоянии резко меняется шкала ценностей. Убежищем безопасности человека становится то, чего она боялась больше всего. Наступает счастливое достижения новой свободы как завершение борьбы.

Сублимация - это защита путем переориентации сексуальной или агрессивной энергии человека, чрезмерной с точки зрения личных и социальных норм, в другое русло, в творчество, науку, работу, спорт и т.д. В этом процессе антисоциальные импульсы будто меняют свое направление без внутреннего конфликта. Это наиболее адаптивный из рассмотренных форм защиту, поскольку не только снижает чувство тревоги, но и способствует появлению социально одобренного результата. Однако замещается при этом не сам объект (с неприемлемого - на приемлемый), а способ взаимодействия с ним.

Способность большинства людей отвлекаться от первоначальной цели и находить удовлетворение в другом, допустимой с точки зрения социума, то есть сублимировать свои желания, - ограничена. Сублимация часто связана с десексуалізацією, то есть перекачкой избытка сексуальной энергии в восторг художественной или научной деятельностью. Например, рисование может быть одной из форм сублимации. Оно дает возможность откорректировать инстинктивные импульсы (и сексуальные и агрессивные) и снижает опасность их внешних проявлений в социально опасном сфере. Многие освобождается от ужасающих образов после их изображения. Нарисовать свои фантазии порой легче, чем рассказать о них. Рисунок объективизирует внутренний конфликт и создает возможность через него контактировать с окружающими. В рисунке травмирующие переживания могут быть представлены без переживания чувства вины. Это, кстати, объясняет, почему рисование помогает лечить наркоманию, заикание, афазии и т.д.

В целом сублимация - процесс, который ведет к переориентации реагирования из низших, рефлекторных форм на высшие, произвольно управляемые и направлены на разрядки энергии инстинктов в других (неінстинктивних) формах поведения. Сублимация охватывает (в отличие от замещения) перемещение энергии не с одного объекта на другой, а с одной цели на другую, существенно дальнейшую, которая сопровождается трансформацией эмоций. На этом пути благодаря исключительной силе сексуальных побуждений открывается выход заключенной в них энергии, что предопределяет значительное повышение психической работоспособности в личном творчестве. Сублимация направляет импульсы в искусство, литературу, религию, науку, то есть на те виды деятельности, которые развивают человека и обогащают жизнь общества. Агрессивные импульсы можно сублимировать с помощью спорта, игр, политики.

Однако существенное подавление реального половой жизни или естественной (нормальной) агрессии не создает благоприятных условий для сублимации стремлений, поскольку в этом случае активность и способность к эффективных решений начинает ослабевать. Половое желание особенно пригодно для сублимации, поскольку оно приспособлено для замещения своей ближайшей цели на другую (в том числе и несексуальну).

Завершая анализ различных видов защиты, надо подчеркнуть, что не все они уравновешивают человека саму с собой через отторжение, полностью или частично, неприемлемой новой информации. Некоторые из них (идентификация, катарсис и сублимация) способствуют привлечению части этой новой информации к собственной системы ценностей, модифицируют модель мира и, таким образом, делают невозможным конфликт между «хочу» и «могу».



Назад