Электронная онлайн библиотека

 
 Общая психология

36.4. Использование защиты в жизнедеятельности


На пути предвзятого восприятие окружающих вещей и событий становятся психологические барьеры. Они - как шоры, фильтры, линзы, которые ограничивают, частично закрывают и искажают восприятие мира. Психологические барьеры формируются и укрепляются как система защиты от травмирующих факторов, которые угрожают положительной самооценке человека. Однако одновременно они являются и скорлупой, в которой человек живет.

Значит, необходимо старые проблемы снова прожить. Лишь проживания дает возможность переоценить ранее вытеснено и запомнить его по-новому. Задача в том, чтобы осознать и отреагировать. Известные специальные приемы, которые облегчают решение этих задач, достижение душевного равновесия.

Возникновение побега. Когда в жизни человека нарушается привычная стабильность и необходимо принимать ответственные решения самостоятельно, у нее может возникнуть чувство тревоги и даже страха. Иногда эти ощущения человек переживает настолько трудно, что вмешиваются защитные механизмы. Простая реакция защиты - стремление отойти от травмирующих ситуаций, такая форма поведения может быть стабильной. Есть люди, которые вообще склонны к бегству от ситуации. В трудных обстоятельствах они переезжают, эмигрируют или, как проявление этой самой стратегии, - стремятся отсидеться, переждать, не вступать в конфликты. Доступная при этом тенденция уклонение, «побега» в болезнь, работу, одиночество. Наиболее типичным является бегство в работу.

Неадекватно восприняв нечто, что случилось, или свою роль в этом как проявление личной несостоятельности, страдая от этого, человек заранее начинает занижать свои перспективы и уклоняться от всех ситуаций, где есть вероятность вновь оказаться не на высоте.

Известным способом уклонения от своих профессиональных обязанностей является активная общественная и политическая деятельность (люди, которые успешны в профессии, менее упорные в этих стремлениях). В этом случае человек перестраивается и (с облегчением) переходит к общественной активности, осуществляя ее под лозунгом «Теперь не время заниматься профессиональными делами, вот когда ситуация стабилизируется...» или «Теперь каждый честный человек, каждый патриот должен...».

Поиск «мишени» и ее роль. Чувствуя внутреннее неблагополучие, человек ищет помощи и выбирает «мишень» - человека, на которого можно переложить свои проблемы, направляя на нее положительные и отрицательные побуждение. «Мишень» способствует осознанию сущности проблем. Столкнувшись с трудностями, каждому необходимо понять, что произошло, то есть четко представить, когда и почему его возможности перестали удовлетворять требования, которые предъявляет ему окружающую среду или он сам. Ведь почему теперь у него появилось ощущение внутреннего диссонанса, недовольства собой, растет тревожность. Человек не осознает, что все это проявления внутреннего конфликта, который возникает, а, чувствуя неблагополучия, ищет помощь наружу.

Как, оказавшись в роли мишени, помочь человеку? Известны две самые доступные стратегии. Или подтолкнуть к приспособления в обществе, или убедить ее (помочь) стать сильнее, выдержать давление обстоятельств и отстоять свою позицию. Под регулированием в этом контексте понимают способность человека действовать так, как поступает большинство людей в ее культуре. Когда человек действует «как устойчиво», согласно образцов поведения, которые существуют в обществе и которые оно одобряет, то увеличивается вероятность сохранить душевный покой.

Человек, ставший на путь приспособления, имеет устойчивую потребность давать окружающим удовольствие и готова менять для этого свою позицию. Пока ей это удается, она в безопасности.

Согласно второму подходу, задача не в приспособлении, а в оптимальном развитии личностных способностей и реализации индивидуальности. В этом случае усилия нужно направлять на самоактуализацию. Человеку надо проникнуться мыслью: если кто отказывается от части своих ценностей и идеалов, он нарушает свою моральную или интеллектуальную целостность, становится несчастным и страдает. Вместе с избавлением от страданий, отказываясь от ценностей, он теряет свободу.

В процессе перестройки за вторым типом происходит ослабление эгоцентрического позиций, ограничения чрезмерных притязаний, повышение самокритичности, укрепляется уважение человека в своих индивидуальных особенностей. За счет этого снижается уровень защиты и повышается способность формировать новое отношение к окружения и своих поступков. Тогда активируются силы для самостоятельной борьбы с трудностями, разрушение неадекватных стереотипов и установок, реализации жизненных целей.

Итак, «мишень» - это не будь-яка человек, а такая, которая способна выполнить несколько функций: в тот или иной способ повысить уверенность другого лица в себе и устойчивость к жизненным неурядицам. На нее переносят все проблемы.

Конфликт и псевдоконфлікт. Противоречия между обычным поведением человека (к проявлению защиты) и тем, что снова появилась, указывают на разрыв между решением, которое сознательно принято, и скрытыми за ним чувствами.

Конфликт вызван столкновением, которое обусловлено появлением в иерархии ценностей человека взаємонеприйнятних установок, целей и способов действия в отношении конкретного лица или объекта. Возникает диссонанс, который человек переживает как дискомфорт, нарушение внутреннего равновесия.

Избавиться от неприятного состояния, связанного с конфликтом, можно по-разному: отказаться от желания, несовместимого с позицией произведенной ранее установки; приобрести новых знаний, которые создают существенное преимущество одной позиции и которые, таким образом, ликвидируют конфликт; пересмотреть свои привычные установки и жизненные ценности так, чтобы устранить диссонанс. Например, кто считал одной из своих знакомых человеком порядочным и вдруг узнает о его плохой поступок. Как ему избавиться засмученості? Проще всего - не поверить факта («Он не мог!»). Далее можно изучить подробности происшествия, с надеждой, что выяснится нечто такое, что оправдает совершен поступок («Когда так, тогда совсем другое дело!»). Но возможна и кардинальное изменение отношения к нему («Кто бы мог подумать!»).

Причиной конфликта может быть также неадекватность самооценки. В таком случае важно учитывать, она завышена или занижена. Чрезмерно завышенная самооценка, особые претензии лица сочетаются, как правило, с недооценкой или полным игнорированием (отрицанием) объективных условий и требований окружающих. Она проявляется в потере критического отношения к своей поведения, ослаблении способности тормозить желания, которые противоречат собственным нормам.

Кризис может провоцировать также заниженная самооценка, ощущение собственной неполноценности, что предопределяет отрыв от реальности, появление далеких от жизни установок, фантазирование, жизнь в бреде (замещения).

Конфликт может возникнуть и после принятия решения (с одной стороны, жаль потерянных возможностей, с другой - нет уверенности в том, что это хорошо сделанный шаг). Тогда вмешивается защиту, чтобы «задним числом» повысить ценность осуществленной им действия («Сладкий лимон») или обесценить негативные аспекты («Зеленый виноград»). Следовательно, защита осуществляет тенденциозную изменение оценок на пользу уже выбранной альтернативы, и диссонанс исчезает.

Напряженность может быть обусловлена противоречием между завышенными требованиями к себе и ограниченными возможностями. Огорчаясь, например, через низкую оплату своего труда, человек вдруг обнаруживает непривычную для нее непоследовательность в аргументировании и говорит: «Пусть я зарабатываю меньше, зато я порядочный человек». За этим внешне алогичным выражению вмешательство защиты - по типу рационализации: «Много зарабатывают только непорядочные люди, а я человек порядочный».

Другой иллюстрацией проявлений изменения понятие разумности (рационализации) может быть традиционное для родителей перекладывание ними вины за плохое воспитание ребенка (вопреки любой очевидности) из себя на окружение. Тогда во всем виноваты бабушки, детский сад, школа, институт. Тогда защита проявляется в изменении распределения ответственности, а достигают равновесия, снижая свою ответственность и повышая ее во всех других.

Влияние конкретной неудачи на самочувствие обусловлен тем, как человек объясняет себе причины неудач. Например: «Для занятия творчеством нужны особые способности, а у меня их нет». Или: «Все это правильно, но мне уже поздно начинать». Порой в такой ситуации она откладывает дело на неопределенный срок и погружается в подготовительные мероприятия: «Семь раз отмерь - один раз отрежь!», «Торопись медленно!», «Сначала надо найти наиболее эффективный подход к задаче». Псевдо-разумность этого аргументации усугубляет то, что в других обстоятельствах и сам человек считает, что она весьма способный.

Формирование нового образа «Я». Демонстрируя «новую» логику, человек начинает осознанно или подсознательно формировать в окружающих новое представление о себе, опережая их негативную оценку своего поведения или своей пассивности. Она применяет эту тактику (по типу рационализации), когда предусматривает, что ее поведение поймут и оценят нежелательным для нее образом, зачислят ее к типу людей, к которому она принадлежать не хочет: «У меня нет предрассудков, но по понедельникам я в командировку не выезжаю» (отречение от себя как от человека забобонної), «Возможно, это и глупо, но я никогда не подаю милостыню» (лучше отречься от себя как от умного, чем признать себя скупым).

Недовольный человек, стремясь быть собой в лучшем ракурсе, переживает страх разоблачения, который постоянно требует душевной энергии, во имя приличной маски. Она постоянно убеждает себя, что права. Осуществляя рационализацию, она защищает свои ошибки, и тогда они имеют тенденцию повторяться снова и снова. Самокритика будто блокирует критику со стороны. Другим средством уберечь себя от чувства вины есть праведное возмущение. Интенсивно критикуя чьи действия, мы начинаем чувствовать себя умными, высоконравственными и всегда правыми. Нет нужды обращать внимание на собственные пороки, когда столько недостатков вокруг - продажные политики, жадные предприниматели и др.

Появление символов и фетишей. Одновременно с созданием нового образа «Я» могут появляться специфические символы, которые свидетельствуют появление защиты по типу замещения. Тогда символические акты начинают постепенно заменять реальные. Например, появляются описания действия вместо осуществления самой действия, рассуждения вроде: «Если бы я имел...», «Если бы я мог...» о действиях вне реальными условиями.

Душевный конфликт может сделать человека взрывной или разгневанной. В таких ситуациях гнев может быть результатом реакции по типу регрессии к незрелых форм замещения. Гніваючись, человек доказывает свое состояние до определенной степени неполноценности. На таком эмоциональном уровне требования к себе снижаются и она может «позволить себе» то, чего раньше позволить не могла, ведь она в таком гневе. Теперь человек решает свою проблему путем наименьшего сопротивления - осуществляя символические действия: рвет листок, где написано условие задачи, которое ей не удалось разрешить, или идет, гримаючи дверью, когда не находит приемлемой для себя стратегии поведения. Она может сделать также символический акт другого типа - принося жертву!

Регулировка высоты барьеров. Соприкасаясь с внешней травмуючою ситуацией, недовольная собой и озабочена своими поступками, человек может нейтрализовать защитные механизмы тремя способами: а) снизить значимость травмирующего фактора («Теперь, в новых обстоятельствах, я смотрю на это по-другому»); б) повысить самооценку, чтобы на ее фоне влияние травмы был менее болезненным («Для меня это не имеет большого значения»); в) снизить значимость неудачных поступков и действий, то есть изменить систему ценностей так, чтобы некое событие опустилась в иерархии предпочтений, стала лично для нее менее значимой («Не очень и хотелось»).

Снижение масштаба травмы. Один из подходов к снижению внутреннего напряжения заключается в выявлении реального масштаба травмирующего события - сопоставив ее с главными жизненными ценностями. Если показать факт несоизмеримости объема волнений и реальной личной значимости события, то напряжение разряжается или смягчается. Во время такого сопоставления человек осознает, что событие, которое ее угнетает, не затрагивает ее основных жизненных ценностей, то защита становится менее актуальным и его можно даже устранить. Теперь лицо может посмотреть на себя объективно, на стечение обстоятельств - беспристрастно и правильно оценить их последствия. Созданы условия, когда ее поступки, определяясь реальными мотивами, могут стать целенаправленными.

Человек, которая потерпела неудачу в карьере или в любви, нередко считает, что ее жизнь потеряла всякий смысл. Через излишнюю концентрацию внимания на травме возникает сужение поля сознания, и она не понимает, что потеряно лишь часть жизненных ценностей. Это не только делает человека несчастным, но и ограничивает разнообразие ее поведения. Она становится значительно стереотипнішою. Здесь важны все способы расширения поля сознания. Они дают ей возможность перестроиться, увидеть новые возможности и в большей степени управлять собой. Новая позиция относительно травмирующего события позволяет отступить, чтобы переждать, накопить энергию и жизненные силы, дождаться момента, когда наступит более благоприятное время для решительных действий.

Аналогичная ситуация складывается, когда возможное поражение в соревнованиях спортсмен воспринимает как позор, как нечто совершенно недопустимо, негоже. Тогда переживание ответственности может оказаться таким мучительным, что возникает внутренний конфликт, который отнимает много душевных сил и снижает вероятность победы. Здесь тоже помогает соотношение потенциальных последствий неудачи с другими жизненными ценностями. Снижение значимости возможного поражения создает условия для отвлечения внимания из ожидаемого огорчение на само соревнование. Спортсмен находит силы для раскрепощения своих возможностей и становится способным к душевного подъема, необходимого для победы.

В затруднительных ситуациях всегда полезно взвесить все обстоятельства на весе основных ценностей.

Один из подходов к смягчению внутренней напряженности, которая возникла на фоне конфликта, связанный со снижением значимости допущенных ошибок, пережитых неприятных моментов. Учитывая, что самооценка снижается быстрее, если неудачу объясняют личной неполноценностью, чем когда допускают неблагоприятное стечение обстоятельств, полезно перевести значительную часть неудач на неблагоприятную ситуацию, внешние обстоятельства и недостаточную информированность.

Достижения большей гибкости психики. По мере возрастных изменений сформирована в человека модель мира становится не только сложной, но и відсталішою - каждая ее изменение требует больше усилий. Лишняя стабильность системы принципов, критериев и сценариев препятствует дальнейшему развитию.

Сможет ли человек изменить свои установки и пересмотреть отношение к событиям, зависит от ее психической гибкости. В случае ортодоксальных взглядов на обстоятельства жизни, которые плохо поддаются коррекции, могут возникать такие тяжелые душевные конфликты, что для того, чтобы их пережить, человеку приходится радикально реконструировать свою модель мира. Тогда, стараясь не делать этого, избавить себя от растерянности и страданий, неизбежных во время перестройки, то есть не менять своих критериев ценности и в то же время приспособиться (а для этого посмотреть на мир новыми глазами), она чувствует глубинный конфликт. Чтобы предотвратить такой непродуктивной реакции на изменения в окружающем мире, нужно развивать способность менять отношение к самой себе, переоценивать и корректировать свой внутренний опыт, смотреть на себя как бы с новой позиции.

Гибкость увеличивается благодаря пониманию того, что на отдельных этапах жизни некоторые виды защиты играют позитивную, пристосовну роль, а на других могут быть нерациональным, особенно когда приобретают характер привычной стратегии поведения.

Кроме учета динамики психических ресурсов, на протяжении жизни надо учитывать личный «шаг» изменений («Не все сразу!»).

Готовить человека к разумного осознания ее непристойных поступков (к восприятию противоположной точки зрения) целесообразнее малыми шагами, добиваясь согласия во время каждого продвижения и поэтапно корректируя ее понимание ситуации и ее прогноза. Таким образом можно постепенно подвести ее к новой оценки того, что произошло. В тех ситуациях, когда значительные различия позиций, человек может полностью не принимать контраргументов. Тогда разумнее толкать человека к новому взгляду, критикуя сначала ее на фоне общей доброжелательности и подчеркивая прежде всего элементы, которые объединяют начальную и предложенную позиции, и только потом - роз'єднувальні, подавая их как второстепенные.

Откладывание достижения цели. Ряд травмирующих ситуаций связана с невозможностью (через неблагоприятные обстоятельства) получить желаемое сразу, сейчас, немедленно. Если организовать и осознать упорядоченность целей, то напряжение может ослабиться. Когда разумно осуществлен анализ иерархии целей и средств, тогда объем сведений о неблагоприятные обстоятельства можно воспринимать как отсрочка исполнения желаний, а неприятности - как побочные события и случайные эпизоды по дороге к ним.

Для облегчения систематизации своих целей и желаний можно предложить человеку составить список того, что могло бы дать ей удовольствие. К этому списку целесообразно посоветовать ей включить также простейшие, реально и быстро достижимые цели и перспективы.

Повышение самооценки. Сделав поступок, неприемлем для себя, и осознавая, что этот поступок все будут осуждать, не находя себе оправдание, человек мучается от угрызений совести, чувство вины. Эти переживания могут сопровождаться резким снижением самооценки, вследствие чего формируется представление об утрате права на любовь других: «Кто меня такого любить?». На фоне заниженной самооценки человек неадекватно обостренно воспринимает реакции окружающих на свои поступки, что, в свою очередь, приводит к конфликтам, разрыва отношений с людьми, чувство одиночества от потери эмоционального контакта. Возникает состояние дисбаланса, для которого характерно не только ухудшение настроения, отрицательные эмоции, но и сужение сферы общения.

Для повышения самооценки человека, попавшего в трудную ситуацию, целесообразно похвалить ее, поднять в собственных глазах и во мнении окружающих. Повышать самооценку целесообразно до такого уровня, когда у человека возникает уверенность в том, что кто-кто, а она сможет справиться с этой травмуючою ситуацией.

Иначе говоря, нормализации самооценки можно достичь по-разному. Магистральный путь управления и самоуправления проходит по линии переоценки ценностей и благоустройства иерархии приоритетов. Это создает необходимые условия для преодоления внутреннего сопротивления, восстановление трудоспособности и возможности наслаждаться. Тогда меняются способы реакции на трудности. Вместо типичных для неудачников «Вот если бы...», «Да, но...», можно сказать: «Спасибо, что хотя бы...» - то есть появляются высказывания, характерные для лиц, способных успешно решать свои проблемы. Такой человек уже готова сказать: «Теперь я знаю, как сделать это правильно».

Предотвращение закреплению беспомощности и страхов. Когда все попытки изменить ситуацию, которая травмирует, или отношение к ней не дают ожидаемого результата, а это чаще всего происходит на фоне значительного опыта прошлых неудач (в решении других задач), то у человека возникает установка особого вида, так называемая «изучена беспомощность». Такая установка организует готовность к тому, что и в будущем все усилия этого человека будут безрезультатными. Она является барьером, препятствием на пути реализации планов.

Снижению влияния этого препятствия способствует обращение к прошлому. Подробно анализируют задачи, с которыми человек прежде не сумела справиться, где оказалась беспомощной. При этом полезно переоценить (повысить) сложность не решенных ранее задач - перевести их из класса нерешаемых для этого человека к классу нерешаемых в принципе или решаемых только за особых условий. Когда кто-то не может справиться с задачей, считая, что оно ему «не по зубам», можно помочь ему приблизить успех, дав понять, что даже очень способные люди тратят на решение «таких» задач значительно больше времени и усилий, чем он предполагает. Тогда можно дифференцировать «те» задача как особо тяжелые, а «это» - как обычное и вполне такое, которое можно решить. Такую же роль играют типичные способы самооправдание в случае неудач - ссылки на чью повышенную требовательность, на невезение и случайность.

Нередко мнение о своих невысокие способности такая неприятная, что ее вытесняют из сознания. Тогда человек не проявляет должного терпения, выдержки, настойчивости в решении задач, быстро отказывается от повторных попыток осуществить свои намерения.

Для предотвращения фиксации беспомощности нужно поднять на щит любой локальный успех, добавить ему повышенной значимости, тогда растет самооценка, а вместе с ней - вероятность будущего успеха.

Усиление активности для изменения хода событий. Надо быть не только сильным, чтобы наступать, а также наступать, чтобы быть сильнее. Представление человека о своей неспособности исправить сложившуюся ситуацию, о невозможности активно вмешаться в нее, предопределяет снижение самооценки, что само по себе провоцирует дальнейшее углубление переживаний, создавая ощущение усталости, одиночества, покинутости и подавленности. Комплекс неполноценности, который возникает, блокирует реализацию настоящих возможностей личности, вытесняет стремление к росту и успеху. Тогда человек замыкается в своем внутреннем мире, все больше изолируясь от социальных контактов. В таких обстоятельствах нужно прилагать усилия, чтобы человек поняла и поверила: можно вмешаться, можно изменить ход события; даже неоптимальная действие лучшая за полную пассивность, потому что активность сама по себе способна дать облегчение. При этом чем больше убеждение человека в возможности повлиять на события, тем выше вероятность практических действий с ее стороны. Активная жизненная позиция уменьшает беспокойство и ощущение опасности.

Нельзя, однако, отождествлять активность с прямой атакой. Давно выяснено, что прямые приемы воздействия на психику - не самые эффективные. Например, новую информацию лучше воспринимают через комментарии, а не через прямые утверждения. Легче усваивают аргумент косвенный или такой, который извне обращен к одной личности, но рассчитан на других.

Учитывая такие особенности психики, подталкивая человека к переоценке событий и активности целесообразно использовать не утверждение, а вопрос. Уместно задавать вопросы, которые мешают ей отстаивать свою позицию о ее сложное положение, о том, что она совершенно одинока.

Полезно попросить описать ту ситуацию, которая волнует. Последовательное изложение таких обстоятельствах, особенно в ситуации аффекта, помогает дать с ними совет. Далее можно рассказать, как вы восприняли эти обстоятельства, чтобы через перевод человек получил возможность посмотреть на свои проблемы со стороны.

Когда в такой беседе возникает необходимость обратить внимание человека на неудачные формы ее поведения или аргументы, более эффективным является косвенное влияние. Лучше говорить не о недостатках непосредственно, а о своем восприятия и переживания по их поводу. Когда человек слышит неприятные отзывы о себе, это для нее очень важно, часто травмуюче. Поэтому может сработать защита. Если же кто говорит о себе и своих чувствах по поводу этой ситуации, то для оцениваемого острота восприятия критики снижается.

В чем преимущества косвенной критики? Во-первых, нет необходимости, да и трудно спорить с человеком, который говорит о своих переживаниях, а не о ваших недостатках. Во-вторых, вполне возможно, что не все люди так остро реагируют на такие недостатки, чтобы заявить о своих переживаниях. Тогда это высказывание не очень обидное и можно предположить, что я не такой уж плохой человек. Пилюлю підсолоджено, и защита пропускает информацию. Когда же ее усвоено, становится возможным и продолжение: конечно, я человек хороший, но все-таки почему неловко, неудобно - не стать ли мне еще лучше?

Существуют различные способы нейтрализации защиты, связанного с ожиданием неблагоприятного отношения к себе. Например, можно подать ошибки собеседника как свойственные себе или частично оправдать их и т.д.

Оценка в виде реплики звучит как клеймо. Описательные выражения предопределяют минимальный психологическая защита и больше желания понять и изменить поведение. Даже когда установка на изменение своих представлений у человека созрела, рекомендации нужно предлагать ей не только в косвенной форме, но и с элементами неопределенности, в несколько общем, незавершенном виде. Определенность часто воспринимают как форму давления, а четкость рекомендации связывают подсознательно с заниженной оценке партнера (он может понять только четкое и простое распоряжение). Возможна и такая логика: «Если он обо мне так плохо думает, зачем мне пользоваться его помощью...». Тогда совет вытесняют.

Усвоение рекомендации по неоднозначным формулировкой облегчается благодаря собственной активности человека во время переработки информации, представленной ей как намек или в косвенной форме, когда необходимо догадаться о нечто, доопределить воспринято. Предоставив совету собственной, приемлемой и завершенной формы, вложив свои усилия в понимание и формулировки рекомендации, человек чувствует себя соавтором идеи и относится к ней не как к накиненої кем, а как к своему детищу. Таким образом защиту от вмешательства в ее внутренний мир становится лишним, конфликт разрешен, самооценка повышается.

Развитие и поддержание своих хобби. «Хобби-терапия» - способ оперативно отдалиться от афектогенної ситуации. Абсолютная концентрация на одной идеи или цели является одним из источников внутренних конфликтов. Идея, которая оккупировала все поле сознания, делает человека недоступной для других идей, формируя предпосылки ограниченности и отсталости ее психики.

Длительное отождествление личности только с одной из своих ролей или функций (Я - только мать, Я - только математик, Я - только спортсмен) часто вызывает чувство неудовлетворенности и даже отчаяния. Для восстановления внутренней гармонии им нужно найти более широкую основу для отождествления, «родиться в новой ипостаси». Когда у человека есть различные интересы, диапазон ее ощущений становится шире и сами они становятся разнообразнее. Как следствие, существенно увеличивается размах приемлемых для нее умений и взглядов, тогда вероятность конфликта уменьшается.

Отношение к «этому» с юмором. Юмористическое отношение к событию несовместимо с повышенной тревожностью по поводу ее влияния на нашу жизнь. Именно поэтому смех защищает нас от чрезмерного напряжения и, таким образом, продолжает жизнь тем, кто имеет в изобилии чувство юмора. Смех является определенным способом разрешить противоречия, средством высмеять препятствия, которые вызывают ярость, страх и тревогу, помогая избавиться от беспокойства благодаря снижению значимости табуированных действий. Смех и слезы - универсальные механизмы разряжения, поскольку в обоих случаях реакция перестраивается на процессы с существенными вегетативными компонентами, в которых разряжается напряжение.

В общем, смех - это особая комическая оценка действительности, построенная на контрасте или неожиданности. Как считал Фрейд, ощущение смешного возникает вследствие того, что шутки имеют способность обходить те барьеры (внутреннего цензора), которые культура сформировала в психике человека. Способность в сложной или мучительной ситуации увидеть нечто смешное помогает предотвратить вмешательство защиты. Недаром считают, что относиться с юмором к собственных проблем - главный способ защиты одаренного человека.

Смех - это переживание чувства превосходства и способ снять напряжение. Он возникает в случае неожиданного осознание несоответствия между объектом и оценке этого объекта.

Возможно, проблемы нет, а есть плохое самочувствие? Что тревожнее и напряженнее мы себя чувствуем, тем больше проблем мы себе создаем. Напряжение именно создает дискомфорт и добавляет избыток значимости неблагоприятной ситуации. Нередко, не находя объяснения плохому самочувствию, человек интерпретирует его как следствие внутреннего конфликта, вызванного определенными обстоятельствами. Но эта версия не всегда оправдана.

Чтобы предотвратить такое развитие событий, необходимо сосредоточить внимание потерпевшего на состоянии его здоровья и показать, что причины трудностей, которые он оценивает как неблагоприятные обстоятельства, могут быть в физиологии. Типичный пример - жалобы женщин на трудности семейного и профессионального общения на фоне климактерических перестроек обмена. Когда истинные причины тревог человек осознает, то значимость травмирующих обстоятельств снижается и открывается перспектива решения внутреннего конфликта.

Использование исповеди. Чувствуя, что сделала нечто нехорошее, согрешил, человек переживает собственную никчемность, морально ослабевает, проникается к себе недоверием, а значит, становится готовой совершить еще один аналогичный поступок, новый грех, после которого снова будет самоистязание. Специальные обряды исповеди, очистки и отпущения грехов смягчают боль и снижают вероятность рецидивов. Облегчая душевный конфликт, исповедь требует от человека значительного усилия для организации условий психического дренажа. Поэтому нужно помочь человеку преодолеть преграды, связанные со стыдом, страхом быть неправильно понятной и т.д. В то же время хорошо построен и доброжелательно осуществлен психическое дренаж дает человеку возможность высказаться не только о совершенные поступки, но и о отброшены возможности.

Исповедь эффективна не только благодаря тому, что снимает напряжение после того как человек разделила ношу с другой, а и за счет перевода части ответственности. Исповедь вызывает своего рода духовный взрыв, который очищает и обезболивает (катарсис). Новый состояние освобождает от негативных эмоций, а перестройка системы ценностей сопровождается душевным подъемом и нормализацией самооценки, снижает риск рецидива и дает надежду на лучшее поведение в будущем.

В кульминационный момент исповеди, во время раскрытия душевного нарыва, человек чувствует боль и испуг, однако при этом она прощается с тайнами, которые требуют специальных и непрерывных усилий для их сокрытия, и это тоже способствует облегчению. Ведь в самом факте открытости содержится катарсис. После раскаяния человек получает в свое распоряжение энергию, которую раньше тратила на сохранение тайны и на создание того представления, которое должно быть о ней в других, в соответствии с выработанной легенды. Раскаяние - мощный эмоциональный состояние. Человек испытывает чувство стыда и отвращения к себе и своим поступкам, а чувство стыда - это форма опыта, которая может препятствовать повторение поступков.

Когда у человека трудности в общении или ей не с кем поговорить, надо сделать собеседником себя. Попробовать в беседе с самим собой найти положительные грани ситуации, которая сложилась, и попытаться извлечь пользу из неудач и ошибок. Переоценка своих поражений и ошибочных действий (ничего катастрофического, будем иметь науку) способствует снижению внутренней напряженности, создает благоприятный фон для развития личности.

Катарсис, что дает облегчение, возникает не только во время исповеди. Трудно переоценить роль искусства в коррекции шкалы жизненных ценностей: провоцируемое ним у зрителей и слушателей высокое эмоциональное напряжение обеспечивает самозгорання аффектов. В процессе восприятия произведения у зрителя возникает состояние, когда он чувствует, с одной стороны, колоссальную потерю сил (вследствие эмоциональной разрядки), а с другой - сталкивается с чувством необходимых теперь для него новых ценностей. Неожиданное осознание этих ценностей в состоянии страдания или отчаяния (под влиянием, например, трагической ситуации в пьесе) становится крупнейшим событием в человеческой жизни.

Допуская переход от рукоприкладства к брани, человек также обесценивает ситуацию, снимает блокировочную действие защиты и решает свою внутреннюю напряженность.

Следовательно, под влиянием защиты поведение человека может становиться бессмысленной, у нее оказываются причудливые объяснения и неадекватный прогноз последствий своих действий. Однако с помощью ряда приемов она может изменить, скорректировать свою иерархию ценностей, упорядочить поведение в соответствии с измененной шкалы, попробовать создать другое представление о себе, свой новый образ.

 

Литература

1.  Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. - М., 1991.

2.  Асмолов А.Г. Психология личности. - М.: Просвещение, 1990.

3.  Бернс Г. Развитие Я-концепции и воспитание. - М., 1986.

4.  Реан А.А., Бордовская Н.В., Разум С.И. Психология и педагогика. - СПб.: Питер, 2004.

5.  Горелова Г.Г. Кризисы личности и педагогическая профессия. - М.: Московский психолого-социальный институт, 2004.

6.  Грановская P.M. Элементы практической психологии / 5-е изд., испр и доп - СПб.: Речь, 2003.-635 с.

7.  Гройсман А. Психология. Личность. Творчество. - М., 1993.

8.  Князев Я. Ключ к самосозиданию. - М., 1990.

9.  Мартынюк ЭМ. Рефлексия как способ саморегуляции и оптимизации деятельности / / Деятельность: философский и психологический аспекты - Симферополь, 1988. - С. 28 - 30.

10.  Митина Л.М. Психология развития конкурентноспособной личности. - М.: Московский психолого-социальный институт. - Воронеж: МОДЭК, 2002.

11.  Морсанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции. - М.: наука, 1998.

12.  Осницкий А.К. Саморегуляция деятельности школьника и формирование активной личности. - М., 1986.

13.  Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности. - Ростов-н/Д.: Феникс, 1996.

14. Психология XXI века: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Дружинина. - М.: ПЕР СЭ, 2003.

15. Психология: Учеб. пособ. / О.В. Винославська, О.А. Бреусенко-Кузнецов В.Л., Зливков и др. / За наук. ред. А.В. Винославської. - Киев: ИНКОС, 2005.

16.  Столин В.В. Самосознание личности. - М.: Изд-во МГУ, 1983.

17.  Фрейдмен Д., Фрейгер Г. Личность и личностный рост. - М., 1992.

18.  Фрейджер Р., Фейдимен Д. Личность. Теории, упражнения, эксперименты. / Пер с англ. - СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004.



Назад