Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

36.3. Особенности психологической защиты у детей


Каждый защитный механизм формируется сначала для овладения конкретными инстинктивными побуждениями и связан, таким образом, с определенной фазой индивидуального развития. У маленьких детей, до того, как сформируется полноценная система психологической защиты, реакция на неприятные переживания - автоматическая, а именно - физиологический отход от раздражителя. У некоторых детей психологическая защита чаще оказывается в период бодрствования, а в других - в основном во время сна.

Из защитных реакций, замеченных у детей и подростков, наиболее типичные, как считает О.Е. Личко, такие: пассивный протест, оппозиция, имитация, эмансипация и компенсация.

Пассивный протест - это ранняя форма защитного поведения. Она проявляется в отказе от общения даже с близкими людьми, от еды, от игр. Такая реакция чаще всего возникает у ребенка, если ее внезапно оторвали от матери, семьи, привычной группы сверстников. Обычно пассивный протест оказывается в так называемом синдроме госпіталізму. Ребенок стремится по возможности уклониться от любых внешних воздействий. Довольно типичная поза в таком состоянии - лежа лицом к стене. Аналогично в других защитных форм, «поведенческий уход» является бессознательным защитным механизмом. Ребенок, потребности которой в заботе, эмоциональных контактах постоянно не удовлетворяют, постепенно становится аутическим. Внешне это проявляется в немотивованій отказе от выполнения необходимых действий.

Переживая смерть родителей, дети используют этот защитный механизм в форме отрицания смерти - даже если имеют о ней представление. Сила детей - в вере в то, что будущее будет благополучным. Если надежды нет, ребенок останавливается в своем развитии и может даже регрессировать до безопасного прошлого или ранних фантазий. Нормальная, своевременная зрелость, способность стать самим собой предполагает, что благодаря достаточно теплом отношении матери и других близких ребенок смогла поверить в безопасное окружение. Нередко отсутствие подлинной теплоты к малыша родители маскируют особым вниманием к «интересов ребенка», гіперопікою, приверженностью различных воспитательных теорий, самопожертвование.

Оппозиция - это форма активного протеста против норм и требований взрослых. Когда родители или воспитатели предъявляют к ребенку чрезмерные требования, они провоцируют оппозицию. Частые претензии, непосильная нагрузка (несовместимо с реальными возможностями ребенка) порождают у нее внутреннее напряжение. Например, распространено представление, что дети проявляют любовь к своим родителям раньше, чем до других людей. Однако, как показали исследования психологов, - это иллюзия. Обычно ребенок впервые испытывает любовь к сверстнику, а не к родителям. Это происходит потому, что для ребенка младшего возраста отец и мать больше являются объектами зависимости и страха, чем любви, которая по своей природе основанная на равенстве и независимости. Любовь к родителям (если отделить ее от нежной привязанности), как правило, развивается в более позднем возрасте.

Другой пример - жестокая авторитарная требовательность отца. Во всех патриархальных обществах отношение сына к отцу, с одной стороны, это отношения подчинения, а с другой - бунта, то есть содержат постоянный элемент разрыва. Не удивительно, что они могут вызвать враждебность, которая быстро подавляется, поскольку это отец, и проявляется в виде растущего страха перед ним, вызывая униженную подчиненность или выливаясь в бунт против жизни в целом.

С появлением второго ребенка для первенца возникает драма, поскольку новорожденный выталкивает старшего из уюта родительской любви, что естественно порождает ревность и соперничество детей. Если после рождения брата или сестры родители не догадались должным образом распределить между детьми внимание и ласку, то в старшего может возникнуть ощущение одиночества, которое нередко остается с ним на всю жизнь. Чувство неуверенности, которое возникает, обычно дети стремятся заглушить демонстрацией чрезмерной решимости. Тогда их поведение, с позиции взрослых, становится непонятной, хотя на самом деле это поведение является реакцией на недостаток любви со стороны близких и призыв вернуть ее. Оппозиция всегда активируется в случае потери или снижения внимания близких. Такая ситуация возникает не только после рождения второго ребенка, но и после появления отчима. При этих обстоятельствах оппозиция направлена на то, чтобы с ее помощью вернуть внимание близких. Тогда ребенок становится больным, прогуливает занятия, сбегает из дома. У подростков эта реакция может проявляться в непонятных кражах, демонстративном интересе к алкоголю, наркотикам, суицидных демонстрациях, самообмовах, разврате. Все это - различные сигналы родным: сигнал о экстренную необходимость внимания, заботы и любви. Если этот призыв неэффективен, то ребенок уходит в другой мир - мир других ценностей, мир фантазий.

В определенный момент своего развития «Я» получает способность преодолевать недовольство и идти в оппозицию с помощью фантазии. Совершенно очевидно, что все это разнообразные способы, которые формируют впоследствии замещения. А сейчас это ранняя форма замещения, которая является инструментом привлечь к себе утраченное внимание. «Скорее обратите на меня внимание, иначе я пропаду!» Иногда оппозиция проявляется и в форме психической регрессии. В частности, в семье, где родился еще один ребенок, старшая начинает капризничать и дурачиться, как маленькая, подсознательно считая, что за это и любят малыша взрослые. Суть взаимодействия с родителями сводится к проблеме: каким быть, чтобы они любили, и как достичь победы над одним из родителей в борьбе за любовь другого? Опасения, что не удастся реализовать родительские ожидания, вызывают напряжение, что превращается в мечты о необыкновенных успехах, которых на самом деле достичь невозможно. Тогда дети находят путь к своей неуязвимости за помощью глупости или болезни.

Имитация - это реакция, которая выражается в стремлении во всем подражать определенное лицо, любимого человека, героя. У взрослого подражания выборочное. Он выделяет в другой нечто и способен следовать только эти черты, не распространяя свою положительную реакцию на остальные рис этого человека. Соответственно и эмоциональное отношение к предмету подражания у взрослого сдержаннее, чем у ребенка. Детям свойственно глобальное принятие или отрицание. Целостная имитация - это ранняя форма идентификации со взрослым.

Эмансипация - это борьба детей за самоутверждение, самостоятельность, свободу и даже за имущественные права. В целом это высвобождение из-под контроля и покровительства взрослых. Похоже, что формируя приемы эмансипации, ребенок отрабатывает с их помощью проектирование на себя способов поведения и рис взрослых, перенимая их права и возможности.

Компенсация - реакция, с помощью которой ребенок стремится заполнить слабости и неудачи в одной сфере успехами в другой. Например, щуплый подросток утешает себя тем, что «зато» он отлично учится, а плохой ученик - тем, что он «зато» побеждает в драках. Иногда незрелые формы психологической защиты сохраняются и у взрослых людей. Например, Дон Жуан - представитель ярко выраженной компенсации: ему необходимо постоянно доказывать свое мужество в сексе, потому что он через свой характер не уверен в собственной мужской доблести.

Как известно, подростки с отклонениями в физическом развитии особенно страдают в коллективе от издевательства и насилия. их дразнят: «Дядя, достань воробья», «жиртрест», «очкарик», «прыщ», «конопуха», «рыжий» и др. Вместе с оскорбительными прозвищами этим детям приписывают много других негативных черт. Как следствие погружения (інтеріоризації) внешних оценок, которые подавляют, в них постепенно формируется отрицательное отношение к себе и назревает душевный конфликт. Чувствуя внутренний конфликт, эти дети стремятся, прежде всего, компенсировать это все в семье (почувствовать повышенное уважение и любовь).

Что больше скрывает ребенок недовольство своим окружением, семьей, то больше проецирует ее на внешний мир, приобретая убеждение о том, что мир враждебен и страшный. Когда ни в семье, ни в школе компенсации нет, - возникает бунт! Тогда и поступают постоянные жалобы на дерзкую, грубое, резкое поведение ребенка в школе и дома. Лень, так же как слабость или болезнь, становятся извинением для неудач и отсутствие настойчивости и инициативы в решении жизненных задач. Быть ленивым не так стыдно, как быть тугодумом. Лживость является компенсацией, которая дает возможность смягчить ощущение ущербности. Много раз для ребенка правда оказывалась опаснее ложь, и она отдала предпочтение последней.

Борясь с низкой оценкой своих добродетелей, такой ребенок приписывает себе черты, которые повышают ее чувство собственного достоинства, уверенности в себе, что взрослые квалифицируют как грубость и наглость. Ощущение собственной непривлекательности, что вошло в детском или подростковом возрасте, может сформировать устойчивое представление о свою неполноценность, ущербность и порождает в характере замкнутость, робость, эгоцентризм или враждебности к окружающим. Компенсацию особенно легко реализовать егоцентричній ребенку в случае беззаботной поведения взрослых, которые ее окружают. Такой ребенок постоянно требует признания своих достоинств и находится в постоянном конфликте с родителями и воспитателями.

Однако ранняя привлекательность ребенка также может иметь определенные последствия. Например, очаровательная девочка, которая с детства всех легко завоевывала, когда повзрослела, ничего не делает, ожидая, что все лучшее будет именно благодаря ее физической красоте. У нее формируется устойчивый акцент на своем теле, и поэтому она интеллектуально плохо развивается. Старея, теряя привлекательность, она удивляется и страдает, тяжело переживая охлаждения отношение к себе окружающих, и впадает в депрессию, воспринимая изменение ситуации как поражение.

По мере взросления у ребенка постепенно выявляются отдельные эпизоды вытеснения. Например, ребенок, который провинилась и для которой воспоминание о определенное событие является неприятным, однако через бестактные вопросы взрослых вынуждена вспоминать о ней, заменяет реальные факты вымышленными, описывающих событие так, как она должна была бы развиваться в соответствии с желанием ребенка. По той же причине дети с физическими особенностями, например, дородные, выполняя тест «Рисунок человека», обычно не рисуют фигуру, а только голову, особенно лицо, или изображают фигуру в условной манере. Таким образом реализуется вытеснение непривлекательных черт своего тела, что дает возможность снизить интенсивность психотравмы.

Изоляция. Этот вид защиты иногда оказывается достаточно рано. Играя с куклой или зверушкой, ребенок может «дать» ему возможность делать и говорить все, что ей самой запрещено: быть жестокой, ругаться, высмеивать других и т.д.

Сталкиваясь с проявлениями психологической защиты детей, надо не столько расстраиваться и горячиться, сколько проявлять терпение и, главное, любовь и дружеское снисхождение. Знать, что их гневный бунт, - справедлив, и понять, принять их обиду на тех детей, которых взрослые провозглашают хорошими.

Полезно обсудить перед сном то, что беспокоит ребенка. В настоящее время она не отвлекается и с большим вниманием и интересом прислушивается к мамы или папы. Старшим детям можно рассказать соответствующий анекдот, поскольку анекдоты не содержат угрозы и стимулируют независимость слушателя. Тем самым они позволяют обойти естественное сопротивление слушателя.

Особенно сложная ситуация возникает, когда рождается новая ребенок в семье. В этом случае лучше всего - привлечь старших детей к уходу за малышом. Надо заинтересовать их новорожденным и позволить разделить ответственность за его благополучие. Тогда они не будут думать, что особое внимание к малыша уменьшает их собственную значимость, то есть не станут ревновать.

Когда возникают условия для задействования психологической защиты ребенка? Нередко этому способствуют напряженность взаимоотношений с родителями. Особенно, когда есть скрытое эмоциональное отталкивания ребенка. Когда отец или мать не признаются себе, что обремененные ребенком, гонят от себя эту мысль и возмущаются, когда слышат это от кого. Они подавляют это отношение как негодное и подчеркнуто заботятся о свое чадо. Однако вынужденное заботы и нехватка тепла ребенок чувствует, что предопределяет в нее душевный конфликт. Конфликт - путь к враждебности.

Применение защитных механизмов имеет серьезные последствия. Отталкивание ребенка со стороны родителей вызывает впоследствии появление необратимых психологических изменений: неуверенности в жизни, ощущение неопределенности своего социального статуса, тревожного ожидания всевозможных неприятностей. Возникает страх смерти, как ощущение недостаточного права и уверенности в существовании «Я». С другой стороны, если родители предлагают ребенку любовь лишь при условии подчинения, то у нее не возникает установки на активное получение мира. Амбивалентны (разнонаправленные) эмоциональные переживания ребенка и ее отношение к той самой человека могут долгое время сосуществовать.

Что заставляет привлекать особые способы переработки информации, которая волнует? Необходимость защитить себя! Что при этом защищают? Позитивное отношение к себе и ощущение себя как хорошего и достойного. Однако ребенок сталкивается с тем, что нормы, которые формируют отношение к ней взрослых, ей непонятны. Это и приводит к формированию у детей двойной морали. Одна предназначена для мира взрослых и отражает поверхностное понимание (повторение на уровне слов) их ценностей, другая - для себя и своих сверстников.

Особое значение в активизации защиты имеет неадекватное отношение к своей внешности. Ощущение собственной непривлекательности, зафиксировано у детей и подростков, может вызвать стойкое ощущение неполноценности, ущербности и порождает в характере замкнутость, робость, эгоцентризм и неприязнь к окружающим. Предотвращая таким защитным деформациям и оползням, желательно снизить роль внешности в иерархии жизненных ценностей ребенка.

Как можно помочь ребенку разрядить очаги напряженности? Один из способов предотвращения пассивном протеста оппозиции - создание условий перенос действия и ощущений на игрушку!

С помощью игры ребенок решает свои внутренние конфликты. Когда она играет в «дочки-матери», в великана и его убийцу, в зверя и охотника, учителя и ученика, милиционера и водителя - она екстеріоризує свою внутреннюю драму и таким образом разряжает ячейки своих внутренних конфликтов. Эта разрядка в некотором смысле аналогична катарсиса творческой личности в момент творения. Одной из первых стала применять специальную игровую терапию для детей Анна Фрейд.

Как известно, игра является попыткой детей не только реагировать, но и организовать свой опыт. У ребенка создаются условия для концептуализации, структуризации опыта заботы и вынесения на осознанный уровень своих переживаний. Вместо того, чтобы выражать свои чувства в словах (чего ребенок еще не умеет), она может закопать в песок или застрелить дракона или нашлепать куклу, которая заменяет маленького братика. Игрушки для детей - слова, а игра - их язык. Ребенок проживает в игре свои ощущения и, таким образом, выводит их на поверхность, получая возможность взглянуть на них сбоку, и либо научиться управлять ими, или отказаться от них. Гнев, страх, соперничество между братьями и сестрами, кризиса и семейные конфликты могут изображаться непосредственно, когда ребенок разыгрывает сценки с человеческими фигурками.

Другим способом дать ребенку откорректировать свои проблемы есть рисунок (арттерапия). В этом случае рисунок является средством усиления ощущения идентичности ребенка, помогает узнать себя и свои возможности. Закорючки, что является нормой начальной стадии детского рисунка, в старшем возрасте отражают ощущение одиночества и беспомощности. Работая с детьми, переходя от наблюдения особенностей рисунков определенной ребенка к обучению других ее форм отражения действительности, можно косвенно корректировать подсознательные очаги напряженности. Например, у детей после катастрофы под Уфой снять страх перед огнем помогало рисования пожаров. В этих рисунках детей просили постепенно уменьшать величину пламя, делая его менее страшным. На завершающем этапе его «задували» как реальную свечу.

Как уже было отмечено, одним из признаков проявления оппозиции является систематическая лживость ребенка. Раскрыть этот центр помогает изменение установки относительно знаний. Поэтому для устранения лжи надо с детства развивать у человека уважение к знанию, с одной стороны, и к мужества в признании своей ограниченной осведомленности - с другой.

Другой вид компенсации можно преодолевать, если удовлетворить желание риска. Как известно, жажда острых ощущений обусловлено опытом преодоления опасности и наслаждением разрядки, что возникает после этого. Это вид катарсиса, что сопровождается гордостью и удовольствием.

Преодоление защиты по типу компенсации часто достигают не замещением недостатка или нарушения, а в другой далекой сфере. В таком случае усилия направляют на то, чтобы приблизить компенсаторный процесс до места дефицита. Когда хромота, низкий рост, заикание стимулируют стремление получить власть или престиж другим путем - это компенсация в далекой сфере, поскольку реализуется не через развитие пораженного органа или функции до полного восстановления, а самоутверждением за счет других способностей и возможностей. Более перспективным является путь, когда, наоборот, недостаток тренируют до уровня его гиперкомпенсации. Хромой Байрон становится известным поэтом, низкорослый Наполеон - полководцем. Однако оптимальным является путь Демосфена, когда заика стал знаменитым оратором и ему уже никогда не нужно было говорить: «Зато я могу...».



Назад